Глава 1. Перенапряжение.
Глава 2. Черви на клавиатуре.
Глава 3. Поющая жемчужина.
Глава 4. Наездник мыши.
Глава 5. Я ведьма.
Глава 6. Дальше в лес - больше дров.
Глава 7. Двое из АМН.
Глава 8. Хороший, плохой, конь.
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
Глава 10. Сладко, как свинцовый сахар.
Глава 11. Километры воды.
Глава 12. Трое в мире, не считая муромита.
Глава 13. Любимый мир Дока.
Глава 14. Разрушительный тандем.
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
Глава 16. Год муромита.
Глава 17. ...И пробил Час Червей.
Эпилог. Книга четвёртая - Апокриф от Эмиля.
Эпилог 2. Книга 5. Апокриф от Валентайны.
Глава 8. Хороший, плохой, конь.
1.

- Может, обойти городок и попробовать зайти с другой стороны? - предложил я.

- Довольно глупая идея, - отмахнулся Тайн, - подумай сам, стал бы ты защищать город только с одной стороны или расставил людей по всему периметру?

- А вдруг это просто какой-то один псих, вообразивший себя самой быстрой рукой на диком западе?

- Кем-кем? Впрочем, неважно. Ты и сам мог бы понять, что стрелял не один человек. Они целенаправленно отгоняют чужаков. Почему - это уже другой вопрос. Плохо, что местность такая пустынная - нам никак не пробраться незамеченными.

- Что ж, можно дождаться темноты, - предложил я, - а пока побродить вокруг, ведь велика вероятность, что неподалёку есть и другие населённые пункты, жители которых окажутся более приветливыми.

- Поддерживаю, - подала голос Док.

И мы отправились бродить, держась на почтительном расстоянии от городка. Было бы неплохо разглядеть его с какой-нибудь возвышенности, но пустыня была плоской как моя сестра, не в обиду ей будь сказано.
Кое-где щетинились заросли выжженных трав, похожих на иглы ежа. Солнце постепенно склонялось к горизонту. Вдали показались какие-то небольшие строения, и мы устремились к ним. Эта оказалось скопление из десятка полинялых палаток. Среди них ходило чуть больше дюжины фигур, с ног до головы закутанных в выцветшие бежевые балахоны. Одни тихо переговарись между собой, другие разводили костры, некоторые просто сидели на циновках, скрестив ноги и неестественно выпрямив спину. "Это ещё что за бедуины?" - не без любопытства подумал я. Обитатели палаточного лагеря вскоре заметили нас, но, к счастью, не выказали никакой враждебности.

- Скромного Солца и ровной дороги, путники! - крикнул один из них, помахав нам рукой. Непривычное на мой слух приветствие  подхватили и остальные.

- Привет, привет! - ответил я, помахав в ответ и спешившись. Док должен был поддерживать образ смирной упитанной лошадки, а Тайна нельзя было назвать общительным, так что связи с общественностью взял на себя я.

- Не хотите ли присоединиться к нашей скромной трапезе? - предложил "бедуин", первым поприветствовавший нас.

- Не откажемся. Даже можем кое-чем поделиться, - с улыбкой проговорил я, доставая из седельной сумки провизию, которую только что придумал: небольшой шматок вяленого мяса и пару засохших лепёшек. Мы быстро поладили - мне понравился спокойный и молчаливый нрав этих людей (для краткости называю так всех человекоподобных персонажей снов). Через несколько минут мы уже ужинали у костра, топливом которому служил, похоже, помёт пятнистых лам. Стемнело быстро: длинные исчерна-фиолетовые тени танцевали на багровой в свете огня земле. Слово за слово мне удалось подвести неторопливый разговор к происходящему в городке.

- Представьте себе: стоило нам подъехать к этому городишке, как на нас обрушился град пуль! Едва ноги унесли!

- Какая неприятность! - посетовал кочевник, - возблагодарим Богов за то, что никого из вас не задело.

- Аминь, - брякнул я первое, что пришло в голову, - а вам случайно не известно, что там происходит?

- Известно... Вы, очевидно, из дальних краёв, раз удивляетесь городу, захваченному бандитами. Хотя эта банда особо свирепствует в последнее время - они даже отравили несколько колодцев, отчего ближайшие деревни буквально вымерли! А единственный в округе выживший город заняли и терроризируют, никого не подпуская. Мы узнали это от того старика, - он махнул рукой в сторону соседнего костра, - ему едва удалось выбраться оттуда.

У костра действительно сидел сутулый носатый старик. Один из его рогов был обломан. Я незаметно переглянулся с Тайном, встретив в его взгляде озадаченность.

- Это ужасно, просто в голове не укладывается! - вздохнул он, - наверное, мы поспешим покинуть эти края. Вы не могли бы одолжить нам палатку на эту ночь?

- Кхм, у меня же есть палатка, - я решил, что путешественники без палатки выглядели бы подозрительно, - пардон! Мой друг, очевидно, перегрелся на солнце.

- Да охранят его Боги впредь от подобного!

- Какие добрые у вас боги, - с неуловимой иронией улыбнулся я. Собеседник принял мою реплику за чистую монету и оживился:

- Предельно добрые, ибо в доброте сокрыта божественность! Я и мои духовные родичи как раз направляемся к Священной Роще, в оазис, чтобы выразить им своё благоговение и охранять покой их земной обители в эти неспокойные времена.

Поболтав ещё немного, я отправился к Доку, привязанному поотдаль с другими ламами. Доставая палатку, только что созданную по образцу палаток паломников, и ставя её, мы шёпотом пересказали ему всё, что узнали из разговора.

- Я одного не понимаю - зачем разбойникам отравлять колодцы?! Какими бы жестокими они ни были, логичнее оставить крестьян в живых, чтобы собирать с них дань.

- Ты ещё не понял, Красавчик? - прочавкал Док, с аппетитом уминая сухую пустынную траву, - их действия не поддаются человеческой логике, потому что это - муромиты!

- Как ты можешь знать наверняка?

- Это их обычная схема для малозаселённых миров. Убивают всех, кто может помешать им. Я не утверждаю, что все бандиты - не люди. Хватит одного мита, чтобы управлять ничего не подозревающей бандой головорезов.

- Непросто всё, оказывается... - уныло вздохнул я. На меня внезапно накатила волна сомнений, и я почувствовал себя довольно тоскливо.

- Тебе грустно? - спросил Тайн, словно прочитав мои мысли.

- Есть немного.

- Мне тоже, но не переживай - это не твоя грусть.

- В каком смысле?

- Видишь ли, раз муромиты где-то неподалёку, значит близко и разрыв. Чтобы он расширялся быстрее, они "грызут" его и выделяют "ферменты", разлагающие ткань мироздания. Разумеется, в переносном смысле - на самом деле учёные до сих пор ломают голову над природой этих явлений. Какое-то излучение?.. Поле?.. Иная неизвестная форма материи и энергии?

- Муромысли, - перебил Док.

- Ладно, пусть будут муромысли! Действительно, зачем пытаться понять природу явления, если можно использовать слово ведуний и гадалок и радоваться жизни!

- Довольно странно звучат эти слова из уст человека, одна из основных способностей которого - интуиция.

Тайн явно начал выходить из себя.

- Не интуиция, а способность видеть некоторые варианты развития событий и немного влиять на вероятность наступления того или иного будушего! Это дополнительная сенсорная способность, доставляющая в мозг информацию, считываемую с пространственно-временного континуума!

- Это только твоя гипотеза, Рыжий. Очередная условность! Поливселенная не станет более понятной и податливой просто потому, что ты наплодишь дурацких терминов!

- Тихо, расслабьтесь, что на вас вообще нашло!  - я решил, что пора вмешаться, - полаялись на пустом месте. Вы же сами сказали, по крайней мере я так понял, что эти муромысли, или что бы то ни было, мы можем ощутить как неприятные эмоции. Думаю, раздражение тоже не ваше.

- И правда... - опомнился Док, - зато благодаря этой штуке мы знаем, что напали на след. Как я всегда говорю: "если скисло молоко - пеки оладьи". Не будем больше терять время. Давно стемнело.

Все бедуины уже были в своих палатках, поэтому мы вышли из лагеря никем не замеченные и под покровом звёздной ночи пошли к городку, притворившемуся мирно спящим, чтобы во всём разобраться.

2.

К нашему разочарованию, караульные не смыкали глаз и ночью. Я отрегулировал своё зрение, чтобы видеть в темноте, и разглядел несколько настороженных лиц в тёмных окнах, обращённых в пустыню. К тому же человек восемь-десять ходили по периметру с факелами. Через такой конвой даже крыса не прошмыгнёт! Хотя вот это уже спорное утверждение.

- Док, тебе, наверное, по силам превратиться в кого-нибудь мелкого?

- Ну, если постараюсь. А ты соображешь, красавчик.

- А тебе, Тайн?

- Неа... Я не так хорошо управляю своим воображённым телом, - вздохнул он, - дело в том, что...

- Только не начинай затирать про уровни сродства, не время лекций по метафизике. Пара крыс с мозгами миролазов без особого труда уберут троих часовых, и всё что тебе останется, как и нам, - принять внешность одного из них. Идёт?

- Жду вас здесь.

- Убрать, в смысле, убить? - уточнил я, - даже если это люди, а не муромиты?

- Не даром он зовётся Док - у него сильно развит навык, позволяющий опрелелять строение организмов и таргетно влиять на них. Так что думаю, он имел в виду, что просто вырубит их на необходимое время.

- Ого, неплохо. А я думал, ты в реальности доктор...

- Так и есть, но так случилось, что во сне я сейчас приношу Поливселенной больше пользы, - неожиданно печально улыбнулся Док.

Оставив Тайна за едва скрывавшим его пучком травы, мы превратились в двух маленьких зверьков, вроде тушканчиков, проникли в городок, забрались в заброшенный сарай и намеренно подняли шум. На нашу возню вскоре пришли двое. Мы затаились в куче сена и стали ждать. Через минуту заглянул и третий человек - идеально. Подскочив к двери, я захлопнул её, подпрыгнул и набросил засов. В сарае воцарилась кромешная тьма. Лишь один из троих успел издать возглас удивления, и мгновение спустя я услышал тройной мягкий удар. С помощью ночного зрения мы рассмотрели лица отключившихся людей и приняли их облик. Затем хорошенько закопали в огромной куче соломы.

Пока Док степенно ходил с факелом, чеканя шаг, я сбегал за Тайном и показал ему третьего караульного. От него это явно потребовало ощутимого ментального усилия, но он добросовестно скопировал его черты. Только волосы предательски рыжели.

- Издеваешься?

- Так сойдёт, - смущённо буркнул он.

Наш план был довольно прост: для начала освободить несколько местных жителей и выведать у них как можно больше полезной информации. Мы постучались в один из домов, и нам открыла женщина средних лет. Из-за её плеча выглядывала девушка, похожая на неё, видимо, её дочь. Обе выглядели усталыми, но явно ещё не ложились. Они впустили нас и не выглядели испуганными, разве что настороженными до предела. Так же в их глазах я прочёл скорбь.

- Какие-нибудь новости? - спросила старшая.

- Не волнуйтесь, мы не причиним вам вреда. Мы поможем вам выбраться отсюда.

- Что? Откуда выбраться? - они поглядели на нас с неподдельным недоумением.

- Из города... Вы же захвачены, не так ли?

- Кем?! Объясните, что ещё произошло!

- А как же банда головорезов?..

- Откуда вы свалились? Вы разве не из них, я ведь раньше не видела вас в городе. Раньше нас действительно нередко третировали, но в такие времена, когда такое творится... Даже бандиты - люди, как-никак, вот и договорились защищать наш городок вместе с нашими мужчинами, если мы поделимся с ними водой. Колодец-то единственный в округе остался! Если не защитим его - скорее всего погибнем.

- Так ведь они и отравляют колодцы!

- Что за бред вы несёте? Кто вы вообще? Они помогают нам, и даже выживших жителей окрестных деревень переправляли сюда. Даже моего дядюшку привезли, но однажды он... Вышел после заката за черту города, чтобы набрать сена для скотины и... И... - губы женщины болезненно скривились, она всхлипнула и промокнула уголки глаз чёрным платочком, наброшенным на голову, из-под которого выпирали бугорки рогов.

- И его растерзали, - глухо закончила девушка, - как и двадцатерых до него, или вы и этого не знаете?!

Она распахнула дверь в соседнюю комнату и возвысив голос промолвила:

- Ну же! Войдите туда и взгляните, коли не боитесь!

Мы прошли в душную каморку, воздух в которой сгустился от букета неприятных запахов. На узком столе лежал труп старика, по горло прикрытый пропитавшейся кровью простынёй. Лицо его тоже было покрыто запёкшейся кровью - только длинный нос торчал жутковатым белым айсбергом. Один из трёх рогов (видимо, у всех представителей этой расы были на голове рога, в количестве от одного до четырёх или более) был обломан. Где я мог видеть похожего дедулю? Подождите... Не может быть...

- Я видел этого старика! Это был точно он, там, в лагере, у костра! - воскликнул я, обращаясь к своим спутникам, но уже поворачиваясь к девушке, - ваш дядя...

Но она захлопнула дверь у нас перед носом, и я услышал лязг засова.

- Я заперла их! Мама, бежим за караульными! Чужаки! Чужаки в городе!

Тайн как-то инопланетно выругался. Док откинул простыню и быстро взглянул на живот и грудь трупа, будто рассечённые в нескольких местах гигантскими зазубренными ножницами.

- Муромиты, - коротко резюмировал он.

- Валим отсюда, пока весь город не сбежался с вилами и факелами! - поторопил я, чертя на стене пальцем дверь. Как и в любом кошмарном сне, мне не сразу удался приём, ведущий к спасению. Тайн догадался запереть дверь изнутри, и вовремя - в неё уже ломились. Наконец, проход стал достаточно настоящим, чтобы воспользоваться им. Мы прошли сквозь стену и закрыли её за собой, как ни в чём не бывало.

Где же мы оказались? На улице? О, нет, это было бы слишком просто! Я как-то не задумывался, что находится за стеной, так что мы вломились в здание, пристроенное в плотную к дому, где лежал злополучный дядюшка, точнее, то, что от него осталось. Это была, похоже, аптека. За стойкой, отделявшей крошечную приёмную от стеллажа во всю стену, заполненного какими-то склянками, в узком пространстве стоял пожилой аптекарь. Он поднял голову от ступки, в которой толок какой-то порошок, и сощурился на нас близоруко и сонно. Постепенно его глаза неимоверно расширились, сонливость сменилась безгранмчным изумлением, а челюсть медленно отвисла.

- И-и-и-з стен-ны?! - наконец выдавил из себя он. Стало очевидно, что он почти помешался от ужаса и вот-вот завопит.

- Ночь! - рявкнул Док, пронзив его взглядом.

- Действительно... - пожал плечами аптекарь, упал как подкошенный и захрапел.

- Что стоите, я его выключил! Рыжий, становись им. Красавчик, мы с тобой - в тушканов и за стойку! Да стой же - сначала спрячем его!

Пока Тайн тужился принять облик аптекаря, Док и я, наполовину превратившийся в тушканчика, затащили настоящего аптекаря за стойку и сами спрятались там же. Через минуту в дверь постучались.

- Войдите! - отозвался Рыжий, на мой взгляд переборщим с заспанностью и писклявостью голоска. В крошечное помещение вломились дюжие ребята, вооружённые подобием допотопных револьвров.

- Сюда не заходили трое, только что?!

- Нет, не заходил никто.
Я слышал, как вошедшие взволнованно и сердито переговаривались.

- А кто у Вас так храпит, сэр? - послышался подозрительный голос, - я думал, вы живёте один...

- А-а это зверюшка моя мурлычит, - нашёлся Тайн и за шкирку извлёк меня из-под стойки. Я растерянно заморгал. Насколько вероятно, что он поверит в эту чушь? Я почувствовал внутреннее напряжение Тайна. Это было непросто волнение - он работал. Я не могу толком описать, как я это ощутил, но что-то словно чуть-чуть повернулось в мире, в самом времени, как стрелка на рельсах. И локомотив действительности покатил по выгодному для нас пути.

- Смотрите в оба! Тревожные дела творятся! - предупредил предводитель маленького отряда, и вооружённая компания направилась прочь из аптеки. Уже в дверях ковбой обернулся и спросил:

- Что это у вас с волосами, сэр?
Я взглянул на Тайна и обмер: мандариновая шевелюра вместо степенных седин.

- Д-да вот, новый продукт тестирую: краску для волос. Сейчас так модно у молодёжи.

- Ну-ну... - пожал плечами бравый парень, после чего наконец-то покинул аптеку. Шерсть на моём затылке шевельнулась от облегчённого вздоха Тайна.

- Неплохо, Тайн. Но в целом не очень удачно получилось, - пропищал я.

- Если скисло молоко - пеки оладьи! - таким же тушканьим голосом отозвался с пола Док, - раз уж мы заменили здесь врача, воспользуемся правом осматривать пациентов.

Идея Дока была проста, как всё гениальное: от лица аптекаря он раструбил, что от отравленных колодцев исходят ядовитые миазмы, так что все, кто находился в непосредственной близости от них, должны срочно обратиться к нему, чтобы он осмотрел их ладони на наличие специфических пятен (нельзя было говорить про глаза, иначе муромиты нашли бы способ избежать осмотра). К рассвету ему удалось осмотреть всю банду, и каждому он незаметно заглянул в глаза. Ни один не был муромитом.

- Как же так... - протянул он, когда мы остались одни.

- Старик! - вдруг воскликнул Тайн.

- Что "старик"?

- Тот дядюшка, которого мы с Эмом видели живым в лагере паломников. Он однозначно муромит. Но этот облик всего лишь для убедительности! Кто сказал нам, что город захвачен, что бандиты отравили колодцы? Всё поломники! Мы весь вечер как идиоты трапезничали в компании муромитов!

- Но они живут в кучке маленьких шатров, - возразил Док, - уж не думаешь ли ты, что они прячут в палатке дыру между мирами?

- А что они сказали про священную рощу в оазисе, а?! Защищать они её будут, ага, от любопытных глаз. Наверняка это просто развед отряд, наблюдающий за городом. Нужно выследить их основные силы и поскорее!

- Так может заставим их рассказать? - предложил я.

- Муромиты не ценят жизни отдельных особей. Если они понимают, что раскрыты,  то либо сражаются до последнего вздоха, либо убивают себя. Но всё равно нужно как можно скорее возвращаться в тот лагерь. Во-первых, чтобы удостовериться, что наша догадка верна. Во-вторых - чтобы не позволить им доложить о нас и избежать новых жертв среди горожан.

Аптекарь-Тайн быстро рассовал нас с Доком по карманам, вышел на улицу и торопливо направился прочь из города.

- Я подкорректирвал вероятности, - шепнул он, - в девяносто пяти процентах случаев меня всё равно спросят, но конвой пошлют только в трёх.

- Вы куда, господин аптекарь! - тут же послышался оклик, - Вы же знаете - покидать город смертельно опасно!

- Мне нужно поймать несколько... Пауков! Да, пауков для вакцины. Я опасаюсь, что инфекция от заражённых колодцев всё же распространится.

- Дать Вам хотя бы пару ребят на сопровождение?

- Нет времени! Не волнуйтесь за меня! Вот увидете - у полудню я уже буду храпеть у себя в кабинете!

Мы благополучно скрылись из поля зрения караульных и приняли свои первоначальные обличия: Красивый, Долговязый и Альпака.

3.

- Следи, чтобы ни один не сбежал, Док. Не будем церемониться с ними, но глаза, на всякий случай, проверим. Эм, они, скорее всего, набросится, как только поймут, что их раскусили.

- Я готов. Зажгу свет по твоей команде.

Тайн ворвался в центр палаточного лагеря и властно прокричал:

- Всем выйти из палаток! Построиться в линию! Покажите глаза! Эм, свет!

Я хлопнул в ладоши и стоянку залило холодное сияние, исходящее прямо из воздуха. Бедуины, торопливо вылезающие из палаток, выглядели растерянными. Увидев направленные на них стволы револьверов (уж на их создание Тайну хватило его скромных навыков), ребята совсем скисли. Пока я держал их на прицеле, Тайн подошёл к ближайшему и пристально вгляделся ему в глаза.

- Некоторые из них люди, - доложил он и перешёл к следующему. И к следующему. И к следующему...

Постепенно наша уверенность таяла. И не напрасно: ни один из паломников не оказался муромитом.

- А где старик? - прорычал Рыжий, ещё сильнее сжав бескровные губы в попытке сохранить невозмутимость. Всё ещё стоящие рядком странники начали испуганно переглядываться.

- Видимо... Он ушёл...

- Проклятье! - рявкнул Док, - он за это время вполне мог добежать до города, и если муромиты всё же там, а он слышал, что мы тут устроили...

Услышав тираду от ламы, кто-то из подозреваемых в муромитстве не выдержал и мягко осел на землю, теряя сознание.

- Но как же роща? - спросил Тайн, - вдруг разрыв всё же там?

- Разделимся, - решил я, - Док проверит рощу, а мы вернёмся в городок. Наверное, часть банды всё же не пришла на осмотр, они-то и есть замаскированные.
Они нашли мой план довольно разумным. Уходя, я слышал, как Док извиняется перед бедуинами и просит их показать ему священную рощу.

- ...Иначе может случится беда, от которой вы не сможете её защитить!

- Если скотина заговорила... Значит и вправду грозит необыкновенная беда. Так и быть, мы позволим тебе осмотреть рощу на предмет разверзшейся преисподней.

- Благодарю. Ещё раз простите. Так некрасиво получилось...

- Боги простят.

Мы с Тайном проникли в город тем же способом, что и в первый раз, хотя охранники и были начеку. На этот раз мы долго бродили по улицам, надеясь наткнуться на бандитов, которых не видели бы на осмотре. Эта затея, разумеется, не увенчалась успехом. Тогда мы спустились в самый просторный бар, где уже в такой ранний час собирался народ. Однако здесь были только местные жители.

- Паршиво?

- Ага.

- Эту хандру ни с чем не спутаешь. Грёбаный разрыв где-то неподалёку. Эх, было бы проще просто разнести здесь всё к хренам.

- Злой ты, Рыжий.

- Тайн! Не надо было тебя с Доком знакомить!..

Он хотел было ещё что-то добавить, но тут к нашему столику подошёл маленький мальчик и робко дёрнул его за рукав. Лицо Тайна тут же просветлело.

- Дяденька... Вы не видели мою маму? - спросил малыш. Глаза его были большими и влажными, а веки - слегка припухшими, словно он недавно плакал. Два рожка едва прорезались и только угадывались сквозь по-младенчески тонкие льняные волосы.

- Не знаю, а как выглядит твоя мама? И куда она пошла? - ласково спросил Тайн.

- Она очень красивая. На улицу пошла, - залепетал в ответ мальчик, - Она здесь работает официанткой, поэтому я подумал, вдруг она здесь. Но я очень боюсь, что она потерялась, и её... И её... Разорвали... - тут его губы задрожали, он не выдержал и разрыдался.

- Ну что ты, конечно, с твоей мамой всё в порядке, сейчас мы вместе её найдём, - успокаивающе проговорил Тайн, взяв ребёнка на руки. Я и представить не мог, что он может быть таким добрым и мягким. Он осторожно погладил светлые кудряшки, и малыш доверчиво прижался к нему, крепко обхватив одной рукой за жилистую шею. В другой руке блестела какая-то игрушка. Я слишком поздно понял...

- ТАЙН, БЕРЕГИСЬ!

...Что это был нож. Замахнувшись по-змеиному быстрым движением и ударив с неестественной силой, он вогнал его в шею Тайна по самую рукоять.

В тот же миг я почувствовал, как чьи-то руки схватили меня сзади и прижали к стулу. Молниеносно оттолкнувшись от Тайна, от чего тот завалился на пол, хрипя и истекая кровью, ребёнок бросился на меня. Одну руку мне успели заломить за спину, но второй я схватил его за горло. Его глаза вылезли из орбит, и за сеткой капилляров я разглядел другую, едва заметную, почти прозрачную сетку с подозрительно правильными шестиугольными ячейками. Руки ребёнка были намного короче моих, и кончик лезвия ножа дрожал в сантиметре от моего горла. Но вдруг они начали на глазах удлинняться, только пальцы исчезли, так что нож с лязгом упал на стол. Вместо рук теперь меня царапали длинные членистые лапки с устрашающего вида зацепками. Я завороженно наблюдал, как ещё пара таких же лапок прорастает из боков прямо сквозь одежду мальчика. Только это была уже не одежда, а гладкая как фарфор кутикула. Тело увеличилось и разделилось на грудь и брюшко сочленением, из которого росли длинные мерзкие щетинки. Я услышал лязг, почувствовал, как мягкое горло ребёнка превратилось в сочленение рыцарских доспехов, и поднял взгляд. На меня уставились сотни моих крошечных искажённых отражений, составлявших три огромных выпуклых глаза. Почти сразу под глазами лязгали громадные зазубренные жвалы, а за ними чернела склизкая глотка.

На какое-то время я просто оцепенел, но тут в мозгу сверкнула мысль: СОН. ЭТО ПРОСТО ЧЁРТОВ СОН. И тут же паралич спал. Более того, я понял, что могу двигаться очень быстро, так что муромиты (краешком разума я осознал, что ими забит весь зал проклятого бара) казались по сравнению со мной сонными мухами. Ах вот вы какие - мирные жители!

Я сжал пальцы, чувствуя, будто раздавил в руке сырое яйцо - снаружи скорлупка, а внутри липкая скользкая жижа. Голова муромита покатилась по столу, а тело мешком рухнуло на пол.  Тем временем я успел схватить уроненный муромитом нож, и не глядя несколько раз пырнул им тех, кто держал меня сзади. Стремительно развернувшись, я увидел двоих корчущимися на полу с проткнутыми фасетками. Часть муромитов, уже успевших перевоплотиться, как по команде бросилась ничком на пол, а те, что ещё сохранили человеческий облик, нацелились в нас из револьверов, двустволок, обрезов и другого местного оружия и почти одновременно спустили курки. Что мне пули! Что мне жвалы! Я неуязвим!

Я уже чувствовал, как кровь кипит, предвкушая сладкое безумие битвы, но тут вспомнил о Тайне. Тот с трудом поднимался, опираясь на стол. Кровь всё ещё хлестала из его раны. Как же так?! Похоже, он не очень может в регенерацию. Я раскинул руки, мгновенно отрастив между ними и бёдрами огромные кожаные складки, как у белки-летяги. Я чувствовал, как пули вязнут в моей плоти, как десятки челюстей-ножниц одновременно принимаются терзать её. Это было весьма неприятное ощущение, но я не мог позволить им ещё сильнее ранить Тайна - вдруг тот умрёт! Ведь он сам говорил мне, что это не так безобидно, как просто смерть в сновидении. Тут мне пришла в голову неплохая мысль. Если мои руки заняты, и я не могу выхватить оружие - я сам стану оружием. Я зажмурился, стараясь отвлечься от муромитов и сосредоточиться на преобразованиях своего воображаемого тела, напрягся, а затем...

Выпустил пару сотен застрявших во мне пуль и дробинок обратно в муромитов. Раздался оглушительный смачный треск и нечеловеческий свистящий визг. Что-то со всех сторон брызнуло на моё деформированное тело.

Когда я открыл глаза, мне предстала живописная, но чрезвычайно неаппетитная картина: все стены и пол были заляпаны ошмётками внутренностей муромитов, из которых кое-где осколками битого стекла торчали куски кутикулы.

- Нихрена вас разметало... - не без гордости пробормотал я, вновь стягиваясь в адекватную форму. Снова вспомнил о Рыжем. Обернулся.

Тайн лежал на полу, в луже едко-пахнущей муромитской гемолимфы и собственной крови. Его рана на шее и не думала затягиваться, а в правом боку и каждом бедре появилось по пулевому отверстию. Он смотрел на меня стекленеющими глазами и ловил ртом воздух.

- Ну же, регенерируй! Представь, что это сон!

- П-пошёл ты... - просипел он, от чего на губах запузырилась розовая пена. Взгляд его совсем застыл.

- Вот только умирать не вздумай!

- Не отвлекай меня, придурок... Я пытаюсь провести обряд отключения, пока не сдох в этом мире...

Он снова уставился сквозь меня и едва заметно зашевелил потрескавшимися губами, что-то бормоча.

В этот момент дверь с грохотом слетела с петель, и в бар ворвался Док, снова в облике аптекаря, во главе компании бандитов.

– Что здесь творится?! – с порога закричал он, – и где все... Жители... Города...

Тут он запнулся, а потом и вовсе замолчал, во все глаза таращась на стекающие со стен муромитные барельефы. По его лицу я догадался, что он сейчас как обычно покатится со смеху.

– Потом вместе поржём, Док, тут Рыжий помирает!
Тут же став абсолютно серьёзным, Док бросился к Тайну, который, как я заметил, стал постепенно растворяться в воздухе.

- Хорошая идея, но вряд ли успел бы, - пробормотал Док, начиная что-то мудрить над его ранами. Они на глазах стали заживать. Но Тайн всё равно вскоре исчез.

- Он умер? - испугался я.

- Нет, просто отключился. Может, и к лучшему - он пережил слишком сильный стресс. Пусть вернётся в реальность, отдохнёт. А нам нужно найти разрыв. Действуй, а я присоединюсь к тебе, как только успокою этих ребят, - он указал на прибежавших вслед за ним ковбоев. Большинство из них, правда, убежали наверх, отпугнутые отвратительной аммиачной вонью, а двое оставшихся безудержно блевали.

Я быстро сообразил, что основные силы митов не зря околачивались именно в этом трактире. Выбив неприметную дверь за стойкой, я оказался в просторном подвале, видимо, использовавшимся раньше под склад. Посреди него сияла бесформенная трёхмерная клякса - портал или, как их тут принято называть - разрыв. Муромитов поблизости не было, если кто-то и остался в живых, наверняка шмыгнули туда. Ну и пусть. Я напряг свою волю, сосредоточившись на разрыве. Закрыть его было попроще чем тот, в мире карбоновых болот, но когда мне это удалось, я всё равно чувствовал себя чертовски усталым. Я терял связь с этим сном... С этим миром?..

Тяжело привалившись к стене, я совсем потерял концентрацию. Теперь и я, наверное, выгляжу как Тайн перед тем как исчезнуть – антропоморфным облачком разноцветного тумана. В следующий миг я с чувством выполненного долга "отключился".
© Валентин Беляков,
книга «Час Червей.».
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
Комментарии