(буктрейлер)
Глава 1. Юная роза
Глава 2. Воспоминания. Встреча
Глава 3. Начало положено
Глава 4. Молния, что пришла с небес
Глава 5. Помогите! Спасите! Убивают!
Глава 6. Чем дальше в лес
Глава 7. Воспоминания. Дом
Глава 8. Воспоминания. Семья
Глава 9. Когда-нибудь везения заканчиваются
Глава 10. Волчьи дети
Глава 11. Приношение древу
Глава 12. Магия внутри
Глава 13. Пропавший парнишка
Глава 14. Не ходите, дети, в горы, в горах волоты живут
Глава 15. Прелестная Нуа
Глава 16. Это нужно принять
Глава 17. Исполнившая надежды
Глава 18. Шпион, кентавр, человек
Глава 19. Помогаем всем, помогаем весело
Глава 20. По холодным следам
Глава 21. Предотвращая войну
Глава 22. Из огня да в пламя
Глава 23. Проклятый старик
Глава 24. Племянничек Стефана Бауэра
Глава 25. Воспоминания. Гарпия
Глава 26. Воспоминания. Яд
Глава 27. Алые крылья
Глава 28. Нужно бежать
Глава 29. Я иду за вами
Глава-бонус. Справка
Глава-бонус. Словарь
Глава-бонус. Бестиарий
от автора
Глава 10. Волчьи дети

Поджав под себя колени и облокотившись о стены, Надя села на сырой пол. Хотела было обхватить ноги руками, но их вдруг прожгла острая боль. Только сейчас она заметила, что на предплечье у неё был глубокий порез. Видимо, зацепилась где-то за плиту или камень какой при падении. Рука очень болела. В то же время Наде казалось, что всё её тело онемело и сейчас походило на ватный комок. Помимо этого, она почувствовала влагу на лбу. Потянувшись к нему, девочка нащупала неглубокую рану и поспешила задрать голову, чтобы кровь перестала течь и подсохла. Перевязать руку ей, к сожалению, было совершенно нечем, поэтому она просто прижала ту к себе. Хоть бы снег, что ли, был…

Отсюда, снизу, Надя видела совсем немного: пару макушек деревьев, растущих рядом, да синее небо, покрытое звёздами. К несчастью, вдоволь налюбоваться ими не давали ветви. Но хотя бы месяц, попадающий в обзор, успокаивал своим светом. Лукаво подглядывая на Надю с неба, он обеспечивал хоть какую-то видимость ночью, что наступила так скоро. Или это девочке просто так показалось – когда занят делом, время всегда проходит быстро.

Надя прикрыла глаза. Слабый лунный свет ощущался даже через закрытые веки. Ей вдруг очень захотелось спать. Уже не пугал даже тот факт, что она находится за пределами защитного барьера, что угодила в чью-то ловушку и находится тут совсем одна. Не известно ещё, когда эта ловушка была установлена и придут ли вообще её смотреть. Наверное, Надя просто успокоилась и взяла себя в руки, но сырая яма вдруг показалась ей уютной. Она почему-то подумала о том, что здесь безопасно, здесь её никто не найдёт, и она может сидеть тут сколько угодно времени, одна, размышляя о своём и не слушая никого другого. Ни тебе проблем, ни шумных жителей деревни, ни… света.

Свет из-за чего-то пропал. Надя, больше не ощущающая на себе взора месяца, открыла глаза. Те не сразу привыкли к темноте, из-за чего девочка на автомате их потёрла. Сверху на неё кто-то смотрел. Их было ни то двое, ни то трое. Когда картинка перед глазами встала на своё место, стало ясно, что это люди. Сердце Нади тут же отпустила тяжёлая рука и она смогла сделать глубокий вдох. Хотя непонимание, откуда люди вообще здесь взялись, ещё пугало девочку, она встала, не решаясь ничего сказать.

На мгновение одна голова скрылась, после чего в яму упал конец верёвки. Неизвестные так ничего и не произнесли. Надя долго не могла решиться взобраться по канату. С одной стороны, доверять им явно не стоит, а с другой – у неё и выбора-то не было. Уж или вылезай, или оставайся себе на здоровье в яме.

Сделав небольшую петлю, Надя просунула туда ногу и ухватилась за верёвку. Её тут же потянули наверх, да с такой лёгкостью, что тянуло бы человек пять, а тут – всего один! Может, они какие охотники, или что-то в роде того? Мало ли, кто может жить в лесу. Сюда ведь никто и не ходит, чтобы этого знать.

Когда поднялась повыше, девочка поняла, что все трое – молодые мужчины. Смотрели они сверху, или даже… правильнее будет сказать свысока. А их глаза… Надя ужаснулась. Захотелось тут же отпустить канат и прыгнуть назад в эту яму. В глазах незнакомцев пылало такое недовольство, такое презрение, раздражение, какое она не видела даже у ребят, часто задевающих её. Надя в одно мгновение ощутила себя мелким жуком, который рискнул пробраться на стол во время торжества и побегать по всем блюдам. И теперь этого жука ненавидели все, сверля его взглядом и желая поскорее раздавить несносную таракашку, будто она испортила им всю жизнь. Помимо этого, жёлтые и зелёные, их глаза неестественно ярко светились в этой темноте. Сорвав Надю с каната, один незнакомец ухватил её за плечо. Сила у него явно была нечеловеческая. Другой же в это время, спокойно разорвав верёвку — словно та была тягучей резинкой — связал ей за спиной руки. Сказать, что Надю охватила паника – ничего не сказать. Но изо рта у неё до сих пор не смело вырваться и слово, на столько она была парализована страхом.

Один из мужчин продолжал крепко держать девочку за плечо, да так его сжал, что она и брыкнуться не могла. Двое других их обступили: один спереди, другой сзади. Таким построением они стремительно куда-то и двинулись, не обмениваясь даже взглядами. Тёмный, пусть и освещаемый немного луной (что не особо помогало) лес пугал Надю. Ей казалось, что на каждом углу кто-то сидит, прячется, да вот-вот выпрыгнет и набросится на неё. Она не раз уже спутала камень с гоблином, а кусты с притаившимся огром. Кроме того, буквально тащивший её человек держал Надю на дистанции чуть ли не вытянутой руки. Весь его вид говорил о том, словно бы он брезгал. Девочка понимала, что нужно что-то делать, но никак не могла собраться с мыслями. В голове всё перемешалось, хотелось уже плюнуть, да пустить всё на самотёк. Надя даже не знала, как подступиться к этим верзилам. Спортивного телосложения, все они были странно одеты — такая потёртая одежда, прямо лохмотья какие-то. Правда поверх рваных и затёртых кофт-рубах с плеч свисали белые и меховые у кого куртка, у кого жилет – явно шкура волков, тех самых, обитавших в снежных пустынях.

Покрутив запястьями, Надя ещё раз убедилась, что бежать у неё не получится – кисти ей не пожалели, туго затянув верёвку. Обречённо вздохнув, она попыталась навести в голове порядок, чтобы заговорить с неприятелями.

– Эм, п-простите…

Её голос прозвучал ещё более жалким и неуверенным, чем она ожидала. Не сжимай никто сейчас её плечо, она обязательно втянула бы голову, съёжившись. В прочем, никто из спутников даже ухом не повёл на её лепет.

– Извините, – уже более уверенно повторила Надя. Ей жутко не нравилось, что с ней обращались так, как не всегда обращались даже с виритами. И хоть ей очень хотелось высказаться, приходилось быть более вежливой. Вежливых людей всегда приятнее слушать, нежели кричащих и брыкающихся — и в прямом, и в переносном смысле.

– Могу я узнать, кто вы? – осторожно начала Надя. – Что вам нужно?

Ответа снова не последовало. Такое ощущение, что её никто и не слышал. Тогда Надя решила воспользоваться тактикой «заговори противника, чтобы его достала твоя болтовня и он разговорился».

– Я тут случайно оказалась... За мной гоблины гнались, – осторожно, не торопясь и делая паузы проговорила Надя. – Мой друг провалился в какие-то пещеры… Ему нужна помощь…

Держащий её за плечо мужчина резко повернул к ней голову. Его полные презрения глаза недовольно впились в девочку, а из его уст донёсся размеренный, низкий голос:

– Закрой рот.

Это прозвучало так внушительно-угрожающе, что Надя даже пискнуть не смогла. Её душа, сердце – всё осело в пятки. Теперь мысли в голове стали панически биться в истерике, крича о жизни и смерти, а голос разума пытался их успокоить. Эти люди внушали страх, Надя и не знала, чего ей ожидать. Но на долю секунды ей показалось, что идущий впереди молодой человек с неким укором посмотрел на своего товарища. Это давало хоть какую, малейшую, но надежду.

Внезапно пробежавший перед самой Надей крупный волк заставил её споткнуться. Как жаль, что дважды сердца не спускаются в пятки. Рывком её подняли на ноги и продолжили путь, как ни в чём не бывало. Девочка же наконец обратила внимание на окружающую их местность. Здесь из земли возвышались совсем небольшие холмики, но их было много, и… это что там, окна? Надя тут же завертела головой, осматриваясь. Да это же дома! Обычные землянки. Но почему девочка не почувствовала прохода через защитный купол? Обычно, проходя через те, кажется, будто пересекаешь какой-нибудь мыльный пузырь – уж Надя-то хорошо знала эти ощущения. Не могут же эти люди жить без него прямо в лесу — они бы не пережили здесь и одной ночи.

Надя толком не понимала, где находится. Знала только, что забрела она явно далековато от моста. Вокруг землянок — ни души. Видно было лишь двух людей, как догадывалась Надя, стоящих на страже. Её спутники обменялись с теми понимающими кивками. Саму же её повели куда-то дальше, по хорошо протоптанным тропинкам. У ловушек, подобных той, куда упала девочка, мужчина остановился. Товарищи сняли с одной из ям железную сетку — явно очень тяжёлую, судя по тому, что даже вдвоём они еле справились — и, взяв Надю под руки, опустили её туда по такой же железной лестнице. Решётка была возвращена на место, после чего загадочные спутники ушли. Наступила давящая на уши, пугающая тишина. И что теперь? Что ей делать? Да, она часто попадала в передряги, и каждый раз из них выпутывалась, выбираясь сухой из воды, но… Кажется, это тот самый момент, когда говорят, что везения рано или поздно кончаются.

Подступивший к горлу ком никак не хотел уходить. Он засел так глубоко, что Надя с трудом дышала, всхлипывая и роняя горячие слёзы. Она боялась лишний раз издавать какой-либо шум, поэтому не могла позволить себе зареветь. Беззвучно глотая слёзы, она сидела на холодной плитке, уткнувшись в колени и никак не веря, что могла попасться из-за простой, такой простой и дурацкой ловушки, как выкопанная яма. «Наивно думать, что это люди. Наивно и глупо. В лесу людей нет» – всё не переставала думать Надя, боясь, что это всё-таки правда. Ведь она надеялась, что никогда не встретит тех, кто ходит в людском обличье, но имеет сущность зверя. Они ненавидят людей так, как люди ненавидят виритов.

Страх и тьма охватили Надю как одеяло с кроватью после длинного и трудного дня. Она не заметила, как уснула. Всё в той же позе, в углу ямы, положив голову на поджатые колени да со связанными руками за спиной.

•○•○•○•

Землянка сама по себе — это тот же дом, только большая его часть углублена под землю. Так, скажу я вам, гораздо теплее и удобнее. Если привыкнуть, конечно. В этом поселении землянки крупные, комфортные и уютные, рассчитанные на большие семьи. Всё необходимое для жизни здесь было. Не хватало разве что света да холодильника. Но первое заменяли свечи, развешанные под потолком, а второе – погреба. На дворе свечей, конечно же, не было, чтобы лишний раз никого не привлекать, но отсутствие света тут совершенно никого не смущало. В случае же празднеств устраивали огромный костёр в центре поселения. Так и традиции исполнялись, и дети радовались. А вообще, спать все ложились по расписанию, с заходом солнца – прям как сейчас.

Вечно не сидящий на месте и желающий быть в курсе всех событий молодой парень шёл по пустым тропинкам, прекрасно ориентируясь в темноте. Как он мог столкнуться с увесистым крупным мужчиной, которого видно уже издалека, не ясно. Оправдаться можно было тем, что оба выходили из-за угла и попросту друг друга не заметили.

– Упс, прости, Андерс. Не заметил, – извинился рыжеволосый, поправляя тонкую шапку —она была скорее для вида, нежели утепления. Андерс недовольно вздохнул, поджав губы.

– И какого беса ты не спишь в такой поздний час? – вопросил он.

– Как раз шёл домой, – отмахнувшись, Хемминг перешёл на шёпот. – Ну, как там обход границ? Есть чего интере-есного?

– Не твоё дело.

Отодвинув назойливого парня в сторону, Андерс хотел уже пройти, как тот снова выскочил перед ним.

– Ну-у же, приятель, ты же знаешь, когда-нибудь я тоже стану смотрителем границ. Говори, нашли чего? А то пойду к Дагфинну, он более сговорчив, нежели ты.

– Чего-о? – брови Андерса сошлись на переносице. Хемминг незаметно усмехнулся. Он знал, что верзила недолюбливает Дагфинна, и в очередной раз подловил его на этом.

– Так что там на границах? – слащаво напомнил о вопросе рыжик.

– Да ничего особенного, – огрызнулся Андерс, обходя его. Но понимая, что пацан всё равно не отстанет, нехотя ответил. – В дальнюю яму попала девчонка. Завтра ею хотят заменить того буйного огра.

– Человек?! – слово вылетело само и прозвучало как-то уж слишком громко, отчего верзила даже прижал Хеммингу рот рукой.

– Дурачьё, тише! Ещё никто не знает. Это должно быть для всех сюрпризом.

Парень кивнул, после чего Андерс убрал руку.

– А кровь откуда?

– М-м? Какая ещё кровь?

– Ну не синяя точно, – шутку Андерс не оценил, и Хемминг поспешил продолжить. – У тебя на руке.

На руке у него действительно была алая клякса. Удивлённый, что не заметил, верзила поспешно избавился от пятна снегом.

– Наверное девчонка зацепилась за что-то и испачкала меня, – не заметив, что сказал это вслух, Андерс уже громче и твёрже, сопровождая слова подзатыльником, заголосил. – А ну, теперь марш домой! Нечего отшиваться так поздно на улице!

Хемминг поспешил уйти, пока его не потащили насильно за уши, как это бывает, на ходу обдумывая слова старшего приятеля. Человек, да здесь? Поразительно.

В груди у рыжего тут же что-то щёлкнуло. И что теперь делать? Как после такого спокойно идти домой? Ну не сможет он теперь уснуть – хоть убей! – пока не увидит этого человека. Кажется, Андерс упомянул, что она ранена…

Поправив шапку, Хемминг тенью стал пробираться через поселение. Такой шанс выпал – грех упускать. Потом он уже вряд ли сможет поговорить с людьми, да и не факт, что вообще ещё когда-нибудь тех встретит.

•○•○•○•

Проснулась Надя из-за того, что ей что-то щекотало лицо, и шума, доносящегося сверху. События прошедшего дня тут же навались на неё тяжким грузом, заставив сердце биться быстрее. Проверив прочность верёвки, она в очередной раз убедилась, что не сможет от той избавиться. Как же жаль, что рюкзак у неё забрали. И почему она не подумала переложить штуманку в карман?

Перед ней назойливо летала ярко-синяя бабочка. «Б-бабочка? Здесь?!» – поразилась Надя, читая об этих насекомых в энциклопедиях – «И как такое чудо могло оказаться в королевстве Льдов?». Бабочка легко порхала прямо возле девочки, завораживая своей красотой. В её крыльях так удачно отражался свет луны, что казалось, будто те светились. Над головой же продолжало не так громко, но звенеть. Кто-то усердно пыхтел над решёткой, пытаясь отодвинуть ту в сторону. Через некоторое время уже было слышно, как некто сердито бурчит себе под нос, недовольно пиная железяку. Когда же та, наконец, поддалась, Надя, затаив дыхание, наблюдала за двумя неподвижными жёлтыми точками. Пара светящихся глаз замерла на месте, а потом их владелец вдруг ловко юркнул вниз, не воспользовавшись лестницей. Бабочки видно не было. Оказавшийся в тесной яме худой парень сидел на корточках прямо перед Надей, уставившись на неё холодными глазами зверя. Она беззвучно охнула и подтянула под себя ноги, когда тот вдруг оказался рядом. Находясь под прямым взором жёлтых глаз, неподвижно смотрящих на неё, ей стало жутко. Нос незнакомца резко вобрал в себя воздух, после чего тот сложил ноги в позе лотоса.

– М-м, так вот вы какие, люди, – до Нади дошёл на удивление простой и доброжелательный голос. Акцент оказался на последнем слове, словно бы вообще не желающем звучать и выплюнутом по чистой случайности.

– Хемминг, – вдруг выпалил рыжеволосый, глупо улыбаясь и протягивая руку. Потом, видимо, поняв, в чём дело, он смутился, пряча её.

– Человек, у тебя рана? – вопрос прозвучал так же просто и открыто. – Я узнал, что ты вроде где-то поранилась.

Глаза Хемминга бегали по Наде в поисках ран. На лоб он внимания не обратил. Видимо, там действительно была лишь небольшая царапина. Дышал он резко и неровно, часто втягивая воздух, и вдруг резко подался вперёд, хватая девчушку за локоть.

– Ого, и как ты так? – присвистнув, Хемминг быстро, что Надя толком и не поняла ничего, приложил что-то к порезу, продолжая сжимать на нём руку. Поначалу девчушка чувствовала лишь нечто холодное под его ладошкой, а потом ей в руку вдруг отдало такой болью, словно множество маленьких и тоненьких иголочек разом стали кусать её кожу.

– Что ты сделал? – проныла Надя, сцепив зубы и попытавшись отстраниться.

– О-о, так ты всё-таки разговариваешь! – обрадовался Хемминг, сильнее сжимая руку. – Что, уже и потерпеть не можешь? Люди такие слабые?

Надя не ответила. Лишь заскрежетала зубами, зажмурившись и втянувшись в плечи. Однако боль долго не длилась – через минуту иголки уже кусали не так часто, а через две и вовсе перестали.

Увидев, что девочка расслабилась, Хемминг отпустил её руку, показывая то, что прикладывал ей на рану.

– Это всего лишь был лист аканоре, – за сухой хвостик парень держал большой, синюшный, непримечательный листок. – Когда прикладываешь его к ране, он ускоряет заживление, впитывая всю боль и негатив в себя. Из-за этого и синеет. Видела бы ты своё лицо! Будто я тебе крысу подложил, – Хемминг рассмеялся, пряча лист себе в карман. Надя смутилась. Посмотрев на руку, она обнаружила, что порез на той значительно уменьшился. Складывалось впечатление, что после его получения прошло уже дней пять. Теперь рука не ныла и не напоминала о себе при каждом её движении. Это при том, что сейчас Надя ей толком и не могла шевелить.

– Спасибо, – выдавила она из себя. Парень тут же перестал смеяться, серьёзно посмотрев на неё. Некоторое время они снова так сидели – уставившись друг на друга. Когда же Хемминг полез в сапог и вытащил оттуда нож, Надя не на шутку испугалась. Она вроде и понимала, что, если бы её хотели убить, не стали бы до этого залечивать раны, но… согласитесь – когда перед вами, будучи связанными, стоит незнакомец и сжимает в руках нож, его глаза светятся жёлтым и он грозно нависает над вами – тут уже и не о таком подумаешь.

Хемминг приблизился к Наде, на что та лишь крепко зажмурила глаза.

Ничего не происходило.

Не сразу до неё дошло, что рукам вдруг стало свободнее, пока верёвки и вовсе не пропали с её запястий. Удивлённая, девочка посмотрела на них и стала потирать натёртости, оставленные бывшим канатом.

– Ну, хоть так, – проговорил рыжик, пряча нож на место. – Это… если кто спросит, не говори, что я был здесь, хорошо? – дождавшись кивка, Хемминг продолжил. – Будет жаль, если тебя всё же выберут для церемонии. Я не заметил в тебе той жестокости и зверства, о которой нам рассказывали. Ты же понимаешь, где оказалась, да?

Надя помотала головой, говоря таким образом, что не знает. Парень удручённо вздохнул, спрашивая, понимает ли она хоть, кто он и кто те люди, что привели её сюда и живут здесь. Девочка с ответом помедлила… Она уже догадывалась, но всем сердцем надеялась, что ошибается. Однако верить в это было глупо — цвет глаз Хемминга давал ей понять, что она серьёзно влипла.

– В-вы, – начала было пугливо Надя, запнувшись, но потом собралась и с выдохом выпалила. – Вы оборотни?

Хемминг усмехнулся.

– Ну, так нас называете вы. Мы же кличем себя потомками волков, – гордо произнёс рыжик, выпятив грудь. Глупо улыбнувшись, он встал и собрался уже уходить, но потом, не оборачиваясь, спросил. – Зовут-то тебя, всё-таки, как?

– Надя.

– М-м… интересное имя, Надя, – повторил его Хемминг, будто пробуя на вкус. Об его имени девочка решила ничего не говорить.

– Ну, бывай. Надя.

В сказанных словах она уловила горечь. Спросить что-либо об оборотнях и месте, где она всё-таки оказалась, да что с ней теперь будут делать, девочка не успела. Хемминг так же, не пользуясь лестницей, выскочил из ямы в высоком прыжке. Железная решётка на этот раз была сдвинута быстро. Надя не слышала ни бурчаний под нос, ни шагов, отдаляющихся от ямы, и ей не оставалось ничего, кроме как снова ждать.

© Ника Март ,
книга «НЭВИМ I1I Воровка магии».
Глава 11. Приношение древу
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Дар Черкасова
Глава 10. Волчьи дети
За 9 глав, она где только не была... В какие только неприятности не вляпывалась. Хах, даже завидено, что у девченку жизнь весёлая).
Ответить
2019-02-25 13:54:43
1
Елена Шестакова
Глава 10. Волчьи дети
Ничего себе в чью ловушку Надя попала. И имена не местные, как в другой стране оказалась. (с плеч с(в)исали белые и меховые)
Ответить
2019-05-16 02:45:18
1