(буктрейлер)
Глава 1. Юная роза
Глава 2. Воспоминания. Встреча
Глава 3. Начало положено
Глава 4. Молния, что пришла с небес
Глава 5. Помогите! Спасите! Убивают!
Глава 6. Чем дальше в лес
Глава 7. Воспоминания. Дом
Глава 8. Воспоминания. Семья
Глава 9. Когда-нибудь везения заканчиваются
Глава 10. Волчьи дети
Глава 11. Приношение древу
Глава 12. Магия внутри
Глава 13. Пропавший парнишка
Глава 14. Не ходите, дети, в горы, в горах волоты живут
Глава 15. Прелестная Нуа
Глава 16. Это нужно принять
Глава 17. Исполнившая надежды
Глава 18. Шпион, кентавр, человек
Глава 19. Помогаем всем, помогаем весело
Глава 20. По холодным следам
Глава 21. Предотвращая войну
Глава 22. Из огня да в пламя
Глава 23. Проклятый старик
Глава 24. Племянничек Стефана Бауэра
Глава 25. Воспоминания. Гарпия
Глава 26. Воспоминания. Яд
Глава 27. Алые крылья
Глава 28. Нужно бежать
Глава 29. Я иду за вами
Глава-бонус. Справка
Глава-бонус. Словарь
Глава-бонус. Бестиарий
от автора
Глава 17. Исполнившая надежды

Почти в последний момент Надя спохватилась, что будет лучше, если оборотни и волоты не встретятся друг с другом. Поэтому, приближаясь к подножию горы, она поблагодарила великанов и отправила их назад. Правда теперь ей приходилось буквально бежать за волком, который лишь временами останавливался чтобы немного её подождать. Ко всему прочему его белая шерсть сливалась со снегом, и иногда Надя просто теряла его из виду. Тогда волк поскуливал, привлекая к себе внимание, и тут же устремлялся вперёд.

Бежать по сугробам, согласитесь, не так просто. Из-за того, что спускаться приходилось со склона, и быстро (с учётом скорости волка-то), а ноги часто проваливались по самые колени, у девочки не получилось сдержать темп дыхания, и теперь она надышалась холодного воздуха, сбив его. К счастью, бежать оставалось не так долго.

Когда Надя оказалась в лесу, сразу стало и дышать, и передвигаться легче – здесь хотя бы не было таких сугробов, как в горах. Но разницу почувствовала не только она. Волк, ощутив под ногами твёрдую почву, прибавил скорости, скрываясь меж деревьев. Наде пришлось перейти на настоящий бег. Имя зверя она не знала, поэтому и окликивала его так, как только могла придумать. Это, конечно, не помогало. Видимо волк подумал, что дальше девочка и сама сможет найти дорогу. Так что теперь Надя просто бежала в ту сторону, куда умчалось это белоснежное создание, перепрыгивая через редкие кочки и обегая деревья.

Через пару минут она уже могла слышать голоса и видеть издали знакомые силуэты. Хемминг, рядом с которым, кажется, стоял Андерс, заботливо трепал за ухом своего вымотанного зверя. «И чего он тогда так нёсся, если и сам устал?» – промелькнула недовольная мысль у девочки. Сбавляя темп и опираясь о какое-то дерево неподалёку, она стала приводить дыхание в норму, про себя радуясь, что с Хеммингом всё в порядке.

– Надя? – отвлёкшись на волка, тот не сразу заметил её и, будто не веря, снова повторил. – Это правда ты?

– Ты знаешь ещё похожих на меня людей? – посмеялась девочка, подходя ближе. – Рада, что с тобой всё хорошо. Спасибо, что прислал своего волка за мной.

– Благодари Фобса, что он тебя нашёл. То есть, я тоже очень рад. Вернее, стой, как ты сбежала? – поймав свою мысль только на третий раз, Хемминг непонимающе уставился на Надю. – Это правда уже магия какая-то. Я с ним не справился, а ты, слабый человек, и… и…

– Справилась? – подсказала Надя, после чего прикусила язык и сначала захихикала, а потом даже с некой печалью в голосе сказала. – Это всего лишь везение, нет тут ничего такого. Так бы я давно уже поплатилась за то, что вечно сую свой нос в места, куда мне соваться в принципе запрещено.

– Эм, ладно. Везение. Хорошо, – Хемминг говорил все слова отдельно, акцентируя каждое. – Но даже с ним, как тебе…

– О, а ты почему здесь? – перебив его, девочка обратилась к Андерсу. – Вы добыли фиолу? И где Дагфинн?

Как это бывает, Надя стала вываливать кучу вопросов один за другим. Хемминг, который терпеть не мог если его вдруг перебивают, зарычал от нетерпения и, вспылив, прокричал:

– В деревне он, де-ре-вне! Понимаешь, что мы уже решили, что ты умерла? Можешь отнестись к этому серьёзно?

– Ох, – невольно отступив от приятеля назад, девочка поняла, что ведёт себя достаточно легкомысленно – словно и не была она на шаг от смерти, которую действительно что чудом избежала. – Извини, я… мне правда стоит всё рассказать.

Теперь парень почувствовал себя виноватым за то, что накричал на неё. Он сам не ожидал, что так вспылит. Извиняться, однако, не стал, и вместо этого лишь кивнул в сторону Андерса:

– Тут тебе, кстати, подарочек попридержали.

Глядя на массивного Андерса, Надя не сразу заметила, что на плече у него кто-то безвольно болтается. Лишь приглядевшись, она поняла и застыла.

– В-ваня? Он жив?! – метнув свой восторженный взгляд на Андерса, девочка продолжила расспрашивать о невредимости друга, желая удостовериться. – Правда жив? Как вы вообще его нашли, и почему он без сознания? С ним всё в порядке?

– Т-с, какая же ты назойливая, – Андерс скривился от раздражения. Надя замолчала, но продолжила пилить оборотня взглядом, будто и дальше расспрашивая его о Ване. Видимо это, и то, что Хемминг молчал и не мог ответить вместо него, стало раздражать Андерса ещё больше, и он сдался:

– Живой он, можешь не благодарить.

– А почему без…

– Кто знает, может, устал парень. Сама же знаешь, какие вы, люди, слабые, – не дожидаясь, пока Надя договорит вопрос, Андерс поспешил сразу ответить. А потом, поправив висящего на плече парня и недовольно сплюнув в снег, двинулся в сторону деревни волчьих детей.

– Шевелите задницами, скоро начнёт вечереть. Будет лучше, если лекарство станет готово к использованию уже сегодня.

Больше за всю дорогу Андерс не проронил и слова. Он лишь молча шёл, стараясь держаться на расстоянии от болтающих между собой Нади с Хеммингом, и мысленно ругал себя за то, что послушался Дагфинна и вернулся за ними. Идущая же позади парочка оживлённо обсуждала волотов. Надя в красках рассказывала Хеммингу, как очнулась в огромном зале и разговаривала со странной старушкой, живущей с великанами, об их пророчестве и прелестной Нуа, с которой те её спутали. Показала молодому оборотню стужник, что те ей дали, и призналась, что почти всю дорогу к подножию её на себе пронесли волоты. Хемминг слушал и не мог поверить, что великаны на самом деле не такие уж и безмозглые, и что у них тоже есть своя, но вера. А вера и традиции для разных рас и народов – та святость, которую не смеет трогать ни один из других представителей. Это та неприкосновенность, из-за которой не редко возникают споры и распри, а порой и того хуже – войны.

Когда троица в сопровождении отдохнувших и набравшихся силы волков подходила к деревне, на небе появлялись первые признаки вечера. Не теряя времени, Хемминг тут же повёл Надю в лекарню. Не сразу и с большой неохотой, но ей всё же пришлось доверить Ваню Андерсу. С недовольным лицом и нервно дёргающейся бровью он, отплёвываясь, пообещал, что действительно поговорит на счёт парня с Дагфинном и вожаком Рольфом, а не кинет в яму или бросит на съедение волкам. В итоге, как позже узнала девочка, Ваню уложили отдыхать в одной из землянок, где за ним наблюдала какая-то пара смотрителей границ. После этого она смогла уже спокойно продолжить приготовление лекарства.

Из складов оборотней ей принесли синий мох, цивиллу и немного буроны. Последнюю позже донёс Рольф – кто-то из жителей всё-таки побывал на чёрном рынке и выторговал там целый мешок. Фиола уже была в лекарне, из рюкзака девочке оставалось вытащить баночку с гелиной и пучок горного стужника.

– Получается, если б не волоты, мы б стужник и не достали?

– Получается, что так, – пожала Надя плечами в ответ Хеммингу. Молодому оборотню одна из лекарш делала компресс из листков аканоре на рёбра и правую руку – единственное, что пострадало при падении. Парень удручённо вздохнул:

– Как-то не очень это получается. Я из-за них тут торчу, а мы им, так выходит, ещё и должны.

– Ничего вы им не должны. Это был подарок.

Даже когда с Хемминга сняли компресс, он решил остаться с девочкой, чтобы ей не было скучно одной. Лекарши – две молодые девушки – с позволения Нади ушли присматривать за больными детьми. Помощь посторонних девочке была не нужна, ей проще сделать всё самой и быть уверенной, что она нигде не ошиблась и ничего не упустила. Всё-таки рецепт она помнила плохо и додумывала его некоторые компоненты сама, исходя из своих знаний, а девушки просто бы мешались, занимая пространство.

По началу Хемминг что-то рассказывал Наде, но её быстро это стало отвлекать и раздражать, поэтому она всунула ему синий мох, чтобы тот его измельчил заняв свои руки делом и не чеша языком. Сама девочка в первую очередь замочила в воде вонючие лепестки фиолы и принялась отколупывать прочную кожуру гелины от её ядра. Кожуру, так как та ядовита, она складывала в небольшой мешочек, чтобы потом выкинуть, а ядро – хрупкие шарики, внутри которых находился сок – кидала сразу в миску. Когда вся гелина была очищена, Надя добавила к ней уже измельчённый мох и нарезанную перед этим бурону – бурое растение, растущее у воды и похожее на водоросли-спиральки – и стала всю эту субстанцию толочь. Из-за гелины сделать это было не так просто – ядрышки с соком походили на упругое желе, мешающее всё перемешать. Когда же субстанции стала больше походить на однородную смесь, туда же отправились и вытащенные из воды лепестки цивиллы. Надя ещё долго мяла и измельчала всю эту кашу, пока не добилась того, чтобы та окрасилась одним цветом и из неё пропали все комки. С трепетом девочка поставила миску на затхлый огонь. Оставалось ждать.

– И долго? – кивая на огонь, спросил Хемминг.

– Может, час, или два. Просто нужно смотреть, – пожав плечами, Надя уселась за стол и перевела дух.

– Так давай разведём огонь побольше.

– Ей, ты чего, – перед поднявшимся с места оборотнем девочка выставила ногу. – Это тот самый огонь, который и нужен. Если сделать его сильнее, всё просто сгорит.

Понурившись, Хемминг сел на место. Некоторое время Надя неотрывно следила за тем, как не торопясь бурлила и пускала пузыри получившаяся смесь, но не наблюдая в этих процессах ничего необычного, поняла, что достаточно просто временами проверять готовность лекарства и решила чем-то себя занять. Сначала она разглядывала на деревянном столе узоры, дальше стала считать землянки, видимые ей отсюда, а потом, спохватившись, полезла в рюкзак. Достав дневник, который она с гордостью называла своим бестиарием, девочка открыла чистые страницы и вывела жирный заголовок: «ВОЛОТЫ».

В этот дневник Надя записывала всё, что ей удавалось узнать о магических созданиях. Всё, что выясняла сама – основываясь на своих исследования и знания. Её бестиарий заметно отличается от всех дневников, что она читала в запрещённом разделе, ведь прежде, чем писать о ком-то, Надя долго за ним наблюдала или даже общалась. До этого, правда, девочке удавалось достаточно близко приближаться лишь к дриадам и феям, да наблюдать за ограми, но теперь ей было многое известно и об оборотнях, и о волотах, и она с большим энтузиазмом принялась конспектировать полученные знания.

– Что это? – выглядывая из-за Надиного плеча, Хемминг склонился над дневником.

– Личное, – отмахнувшись, девочка продолжила писать, не желая терять мысль. Однако этот довод не помог, и молодой оборотень лишь ещё больше заинтересовался.

– Волоты? Живут в замке, уходящем внутрь гор…? Если к ним не лезть, никогда не тронут…? Что ты пишешь? – он начал вычитывать некоторые предложения из того, что успела написать Надя. Глубоко вздохнув, она отложила ручку и повернулась к приятелю.

– Это бестиарий. Справочник, в котором расписываются и иллюстрируются различные создания, в данном случае – мифические существа, – сразу расшифровала девочка.

– Хочешь сказать, и про нас там есть?

– Ещё нет. Сейчас закончу с волотами, и приступлю к вам.

– Зачем ты вообще это пишешь? Знаешь, у нас нет никаких справочников про людей. Они и не нужны, как бы, и так всё понятно.

– Понятно что? – Хемминг только пожал плечами, но Надя и так догадывалась, что думают оборотни, да и в целом остальные мифические расы, о людях. И люди думают о них то же самое.

– Понимаешь, в этом всё и дело. Я хочу показать людям, что магические создания вовсе не такие, какими их все описывают. Хочу открыть людям глаза, чтобы все поняли, что они ошибаются. Возможно, если я напишу полный бестиарий, и его увидит свет, это что-нибудь да изменит. По крайней мере найдутся люди, которые поверят и поменяют свои взгляды.

– И зачем тебе вся эта морока?

Этот вопрос поставил Надю в тупик. Она была им обескуражена и не знала, что ответить. Ей казалось, если у человека есть возможность что-то сделать – он должен ей воспользоваться. И она, Надя, просто пользовалась своей возможностью примерить большое множество рас одной лишь книжкой.

– Было бы лучше, если б между нами не было вражды. Между людьми и мифическими расами, между людьми и теми, кто всего лишь имеет возможность управлять магией. Было бы… очень здорово, согласись?

– Ну, возможно, – как-то уклончиво ответил Хемминг, сев на своё место.

Перечитав последний абзац написанного, Надя влилась в творчество и продолжила работу над бестиарием. Она уже дорисовывала карандашом этапы перевоплощения оборотня, вспоминая, как это происходило с Хеммингом. Выходило довольно-таки неплохо: за все эти годы, что девочка рисовала огров, дриад, да волков, которых ей удавалось видеть, она уже приловчилась вести карандаш туда, куда надо, и плавно выводить аккуратные линии.

– Ухты, – заинтересованный шумом, который издаёт грифель по бумаге, Хемминг снова заглядывал через плечо в бестиарий. – Это я что ли?

Добавив последний штрих, подчёркивающий звериные глаза оборотня, Надя захлопнула книгу и сунула ту в рюкзак.

– Ты, – коротко ответила она, невольно краснея. Отчего-то девочка стеснялась своих рисунков. Может, они ей и нравились, но девочка не хотела, чтобы кто-то видел её справочник пока тот не готов.

– Оказывается, я выглядел достаточно…

Хемминг так и не смог подобрать подходящего слова, даже старательно раздумывая о нём последующие десять минут, маяча перед Надей и стуча костяшками по столу, и в итоге смущённо уселся на лавочку. Девочка же в свою очередь даже не услышала его реплики, слишком увлечённая помешиванием лекарства. Вскоре она сняла то с гоня и вылила в миску, накрыв полотенцем, чтобы содержимое немного настоялось, и поставила в снег, чтобы быстро остыло. Ждать пришлось не долго – мороз сделал своё дело.

Надя стала удовлетворённо разглядывать результат проделанной работы: желеобразную массу с терпким запахом. Гелина, вкус которой напоминал грецкие орехи с мёдом, должна была скрасить вкус лекарства. Всё-таки все ингредиенты настаивались и варились в её соке. И всё же, если вкус действительно ужасен, девочка хотела бы это знать заранее, чтобы быть готовой к отвращению детей. Поэтому, набрав немного в ложку, сама опробовала сие творение. Оно действительно напомнило ей какое-то желе, или даже кашу. Вкус был горький, но не такой уж противный – привкус мёда действительно спасал всё положение. Девочка была уверена, что лекарство подействует, ведь болезнь, с которой столкнулись оборотни, существовала и в прошлой эре, и Надя, читая о той, как-то раз наткнулась на симптомы и способы её лечения. В прошлой эре конечно всё делалось несколько иначе, но ведь мир не изменился кардинально, а уж заменить нужные вещества со своими знаниями девочка вполне себе могла.

Наконец, кивнув самой себе, Надя торжественно заключила, что лекарство готово.

– Правда? – не веря, Хемминг принюхался к содержимому в миске. – Это оно? И… оно поможет, верно?

– Поможет, – кивнула Надя, найдя чистый листок и записывая на нём рецепт. Она написала не только ингредиенты, но и процесс приготовления, чтобы оборотни в следующий раз могли сами бороться с этой болезнью.

– Вот, – подбежавшим двум лекаршам, которых уже успел позвать взбудораженный Хемминг, девочка сунула листок. – Само лекарство в миске.

– Спасибо, – одна из девушек низко поклонилась Наде, отчего та снова засмущалась, пробежалась по рецепту глазами и куда-то его унесла, а вторая взяла миску и, направившись к детям, позвала девочку:

– Пойдём, поможешь мне.

Надя отпираться не стала и проследовала за лекаршей. Пройдя через арку, завешанную лентами и бусами вместо двери, они оказались в открытом помещении, которое Наде уже доводилось видеть – правда издалека, когда Хемминг навещал своих болеющих братьев, к которым он направился и сейчас. Все двенадцать детей, подхвативших болезнь, лежали здесь на своеобразных кроватях. Большинство ещё не спало, тех, что провалились в сон, лекарша принялась будить.

– Вы принесли лекарство? – громко спросил какой-то мальчик, самый младший здесь, как показалось Наде. Она кивнула ему. Ребёнок, на удивление, никак не отреагировал, собственно, как и все остальные. Видимо они уже привыкли к тому, что им постоянно что-то приносят и говорят, что это поможет. Но ничего не помогало, сколько бы им не носили и сколько бы не говорили.

– В этот раз всё будет по-другому, – будто убеждая саму себя, сообщила понимающая ребят лекарша. Она попросила всех выстроиться в линию к столику, стоящему у прохода, на который и поставили Надины труды. Отчего-то сейчас обычно полная решимости и уверенности девочка стала волноваться. Она вдруг испугалась, что у неё ничего не вышло и она не сможет помочь беднягам.

– Ложки хватит? – вопрос лекарши выбил из Нади сомнения. «Откуда вдруг в голове такие унылые мысли?» – поразилась девочка и поспешила ответить:

– Да, набирай с горкой. Если хотят, могут запивать водой.

Никто из детей ничего не говорил ни о вкусе лекарства, ни о том, как оно пахнет. А уж о воде и вовсе никто не думал. Все просто принимали свою порцию, прожёвывая и так кашеобразную массу, и без всяких кривляний проглатывали, возвращаясь к своей постели. Совсем не похоже на тех детей, что Надя видела в городской врачебнице. Обычно, даже если лекарство приятное на вкус, дети капризничали и делали вид, что оно противное. Хотя сравнивать детей двух разных рас, возможно, довольно глупо.

– Я уложу их спать. Отнесёшь остатки в погреб? – протягивая Наде миску, лекарша уже взволнованно пересчитывала детей. В такие моменты некоторые из них любили ускользать из лекарни, с учётом того, что покидать её им было запрещено. Надя замешкалась, соображая, где здесь погреб. Поняв это, на выручку ей пришёл Хемминг, забирая миску и со словами, что быстро вернётся, выскальзывая из освещаемого помещения во тьму. Тут уже прибежала и вторая девушка, лечащая больных. Чтобы не мешать, Надя вернулась в ту небольшую отдельную комнату, где готовила лекарства. Там находились и различные шкафы, и тумбочки, в которых, вероятно, хранились склянки, некоторые травы, и другие лекарские приспособления.

Сев на лавочку, Надя вытянула вперёд ноги и легла на стол, подложив под голову рюкзак и обняв тот руками. Некоторое время она так наблюдала за огнём, полыхающем в печи, а потом закрыла глаза, наслаждаясь исходящем от того теплом. Треск древесины и свежий запах так её очаровали, что она даже не заметила, как умудрилась уснуть.

Погреб со всякими травами и чудодейственными плодами находился прямо за лекарней. Хемминг хорошо знал туда дорогу. Так как смотрителем границ он ещё не стал, а на одном месте ему не сиделось, он много времени проводил в лекарне, помогая там справляться с детьми. Чаще всего он либо носил какие-то тяжести, либо развлекал ребятню, что выходило у него весьма неплохо – всё-таки Хемминг живёт бок о бок с двумя младшими братьями-близнецами, а уж те кому хочешь мозг вынесут.

Оставив в погребе лекарство, молодой оборотень поспешил обратно. Он прихватил у входа в лекарню кучу досок, чтобы подкинуть те в печь и не волноваться, что их не хватит на всю ночь. Печь эта была необычно длинной для себя – специально, чтобы выделялось больше тепла – но и дров, естественно, тоже приходилось в неё кидать больше.

– Слушай, а твоё лекарство… оно когда подействует? – спросил Хемминг, закидывая последние доски. Ответа он не услышал и, отряхивая руки, повернулся к Наде. Закрыв глаза, девочка мирно сидела, положив голову на стол и подсунув под ту рюкзак. Вернее даже будет сказать, что она лежала, потому что почти всё её туловище так же находилось на столе. Сам Хемминг никогда так не спал и вообще не видел, чтобы так кто-то делал. Для достоверности он даже подошёл ближе, помахал у Нади перед глазами и прислушался к её сердцебиению. Дыхание было ровным.

– И правда спит.

Судя по умиротворённому лицу девочки, ей и так было хорошо, поэтому тревожить её, будить, или переносить на руках, из-за чего она всё равно проснётся, Хемминг не стал, решив просто оставить её здесь. Накинув на Надю капюшон её куртки, молодой оборотень предупредил ночующих здесь же лекарш, что девочка осталась тут, поцеловал на ночь уже похрапывающих братьев, а сам двинулся в сторону дома, понимая, что родители и так давно его ждут.

© Ника Март ,
книга «НЭВИМ I1I Воровка магии».
Глава 18. Шпион, кентавр, человек
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Еkamepuна Б.
Глава 17. Исполнившая надежды
Ввиду малого возраста героини, да и принадлежности к разным расам, говорить о каких-то чувствах будет не уместно 🙄🙄🙄😳😳😳но, похоже, Хемминг начинает привязываться к Наде... И дело даже не в том, как она подумала, что он так себя ведёт, потому что надеется, что она поможет его братьям-близнецам... Скорее всего, это бескорыстные мотивы... Хотя... У меня такое чувство, что всё дело в Надиной магии 🤔🤔🤔Наверное, это благодаря ей девочке удаётся располагать к себе остальных, неважно к какому миру или расе они принадлежат... Такое ощущение, что она станет той, кто объединит разные королевства вместе....✨✨✨🤔🤔🤔😇😇😇
Ответить
2019-03-05 21:27:38
3
Rumors RuDa Dawn
Глава 17. Исполнившая надежды
Добрая, светлая и располагающая к себе. Хеммингу она нравится прям;)) если она всё-таки объединненит все рассы, то будет хорошо. Но если так оно и случится, значит будет ещё бо́льшая угроза😮
Ответить
2019-05-14 11:05:50
2
Елена Шестакова
Глава 17. Исполнившая надежды
Надеюсь, что лекарство поможет и дети выздоровят!
Ответить
2019-05-24 03:16:05
1