(буктрейлер)
Глава 1. Юная роза
Глава 2. Воспоминания. Встреча
Глава 3. Начало положено
Глава 4. Молния, что пришла с небес
Глава 5. Помогите! Спасите! Убивают!
Глава 6. Чем дальше в лес
Глава 7. Воспоминания. Дом
Глава 8. Воспоминания. Семья
Глава 9. Когда-нибудь везения заканчиваются
Глава 10. Волчьи дети
Глава 11. Приношение древу
Глава 12. Магия внутри
Глава 13. Пропавший парнишка
Глава 14. Не ходите, дети, в горы, в горах волоты живут
Глава 15. Прелестная Нуа
Глава 16. Это нужно принять
Глава 17. Исполнившая надежды
Глава 18. Шпион, кентавр, человек
Глава 19. Помогаем всем, помогаем весело
Глава 20. По холодным следам
Глава 21. Предотвращая войну
Глава 22. Из огня да в пламя
Глава 23. Проклятый старик
Глава 24. Племянничек Стефана Бауэра
Глава 25. Воспоминания. Гарпия
Глава 26. Воспоминания. Яд
Глава 27. Алые крылья
Глава 28. Нужно бежать
Глава 29. Я иду за вами
Глава-бонус. Справка
Глава-бонус. Словарь
Глава-бонус. Бестиарий
от автора
Глава 15. Прелестная Нуа

Надя не заметила, как провалилась во тьму, которая милосердно её укутала. В ней было… темно. Темно на столько, что девочка решила бы, что ослепла, не видь она себя. Тут было ни жарко, ни холодно – именно то идеальное состояние, когда не требуется ни капельки ни того, ни другого. А ещё очень уютно. Казалось, никто и ничто не сможет сюда проникнуть, и это – самое безопасное место из всех на планете. Надя могла бы провести здесь, пожалуй, очень и очень долгое время. Собственно, она не знала, сколько уже пребывает в этой пустоте. Хотелось просто закрыть глаза, и спать, спать…

Когда девочка снова подняла веки, тьма не была уже такой густой. Не осталось того уюта и комфорта. Стало прохладно, как это всегда бывало, и почему-то жутко. Потерев переносицу, Надя привстала, припоминая последние события. И чем больше вспоминала, тем больше ощущаемая ею жуть усиливалась. Даже закрывая глаза она видела перед собой обратившегося, озверевшего Хемминга, огромного волота, с которым он бился, и то, как летел вниз с горы. Неужели она потеряла сознание?

Надя наконец подняла голову и осмотрелась. Темноту пытались освещать большие факелы, висящие высоко-высоко на стенах. Таких огромных потолков, как здесь, девочка в жизни не видела. Вглядываясь в помещение, она терялась в его пространстве. Тот ужас, который нахлынул на неё там, на горе, почему-то до сих пор не отступал, как и не отходило чувство, что здесь, помимо неё, есть кто-то ещё. Слышались тяжёлые дыхания и хрипения. Именно дыхания, потому как для одного звучащих звуков было многовато. То, на чём сидела Надя, было где-то в двух метрах от земли. Можно спрыгнуть, но… где она вообще? Будет не очень разумно сейчас что-либо предпринимать.

Продолжая вглядываться в темноту, Надя заметила там движение, ведущее куда-то наверх. Огонь в факелах там обеспокоенно танцевал, давая понять, что нечто, очень большое и явно живое, здесь действительно есть. Только задрав голову и посмотрев гораздо выше того, где ходят люди или другие существа, встречаемые Надей, она наконец заметила множество больших глаз. Зелёных, голубых, коричневых – как у людей, но очень, очень больших. Внезапно, словно поймав на себе взгляд, огромная тень отделилась от остальной массы. Она сделала один тяжёлый шаг и уже оказалась возле девочки, а потом нагнулась, с большим интересом её рассматривая.

Это оказался большой человек, увеличенный раза в четыре. С длинными лохматыми волосами и заросшей бородой. Слишком бледной кожей и уж странным, неестественно круглым брюхом, вываливающимся из-за пояса. Чем была сшита шкура, покрывающая его тело, можно только догадываться. Из-за спины же выглядывала рукоять. Кажется, он носил с собой дубину. Разве таким громилам нужно оружие, когда за то сгодятся их руки?

Надя ощутила на себе всю тяжесть взгляда великана. Продолжая сидеть на чём-то возвышенном от земли, она была готова провалиться до самого центра Земли. Однако панические мысли девочки о том, как бы не оказалось так, что волоты – людоеды, были перебиты странными звучаниями. Великан, стоящий перед ней, стал вдруг издавать звуки, напоминающие бурлящий и одновременно кашляющий гул. Звуки часто повторялись и, кажется, имели ударения и паузы. Он… разговаривал? В его языке напрочь отсутствовали шипящие звуки и было минимум гласных. Всё место занимали гулкие и звонкие буквы, из-за чего язык казался попыткой обиженного ребёнка, не умеющего разговаривать, дать родителям понять, что он от них хочет.

– Я… я не понимаю, – пролепетала Надя, качая головой. Она сказала это так тихо и даже не думала о том, что великан услышит. Но её голос разошёлся по всему залу, из-за чего волот замолчал. Это мгновение тишины сильно душило девочку. «Вдруг он сейчас разозлится и что-нибудь сделает?» – мелькнуло в голове. Однако волот снова что-то заговорил, обращаясь, кажется, уже к кому-то другому. В толпе великанов завозились. Сейчас Надя могла уже хоть примерно, но понять, если вдруг кто где-то стоит – постепенно её глаза привыкали к темноте. Здесь было не так много великанов. Может, шесть, или восемь. Все они забурчали, разговаривая между собой. О чём, девочка, естественно, не понимала.

– Да тута я, тута!

Вдруг где-то издалека, в самом конце зала, донёсся старческий, вполне человеческий голос. Услышав его, все волоты замолчали, а Надя буквально подпрыгнула на месте от неожиданности. Человек, да здесь? Не может же этого быть! Но звук точно доносился снизу, и сомнений, что это чистый, человеческий язык, не было.

– Вот не могли они меня подождать... Зачем же ждать бедную старуху? – продолжала ворчать недовольная обладательница голоса. – Расшумелись здесь, тьфу, только пугать и горазды.

Внизу, под ногами у великанов, а теперь и перед Надей – точнее сказать тем, на чём она находилась – появилась сморщенная старушка в лохмотьях. Вид у неё, признаться, был жалкий. По белым спутанным волосам девочка не сразу даже поняла, куда старушка смотрит и где вообще её лицо. Но когда та подняла к ней голову, сразу стал виден большой опухший нос, торчащий из-под копны волос.

– М-мх! Так это тебя они притащили? – зная ответ на этот вопрос, старушка тут же поспешила задать следующий. – И как же ты оказалась в горах?

Надя немного опешила. Для начала, разве не она должна задавать вопросы? И что вообще среди волотов делает эта (вменяемая хоть?) старушка?

– А как Вы оказались здесь? – девочка ответила вопросом на вопрос, не желая делать из себя жертву. По крайней мере, если бы волоты хотели её убить, сделали это ещё там, на горе. «Надеюсь, они не приносят древу жертвоприношения» – проскочило ироничное в её голове.

– И-ишь какая! Ну не зна-аю, не зна-аю, Кнут. Как по мне, и совсем не Ну́авский у неё характер, – та уставила руки в бока, что-то ещё негромко прошамкав, и продолжила, обращаясь уже к Наде. – Милая, что вообще тебе известно о волотах?

Как и все подобные вопросы, он сразу заставил девочку задуматься. Вспомнить книги, что она читала, дневники неизвестного автора и свои собственные заметки, которые Надя осмеливалась делать лишь после полученного опыта. Из-за объёма информации и неожиданной просьбы что-то рассказать в голове всё смешалось, девочка невольно вспомнила обо всех существах, которых знала. Ведь раньше она каждый день проводила в библиотеке, и читала, читала… а сейчас кажется, словно и не делала ничего такого. Опомнившись, Надя отбросила посторонние мысли.

– Что и все в деревне, – она пожала плечами, припоминая, что поговаривали странники, глядя на высокие горы, хорошо видимые ещё далеко за деревней. – Это великаны, метров под пять ростом, которые едят людей и не знают пощады. И что ещё не спустились они с гор лишь потому, что вокруг поселений люди создают защитные купола.

Волот, стоящий рядом, стал что-то негодующе бурлить, махая головой. Кажется, он даже потянулся к своей дубинке, висящей у него за спиной, но старушка вовремя спохватилась.

– Тише, тише! Кнут! Она же всё это время росла среди людей, не забывай этого! – хриплые вопли старухи утихомирили великана, заставив его лишь недовольно топнуть ногой, отчего под ногами у Нади всё задрожало. – А ты, юная леди, – она повернулась к девочке, – будь добра, следи за своим языком. В конце концов, ты перед милосердным правителем Волотовой горы, восседаешь на его троне, некогда принадлежащем Руну, погибшему королю этих земель. Рун и Ида, его жена, очень тебя любили. Так не забывай о долге, что лежит на твоих плечах!

– Простите… долге? – из сказанных старушкой слов Надя ничего не поняла. При чём тут вообще погибшие король и королева волотов? На секунду девочка успела удивиться, что у волотов вообще существовали такие, но она тут же вернулась к непониманию происходящего. Особенно Надю поразило то, что эти существа усадили её на свой трон. Трон!

– Кнут, будь добр, – старуха тяжело вздохнула и, старчески кряхтя, с трудом забралась на руку, протянутую ей волотом. Тот стал осторожно поднимать её в воздух и остановил у сидушки, чтобы старуха смогла сойти и подойти к Наде. Теперь девочке эта пожилая леди казалась ещё ниже и ещё неопрятнее, чем раньше. Словно бы та уже лет сорок жила в горах, а до этого исследовала джунгли, скача там по лианам, как обезьяна. В любом случае, нос старухи так же оказался более пухлым и красным.

– Что ж, возьму на себя право, раз уж язык волотов ты не понимаешь, рассказать тебе наше предание…

– Чьё – «наше»? – успела перебить Надя, из-за чего старуха, подобно великану, негодующе топнула ногой.

– Волотово, во-ло-то-во! Чьё ж ещё, дурная, – кажется, её аж передёрнуло от того, что девочка ничего не поняла. Хмыкнув и нервно одёрнув свои лохмотья, старуха сделала пару шумных вдохов и спокойным тоном продолжила:

– Жившие много лет назад король и королева Волотовых гор участвовали в битве за часть леса у болот, которые были необходимы нам для выхода к великому океану. Где-то там, далеко-далеко за водами, обитали наши предки, и по записям, хранившимся в этом зале – которые и я-то с трудом тогда разобрала – они вот-вот должны были прибыть сюда. Но отвоевать земли нам не удалось. Пали лучшие воины, а с ними и король с королевой. Волотов здесь и так не много обитало, а после битвы их осталось совсем мало, как видишь. Затевать ещё одно сражение было бы глупо. Тогда же пропала и дочь правителей – прелестная Ну́а – которая всё это время находилась в горах, в безопасности. И то, куда она могла деться, не знал никто.

Представить прелестную юную представительницу женского пола расы волотов у Нади, как бы сильно та не старалась, не получалось. Но она не рискнула перебивать старуху своим любопытством, хотя и насовсем от этой идеи не отказалась.

– Через пару дней нам было даровано предание, – продолжила вещание после короткой паузы старушка. – Должно пройти десять лет, и тогда принцесса Нуа, нарушившая запрет об использовании нашего алтаря, пройдёт в горах в обличии человека. Все эти годы она будет жить с племенем людей, и лишь тогда ей будет дана возможность вспомнить свою прошлую жизнь. И когда это случится, мы сможем возобновить нашу битву за земли у болот.

– То есть на неё пало проклятие, охраняющее алтарь?

Старушка коротко и быстро кивнула.

– И заключилось оно в том, что... принцесса переродится человеком?

– Будет помещена в тело человека, и забудет всю свою прошлую жизнь, – поправила старушка, хотя Надя не сразу поняла разницу в сказанных словах.

– И вы считаете, что эта Нуа – я?

Старуха, казалось, снова чуть не вышла из себя. Она сжала кулаки и вернула съёжившуюся гримасу своего лица в прежнее состояние. Снова сделала пару вдохов и, в конечном итоге, ограничилась всё тем же коротким кивком. Надя бы засмеялась, не пойми она, что это предание действительно очень важно для волотов. Что за алтарь такой и какой Нуа нарушила запрет, Надю не интересовало – это было личное дело волотов, в которое ей точно не стоило лезть. Доказательство же того, что она – не принцесса, нарушающая запреты, пришло девочке в голову буквально сразу же. Это было так понятно и очевидно, что Надя даже смутилась.

– К-хем, – она кашлянула в кулак, чтобы привлечь внимание. – К сожалению, я не та, кого вы ждали.

Старуха засмеялась, временами откашливаясь в свои же спутанные волосы.

– Ну конечно. Пока – нет. Ты ведь ещё ничего не вспомнила. Вот подожди немного, и тогда…

– Да нет же, вы не поняли. Тут не в памяти дело, а в предании вашем. Я не та, – Надя подошла к краю трона, взглянув на волотов. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь девочке станет жаль этих созданий. – По преданию вашей принцессе должно быть десять лет.

Волоты некоторые время о чём-то бурлели между собой, пока стоящий впереди всех – кажется, Кнут – не нагнулся, и не сказал что-то, обращаясь к Наде.

– Он говорит, что всё верно. И спрашивает, сколько тебе лет, – прошамкала за спиной старушка, переводя. Кажется, ей было не очень комфортно, ведь она первая не догадалась спросить Надю о её возрасте.

– А мне уже пятнадцать, – Надя вздохнула, понурив голову. «Надеюсь, меня теперь не съедят» – промелькнуло мимолётом у неё в голове.

Спустя мгновение тишина в зале сменилась взрывом шума и гама. Некоторые волоты стали гневно топотать, что-то бурча, другие шумно о чём-то дискуссировать. Надя услышала знакомое ёрзанье, как при доставании дубинки, и сразу встрепенулась:

– Н-но это не значит, что ваша принцесса не вернётся! Должно быть, она придёт чуть позже. Просто время ещё не пришло. Идёт ведь только десятый год, верно? Значит, ваша прелестная Нуа ещё успеет вернуться в Волотовы горы, – Надя активно жестикулировала руками, всем своим видом излучая искренность и уверенность сказанных ею слов. Она даже сама поверила, что Нуа обязана прийти в горы. А если волоты ещё не поверили ей, девочка готова продолжить свою речь… Да и продолжила бы, не начни старуха опять яро кашлять и махать руками.

– Тише ты, тише… Знаем мы, что раз не ты это, принцесса дорогу домой найдёт. Я ведь когда-то и сама на её месте была, да вот пришла в горы, всё вспомнила, без остатка!

Надя, пожалуй, сначала опешила, а потом всерьёз задумалась, как такое возможно. Теперь она своим же словам верить отказывалась, и не в силах была найти логическое объяснение данной ситуации. Как ни странно, даже в магии и ритуалах должна быть логика. Человека в один прекрасный день не может вытеснить из его же тела сознание какого-то волота, нарушившего некий запрет.

– А вы точно уверены в том, что… волоты все эти десять лет живут среди людей? – как бы невзначай спросила девочка.

– Э-э, мила-ая, – протянула с широкой улыбкой старушка. – Я-то знаю, что говорю. А вот ты лучше чеши языком поменьше, раз и не принцесса вовсе. А ну говори, чего делала тогда в наших горах? – слащавый голос пожилой женщины резко сменился грубым и, возможно, даже угрожающим. Она бойко сжала свои тонкие губы и шмыгнула опухшим носом, который в очередной раз почесала, нагоняя ещё большую красноту. – И не сме-ей вра-ать! Знаем мы вас, людишек. Племя ваше очень гнусное, жалкое и ненасытное. Неужто земель наших захотелось?

– Да что вы, бабушка, людям и под защитными куполами неплохо сидится, – девочка испуганно завертела головой, пока её не обвинили в разжигании войны десятилетней давности. – Мне и врать-то незачем, я просто искала с друзьями стужник. Мы надеялись, что нам не придётся забираться высоко в горы, и найдём его раньше, но…

Речь девочки оборвалась сама – голос затих, словно энергия в той закончилась. Она опять вспомнила о событиях на горе. О битве, о Хемминге… Её пробрала дрожь, а шея нервно дёрнулась. Надя всем сердцем надеялась, что с парнем всё в порядке.

– Мне уже поведали историю о резвом оборотне с дрессированными волками. Поверь мне, повидавшей множество попыток этих полузверей забраться к нам в горы – твой друг будет жить, – будто прочитав мысли Нади, уверенно, словно вынося вердикт, произнесла старуха. – И зачем же вам, скажи ты мне, понадобился наш стужник? Это растение растёт на нашей горе, и является оно, конечно же, нашим. Хотели украсть?

Как всегда, последний вопрос прозвучал слишком резко и требовательно. Раз волоты считают все горы своими владениями, не исключено, что и всё, что растёт в горах, они тоже приписывают к своему имению. Хоть Надю это и смутило, она стала поспешно отнекиваться, заверив, что стужник им нужен исключительно для приготовления лекарства.

– Вот оно как…

Старуха о чём-то задумалась, упрямо смотря на девочку сощуренными глазами. Надя вдруг почувствовала себя свининой, которую вроде и очень хотят съесть, но в то же время понимают, что это последний кусок, и лучше немного подождать, чтобы хватило ещё на разочек. Девочка ущипнула себя за это странное сравнение, всплывшее у неё в голове. Она всё ещё не знала, едят волоты людей, или нет, и было бы лучше не узнавать вовсе.

В конце концов старуха громко чихнула, вытерев нос всё теми же волосами, и куда-то махнула рукой одному из волотов. Кнут, стоящий всё ещё рядом с троном, начал было что-то бурчать, но старуха властно его перебила:

– Цыц! С нас не убудет. Посмотри на неё – кожа до кости! – сплюнула старуха, тут же добавив, обращаясь к Наде. – Эх, нравишься ты мне. На меня в молодости похожа. Такая же настырная и вездесущая!

Девочку упоминания про кожу и кости не очень воодушевляли, да и схожего с этой старухой находить ей не особо хотелось. Да и разве настырная она? Просто немного любопытная…

Надя опустила глаза в трон, если можно так выразиться, задумавшись о разнице значений «настырный» и «любознательный». Она бы потратила на эти раздумья несколько часов – и не заметила бы – но к её ногам неожиданно шлёпнулся мешок, разогнавший все мысли по углам её ненасытного сознания. Мешок был сплетён из каких-то растений и размерами догонял маленького слонёнка. С его верха высовывалась сухая трава.

– Куда ж ей столько-то! – запричитала старуха принёсшему мешок волоту. В ответ на его невнятные бульканья она начала ворчать. – Иш-шь ты, самый маленький мешок… А горсть принести не мог, не? Вот теперь неси его обратно на склад, да траву назад высунь и мешок повесь. Гляди мне там! Не хватало слабой, пожилой женщине за вас тряпьё таскать. Тьфу!

Старушка звучно сплюнула на пол, протягивая Наде вытащенные из мешка растения. Девочка благодарно приняла травы, покрепче их сжимая.

– Мы из него чай делаем, а собираем каждый раз, как скучно становится, так что его у нас много. Ты гляди только, больше на гору не лазь. А то мало ли, какое настроение у нас будет в следующий раз.

Видимо, под «нас» старушка подразумевала её собственное настроение, потому что даже Кнут, который, как поняла Надя, и возглавлял волотов, слушался её.

– Кста-ати, – протянула она, после чего коротко и резво свистнула сквозь пальцы. К ногам девочки снова что-то упало, от чего та вновь вздрогнула. «Нельзя же так часто людей пугать! Некоторые от испуга даже умирают» – возмутилась Надя у себя в голове.

– Добряк нашёл его рядом с тобой, когда ты на горе в обморок грохнулась, вот, решил прихватить. Твоё?

Надя даже и думать не хотела о том, что Добряком, о котором говорила старуха, был тот волот, что сбросил Хемминга со скалы. Вместо этого она ухватилась за свой рюкзак. Внутри столько ценных вещей для неё лежало, было бы ужасно, если б она его потеряла. Не переставая благодарить пожилую женщину, девочка положила в рюкзак стужник и с трепетом накинула тот на плечи. Старуха удовлетворённо кивала, скалясь и пощёлкивая зубами. Не понятно было даже, какие эмоции она испытывает. Мысли таких людей по лицу не прочитаешь, и ожидать от них можно чего угодно – от этого и общаться с ними жутко.

– Эй вы, двое! Да, да, вы. Спустите беднягу с горы, а то она, щупленькая, и не дойдёт сама. Жалко будет такой пропадать, – старуха подозвала каких-то волотов к себе, удручённо качая головой. – И всё же хорошо было бы, если б ты нашей прекрасной Нуа оказалась.

– Придёт она, бабушка, придёт ещё. Вы так не волнуйтесь, – на всякий случай ещё раз заверила её девочка. Мало ли, что сейчас взбредёт старухе в голову. Но та лишь молча помогла Наде забраться одному из волотов на ладонь, да чихнула на прощанье, шумно вытирая нос своими спутанными волосами.



© Ника Март ,
книга «НЭВИМ I1I Воровка магии».
Глава 16. Это нужно принять
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Rumors RuDa Dawn
Глава 15. Прелестная Нуа
Надя не перестает удивлять канечно. Мне кажется ей предназначено применить народы волков и волотов...
Ответить
2019-05-14 10:47:52
1
Елена Шестакова
Глава 15. Прелестная Нуа
Мм, думаю который раз не буду повторять, как понравилась глава🙂 Что касается самой главы. В начале, когда Надя упала во тьму. На мой взгляд следующие два предложения тут излишни. В первом же все прекрасно понятно, где она теперь. (Темноту пытались освещать большие факелы) - почему собственно они пытались? Зачем много слов? (Просто и понятно (Темноту освещали большие факелы) (Продолжая сидеть чём-то возвышенном от земли, она была готова провалиться сквозь него, удариться об пол, да провалиться и через него тоже) - вот честно, представила эту картину и стало как-то не по себе. И беспокойство за Надю, что она может переломать себе все кости. Есть же простая фраза. "Провалится сквозь землю" (Теперь её голова своим же словам верить отказывалась) - как? Тут скорее так - Теперь же Надя отказывалась верить своим словам. (Некоторые от испуга даже умирают - возмутилась Надя в голове) - возмутилась Надя мысленно.
Ответить
2019-05-23 03:33:08
2