• РОКОВОЙ ПРОЛОГ •
• ЧАСТЬ I • Глава 1. Пространственный браслет
Глава 2. Гнетущие события
Глава 3. Монстрические неприятности
Глава 4. Беспространственная ссора
Глава 5. Назойливое беспокойство
Глава 6. Материализованное желание
Глава 7. Бесстрашная трусиха
Глава 8. Ослепительная академия
Глава 9. Кольцевой кабинет
Глава 10. Неопределённый эррантем
Глава 11. Долгожданное обучение
Глава 12. Древнейший язык
Глава 13. Церемониальный вечер
Глава 14. Отцовский тайник
Глава 15. Разящий Дессевасп
Глава 16. Ботанический казус
Глава 17. Всепоглощающий кошмар
• КАРТОЧКИ ПЕРСОНАЖЕЙ •
• ЧАСТЬ II • Глава 18. Дражайшие враги
Глава 19. Истинность Альтериума
Глава 20. Алый Сонвир
Глава 21. Мёртвый класс
Глава 22. Злочастный конверт
Глава 15. Разящий Дессевасп

– Поверить не могу, что ты, толком не доглядев цифры, отчего-то решила, что это точно твой результат, – не унималась Розалия, пялясь на Владу. – Хорошо, что ты ещё не решила идти сразу к директору.

Адам усмехнулся, представляя эту картинку. Должно быть, директор, не раскрывая сразу все карты, сперва спросил бы у Влады, так ли она сильно хочет во вторую группу и почему. Посмеялся бы. Ну а потом уже сказал правду (наверное). По крайней мере, он точно бы ответил ей к вечеру этого дня.

– В любом случае, лучше уж так, чем если бы результат, который я увидела, был больше моего настоящего, – пожала плечами Влада, уже не так сильно переживая по этому поводу. – Давайте лучше поторопимся за мисс Банафеей, не хочу заблудиться в этом саду.

Сад академии и правда представлял из себя огромный лабиринт, созданный из больших и ровных кустарников. По широкой тропе, вдоль которой эти кусты тянулись, встречались другие растения, цветы и травы. Они были собраны со множества других миров и посажены здесь для изучения, поэтому предела в разнообразии сад академии не знал. Кустарники то расширялись, создавая некую поляну, то снова сужались. Трава под ногами меняла цвет от зелёного до фиолетового – кажется, почва тоже была собрана не в этом мире, иначе бы растения не прижились. Банафея Аббас сказала, что чем дальше ведёт лабиринт, тем в нём опаснее. Каждый ученик в Альтериуме знает сад до определённого места – статуй Первых. Заходить дальше без сопровождения преподавателей было запрещено.

– Что ж, сегодня я познакомлю вас с одним очень интересным лечебным растением. Если делать из него перевязку раненого места – да даже перелома – оно подействует как обезболивающее и ускорит процесс заживления. Настойка же из этого растения вылечивает многие недуги. Благодаря этим свойствам оно и полезно для странствующих. Согласитесь, будет трудно убегать от того же перекидыша, если у вас ушиблена нога, а так вы не будете чувствовать боли, – рассказывала Банафея, выводя всех на небольшую поляну. Здесь, пучками свисая с растущих чуть ли не друг на дружке кустов, плелись колосовидные пурпурно-красные соцветия. Они напомнили Владе серёжки берёзы, только более крупные и длинные. А ещё колосья напоминали пучки, связанные резинкой.

– Это и есть амарант – то самое растение, с которым вы будете сегодня работать, – довольно кивнула Банафея, подходя к одному из кустов и подзывая всех ближе к себе. – Я покажу вам, как правильно срывать цветки и выкапывать сам амарант целиком без вреда для него. В других мирах он встречается довольно редко, поэтому его сохранность очень важна. И так…

– П-помогите!

Резкий крик заставил Банафею прерваться. Выйдя из круга студентов, уже вовсю пытающихся понять, откуда кричали, она и сама стала вглядываться в даль садового лабиринта. Крик скоро повторился, и тут же в поле зрения ребят попал парень, нёсшийся со стороны Альтериума. Даже увидев группу студентов, он не переставал кричать о помощи и бежать. За ним, сильно отставая, бежал другой парень, очень щуплый и явно уже выдохшийся. Грохот, стоящий в округе и напрягающий всех, включая преподавательницу, не позволял им двинуться с места.

Когда первый парень добежал до студентов и на ходу упал перед ними на землю, пытаясь отдышаться, Влада узнала в нём своего одногруппника. В тот же миг все увидели причину стоящего шума. Из-за угла, догоняя второго ученика, на огромных листьях, перебирая теми, словно лапками, бежало гигантское растение! На толстом стебле, покрытом шипами, возвышался красный бутон, напоминающий обыкновенный тюльпан. Однако смотрел он, скрючившись, вниз, а из самого бутона выглядывала куча длинных и острых, словно кинжалы, зубов. Растение яростно шипело и бежало за парнем, извиваясь, как змея, и норовясь его проглотить.

Завидев громадину, мисс Банафея опомнилась. Она успела выскочить между уже падающим на землю щуплым парнишкой и цветком. Тянувшийся за настигнутой добычей, тот сразу остановился и отпрянул.

– Mitescere, et vado ad somnum! – проговорила громко Банафея, подходя к цветку ближе и нежно гладя его по листьям, а потом тихо шепча, – Nemo turbet te amplius.

Цветок сразу осел, затихая. Его листья, словно корни, вонзились в землю, разрывая почву, а стебель выпрямился. Закрыв пасть, монстр и вовсе слился с природой, тихонечко покачиваясь на ветру. Так даже и не скажешь, что это не простой цветок – пусть и такой огромный.

– Что вы ему сказали? – полюбопытствовал кто-то из толпы. Студенты, конечно, были поражены увиденным до глубины души.

– Успокойся и спи дальше, больше тебя никто не потревожит, – перевела вдруг Розалия, только потом смекнув, что вопрос был адресован преподавателю.

– Верно, – Банафея кивнула, оценив знания Али. – Это древний язык. Большинство монстров понимают его, поэтому и вы будете его изучать. А теперь…

Банафея упёрла руки в бока, возмущённо уставившись на мальчишек, устроивших переполох. Её брови сошлись на переносице, а сама она то поднималась, то опускалась, как делают персонажи в пиксельных играх, когда стоят на месте. Это было бы забавно, если б Банафея не злилась.

– Признавайтесь, что вы сделали? – напористо спросила она, повышая свой тон. – Как вообще можно было умудриться разбудить кувшиночника-убийцу!? А если бы он вас сожрал? Или вы подумали, что мы тут шутки шутим, а?

Парни молчали. Признавая свою ошибку и наивное поведение, они упрямо смотрели в землю, не поднимая на преподавателя глаз.

– Вас запугивают не просто так, чтобы вы были осторожны и умели обращаться со своими артефактами, – продолжила Банафея сыпать упрёки. – Вас здесь будут учить выживать, потому что эррантемы занимаются действительно опасными вещами! И кувшиночник-убийца – простой неповоротливый монстр по сравнению с теми, с которыми вам придётся столкнуться. И следующий монстр, которого вы встретите, вероятнее всего не послушает вас, даже если вы изучите весь древний язык. Монстры привыкли биться и бороться. И вам придётся делать то же самое, – отчеканила Банафея своим твёрдым голосом. Её серьёзное лицо и пылающие глаза заставили задуматься каждого. Виновных в первую очередь, и Владу, которая искала в Альтериуме спокойной жизни, во вторую.

– Я надеюсь, вы усвоили урок, – успокоившись, уже более мягко сказала Банафея провинившимся мальчишкам. – На первый раз я вас прощаю, а следовало бы доложить об этом происшествии директору.

Вернувшись к кустарникам, садовница глубокого вздохнула, поправляя волосы, и жестом подозвала всех студентов к себе, продолжая занятие. Напряжение спало лишь когда Банафея, объяснив, как правильно срывать цветки и выкапывать весь амарант, отправила студентов проделать ту же работу самостоятельно.

Ребята расползлись по всей поляне. Не желая толпиться, некоторые даже разбрелись по самым её краям. Влада с друзьями поступила так же. Они ушли дальше всех и, обсуждая слова Банафеи, стали следовать её указаниям. В баночки они насобирали немного цветков амаранта, откручивая их от общего стебелька, а потом приступили к самой сложной части. Осторожно подкопав под растением, им нужно было отделить один корень другого – у амаранта их было два: поверхностный и внутренний. Так вот первый нужно было расколоть, чем-нибудь поддев, так, чтобы второй остался в земле нетронутым. Владе это напомнило орех, поэтому трудностей у неё не возникло. Повозиться пришлось Адаму, так как нетерпеливый парень поспешил и оплошал с одним растением. Говорить об этом мисс Банафеи он, конечно же, не решился – особенно после сегодняшнего.

Завершив с заданием, ребята на спешили возвращаться ко всем. Влада всё-таки думала поговорить с ними на счёт меча, который нашла утром в полу, и ей не хотелось, чтобы об этом узнала Банафея Аббас. Поэтому ребята решили недалеко пройтись, пока остальные ещё возятся с заданием.

– Говоришь, нашла его в тайнике? – изумилась Розалия, внимательно слушая Владу. Девушка кивнула, продолжая рассказ о том, на сколько меч оказался невероятен по своей структуре и как на нём засветились надписи, когда он был у неё в руках.

– Если на нём была надпись на древнем языке, значит, это его имя, а сам он – артефакт, – решил поумничать Адамс, зная толк в артефактах. – А если он засиял, это значит лишь одно…

Хитро усмехнувшись, Адам сделал паузу, наблюдая за реакцией Влады. Девушка нетерпеливо ждала. На выручку ей пришла Розалия.

– Что он выбрал тебя, – продолжила она за брата. – Значит, это теперь твой артефакт. Может, отец знал, что он подойдёт тебе, и хранил его для тебя.

– Мой артефакт? – переспросила Влада, словно не расслышав. Так вот почему в лачуге старика ни одно оружие не выбрало её. А она переживала, что у неё и вовсе не будет артефакта.

– Странно, обычно мечи выбирают фортиссулов или петтентибов.

– Адам, она ведь ещё не определена. Может, она как раз-таки и будет кем-нибудь из них, – Розалия пожала плечами, поворачиваясь к Владе. – Тебе никто не рассказывал, что значит каждый класс эррантемов? Нам это объясняли на вводном занятии.

– Я поняла, что иннанисы пустые, без талантов, – припомнила девушка разговор в лачуге старика. – А ещё Вадим мне рассказал о петтентибах – они искатели.

– О, а я доллорут! – воскликнула тут же Розалия.

– Она у нас умник, – съязвил Адам, перебив сестру. Та совершенно не обратила на это внимания, на что он, кажется, даже обиделся. Вместо этого девушка продолжила с ярым интересом рассказывая о своём классе:

– У доллорутов лучше развит интеллект, логика, рациональность мышления, выраженное чувство справедливости. Они могут предвидеть некоторые вещи, а иногда даже предсказывать будущее.

– Всё равно фортиссулы круче, – влез Адам, заставляя улыбающуюся Алю мрачнеть.

– Грубая сила не всегда может помочь.

– Мы сильны не только телом, но и духом, – начал перечисление её брат, загибая пальцы. – На нас не действую ни манипулирующие заговоры, ни какие-либо яды. И защитные круги мы можем чертить без дефенсивы.

– Типичный представитель грубой силы, – подытожила Аля, не видя разницы, и повернулась к Владе, игнорируя брата. – Уверена, ты отлично впишешься к доллорутам.

Влада улыбнулась. В голове у неё всплыл образ двух работников разных фирм, которые встретились на дороге, и теперь каждый рекламировал свой товар и убеждал, что он лучший. Было бы проще, если б девушка могла этот товар выбрать сама. А так, какой смысл спорить, что лучше, что нет? У всего всегда есть свои плюсы и минусы.

Девушка всё ещё пыталась привыкнуть к перебранкам этих двоих, но всё равно каждый раз чувствовала себя не в своей тарелке. Даже задумываясь о том, кем ей хотелось бы быть, девушка не могла выбрать. «Главное, чтобы кем-нибудь» – вертелось у неё в голове – «а не пустым».

– Сейчас это не важно, – вместо этого сказала Влада, поворачиваясь к ребятам. – Я подумала, раз вы так много знаете об Альтериуме и мирах, то сможете перевести надпись на мече.

– Да, я могу, – без малейшего сомнения вызвалась Розалия. – Я знаю азы древнего языка, поэтому смогу назвать имя твоего артефакта.

Влада повеселела, узнав эту новость. В прочем, переведя то, что сказала Банафея кувшиночнику-убийце, Аля уже показала, что понимает древний язык. Дело за малым – показать ей лезвие меча, на котором и выгравирована надпись.

По правде говоря, девушке не терпелось поделиться находкой. И что толку рассказывать о ней, когда можно показать? Влада долго думала, как ей пронести меч на занятие. А потом вспомнила, какие по академии ходят студенты (в плане их зачастую странной одежды), и что большинство из них носит свои артефакты с собой постоянно. Поэтому она замотала меч обратно в лоскут ткани и, зацепив его на спинке рюкзака, который мама девушки, к счастью, тоже ей передала, спрятала так. Торчащую непонятную палку, конечно, вероятнее всего заметил каждый. Но ведь никто не понял, что это, верно? А даже если и понял, не придал этому никакого значения, ведь им было всё равно. И это самое главное.

Стянув рюкзак и взяв в руки свой, как уже поняла Влада, артефакт, она развернула его и показала друзьям. При свете солнца лезвие меча заблестело. Его чёрная сталь завораживала, словно внутри была сокрыта некая бездна, а изящество, полученное мечом от его создателя, поражало. Тонкость выполненной работы позволяла рассматривать меч вечность.

– Отпад, – прошептал Адам дрожащим голосом. Подойдя ближе к Владе, он даже потянул руку, чтобы потрогать меч, но так и не решился, проведя рукой по воздуху, словно бы гладя лезвие издалека. Розалия отреагировала менее спокойно, рассматривая меч скорее как предмет искусства. Прошлась по рукоятке и скользнула взглядом по резной надписи, выгравированной по всей длине клинка. Нахмурившись, Аля долго вчитывалась. Адам с Владой же терпеливо ждали, переглядываясь, не тая своего любопытства.

– Кажется, Дессевасп, – не особо уверенно пробормотала Розалия, пялясь на надпись. – Означает рассекающую осу… или разящую. Не уверена в значении.

– Дессевасп? – повторила Влада вслух, прислушиваясь к звучанию имени своего меча. Только она произнесла его, как надпись на артефакте вновь засияла. Ярче, чем в прошлый раз, и в этот раз уже не потухая. Не удержавшись, Влада сделала пару неуклюжих взмахов. Меч стремительно и нежно рассекал воздух, словно девушка палкой водила по воде.

– Когда зовёшь артефакт по имени, ваша связь крепнет, – сказал вдруг Адам, наблюдая за мечом Влады без скрытого восхищения. – Поэтому перед битвой эррантемы обычно называют имена своих оружий.

– А у вас уже есть артефакты? – полюбопытствовала Влада, рассматривая свой меч.

– Давно, они выбрали нас ещё когда мы были дома, – Аля указала на свою небольшую флейту, свисающую у неё с пояса. – Иногда твой артефакт вовсе не такой, как ты ожидаешь.

Влада впала в ступор. Флейта? Серьёзно? Она не особо могла поверить, что и музыкальные инструменты относятся к артефактам. Ведь эррантемы – своеобразные воители, как уже успела понять Влада, так как вообще можно сражаться флейтой?

Девушка уже глубоко рылась в своём сознании, пытаясь представить эту картину, как её вдруг отвлекла взорвавшаяся смехом Аля.

– Пове-ерила! – резко захохотала она, не отпуская живот и даже приседая на землю. – О-ой не могу-у…!




© Ника Март ,
книга «Эррантемы • Мир I».
Глава 16. Ботанический казус
Комментарии