Глава 1. Перенапряжение.
Глава 2. Черви на клавиатуре.
Глава 3. Поющая жемчужина.
Глава 4. Наездник мыши.
Глава 5. Я ведьма.
Глава 6. Дальше в лес - больше дров.
Глава 7. Двое из АМН.
Глава 8. Хороший, плохой, конь.
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
Глава 10. Сладко, как свинцовый сахар.
Глава 11. Километры воды.
Глава 12. Трое в мире, не считая муромита.
Глава 13. Любимый мир Дока.
Глава 14. Разрушительный тандем.
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
Глава 16. Год муромита.
Глава 17. ...И пробил Час Червей.
Эпилог. Книга четвёртая - Апокриф от Эмиля.
Эпилог 2. Книга 5. Апокриф от Валентайны.
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
1.

Тридцать первое декабря, зимние каникулы. Я так и не понял, что меня разбудило, и лежал, накрывшись одеялом до подбородка, и глядел в окно на мельтешащую пелену хлопьев мокрого снега. Похожая метель бесшумно бесновалась в моём сознании: множество обрывков мыслей мелькали так быстро, что я не успевал зацепиться ни за один. Бесцветные разрозненные частицы падают с пепельно-серого небосвода, и больше нет ничего. Я всё разрушил. Вновь и вновь перед моим мысленным взором вставали испуганные глаза Нери, её протестующе вскинутые руки... А Тайн - почему он так резко отключился? Уж не повредил ли я его рассудок, следуя своей безумной прихоти? Как это похоже на тебя, Эмиль: как только появились люди, которым ты не безразличен, ты тут же обидел их и оттолкнул от себя.

Около часа дня я всё-таки заставил себя встать с постели, без аппетита позавтракал, и насыпал в клетку Хотару свежих опилок. Интересно, из нашего мира только люди могут быть миролазами? Некоторые животные ведь тоже видят сны.

- Хотару, ты видешь сны? - крыса как всегда упёрлась всеми четырьмя лапами в прутья, будто не желала вылезать из клетки, но как только я вытащил её, тут же с удовольствием влезла мне на плечо.

- Может быть, ты тоже межпространственная наездница, м?

Хотару перебралась мне на голову и попыталась свить из волос гнездо. Я со смехом снял её с себя и пустил побегать по подоконнику.

- Смотри, там снег во всю валит, а Ида всё равно с утра пораньше убежала гулять. И Билл с Ритой умотали. И отлично - поиграю спокойно.

Билл вернулся около трёх, вместе с Ритой. Они ввалились в коридор, смеясь со своих локальных мемов, как школьники. Давненько я не видел Билла таким радостным.

- Мы как раз к обеду! - заявил Билл.

- Ну, может и так, только его никто не приготовил, - отозвался я.

- А мог бы, всё равно целый день дома сидишь, руки отсохли, что ль?

- Да отстань ты от него, сейчас сами что-нибудь сообразим, - беззаботно усмехнулась Рита. Я когда-то представлял реальное обличие Дока похожим на неё. Помнится, Нери говорила, что она тоже с Земли. Не хочу знать, откуда конкретно. Как хорошо, что в реальности мы никогда не встретимся. Я и в образе Эм предстал перед ней не в лучшем виде, что уж говорить о моей земной ипостаси, ха-ха.

Снег превратился в морось - должно быть, температура перевалила за ноль. Но в нашей квартире было уютно и оживлённо. Я продолжал играть, слушая краем уха болтовню с кухни. Вскоре оттуда потянуло восхитительным ароматом жареных куриных грудок. Рита принесла мне мою порцию прямо в комнату, а их тарелки отнесла в комнату Билла, потому что они решили совместить обед с просмотром фильма. Я даже забыл на время о своих космических горестях. Ничто не могло бы испортить нам настроение в тот момент, разве что метеорит, упавший нам на голову, или... Возвращение Иды.

Она вошла никем не замеченной, тихо открыв дверь своим ключом. Её детский фиолетово-розовый пуховик и тёплые зимние ботинки были заляпаны мокрой грязью, а капюшон полон снега. Одна варежка отсутствовала, видимо, потерялась. Раскрасневшееся от мороза лицо облепили слипшиеся пряди волос, а нижняя губа была разбита. Я решил, что сестра перевернулась, когда каталась с заснеженного склона в парке. Она бросила снегокат прямо в тамбуре, и пошла по коридору в сторону комнаты Билла, даже не передевшись и не разувшись.

- Не мешай им, они кино смотрят! - окрикнул её я, - и вообще, куда ты прёшься в грязных ботинках?

Но сестра проигнорировала меня и без стука вошла в комнату. Через секунду зловещая музыка триллера смолкла (фильм поставили на паузу), и послышался раздражённый голос Билла:

- Ты совсем с ума сошла что ль?! Иди переобуйся!

- Билли, может, с ней что-то приключилось? - мягко спросила Рита.

- Да как всегда небось забралась в какие-то буераки, чепушила! Учти, пылесосить сама будешь! Мы ж тебя видели на обратном пути с ребятами на горке, вот и играла бы с ними, - Билл уже начал выходить из себя. Но тут его голос и вовсе сорвался на гневный крик:

- Куда тебя чёрт понёс на кровать?! Не лезь, не трогай меня ледяными грязными руками! И что у тебя с лицом?!

Я вышел из комнаты как раз вовремя, чтобы увидеть, как Билл выставил её из спальни, схватив в охапку, склонился к её лицу и прошипел: "только и можешь, что портить мне жизнь, чёртова идиотка!". После этого он захлопнул дверь прямо перед её носом.

Они досмотрели свой фильм, и Рита уговорила Билла пойти с ней в центр города, чтобы поучаствовать в новогоднем веселье. Должно быть, ей стало неловко находиться в одной квартире с Идой, но я уверен, что если они не прокутят до утра, ночевать она снова будет у нас: она уже почти поселилась с нами к тому времени.

Я дошёл с ними до торгового центра, чтобы купить новогодние подарки, а на обратном пути покачался на качелях в парке, пока не замёрз.

Когда я вернулся домой и поужинал, было уже самое время лечь спать. С раннего детства я не видел смысла в том, чтобы дожидаться новогоднего обращения.

Но сон не шёл. Оставшись один, в темноте, я стал невольно вспоминать своё последнее путешествие. Кажется, я вступаю в ещё один период бессонницы... Открыв глаза, я подслеповато уставился в темноту. В углу комнаты стоял маленький бледный призрак. Почувствовав мой взгляд, сестра стала приближаться ко мне такими крошечными шажками, что казалось, будто она плывёт в воздухе как настоящее приведение. Что-то с ней действительно не так сегодня.

- Что ты? - тихо спросил я, встревоженно разглядывая её.

Румянец сошёл, и на болезненно бледной коже левой щеки проступила ссадина. Губа сильно распухла. Потёки грязи засохли на волосах, щиколотках и запястье, а на каждой голени расцвело по здоровому синяку.

- Ида?.. Д-да ты похоже сильно упала. И не один раз... - я подскочил на постели, пронзённый страшной догадкой. Запястья, покрасневшие от...

(Долго стягивавшего их скотча)

... Обморожения. Одежда, измазанная землёй...

(А у того, другого ребёнка и рот был весь в земле)

...Маленькая молчаливая девочка...

(Мальчик)

...Тощая...

(Толстый)

...С большими оливковыми глазами, глядящими испуганно, отрешённо, униженно.

- Это другие дети сделали с тобой? Твои знакомые? Они травили тебя?
- в ужасе спросил я, и ответом мне стали крупные мутноватые слёзы, заблестевшие в уголках её глаз и медленно покатившиеся по впалым щекам, оставляя за собой влажные дорожки. В мыслях глумливо взвился мой собственный голос. Он с издёвкой произнёс те же слова, которые когда-то так и не сорвались у меня с языка: "Как мы будем спасать миры, если не смогли защитить одну маленькую девочку?!". Я не знал, что ему ответить. Я смог только обречённо прошептать:

- Умоляю, прости меня...

Она подошла к моей кровати, и я подвинулся, освободив ей место. Она легла поверх одеяла, и я почувствовал исходящий от неё кислый запах пота. Когда она последний день принимала душ? Я должен был следить за этим, и за сотней других вещей, связанных с ней. Сколько раз я отмахивался от сестры, словно от надоедливого насекомого, успокаивая себя тем, что Билл позаботится о ней: она же его дочь, так что это его обязанность. Как мы могли рассчитывать, что она вернётся к жизни, если сами же похоронили её заживо!

Поняв, что бессвязными извинениями делу не поможешь, я встал и отвёл её в ванную.

- Сможешь сама принять душ?
Она принялась методично расстёгивать рубашку.

- Простого "да" было бы достаточно! - воскликнул я, заливаясь краской, выскочил из ванной и закрыл за собой дверь.

Послышался шум воды. Я поискал ей чистое нижнее бельё, но нашёл только плавки (когда мы последний раз выбирались поплавать, ей ещё не нужна была верхняя часть купальника. Ладно, я обязательно постираю завтра её одежду, а сегодня пусть поспит в моей футболке. Всё это я просунул Иде под дверь.

Когда она вышла, я обречённо вздохнул, увидив, что голову она не помыла.

- Ну-ка пойдём обратно, я тебе помогу, - пробормотал я. Моё сердце болезненно сжалось от сознания того, какая она маленькая: ей даже не пришлось особенно наклоняться, чтобы её голова оказалась под краном в раковине. Тщательно вымыв жидкие светлые волосы (точь-в-точь как мои собственные), я попытался их расчесать. Не тут-то было: расческа тут же застряла. Я уже и сам чуть не плакал.

- Придётся подстричь тебя покороче, ты не против?

Если она и была против, я об этом не узнал. Я старался стричь ровно и без ступенек, так что после сушки феном причёска приобрела даже симпатичный вид. Не помню, когда в последний раз волосы Иды были такими золотистыми и пушистыми. Наверное, ещё при маме.

- Тебе очень идёт, - робко сказал я. Затем отвёл её нашу комнату и осторожно спросил: - всё ещё хочешь лечь со мной?..

Мне показалось, или это действительно был положительный кивок?

- Лучше ты ложись у стены, а я с краю, а то ещё столкну тебя во сне на пол своей моржовой тушей.
Сестра послушно устроилась у стены и почти затекла в щель между стенкой и матрасом.

- Ну что ты, тебе так будет неудобно, - шёпотом проговорил я, перекладывая её голову на подушку. Проделывая это, я почувствовал, что она дрожит мелкой дрожью. Нос и щёки были слишком холодными. Проклятье, если она ещё и простудилась из-за того, что они изваляли её в снегу, я просто...

Я нежно обнял дрожащее хрупкое создание. Из её неподвижных глаз снова катились слёзы.

- Пожалуйста, закрой глаза, - попросил я, - ты же знаешь, твой взгляд меня немного пугает.

Она зажмурилась и уткнулась лицом мне в шею, так что я почувствовал на коже её тёплое дыхание. Тонкие ручки обвили меня: одна закинулась через бок за спину, а другая просунулась под шеей. Я блаженно закрыл глаза, думая, что хоть и не смогу уснуть, постараюсь лежать неподвижно.

Но Ида, похоже, тоже пока не собиралась спать. Я ощущал, как её пальцы перебирают мои волосы и щекочут спину сквозь футболку, как два маленьких зверька. Вскоре одна рука обогнула край футболки и скользнула прямо по коже. "Это уже как-то чересчур" - удивлённо подумал я, но не нашёл в себе сил отказаться от этой внезапной ласки. Наоборот, я невольно начал отвечать на неё.

Спать уже не хотелось. Губы Иды коснулись моих, и я не колеблясь прильнул к ним. Она наконец-то  вновь проявляет свою волю, и я хочу исполнить её, даже если нормальный человек посчитает это противоестественным.

- И как далеко ты хочешь зайти? - осведомился я, учащённо дыша и ёжась от удовольствия. В ответ Ида прижалась ко мне всем своим миниатюрным телом и потёрлась, заставив меня тихонько застонать.

- Т-ты уверена, что хочешь, чтобы твой первый раз был со мной? И сейчас?.. Тебе же ещё только тринадцать, я боюсь травмировать тебя. Думаю, нам стоит вернуться к этому х-хотя бы через пару-тройку лет, если ты не передумаешь.
Она замерла на секунду, затем рука-зверёк, массировавшая низ живота, решительно скользнула вниз. Я ощутил, как маленькие пальцы с трудом сомкнулись. По телу бежали лихорадочные мурашки.

- Ну, если только так, то, в принципе, можно. Я буду очень аккуратен... - сказав это, я смочил свои пальцы слюной и позволил себе сделать то, что порой служило темой моих вечерних грёз.

Когда всё кончилось, я впервые за многие годы сказал сестре, что люблю её, и мы уснули, всё ещё тесно переплетясь друг с другом.

2.

- Знаешь, куда я хочу отправиться, Мыш?

Червь с любопытством смотрел на меня, как бы говоря: "не знаю".

- Да я и сам не знаю. Давай, как в старые добрые времена: вези меня, куда твоей сути угодно.

Мыш радостно кивнул и прижался к земле, чтобы мне было полегче залезть на него.

- Рванули.

Мы уже вовсю бороздили Межпространство, когда я увидел мертвенно-синее свечение. Оно излучало угрозу. Я сразу узнал пугающий смрад муромыслей, хотя и никогда раньше не сталкивался с ними по эту сторону. Где-то образуется новый разрыв... Или хуже?

Оказалось, что хуже: мёртвые огни растекались по Межпространству огромной уродливой гематомой, и в них копошились отвратительные шмотки чёрной субстанции - таков был межпространственный облик кротов.

Мыш понял, что дела плохи (моя суть почувствовала его страх) и попытался улизнуть от них, но кроты принялись стрелять. Здесь снарядами им служили капли колючей красной боли. Они, похоже, были способны к самонаведению, потому что как ни лавировал Мыш, всё новые и новые разряды вонзались в его тело. Во время очередного сумасшедшего виража я не удержался и отцепился от Мыша. Меня понесло куда-то, помимо моей воли, и я на неопределенное время потерял из вида и червя и кротов. Но вдруг они снова возникли прямо возле (над? Перед? Внутри?) меня, и мне пришлось увидеть гибель ещё одного моего друга во всех ужасающих подробностях.

Пространство в М.П. (уж простите за тавтологию) не поддаётся человеческой логике, поэтому мне никогда не понять, как Мыша окружили, и был ли у него шанс на спасение. Я бессильно наблюдал, как он влетел одновременно в несколько кротовьих пастей, истекающих тьмой и ощерившихся кривыми зубьями разрывов. Они изувечили его, обескровили, разорвали на части и смешали останки с ядовитым желудочным соком поползновений. Всё чего я хотел - оказаться как можно дальше отсюда. Как можно дальше от кротов. Пожалуйста! Прочь отсюда!..

Моё желание придало мне ускорения, словно реактивный двигатель, и я оказался в другой точке Межпространства. Но где именно, если так вообще можно спросить про М.П.?! Я понадеялся, что моего желания окажется достаточно, чтобы попасть в какой-нибудь мир Поливселенной, но это не сработало. Я запаниковал. Мои мысли растекались, приобретая невообразимые формы, и покидали мою суть. Скоро от неё совсем ничего останется - я растворюсь в Межпространстве. Нери когда-то рассказывала, что существа из Поливселенной здесь сходят с ума и погибают. Поскольку здесь находится только моя суть, для меня это значит одно и то же.

Я хотел бы закрыть глаза, заткнуть уши, но без век и рук сделать это было проблематично. Всё что мне оставалось - метаться по просторам М.П., постепенно растворяясь, словно кусочек натрия в воде.

Когда я уже балансировал на границе безумия, явилась она. Словно спасительный, милосердный сон, Белая Нереида обвила меня своими кольцами, даруя долгожданную безмятежность. Я не мог поблагодарить её словесно, но думаю, она почувствовала, как моя суть преисполнилась радости и облегчения. Я оседлал её, и она отвезла меня в один из миров. Это оказался Омега-28.

- Это тот самый мир, куда я... - сбивчиво заговорил я, как только воплотился.

- Я знаю, - просто ответила Нери.

- Значит, ты... Не обиделась?

Нери по-доброму усмехнулась.

- Ты до сих пор мыслишь так по-человечески, Эм.

Я лишь смущённо пожал плечами вместо ответа, а затем предложил:

- Не хочешь познакомиться с моими крестьянами? Возможно, в честь нас устроят какое-нибудь этническое празднество. Только кому-то из нас придётся быть ведьмой, а то не признают.

- Могу я. Звучит здорово. Ты, кажется, обещал крылышки птеродактиля?..

Я подумал, действительно ли она хочет находиться здесь, или это делается из жалости к глупому Эмке, "мыслящему по-человечески". Какая-то непрошеная, иррациональная горечь просочилась в моё подсознание. Прежде чем я осознал, что происходит, Нери произнесла это вслух:

- Муромысли.

- Кажется, со стороны моей деревни, - встревоженно пробормотал я.

Мы ускорили шаг и вскоре вышли на тропу, ведущую к деревне (умышленно или нет, мы воплотились как раз в нужном регионе). Как только сквозь заросли показалось место, где раньше находилась деревня и поля, у меня болезненно защемило сердце: вместо скопления хижин, похожих на бобровые хатки, и обрамляющего их поля сиреневых колосьев, зияла теперь огромная голая плешь. Посреди неё вздыбилась плеяда пупырчатых куполов. В каждой капсуле, заполненной беловатой жижей и напоминающей гигантский прыщ, плавал скорченый дремлющий муромит. Взрослые муромиты сновали между ними и переодически помогали своим юным собратьем выбраться из яйца. После этого новоиспечённые подданные Королевы с аппетитом съедали желеобразную склолупу и отправлялись внутрь куполов.

От этого зрелища меня чуть не вывернуло, но я всё же совладал со своим воображённым телом, но не с разумом. Обжигающая едкая волна ярости полностью затмила мой рассудок. Они всё-таки прорвались в их мир (В МОЙ ПЕРВЫЙ МИР!). И они убили моих беспомощных забавных друзей. Всех до единого. Я бросился вперёд, взмахнул руками, как крыльями, и муромитские инкубаторы охватило жаркое синее пламя. Все купола сгорели за несколько секунд, оставив после себя лишь чёрное пепелище.

3.

Немного успокоившись, я заметил, что у моего импровизированного огненного шоу был ещё один зритель, помимо меня самого и Нери - на небольшом возвышении сидел, неудобно скрестив ноги, Тайн.

- Я заглянул в Информариум и увидел, что они снова открыли разрыв в этом мире, несмотря на то, что ты однажды закрыл его. Да ещё и понастроили инкубаторов. Так и думал, что тебе не понравится, но не уничтожил этот.  Хотел, чтобы ты хоть раз увидел инкубатор. В образовательных целях.

- Всё равно моим крестьянам уже не поможешь, - мрачно отозвался я, - пойду проверю, нет ли тут ещё этой заразы.

Тайн попытался меня остановить, но я торопливо развоплотился и унёсся прочь. Мне нужно было побыть одному.

Я нашёл ещё шесть инкубаторов, но все они были уже разрушены. Очевидно, Тайн постарался.
Вернувшись (всё ещё в бесплотном виде), я застал странную сцену. Тайн и Нери стояли друг напротив друга на расстоянии нескольких шагов, словно готовились к дуэли. Тайн проговорил полным сарказма голосом:

- Может, хоть ты мне объяснишь, что со мной не так?

- О чём это ты? - с лёгким удивлением осведомилась Нери, - вроде всё так...

- Вот и я так думаю! Я и девушкой смогу быть, если постараюсь, и альбиносом. Ты знаешь, я ведь и есть девушка в реальности. Однако Эм так неуклонно льнёт к тебе... Для меня это загадка.

- Я думаю, влечение сутей не подчиняется логике, - мягко ответила Нери, понижая голос.

- Ох, тебе, конечно, лучше знать! - Тайн, напротив, стал говорить громче, - ты же у нас Великая Белая Нереида, которой известны все вселенские истины, куда нам до тебя, простым смертным, верно?

- Я никогда такого не говорила.

- Как будто у тебя на лице это не написано! Просто божество во плоти, и стоит ей где появиться, как все падают ниц. Интересно, сколько у тебя обожателей в разных мирах? А среди червей? Много жемчужинок снесла?

- Чего ты хочешь? - бесстрастно спросила Нери. В её голосе появились едва заметные нотки космического холода.

- Лишь одного: чтобы ты перестала пудрить Эмке мозги и рассказала ему одну простую вещь.

- Какую же?..

(Что за странная интонация? Беспокойство?)

- Ту, которую я узнал, пока мы были в тандеме. Думаю, он и сам узнал её, но запретил себе осознать. Да... Возможно, это собьёт часть твоей спеси, но неужели так сложно произнести всего четыре слова: "Эм, я твоя...

- Нет, Тайна. Прошу, не надо!

- ...Сестра.

- Он же нас слышит, - обречённо прошептала Нери.

- Я знаю, - Тайн (Тайна?..) небрежно пожал плечами, в его голосе сквозило горькое, озлобленное торжество, - снова здравствуй, Эмка!

Он невесело улыбался. Но мне не было дела до Тайна.

- Нери... Ида?

- И приз за сообразительность получает...

- Завались, Рыжий.

Я подошёл к Иде и попытался заглянуть ей в глаза.

- Ида, это правда ты? Ты всё это время была здесь, все эти три года?

"Да. Прости меня", - раздалось у меня в мыслях.

- Чёрт, это ты прости меня. Ты могла рассказать мне раньше... Тогда я бы не вёл себя как... Да что же это такое! - я в сметении закрыл лицо руками. Множество эпизодов из реальности пронеслось пред моим мысленным взором. Мне было невероятно стыдно за себя и больно за Иду.

"Тебе не за что корить себя, Эмиль. Ты хороший брат"

Я отнял руки от лица и обнял Иду предельно осторожно, боясь, что она исчезнет, как призрак, как мимолётный мираж. Попытавшись разобраться, что изменилось, я понял, что не изменилось ничего.

- Почему ты не рассказала мне раньше? Какая разница, насколько родственны наши тела в реальности? Это лишь ещё одна условность, как сказал бы Док.

"Х-хорошо", - я и не думал, что телепатический голос может заикаться.

- Окей, ваша взяла, - нарочито громко вздохнул Тайн, - видимо, и здесь быть мне третим лишним.

- Ты не лишняя, Тайна, - серьёзно ответила Нери, - ты наш друг, и нам без тебя не справиться. Сейчас не подходящее время для выяснения отношений: червь Эм погиб.

- Что, Мыш?! Как это случилось?

- Его убили. Кроты, - ответил я, слегка вздрогнув, вспоминая о своих злоключениях в Межпространстве.

- Значит, Муро был прав... - быстро и задумчиво проговорил Тайн.

- В чём? - спросил я, предчувствуя неладное.

- Док успел передать мне то, что рассказал ему Муро о Королевской Цели.

- И... Что же это за цель?
Тайн посмотрел куда-то сквозь меня, и произнёс лишь одно непонятное жуткое слово:

- Гиперколлапс.

- Звучит кошмарно, - резюмировал я.

Тайн прокашлялся, готовясь к пояснению:

- Вся деятельность муромитов направлена на то, чтобы присоединить как можно больше миров к тому миру, где находится их Королева. Она поглощает материю Поливселенной и Межпространства, переработанную специальным образом. Этот процесс сам по себе разрушителен, но он - всего лишь подготовка. Сейчас Королева проходит стадию капсуляции - ей нужно время, чтобы выносить своё потомство...

- Новую партию муромитов? - предположил я.

- Новых муромитов она рождает миллиардами ежедневно. На этот раз на подходе полчища новых Королев.

- НОВЫХ КОРОЛЕВ?! - хором воскликнули мы с Нери.

- Да. Муро говорил, что когда всё будет готово, она пожертвует собой...

- Вот же суицидальная раса!

- ... Разрушит зашитное поле своей вселенной, спровоцировав мощнейшую волну разрушений. Ещё в штабквартире я пытался рассчитать, сколько вселенных пострадает от гиперколлапса. Все миры, соединённые разрывами, будут уничтожены практически мгновенно. Вероятно, такой всплеск энергии породит цепную реакцию. Но мы с вами этого уже не увидим, верно?

- Блистательные перспективы. И каков наш план? - с истерической бодростью осведомился я.

- Помнится, я говорил тебе, что проникнуть во вселенную муромитов невозможно. Я был неправ. Несколько миролазок из моего ордена нашли небольшую брешь в капсуле.

- В смысле, разрыв?

- Нет, физически проникнуть в неё невозможно, так как эта лазейка находится в М. П. Но миролазы вроде тебя и Нери смогут отправиться туда, как в нормальный мир. Я надеюсь.

- Именно я и Эм?

- Ну, я не знаю больше никого, кто мог бы выжить в вакууме.

- Но Королева всё равно, скорее всего, убьёт нас?

- Вероятно. Если не хотите, вам не обязательно идти туда.

- Но ведь тогда...

- Тогда вы сможете потратить остаток времени более приятным образом.

- Мне этот вариант не подходит, - решительно заявила Нери, - я пойду.

- Я тоже, - без колебаний добавил я.

- Тогда предлагаю не терять времени и... - начал было Тайн с преувеличенным оптимизмом.

- Кх-х-х... Кх-х-х-!.. - перебив его, из горла Нери вырвался странный звук.

- Что с тобой? - спросил я, быстро обернувшись. Но Нери не ответила. Глаза её округлились и налились кровью, а их выражение стало бессмысленным. Тело неестественно выпрямилось и будто одеревенело. Я бросился к ней, но Ида прямо на глазах превратилась в червя и стала бешено извиваться. Я был отброшен мощным конвульсивным ударом хвоста, прежде чем успел коснуться её. Страшный, душераздирающий мысленный крик почти оглушил меня. Сродство Нери ухудшалось, но это было похоже не на обычный ритуал отключения...

(Мне жаль, что я не смог остаться с вами до конца)

... А скорее на...

(Если скисло молоко...)

... Гибель Дока.

"НЕРИ!" - послал я отчаянную мысль, но она рассялась в пространстве - Нереида исчезла.

- Что-то случилось в реальности! Наверное, они вычислили нас, - лихорадочно проговорил я, обращаясь одновременно к Тайну и самому себе, - я должен вернуться в реальность! Немедленно!

- Понимаю, - кратко ответил тот (видимо, понял, что возражать мне бесполезно), – я постараюсь отправиться вторым ярусом или через свою реальность и забрать тебя. Сможешь отключиться?

- Да. Если что - мир Лямбда-1984.

- Хорошо. Удачи. Надеюсь, ещё не поздно.

- Надеюсь... - эхом повторил я, понижая уровень сродства и старательно отторгая этот опустевший мир.
© Валентин Беляков,
книга «Час Червей.».
Глава 16. Год муромита.
Комментарии