Глава 1. Перенапряжение.
Глава 2. Черви на клавиатуре.
Глава 3. Поющая жемчужина.
Глава 4. Наездник мыши.
Глава 5. Я ведьма.
Глава 6. Дальше в лес - больше дров.
Глава 7. Двое из АМН.
Глава 8. Хороший, плохой, конь.
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
Глава 10. Сладко, как свинцовый сахар.
Глава 11. Километры воды.
Глава 12. Трое в мире, не считая муромита.
Глава 13. Любимый мир Дока.
Глава 14. Разрушительный тандем.
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
Глава 16. Год муромита.
Глава 17. ...И пробил Час Червей.
Эпилог. Книга четвёртая - Апокриф от Эмиля.
Эпилог 2. Книга 5. Апокриф от Валентайны.
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
1.

Я ждал физику. Учитель опаздывал уже на шесть минут, а это значит, что по негласному правилу через девять минут мы можем с чистой совестью свалить с урока. Десятого урока. Для кого-то это звучит дико, но для моей школы это норма. Что уж теперь жаловаться? В своё время я был даже рад, что поступил сюда, ведь здесь и преподаватели, и ученики заинтересованы в эффективном учебном процессе. Я помню, как был горд собой, пройдя поступление, так сказать, отделение зёрен от плевел. Только я ожидал, что из зёрен что-нибудь вырастят, а их просто-напросто смололи в муку.

Думаю, если она всё-таки не придёт, я свалю домой. Всё равно одиннадцатым уроком стоит что-то бесполезное, вроде ОБЖ. А дома меня ждёт много дел: давно прошли дедлайны зачётной работы по ботанике, двадцати химических задач и двух сочинений по литературе. Не представляю, каким образом мне удастся доделать всё это к завтрашнему дню, но если не удастся - это будет настоящее фиаско.

Веки так стремились сомкнуться, словно в них были вшиты магнитики. Я то и дело отхлёбывал из термокружки кофе - обжигающий, сиропно-сладкий и крепкий, как моя любовь к аниме. Сидел я, как обычно, за третьей партой. Досточно близко к доске, чтобы хоть немного видеть, что на ней написано, и слышать препода, и при этом достаточно далеко, чтобы быть незаметным. Я слышал как сзади то и дело вибрировал от приходящих уведомлений чей-то телефон.

- Кто тебе всё написывает? У тебя там целый гарем, похоже, - девчачий голос.

- Хах, ну, вроде того, - второй голос, тихий, чуть ниже тембром.

- Интоверт. С гаремом. Нестыковочка.

- Но они все просто почему-то так рады общению со мной, не могу же я взять и кинуть их ради одного. Не хочу никого обижать лишний раз.

- Классное оправдание, чтобы мутить со всеми подряд. Звучит логично, даже не знаю, к чему придраться, но чувствую, что это как-то... Хм...

Я тоже призадумался. Хотел бы я быть частью подобной компании, чтобы перехватывать время от времени сладкий кусочек от торта чьего-то внимания? Определённо, нет. Даже для такого как я это было бы... Оскорбительно. Но что я из себя представляю, чтобы требовать чьё-либо внимание целиком? Какое я имею право? Может ли такое ничтожество быть единственным лучом света для кого-либо?.. Может, да!.. Я придумал... Я обязательно... Сознание уже уплывало, так что я не мог сформировать свою мысль словесно, и просто нацарапал что-то на полях, чтобы хоть как-то зафиксировать её. Затем я отключился.

...Утреннее солнце просвечивало сквозь её крысиное ушко, отчего то приобрело ярко-персиковый оттенок. Почему у Хотару такие уши? Я снова зажмурился, поёрзал, устраиваясь поудобнее, погладил её по спине и нащупал растущий из копчика крысиный хвост. Увеличенный до человеческих размеров, он был толщиной с хороший канат. Почему Хотару немного стала крыской? Я не помню... Я хотел спросить у неё, но она дышала так ровно и так плотно сомкнула белые ресницы, что мне стало жаль будить её. Лучше я и сам усну. Высплюсь хотя бы во сне.

Сзади донёсся шелестящий утробный вздох, похожий по интонации на привлекающее внимание покашливание. Я лениво обернулся и увидел изжелто-зелёного мохнатого медведя. Он стоял задом ко мне, поэтому выглядел как гора переливающегося меха... Мне потребовалось долгое время, чтобы понять, что передо мной не медведь, вид сзади, а всего лишь неправдоподобно вымахавший Мыш.

- Ох, и удивил ты меня, братишка, - прошептал я, приподнимаясь на локтях, - боюсь, сегодня я не расположен к захватывающим скитаниям, если ты за этим пришёл. Червь снова фыркнул, на этот раз немного разочарованно, но понимающе. А потом со всего размаху запульнул в меня чем-то ментальным, отчего я моментально вылетел из сна.

Уже проснувшись, я понял, что и у реальности продолжаю куда-то лететь, но не успел ничего предпрининять по этому поводу и больно ударился об пол. С грохотом упал мой стул, повалив ещё и соседний (к счастью, за партой я, как всегда, сидел один). Испуганный погромом, который сам же и произвёл, я растерянно озирался по сторонам, сонно моргая. Послышались приглушённые смешки.

- Доброе утро, Эмиль, прости, что разбудила. Я всё же начну урок, ты не против? - на щеках учительницы проступили ямочки от ехидной улыбочки. Это означало, что ржака признана официальной, и можно перестать давиться внутренним смехом. В общем хоре голосов, я различил снисходительное хрюканье одноклассницы с гаремом и визгливое ржание её подруги. Сгорая от стыда, я поднял стулья и сел на место, незамедлительно вляпавшись локтем в кофейную лужу.

Когда наконец даёшь организму отдых после длительной депривации сна, все три стадии медленного сна пролетают почти мгновенно, и начинается быстрый сон, при котором расслабляются все мышцы. Должно быть, поэтому я и упал. Кстати, как раз в быстром сне мы видим самые запоминающиеся сновидения. Чтобы отвлечься от неловкой ситуации, я подумал о том комке мыслей, которым швырнул в меня Мыш. Это был образ очередного мира. Я в нём никогда не был. Он сам отыскал его в своих странствиях и решил предложить мне? Или Тайн каким-то образом попросил его передать мне образ следующего места встречи?

Я рассенно уставился в конспект, пытаясь вспомнить, какое сегодня число, и увидел на полях странный рисунок, похожий на кривого Микки Мауса. Теперь я вспомнил ещё и ту мысль, которую думал перед тем как вырубиться.
В тот день поспать мне так и не удалось.

Проснувшись в воскресенье утром (когда проснулся, тогда и утро, а так время близилось к двум), я первым делом пересчитал свои сбережения, которые копил на фигурку. Но как бы ни было развито твоё воображение, фигурка не прижмётся к тебе, не вскочит радостно, когда ты вернёшься домой, не заснёт у тебя на руках. Правда, денег оказалось маловато, но помощь пришла, откуда не ждали. Ида незаметно подкралась ко мне и протянула несколько скомканных купюр. Это были деньги, подаренные ей кем-то из родственников на прошлый день рождения, догадался я. Что ж, она всё равно их не использует.

На самом деле авантюру эту я задумал уже довольно давно, просто смерть Хотару выбила меня из колеи. Так что домой я вернулся доверху нагруженный. Просторная клетка (ибо негоже селить свою няшу в тесноту), поилка и кормушка, уютный деревянный домик, несколько мешков корма и опилок впрок, и, самое главное, переноска с крошечным нежным зверьком. Как легко догадаться, вопрос с именем не стоял. После нескольких минут неумелых приготовлений (разумеется, не обошлось без опилок, рассыпанных по ковру), двухмесячная крыска Хотару переехала в своё новое жилище.

- Сегодня не буду тебя доставать, - прошептал я, - привыкни пока немного.

Делая уроки на понедельник, я то и дело украдкой поглядывал на Хотару, как будто опасаясь, что она исчезнет, как сон - уж очень она была тихая. Только сопение и шуршание доносились порой со стороны стеллажа, где стояла клетка. Я знаю, что альбиносы обычно более хрупки и болезненны по сравнению с обычными особями. Но я твёрдо решил, что моя Хотару должна быть белая с красными глазками, как и героиня, в честь которой она названа. Вечером, перед сном, я не выдержал и попытался прикоснуться к розовому носику, любопытно высунувшемуся между прутьями. Резкий выпад, и подушечку пальца пронзила боль. Я быстро отдёрнул руку, но не разозлился. Наверное, она думала, что я хочу дать ей что-нибудь вкусное.

2.

Следующей ночью я решил разведать, что за образ передал мне Мыш.

Ужасающая, сладкая судорога Межпространства.

Выброс в мир, кодируемый образом.

Занятно. Мир, в котором я очутился, живо напоминал тот, где я баловался азартными играми. Только выглядел более облезлым, обнищавшими потрёпанным. Будто неудачный сиквел, с усмешкой подумал я. Здесь тоже тянулись к небу угловатые пальцы небоскрёбов, сновали представители разнообразных причудливых расс, тоже сияли неоновые вывески (правда, в существенно меньшем количестве). На первый взгляд всё выглядело прилично, но если присмотреться, в глаза бросались щели, обнажающие сосуды и нервы городских коммуникаций, кривизна, инородные пристройки, прилепленные как попало, и будто сваренные из металлолома. Что ж, всё это даже придаёт определённый шарм.

Я постарался создать свой образ в максимальном соответствии если не миру в целом, то, по крайней мере, этому мегалополису. Фиолетово-чёрные, агрессивно торчащие вверх сталагмиты волос, протёртая чуть не до подкладки кожаная куртка, рваные-рваные джинсы и громадные чёрные ботинки, изобилующие ржавыми металлическими шипами и заклёпками. Стерев рукавом с ближайшей витрины часть грязевых потёков, образовавшихся из-за толстого слоя пыли и моросящего дождя, я взглянул на своё отражение. Асимметричное, костистое, но, тем не менее, красивое лицо сверкнуло на меня кислотно-зелёными белками глаз. Горизонтальные щели зрачков плавали непосредственно в них, без всякой радужной оболочки.

Пора искать Тайна и Дока. Моё подсознание само нашло нужную местность, так что поиски следует вести в пределах этого города.

- Эй, Красавчик! - услышал я чуть томный хрипловатый голос.

Док. Снова в женском обличии. Молодое, но немного отёкшее лицо, спутанные красные волосы. Из-под куцей курточки виднеется ещё более короткий топик, заострённая грудь выдаёт отсутствие лифа.

- Ты не переборщил, Док? - криво усмехнулся я.

- Расслабься, здесь все так ходят! - развязно ответил тот, затягиваясь сигаретой, - тем более, мы ведь идём отрываться! Думаю, найдём Грыжу у входа. Не забудь вообразить билетик!

- А куда мы, собственно, направляемся?

- Видишь ли, разыскать тебя не было нашей целью. Не обижайся, но Тайн откопал тебя совершенно случайно, в процессе поисков другой наездницы. О могуществе этой особы ходят легенды! Если бы она согласилась участвовать в нашем благородном деле, у нас появился бы реальный шанс одолеть муромитов. Но для начала надо её хотя бы найти... Возможно, даже ты уже слышал о неуловимой Белой Нереиде?

- Нет, не слышал. Подожди... Нереида... Нереис... Это же вид червя, верно? Да, я определённо помню, что она упоминалась, когда мы проходили полихет. Она что, взяла себе имя в честь своего червя?

- Видишь ли, Красавчик, она сама себе червь.

- Как это? - не понял я.

- Её разум настолько мощный и пластичный (или какие там важны характеристики, лучше спроси у Рыжего), что ей удалось освоить само Межпространство. Теперь ты, наверное, понимаешь, почему она так ценна.

Я подумал о Межпространстве. Его даже вообразить толком невозможно, а уж ориентироваться...

- Вот мы и на месте, - радостно возвестила Док, врезаясь в толпу перед гигантским куполообразным строением, похожим на подтаявший шарик мороженного. Люди и нелюди суетились у его подножия, словно оголодавшие муравьи.

- Что это за здание?

- Самый большой концертный зал в мире Тета-222. Я лично за всё время своих странствий не видела более огромного, хотя побывала во многих-многих мирах. Сегодня здесь выступает одна широко известная в этом измерении группа. Господин Формикер, нынешний глава АМН, каким-то образом узнал, что Белая Нереида собирается посетить его. Кстати, если найдём нашу Мисс Червь, сразу представим её этому господину, и тебя заодно. Идёт?
Не успел я дать положительный ответ, как откуда-то из середины очереди нам замахал руками какой-то верзила-рептилоид с квадратной челюстью. По мандариновому отливу чешуи и какому-то внутреннему знанию, я распознал в нём Тайна. Сопровождаемые возмущённым ропотом, мы протолкались вперёд, к нему.

- Заждалсся васс, - прошипел он, нервно облизнув безгубый рот раздвоенным языком, - что усставилиссь, это типичный предсставитель кореной рассы Тета-222. Возьмите лучше билеты: на тебе вип-зона, Док, мы сс Эмом прочешем партер. Ссоглассны? Отлично. Вопроссы?

- Что за группа хоть? - поинтересовался я.

- Час Червей, - хихикнула Док, видимо, усмотрев в этом забавное совпадение, - рок, насколько я знаю.

- Ого, замечально! В слэме можно поучаствовать? Можно-можно-можно?!

- Э-э-э... Ессли только не в ущерб мисссии, - с оттенком недовольства просвистел Тайн. Я воспринял это как согласие.

По ощущениям, в очереди мы простояли несколько часов. Наконец, вместе с неиссякаемым потоком рок-фанатов, мы влились в утробу концертного зала, который изнутри казался ещё более внушительным. Тут только я начал осознавать, что задание наше не из лёгких. Как прикажете отыскать одно конкретное существо, которое не знаешь в лицо, в такой огромной толпе?! Может быть, это вон тот непарнокопытный коротышка с лошадиной головой? Или этот кусок лилового желе? А может, антропоморфный кактус, любезно обтянувший свои колючки защитным чехлом?!

Мои товарищи уже отделилсь от меня, растворившись в этом сверхмассивном скоплении людей. Метание моих мыслей вдруг заглушил тысячеголосый восторженный рёв, потонувший вскоре в громоподобных раскатах ударных, от которых вибрировал нагретый телами воздух и пол под ногами. Затем вступили другие инструменты, уж очень похожие по звучанию на электро- и бас-гитары. Похоже, рок в любом измерении рок. Тут к трио присоединился эмоциональный, волнующий душу синтезатор, и почти одновременно с ним вступил голос солиста. Он, казалось, пробрал меня до спинного мозга своей эстетичной, безудержной проникновенностью, и вытеснил мои мысли о миссии на самые задворки сознания. Подчинившись общему неистовому ритму, я подпрыгивал синхронно с толпой, позабыв обо всём на свете.

Как и на любом концерте, в зале были свои "подводные течения". Бесцеремонно толкаясь локтями и временами принимая ответные удары, я непроизвольно становился их частью. Меня неумолимо несло в направлении сцены. Поняв это, я уже сознательно стал проталкиваться вперёд. Я уже успел понаслаждаться музыкой, и теперь с азартом ищейки вглядывался в незнакомые лица. Впрочем, через некоторое я понял, что это бессмысленное занятие. Тысячи людей. Никаких опознавательных черт, за которые можно было бы зацепиться. Я почти смирился, что просто хорошо проведу время в этом мире, где умеют ценить прекрасное.

Сам не зная как, я оказался в первых рядах. Хотя я несколько раз незаметно повышал свой рост, сцену мне удалось разглядеть только отсюда. Четверо. Все антропоморфные. Солист с электрогитарой, бас-гитарист, ещё один парень за синтезатором и... О-о-ох!..

Она сидела в окружении массивных барабанов и сверкающих  тарелок. Руки мелькали в дрожащем воздухе бледными молниями. Густые волосы цвета белого золота развевались в такт вдохновенным ритмическим движениям гибкого миниатюрного тела. Хотя другие члены группы уже начинали задыхаться от усталости (я потерял счёт времени, но это был определённо самый долгий концерт в моей жизни), она выглядела ни капли не уставшей. Только слегка раскрасневшиеся щёки выделялись на алебастрово-белом лице. Глаза были блаженно закрыты, но я знал, доподлинно знал, что их радужки тёмно-красные, как мякоть вишни.

И если это не Белая Нереида, то вряд ли в Поливселенной найдётся кто-то, кому это имя лучше подойдёт.

Конечно, велик соблазн добраться до неё в одиночку. Но что если она ускользнёт от меня, не желая быть найденной? Лучше всё-таки позвать Дока и Тайна, но как это сделать?! Почти не надеясь на результат, я зажмурился и мысленно закричал "НАШЁЛ НАШЁЛ НАШЁЛ". Открыв глаза, я увидел, что пронзительный взгляд Белой Нереиды обращён прямо на меня. "Она тоже слышит!" - с внезапным ужасом подумал я, замолчал и опустил взгляд. Но меня одолело непреодолимое желание мельком глянуть на неё ещё раз. Мельком не получилось: я залип взглядом на барабанщице и очнулся лишь когда рука Дока опустилась на моё плечо.

- Не знаю, как тебе это удалось, но тем не менее мы тут, - прокричала она сквозь водопад звуков, - показывай поскорее, потому что они, похоже, заканчивают!

Док и Тайн обшаривали взглядом людей вокруг, но я кивнул на сцену.

- Нужно попасть за кулисы!

- Ты уверен, что это она?! - спросил Тайн.

- А есть сомнения?
- Нет...

Я подметил, что некоторые люди проникают за кулисы из вип-зоны, предъявляя охране специальные жетоны. Я скопировал их, а Тайн немного повысил вероятность того, что никто ничего не заподозрит, и мы без проблем проникли туда, пока Час Червей исполнял на бис пару главных своих хитов.

Нас попросили подождать, пока ребята хоть немного переведут дух. Затем планивалось что-то вроде приватной автограф-сессии для избранных. Трое музыкантов вскоре вышли из гримёрки и отправились в комнату отдыха. Всё, кроме Нереиды. Мы довольно долго топтались у закрытой двери, затем Док глубоко вздохнула и постучала. Ответа не последовало. Мы в волнении переглянулись - вдруг она уже отключилась из этого мира, - а затем один за другим вошли в гримёрную: сначала Док, затем я и, наконец, пригнувшись, чтобы не удариться об косяк - Тайн.

Нереида сидела спиной к нам на высоком вращающемся стуле. На ней были большие наушники, неужели музыки на концерте ей не хватило?! Док хотела было подойти к ней вплотную и дотронуться, но девушка сняла наушники и плавно развернулась. Всё-таки она слышала, как мы вошли.

Когда я только увидел её на сцене, мне показалось, что она очень похожа на Хотару, но теперь я осознал, что их сходство ограничивалось альбинизмом. Это была совсем другая девушка. Не лучше, и не хуже - просто другая.

- Ты Белая Нереида? - прямо спросила Док.

- Да, - тихо ответила девушка. Белки её глаз были полностью алыми, кроме чёрных зрачков, горизонтальных и щелевидных. Док ещё что-то говорила, наверное, представляла нас, но я не слушал её. Я ненадолго покинул своё воображаемое тело, чтобы рассмотреть Нереиду со всех сторон. Она была одета в чёрно-вишнёвый комбинезон, вроде байкерского. Вокруг запястий, щиколоток и шеи обвились широкие шипованные браслеты. Несколько круглых вырезов открывали по-подростковому острые локти и колени, сзади - лопатки, а спереди трогательно тонкие ключицы и часть ямочки между... Между...

- Красавчик? Ты с нами? - прокуренный альт Дока.

- Прости, задумался. Ты что-то говорила?

- Нери согласилась помочь нам, по крайней мере попробовать. Так что теперь нужно отправляться в Альфа-13 и представлять вас боссу.

- Нери... - как зачарованный повторил я.

- Мы можем отправиться напрямую, - проговорила Нери, грациозно поднявшись со стула. Росту в ней было - едва ли мне по плечо.

- В ссмыссле, вторым яруссом? - уточнил Тайн, озадаченно облизнувшись,- у меня могут быть проблемы сс этим.

- Я могу создать общее преддверье, - успокоила его Нери (понимать бы ещё, о чём они!).

- Отлично, если что, наш Мистер Вселенная тебе поможет. Он, кажется, уже практиковал прямой переход - ему это легко, как два сна пересмотреть, ха-ха.Осталось найти спокойное место для старта, - улыбнулась ярко накрашенными губами Док.

- Надеюсь, мой гостиничный номер подойдёт?..

- Конечно, Нерпа.

- Добро пожаловать в клуб иссковерканных имён, - даже без мимических мышц Тайну удалось выразить свой сарказм. Док добродушно рассмеялась с его бесстрастной мины, я хмыкнул, и даже Нери осторожно улыбнулась одними глазами. С этими прибаутками мы вышли из здания, оказавшись на плохо освещённой улице.

- Нам, наверное, понадобится транспортное средство, - предположила Док, и Нери кивнула.

- Момент! - ответил я, быстро окинул взглядом улицу, запечатлевая в памяти облик местных автомобилей, и тут же вообразил себе такой же. Нери заняла место за рулём, но мы все понимали, что это только для виду - маршрут она задавала силой мысли. Разговор не клеился. Я выразил восхищение музыкой Часа Червей, Док посетовала на стремительное распространение муромитов, Тайн вставил пару информативных реплик про АМН. Нери не произнесла ни слова, реагируя в основном взглядом или еле заметным кивком.

Номер её оказался однокомнатным, безликим, но довольно уютным. Док растолковал мне, что сейчас мы прямо отсюда, то есть, не возвращаясь в свои реальности, отправимся в Альфа-13. Я действительно уже делал так, переносясь между первыми двумя посещёнными мирами.

Тайн занял место строго в центре комнаты и принял, на мой взгляд, самую неудобную позу, которую только можно представить. Прикрыв глаза, он что-то моготонно замурлыкал себе под нос.

Док словно фокусник вытряхнула из карманов внушительную горсть разноцветных таблеток и начала их методично употреблять.

- На твоё воображаемое тело действует препараты? - удивился Тайн.

- Если я достаточно поверю в это. А ты медитируюй себе, Отрыжка, не отвлекайся, - раздражённо ответила она. Подобное раздражение, я знаю не понаслышке, проистекает от смущения. Наверное, ей неловко от того, что мы узнали, каким образом она попадает на встречу с червём. Что ж, у каждого свой путь. В конце концов, глаза Дока закатились, и она откинулась навзничь, беспомощно раскинув руки. Нери просто-напросто забралась под одеяло, свернулась калачиком и закрыла глаза. Хоть кому-то повезло так же как мне!

Поскольку спальное место в номере было всего одно, я превратился в кота и уютно устроился на кресле. Вот они удивятся, когда очнутся, если, конечно, меня не разбудят раньше на Земле...


... Я стоял на маленьком куполообразном островке, похожим на черепаший панцирь, вместе с Нереидой. Была ночь, во все стороны простирался океан.

- Мы во сне? - спросил я.

- Вроде того, - ответила она, - такие места я называю преддверьями, потому что они предваряют путешествие между мирами. Давай притянем сюда твоего друга. Посигналь ему.

Я превратил свою руку в маячный фонарь и стал вращать ей, прорезая тьму ярким лучом. Нери забросила в воду воображаемую сеть. Так мы визуализировали то, что словами объяснить нельзя. Совместными усилиями нам удалось втащить Тайна в наш общий сон.

- Что б я ещё хоть раз согласился... - недовольно бормотал он, барахтаясь в сети, но потом перебил сам себя и поинтересовался: - а где Док?

- Я здесь, - чуть поотдаль высунулась огромная черепашья голова, - вы на мне стоите. Слезайте, тут неглубоко.

Мы слезли с Дока, чтобы ему было удобнее превратиться в человека, и стояли теперь по пояс в воде.

- Ну что, по коням? - поторопил я.

- По червям, - поправил Тайн, - Нери, тебе скинуть образ?

- Нет необходимости, я просто последую за вами.

Я призвал Мыша, Док какого-то пескожила, а Тайн довольно банальную планарию. Нери резко изогнулась, словно её стегнули кнутом, её тело вытянулось и побелело, стало метамерным и, наконец, перед нами предстал удивительной красоты червь.

- Рванули!

- Хей-йо!

- Вперёд!

Крикнули мы почти одновременно и нырнули в Межпространство.

3.

В Альфа-13 мы воплотились в том же городе, что и в прошлый раз. Улочки его были залиты солнцем, люди и допотопные, на мой взгляд, автомобили наполняли их весёлым деловитым разноголосьем.

Очевидно, в этом мире межпространственные наездники не считались из ряда вон выходящим явлением, потому что на нашу четвёрку, возникшую прямо посреди улицы, никто не обратил внимания. Двое джентльменов: один очень харизматичный, зеленоглазый, а второй немного нескладный, и две леди: одна в свободной рубашке, заправленной в клетчатые тёмно-коричневые брюки с подтяжками,а вторая, беловолосая, в строгом сливовом платье, перехваченном в талии широким сине-фиолетовым поясом. Эта милая компания прошествовала наискосок через главную городскую площадь, прошла сквозь арку в извилистый переулок, и в итоге оказалась во внутреннем дворе трапециевидной формы.

- Это и есть штабквартира? - спросил я немного разочарованно, разглядывая прихотливую лепнину и крошечные башенки на стилизованном под готику фасаде шестиэтажного здания.

- Она самая, - ответила Док, - ты не смотри, что выглялит как пряничный домик: там чёрт знает сколько этажей уходит под землю. И все битком набиты лабораторным оборудованием и всем прочим. Особенно много места занимают МУДАК и Информариум, сопряжённые в один суперкомпьютер.

- А что насчёт охраны? Такое впечатление, что зайти сюда может кто угодно.

- Обманчивое впечатление. Они засекли нас почти сразу, как мы воплотились в этом мире. Если бы мы были "кем угодно", как ты изволил выразиться, для нас этого дворика бы просто не существовало.

- Но они, - интересно, о ком мы вообще говорим, - ведь ни разу не видели ни меня, ни Нери.

- По этому поводу не волнуйся - вы с нами. Сейчас нужно будет пройти осмотр глаз на наличие фасеток, но это чисто символически.

Мы по очереди заглянули в глазок на рельефной двери из тёмного дерева, напоминающей гигантскую плитку горького шоколада, и услышали мягкий щелчок замка. Док толкнула дверь и театральным жестом пригласила нас всех войти внутрь.

Сразу за дверью находилась просторная приёмная, вдоль стен которой распологались старомодные кресла, а на окнах висели тяжёлые бархатистые шторы. Женщина за стойкой регистрации взглянула на нас, сверкнув очками-половинками, пока мы шли мимо неё, но спиной я буквально осязал её цепкий взгляд.

За следующей дверью обстановка так резко изменилась, что я немного опешил. На ум сразу пришло воспоминания об экскурсиях по разным НИИ, которые наша школа организовывала в качестве профориентации. Широкие прямые лучи коридоров, разбегающиеся во все стороны от шестиугольных залов, холодный яркий свет, обшитые металлом двери... Всё это навевало также ассоциации с космическими станциями, какими их изображают в научной фантастике.

Светящиеся указатели привели нас к кабинету главы АМН. Господин Формикер оказался невысоким человеком с льдисто-колючими глазами и огромным, как у дельфина, лбом. Жилистые руки со сплетёнными в замок пальцами покоились на столе. Когда мы вошли, он как бы нехотя расцепил пальцы, поправил очки в металлической оправе, и только затем сухо поприветствовал нас, изобразив подобие улыбки.

- Вы, я полагаю, Белая Нереида, - начал он, - для меня честь наконец познакомиться с вами. А вы, Эм, верно? Я узнал о вас от Доктора и Валентайна, как о м-наезднике, подающем большие надежды.

- Смотря на что надеяться, - я пожал плечами, пожалуй, слишком вальяжно. Нери в своей манере молча кивнула.

- Время не на нашей стороне, так что, если позволите, перейдём сразу к делу. Что вам известно о мире Бета-1001?

- Стратегически важный мир, где находится одно из дочерних отделений АМН, высокоразвитый по Стандартной Шкале Прогресса, разумная раса одна, антропоморфная с элементами зооморфной, имеется несколько разрывов - отбарабанил Тайн, будто отличник на устном зачёте.

- Всё верно. Касаемо развывов прогноз довольно неутешительный: мир скоро приобретёт статус неоперабельного...

- А можно для новичков перевести с птичьего языка?

- Эм! - укоризненно выдохнул Тайн.

- Думаю... Коллеги разъяснят вам теорию, когда придёт необходимость. Пару недель назад я отправил в Бета-1001 Черри и Кэрри, но они не справились с многочисленными разрывами. Поэтому я решил, что пора прибегнуть к помощи тяжёлой артиллерии, то есть, к вашей.

- О, я однажды работала в связке с Черри и Кэрри, сумасшедшими сестрёнками! - воскликнула Док, - они всегда держались в разных мирах, потому что терпеть друг друга не могли, но если уж объединялись ради миссии - становились настоящим бичом муромитов! Что же с ними случилось?

- Они даже не добрались до нужного мира: суть Кэрри вычислили и убрали.

- О, нет! А её сестра жива?
Господин Формикер удручённо покачал головой.

- Как выяснилось, в реальности они были сиамскими близняшками.

На несколько секунд воцарилось тягостное молчание.

- Тогда мы просто обязаны расправиться с муромитами в том мире, - резюмировала Док, и при этих словах её лицо непривычно ужесточилось.

- Рассчитываю на вас, - заключил глава Альянса.

Пока мы брели по штабквартире по направлению к выходу, я решил задать пару вопросов. Я уже усвоил, что за разъяснением теории лучше обращаться к Тайну.

- По какой системе мирам присваиваются названия?

- Эта система разработана АМН, прежде всего для систематизации данных в Информариуме. Индексы Альфа и Бета даются стратегически важным мирам. Остальные буквы кодируют тип цивилизации: гуманоидные, рептилоидные, инсектоидные и так далее, можно выучить при большом желании. Номера присваиваются просто по порядку открытия и занесения в базу данных.

- А если в мире две или несколько разных цивилизаций?

- Две или несколько букв. Хотя, если их больше пяти, обычно просто используется буква Тета. Почему именно она? Так исторически сложилось, полагаю.

- Мда, путаница почище чем в биологии. А что означает в контексте мира "неоперабельный"?

- Дело в том, что чем больше разрывов делают муромиты, тем более "ветхим" становится там мироздание. После определённого предела даже миролазы... То есть, наездники, не способны закрыть их. Это всё равно что... – он задумался, подыскивая сравнения.

– Пытаться зашить одновременно все дырки в сачке, – с мрачным видом подсказала Док.

– Можно и так сказать. Но чаще это сравнивают с раковой опухолью со множеством метастаз. Сколько ни сделай операций – бесполезно.

– Звучит пугающе... – поёжился я, – и, пожалуй, пока последнее: он использовал какое-то выражение вроде "вычислить сущность".

– Обычно говорят "суть", но это условности. Кто-то называет эту штуку искрой, образом человека, разумом, или просто душой. Часть тебя, которая путешествует между мирами. Самая важная часть, она и есть ты. И у каждого она уникальна. Муромиты знают о существовании наездников и пытаются выследить их суть, чтобы напасть на них в реальности, где они беззащитны.

Я хотел как-то отреагировать на эту информацию, но в горле будто застрял ком. Это нечестно. Неправильно. Несправедливо!

– Запомни, группы муромитов различаются по функциям и некоторым особенностям: во-первых, разведчики. Они обладают повышенной пластичностью, способностью к маскировке. Их посылают в миры первыми. Рабочие – обладают мощными "ментальными жвалами". Так мы называем механизм, позволяющий им рушить само пространство. Воины - здесь всё понятно: большие, сильные, смертоносные. Про ищеек я уже рассказал, их можно узнать по особо длинным щетинкам на голове, которыми они и "вынюхивают" суть. Есть ещё гувернанты, но с ними ты вряд ли столкнёшься.

- Спасибо, что просветил, тебе бы читать лекции новичкам. А теперь я вынужден по... Про... - язык уже не слушался меня, я начал отключаться от сна.

- Я передам образ через червей, как в прошлый раз, - предупредил Тайн.

Все звуки заглушила песня, которую я когда-то очень любил, а теперь ненавижу, потому что сглупил и поставил её на будильник. Даже когда моё воображаемое тело уже рассеялось, и в Альфа-13 осталась только суть, я пару мгновений любовался Нери. Она это почувствовала. Я смутился и проснулся окончательно. Жаль, ведь я хотел ещё немного зависнуть в мире, где её группа давала концерты.

В первый момент я немного испугался. Что это за мерзкая кашица залепила мне глаза, набилась в уши и ноздри, обволокла кожу?.. Ах да, это всего лишь реальность.
© Валентин Беляков,
книга «Час Червей.».
Глава 10. Сладко, как свинцовый сахар.
Комментарии