(буктрейлер | обложка | отзыв)
Глава 1. Юная роза
Глава 2. Воспоминания. Встреча
Глава 3. Начало положено
Глава 4. Молния, что пришла с небес
Глава 5. Помогите! Спасите! Убивают!
Глава 6. Чем дальше в лес
Глава 7. Воспоминания. Дом
Глава 8. Воспоминания. Семья
Глава 9. Когда-нибудь везения заканчиваются
Глава 10. Волчьи дети
Глава 11. Приношение древу
Глава 12. Магия внутри
Глава 13. Пропавший парнишка
Глава 14. Не ходите, дети, в горы, в горах волоты живут
Глава 15. Прелестная Нуа
Глава 16. Это нужно принять
Глава 17. Исполнившая надежды
Глава 18. Шпион, кентавр, человек
Глава 19. Помогаем всем, помогаем весело
Глава 20. По холодным следам
Глава 21. Предотвращая войну
Глава 22. Из огня да в пламя
Глава 23. Проклятый старик
Глава 24. Племянничек Стефана Бауэра
Глава 25. Воспоминания. Гарпия
Глава 26. Воспоминания. Яд
Глава 27. Алые крылья
Глава 28. Нужно бежать
Глава 29. Я иду за вами
Глава-бонус. Справка
Глава-бонус. Словарь
Глава-бонус. Бестиарий
от автора
Глава 7. Воспоминания. Дом
Апрель, 311 год НЭВИМ'а
(8 лет назад, воспоминания Нади)


Солнце уже начинало заходить, когда ребята подходили к деревне. Жители складывали свои лавочки на рынке, убирали последний мусор, образовавшийся после бури, в их домах зажигался свет. Надя не знала, как в других деревнях, но в этой народ рано прятался по домам. Это можно было объяснить нападениями разбойников или дикими гарпиями, которые, находя в защитном куполе лазейки, могли прорываться в поселение. И пусть это случалось довольно редко, жители всё равно чувствовали беспокойство, оставаясь тёмными вечерами на улицах, так как где-то всего в двух километрах отсюда властвовали магические твари.

То, что дом Нади был самым крайним и чуть ли не выходил за границы барьера, было, конечно, рискованно, но вот зато после возвращения из леса тебя никто не видел, и далеко идти после долгого пути не надо было. И сейчас, при виде перекосившегося домика, у Нади потеплело на душе. Она ужасно проголодалась и сейчас с трепетом вспоминала, что на кухне, к счастью, остались яйца и хлеб. Имея муку, можно было что-нибудь испечь, заварив к этому чая из листьев, сорванных в магическом лесу.

Надя замечталась и не заметила, как дошла с ребятами до калитки пустующего дома.

– Ну, вроде всё, – Артём почесал затылок, криво улыбнувшись.

– И куда вы теперь пойдёте?

– Куда-нибудь, – Гриша осмотрел деревню и добавил. – Ночью где-нибудь пошатаемся, а утром, наверное, отправимся в следующее поселение.

– Зачем?

– Не знаю. Просто.

Надя опустила голову, ощущая неловкость и нечто, похожее на тоску. Ей не хотелось расставаться с друзьями. Они так хорошо провели этот день, не смотря на все невзгоды, что девочке было тяжело вот так просто отказаться от таких товарищей. Она впервые ощутила, что кто-то считает её другом. Тем более «куда-нибудь» – это не ответ. Зачем им бездельно скитаться по королевству? Почему бы не остановиться где-нибудь…

– А может, – Надя выждала паузу, ещё раз прокрутив всё в голове и не решаясь на вопрос. Потом подняла голову и с надеждой спросила мальчишек. – Может, вы останетесь?

Такого вопроса Гриша с Артёмом, наверное, не ожидали, потому что в следующую секунду уже смотрели на Надю глазами полными непонимания. Обменявшись взглядами, они всерьёз задумались.

Не посоветовавшись с товарищем, Гриша вдруг резко ответил:

– Исключено. Нам нечего здесь делать.

– Почему? Куда вам идти? – девчушка решила не сдаваться: внутри у неё всё сжалось, в глазах читалась мольба. – Вы же всё равно ищете место для ночлега!

Поджав губы, Гриша отвернул голову в сторону и отвёл взгляд. Ну да, Надя ведь для них обычная приставучая девчонка "семи" лет…

– Нам негде и незачем здесь оставаться. Если мы куда-то пойдём, то сможем хотя бы…

Мальчуган вдруг запнулся, не зная, что сказать. Недовольно хмыкнув на отсутствие мыслей, он посмотрел на Артёма, который тут же поддакнул:

– Нам действительно лучше уйти…

– Но вам же некуда идти. Нежели бездельно бродить из поселения в поселение, почему бы не остаться? Это же не трудно. Не трудно ведь?

– Допустим… Как же твой отец?

– Я уже говорила, что он бывает дома лишь раз в неделю. Поест, что-то спросит, и спит весь день, отдыхая после рабочей недели. Из-за этого мы почти не видимся, поэтому, это то же самое, что жить совсем одной. Да и друзей у меня нет, вот я и подумала, что вы могли бы остаться у меня, и… всё рано ведь не знаете, где провести ночь…

Прижав шарф с ягодами, замотанными, как кокон, к себе, и уткнувшись в него лицом, девочка вжалась в плечи.

– Только не надо мокрых глаз, – Гриша глубоко вздохнул. – Девочки в шесть лет уже…

– Да семь мне! И я не плачу, – Надя тут же замотала головой, пытаясь незаметно смахнуть слёзы шарфом. «И как он узнал?» – промелькнула мысль в её голове. Потом, неожиданно для себя же, она еле заметно улыбнулась. Знакома с Гришей даже меньше дня, а то, когда он говорит ей не хныкать, говорит, что девочки в шесть лет не делают того-то, что вроде надоедает, но и в то же время придаёт сил и уверенности, нравилось Наде. От этого ей действительно каждый раз становилось легче. Раньше ей всегда хотелось поскорее убежать от человека и погрузиться в чтение… Должно быть, она просто не встречала до этого хороших людей.

– И как отец? В смысле… что он скажет, допустим, обнаружив у себя дома двух оборванцев?

Казалось, у только что желавших поскорее убраться Артёма и Гришы появилась надежда на то, чтобы начать всё с чистого листа именно в этой деревне. Неужели на самом деле им хотелось остаться…? Надя на время задумалась над вопросом Артёма. Она попыталась вспомнить, как папа вёл себя с соседскими детьми, и с теми, кто досаждал его дочери. Она не так хорошо понимала отца, но всё же ответила более чем уверенно:

– Он спросит, кто вы. И когда я расскажу ему о вас, он понимающе покивает и промолчит.

– И-и... что это будет значить?

– Что он не против, если вы останетесь, конечно.

Надя улыбнулась. Да, именно так и сделал бы её отец. Он никогда бы не оставил людей в беде. Пожалуй, это именно та его черта, к которой Надя старается стремиться. Да и Артём с Гришей отнюдь не плохие ребята. Не те это люди, что будут висеть на шее и пользоваться чей-то доброжелательно протянутой рукой.

– Ладно, – резкие слова Гриши заставили девочку вздрогнуть. Мальчишка, глубоко вдохнув и, с некой обречённостью повернувшись к Наде, посмотрел на неё, на время затихнув. А потом, неуверенно поджав губы, выдавил. – Остаёмся…

Сердце Нади до этого будто что-то сжимало, а сейчас вдруг отпустило. Казалось, время остановилось, и эти слова ещё некоторое время эхом разносились в голове. Надя ожидала отрицательного ответа, и теперь никак не могла сообразить, что же Гриша сказал. А потом ей стало так хорошо и легко, что она засмеялась и кинулась ребятам на шею. На Артёмино «Тише ты, задушишь ведь!» Надя лишь широко улыбнулась.

– Тогда я что-нибудь приготовлю! У меня ещё оставалось тесто. И на нас, и на папу хватит, – с этими словами девочка, на ходу скидывая сапожки, побежала в дом. Через мгновение, опомнившись, она выглянула из-за двери и протараторила:

– Вы входите, входите, я быстро.

Мальчуганы лишь усмехнулись и робко пошли к дому, закрыв за собой скрипучую и находящуюся на грани жизни и смерти калитку.

Внутри было достаточно уютно, чисто, без бардака и даже намёков на старость здания. В маленькой прихожей стояла одна лишь тумба для обуви да небольшой шкаф без дверец для верхней одежды. В доме было теплее, чем ожидали ребята. Сняв куртки, они решили осмотреться и тут же нашли причину тепла: в комнате, находящейся напротив входной двери, стоял большой камин. Работал он на магии, и Артём тут же принялся изучающе осматривать искусственный огонь. От него исходил сильный жар, но он совсем не жёг, прямо как тот, что появился из прямоугольной штучки ребят сегодня около моста. Сама же комната была захламлена коробками, разбросанными вещами и бумагами. Валяющаяся на железной пружинной кровати и двух стульях одежда дала понять, что это комната отца Нади. Кроме спального места и двух сидячих, из мебели здесь стоял ещё небольшой письменный стол с лампой, внутри которой была толстая свеча, а также пара сундуков и стеллаж с инструментами. Стены были украшены тремя фотографиями. На одной стоял мужчина с каштановыми волосами, завязанными в хвостик, и короткой бородой. Его лицо было вытянуто, сам он худой, глаза не выражали ничего. Рядом же стояла маленькая девочка лет шести. Её глаза, напротив, буквально светились счастьем, она широко улыбалась, прижимаясь к мужчине. Здесь были запечатлены Надя с отцом на фоне деревни. На другой фотографии девочка была одна, ещё младше, с большим интересом рассматривающая книги. На третьем же фото стоял Надин отец с какой-то дамой. Девушка была стройная, в странной одежде, и ниже мужчины на полголовы. Её лицо было чем-то замазано. Ребята лишь догадывались, кто это, но всё же решили у Нади не спрашивать, как и не интересоваться тем, почему лицо дамы скрыто.

Покинув комнату, Гриша с Артёмом прошли мимо ванной комнаты, совмещённой с туалетом, и наткнулись на ещё одну каморку. Она была чуть больше предыдущей и гораздо просторнее – здесь не было хлама, да и вообще царил порядок. Пол тут, как и во всём доме, был из тёмных бардовых досок, что не напоминало мальчишкам ни одного известного им дерева, а стены – белые. Левая половина комнаты с одним окном просто пустовала, другая, со вторым, размещала в себе кровать, комод, маленький столик и книжный шкаф. Стол стоял как раз под окном, благодаря чему не нуждался в лампе, а шкаф был забит книгами.

Ребята двинулись на кухню, которая располагалась слева по коридору. Она была совсем небольшая, но самое необходимое на ней поместилось. Четырёхместный квадратный столик располагался около окна, а дальше, по кругу, стояли тумбочки, упираясь в старенький холодильник. Временами он подрагивал, всхлипывая, но упорно продолжал работать. Духовка мальчишкам показалось новой, однако, как они позже поняли, то были обмануты чистотой техники. У неё работала всего одна, к счастью, самая большая конфорка.

Напевая под нос какую-то мелодию с поджатыми губами, семилетняя девочка хлопотала на кухне. Уже отправив что-то в печь, она, встав на стул, старательно вытирала со стола рассыпавшуюся муку и манную кашу. Потом встряхнула тряпку над раковиной, повесила ту на крючок и сполоснула руки. Посмотрев на какую-то табличку в окошке духовки, девочка вдруг заметила в отражении Гришу с Артёмом и повернулась к ним:

– Осталось немного подождать и будет готово.

При виде девочки Артём обронил смешок. В ответ вопросительному взгляду Нади он только развёл на неё руками: лицо девочки было измазано в муке, собственно, как и чёрное пальтишко. Надя тут же принялась смывать всё водой.

Пока в духовке что-то готовилось, ребята занялись местами для сна. Отыскав запасные одеяла, которые отец, к счастью, так и не продал, девочке пришлось постелить их на пол. Она не знала, где взять две лишние кровати, но Гриша сказал, что они не понадобятся, так как ребята не собираются оставаться у неё надолго. Артём же заверил её, что они с Гришей сами сварганят их себе, когда тот наконец перестанет упираться и решит остаться. Ему уже надоело скитаться из одного места в другое, денег на гостиницу у них не было, а раз девочка готова их приютить – грех отказываться.

Чуть не забыв про пирог, Надя достала его и разделила пополам, сделав одну часть чуть больше. Меньшую она оставила отцу, а другую разделила ещё на трое. Блюдо немного подгорело, но мальчишки всё равно были в восторге. Они сказали, что по сравнению с полусырым мясом мелкого зверья, быстро пожаренном на огне, или выпрошенном куске хлеба, это было в разы лучше. После этого девочка поняла, что ещё не так плохо живёт. Ей даже удалось посмеяться над выражениями лиц мальчуганов, когда те узнали, что этот пирог не только из теста, но ещё и из каши. Когда Надя только нашла этот рецепт в старых книгах о прошлой эре, тоже удивилась, но пирог со странным названием «манник» ей очень понравился.

После того как Гриша помыл посуду – Надя была поражена, когда он вызвался это сделать – ребята отправились спать. Мальчишки уже не помнили, когда в последний раз укрывались тёплым одеялом, а Надя впервые быстро заснула, чувствуя себя ни то счастливой, ни то защищённой. Она не вдавалась в подробности своих чувств, но эти ей искренне нравились. Так она чувствует себя с отцом, когда тот появляется дома.

Наутро погода в деревне сильно изменилась. Яркое солнце, так усердно пытающееся растопить хоть немного снега, зависло над головами жителей. И если холодные кристаллические капельки светилу не поддавались, то люди всё же ощущали его стремления согреть всё и вся. Надя даже обнаружила себя без одеяла, которое было нагло скинуто с кровати уже где-то под утро, и позволила себе открыть в комнате окно. В лицо тут же подул тёплый ветер, гонимый с королевства Жизни. Не так часто в деревне, да и вообще на этом материке вечной зимы, можно было вот так взять и открыть дома окно, порадоваться относительно тёплой погоде и яркому солнцу, которое обычно скрыто за облаками и светит тускло и уныло.

Не обнаружив на своём месте ребят, Надя вышла во двор. Она так и застыла на пороге, не ожидавшая той картины, что предстала перед её глазами. Артём, поджав губы от усилий, держал калитку забора, в то время как Гриша усердно забивал очередной гвоздь. Он был слегка нахмурен и так увлечён работой, что не сразу, как и друг, заметил девочку.

– А мы тут это... решили помочь, – выдохнул Артём, потирая натёртые руки.

– Вы умеете? – тут же восхитилась Надя, уже понимая, что вопрос был лишним. Действительно, стали бы они чинить калитку, если б не умели? Девочка лишь широко улыбнулась и подбежала к той, восторженно её осматривая. Торчащие гвозди пропали, злополучное место, где Надя чуть ли не каждый раз получала занозы, тоже, дыра заделана, болты подкручены, ничего не скрипит и плавно открывается-закрывается.

– Спасибо! Папа будет очень рад. У него никогда не хватало времени на починку чего-либо.

– Да тут и делать-то нечего. Может, ещё что сломано? – Гриша вопросительно осмотрел двор, так и не найдя, чем можно заняться.

– Вроде это всё. Дом хоть и перекошен слегка, но в хорошем состоянии. Папа рассказывал, что ему всего третий десяток, и строили дом его родители.

– И где они сейчас?

– Говорит, что ушли. Но куда, не знаю.

– Странный у тебя папа, – Артём нахмурился, сделав небольшую паузу. – Вроде заботливый, всё для дочки, но, с другой стороны, совсем ничего тебе не говорит о твоей же семье. Может, ты могла бы жить с бабушкой и дедушкой, с мамой, в конце концов, и не добывать в лесу ягоды для продажи, где всё кишит опасными магическими существами.

Парнишка тут же получил тяжёлый подзатыльник от Гриши, недовольно взглянувшего на друга. Надя поняла, о чём хотел сказать ей Артём, но постаралась не предавать этому значения. Вместо этого она негромко ойкнула, вспомнив про синелику, и обратилась к ребятам:

– Совсем забыли про ягоды. Они так и пропасть могут… Нужно их скорее продать, пока свежие. Пойдёте со мной? Или дома останетесь?

– Что нам в доме-то сидеть? Уж лучше посмотрим, что здесь да как, – Артём невольно почесал затылок, понимая, почему резко сменилась тема разговора.

– Неужели у шестилетней девочки…

– Семилетней! – уже по привычке вставила Надя, перебив Гришу. Тот не обратил внимания и так и продолжил:

– …покупают что-то на рынке? И даже не задаются вопросом, где ты всё берёшь?

– Спрашивали пару раз.

– И что?

– Говорила, как есть, – просто пожала плечами девочка.

– Что ходишь в лес, куда и взрослый не отважится сунуться? – Гриша сомнительно посмотрел на Надю, приподняв одну бровь. – И что тебе на это отвечали?

– Ничего.

– Серьёзно? – своё слово уже вставил Артём, никогда не любящий оставаться в стороне. – Да что у вас за народ тут такой… Кажется, Гришка, мы с тобой из рая сбежали прямиком в ад.

Надя мельком заметила, как парнишка недовольно вздохнул, когда товарищ назвал его Гришкой. Девочка тут же взяла себе на заметку, что другу, возможно, не нравится, когда его имя как-то коверкают, пусть это даже будет дружественная форма.

– Это типично. К тому же все знают, кто живёт на самой-самой окраине деревни. Не удивительно, что я буду делать нечто подобное, живя одна, – пожав плечами, Надя поспешила удалиться. На ходу она вспоминала, куда вчера наспех дела ягоды. Нашла их, к счастью, в холодильнике.

– Как-то мне теперь не очень хочется идти на рынок. Уже́ не люблю местных людей.

– Да ладно тебе, – девочка посмеялась. – Здесь есть и вполне дружелюбные семьи.

– Вполне? – переспросил Артём, на что уже усмехнулся и Гриша.


© Ника Март ,
книга «НЭВИМ I1I Воровка магии».
Глава 8. Воспоминания. Семья
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (5)
Дар Черкасова
Глава 7. Воспоминания. Дом
Кстати, может, я пропустила этот момент... Но сколько гг лет?
Ответить
2019-02-25 12:31:57
1
Екатерина Б.
Глава 7. Воспоминания. Дом
Ооо, ну, хоть что-то из предполагаемого стало сбываться 😎😂✨✨✨теперь осталось узнать, в чём суть той магии, которая наполняет Надю. Хемминг прямо находка для шпиона 😂😂😂всё разболтал! Жалко только не сказал, какая именно магия...
Ответить
2019-03-05 11:38:23
1
Кетцалик
Глава 7. Воспоминания. Дом
Приют оказался мальчишкам по душе: решили забор починить в благодарность за манник. Умница Надя 🔥
Ответить
2019-09-01 05:33:58
1