Глава 1. Перенапряжение.
Глава 2. Черви на клавиатуре.
Глава 3. Поющая жемчужина.
Глава 4. Наездник мыши.
Глава 5. Я ведьма.
Глава 6. Дальше в лес - больше дров.
Глава 7. Двое из АМН.
Глава 8. Хороший, плохой, конь.
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
Глава 10. Сладко, как свинцовый сахар.
Глава 11. Километры воды.
Глава 12. Трое в мире, не считая муромита.
Глава 13. Любимый мир Дока.
Глава 14. Разрушительный тандем.
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
Глава 16. Год муромита.
Глава 17. ...И пробил Час Червей.
Эпилог. Книга четвёртая - Апокриф от Эмиля.
Эпилог 2. Книга 5. Апокриф от Валентайны.
Глава 14. Разрушительный тандем.
1.

Господин Формикер настоятельно просил нас прибыть в штабквартиру на Альфа-13. Скорее всего, он хочет услышать наш доклад об уничтожении кротов. Надеюсь, не выяснится внезапно, что где-то в Поливселенной существует похожая дрянь.

В мир Альфа-13 вёл только один строго контролируемый разрыв. Разумеется, его можно было бы без труда закрыть в любой момент, но иногда учёным требовались муромиты для исследований. Именно под этим предлогом мы и решили провести туда муро. А уж на контроле в штабквартире объясним, что к чему.

Я немного волновался: всё-таки мне никогда раньше не приходилось проходить сквозь разрывы. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, я спросил Тайна:

- Слушай, а почему у этого измерения номер 13? Неужто существует ещё 12 штабквартир?

- Если бы, - вздохнул он, - просто у Альянса долгая история. Уже двенадцать миров, в которых находились предыдущие штабквартиры были уничтожены муромитами. Но больше такого не случится - Альфа-13 существует уже несколько десятилетий, и её защита совершенна.

- Рад слышать. А вот и разрыв. Аж руки чешутся его закрыть.

- Как и у всех нас, - ответил Док и воскликнул "а вот и мы!", обращаясь к охране разрыва.

- Уже заждались вас, - кивнул один из охранников, - вижу, с вами незамаскированный мит.

- Это Тайну, на опыты, - объяснил я.

- Мы так и подумали. Ладно, проходите, привет Формикеру.
Мы подошли к разрыву. Он был совсем небольшой, второуровневый. Мощные силовые поля поддерживали его в идеальной сферической форме. Мы гуськом вошли в зыбкий шар, где пространство отображалось будто в негативе. На мгновение я почувствовал, что куда-то несусь, падаю в бездну ревущей тишины. Я был внутри крошечного пузырька Поливселенной посреди Межпространства.

Вышли мы из точно такой же сферы с другой стороны, уже в Альфе, в форпосте неподалёку от столицы.

- После совещания, пожалуй, останусь здесь. Мне нужно продолжить наконец изучение тандемов, а Гай куда-то запропастился. Как раз, когда работы невпроворот. Не похоже на него, - сказал Тайн.

- Каких ещё тотемов? - удивился я.

- Не тотемов, а тандемов. Это древняя техника м-наездников, позволяющая на время объединять их сути в одну суперсуть. Такие слияния обладают смертоносной мощью!

- Круто! И что же ты про них наисследовал?

- Да всё то же. Природа этого явления до конца непонятна, но, похоже, возможность его осуществления зависит от уровня сродства. На этот раз сродства сутей, образующих тандем, друг к другу.

- Ха-ха, очень удобно объяснять всё сродством, Тайни. Так-то и я могу быть учёным. Видишь непонятную штуку, и сразу: " без понятия, что это, но зависит от сродства. Исследовано Тайном", - скептически заметил Док. Тайн надулся, - ну-ну, недолго ещё буду тебя доставать, да и всех вас.

- О чём это ты? - насторожился я.

- Реальность, чтоб её, - вздохнул Док, - дела мои там совсем плохи, можно сказать, дышу на ладан. Но тем не менее я здесь. Кто знает, сколько ещё предстоит. Как говорится, если скисло молоко - пеки оладьи.

- А что такое "оладьи"? - тут же поинтересовался Муро. Док округлил глаза.

- Так, Формикер подождёт, немедленно заскакиваем с ближайшее кафе знакомить Муро с одним из достояний Поливселенной!

Муро к тому времени уже давно замаскировался, так что исполнить категоричный приказ Дока нам труда не составило. По иронии судьбы кафе оказалось именно тем, в которое я зашёл, впервые оказавшись на Альфе.

- Здравствуйте, у вас есть оладьи? - выпалил Док, подлетев к первой попавшейся официантке.

- К сожалению нет, только блинчики, - робко ответила она.
Док посмотрел на неё с почти театральным укором.

- На безоладинье и блинчики - оладьи, - изрёк он, - тащите. Всем.
Через несколько минут каждому из нас принесли щедрую порцию масленных, обжигающе горячих блинчиков, каждому со своим соусом. Мы то и дело менялись, и в итоге каждый попробовал всё. Теперь, когда священный долг просвещения выполнен, можно и на совещание.

- Наверняка ты увидишь много разных странностей, Муро. Но лучше помалкивай до поры до времени, чтобы не привлекать лишнее внимание, - предупредил Док.

У двери штаб квартиры мы на всякий случай окружили Муро плотным кольцом, чтобы никто не мог по незнанию обидеть его, и стали проходить глаз-контроль. Я ожидал, что как только Муро заглянет в сканер, раздадутся сирены, голос из громкоговорителя потребует положить руки за голову и отовсюду выскочат вооружённые защитники Альянса. Но ничего подобного не произошло. Дверь просто как ни в чём не бывало открылась, беспрепятственно пропустив нас в приёмную. Мы озадоченно переглянулись. Либо нам очень доверяют, либо эта штука просто-напросто вышла из строя.

Нас встретили сразу несколько сотрудников, ни один из которых не был мне знаком. На этот раз мы отправились не наверх, где располагался кабинет Формикера, а куда-то вниз. Кажется, я наконец-то узнаю, насколько глубоки подвалы штабквартиры...

- Куда это мы? - спросил Тайн, - неужели в секретный сектор? Глубже минус пятого даже я никогда не бывал.

- На этот раз вам предстоит узнать нечто действительно важное, от чего может зависеть судьба Поливселенной, - торжественно проговорил сотрудник, возглавляющий нашу маленькую процессию.

Коридоры. Снова бесконечные коридоры с закрытыми белыми дверями по обе стороны, по-видимому, бронированными. Но для заправского наездника Красавчика Эм двери не помеха. Я ненадолго покинул своё воображаемое тело, предоставив ему топать самому, и сутью стал заглядывать в соседние помещения. Как я и предполагал, это оказались лаборатории.

Низкая температура, сверкающее стерильностью оборудование, режущий глаза холодный свет. Особенно жутковатой оказалась одна биологическая лаба, где вся противоположная от входа стена была прорезана застеклёнными нишами. В нишах, словно в кошмарных аквариумах, заполненных трупно-жёлтым от времени формальдегидом, плавали туши и части туш разных животных. Вот какие-то многоглазые спруты со щупальцами, скрученными в тугие судорожные кольца. Вот тела муромитов-ищеек с лицами, мохнатыми как киви. А в последнем сосуде мне на мгновение показалось, что среди антропоморфных лысых приматов мелькнуло раздутое, искажённое предсмертной мукой лицо Гая Онеста.

Я не успел удостовериться в этом, потому что моё воображаемое тело врезалось лбом в дверь.

- Эмансипация, ты чего спишь на ходу? - полушёпотом укорил Док, - мы уже на месте.

2.

- Что-то я волнуюсь, - доверительно прошептал Муро.

- Всё будет в порядке, - улыбнулась Док, сверкнув круглыми очками (она была в своём традиционном для Альфы обличии), и ободряюще приобняв его за плечи.

- Приветствую, - проговорил Формикер, - я вижу, у вас прибавление в отряде. Хорошо. Я собирался сообщить...

- О, ВЫ ТОЖЕ?! - восторженно перебил Муро.

- Что "тоже"? - удивился Формикер.

- Ну, тоже на их стороне! Вас, наверное, тоже отвергли остальные муромиты? И вы заняли такое высокое положение в Альянсе - Вы мой кумир!

Все замерли, словно громом поражённые. Воцарилась пугающая мёртвая тишина. Лицо Формикера жутко побелело и начало меняться прямо на глазах. Муро начал оборачиваться к нам, медленно, как в кошмарном сне. Восхищение на его лице сменялось встревоженным изумлением:

- Вы разве не знали, что господин Формикер тоже муромит?..
Формикер тем временем почти полностью размаскировался, оставив только человеческие связки. Он закричал страшным механическим голосом:

- ДЕФЕКТНЫЙ ВЫРОДОК! ПРЕДАТЕЛЬ! КОД АЛЬФА -ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЕ НАЧАЛО ОПЕРАЦИИ! ПОВТОРЯЮ, КОД АЛЬФА! СДОХНИТЕ, ОДИНОЧНЫЕ УБЛЮДКИ!

Его подчинённые, проводившие нас сюда, всё ещё стояли в коридоре. Один из них нажал какую-то кнопку снаружи и толстенные раздвижные двери с грохотом захлопнулись. Последнее, что я успел разглядеть - как сотрудники штабквартиры стремительно теряют человеческий облик.

Неуловимо быстрым движением муромит-Формикер вскинул на плечо бластер. Муро всё ещё удивлённо смотрел на нас, когда его тело конвульсивно задёргалось от прошивающей его автоматной очереди. Пули злобными пчёлами вылетали у него из груди вместе с фонтанчиками гемолимфы. Я был так заворожён этим зрелищем, что не сразу заметил, что стены кабинета исчезли - видимо, это были голограммы.

За стенами открылось огромное, уходящее в темноту помещение, заполненное громоздкими уродливыми тварями, плоть которых перемежалась пластиком и металлом. Кроты.

Мы с Нери и Доком очнулись почти одновременно, вскинули руки с только что воображённым оружием и выстрелили в Формикера. Снаряды прорезали воздух с трудом, как густое желе (мне кажется, или время действительно замедлилось?!)

- Забудьте о Формикере! Кроты сотрут нас в порошок поползновениями! Бежим, я не смогу долго держать! - долетел до меня голос Тайна откуда-то издалека (из соседней галактики?..).

- Что держать?.. - я оглянулся на лицо Тайна, и увидел, что оно искажено чудовищным напряжением.

- Время... Я и не знал, что могу так... - прохрипел он.

Нери коснулась кончиками пальцев бронированной двери и надавила. Та вылетела в коридор, расколовшись на куски, но медленно-медленно. Муромиты в коридоре еле двигались сквозь тягучую смолу воздуха. "Не только увернуться не успеют, но даже не поймут от чего подохли" - успел подумать я с мрачным удовлетворением.

Кроты начали сдвигаться с места, так усердно работая синтетическими мышцами, что их силиконовая кожа кое-где полопалась. Воздух заполнился низким угрожающим гулом.

- Не могу больше! - воскликнул Тайн, и время снова ускорилось.

Гул превратился в чудовищный робо-звериный рёв, заглушив горестный крик Дока: " МУРО!"

- Ему уже не помочь! - прокричала в ответ Нери, но Док будто не слышала её. Нам пришлось схватить её за руки и тащить вперёд, прочь от кабинета.

- Я не понимаю! - вскричал Тайн, - в базе М.У.Д.А.К. чётко написано, что в этом мире всего один разрыв!

- Ты слишком безоговорочно доверял этому компьютеру, - процедил сквозь зубы Док, - он всего лишь оправдал своё название.

Мы уже успели добежать до ближайшего лифта, но он был заблокирован. Нери разнесла дверь, одной рукой прижала к себе Дока, всё ещё рвущуюся назад, а другой Тайна, которому не хватало воображения, чтобы научиться летать. Вместе с ними она спрыгнула в шахту лифта. Прежде чем последовать за ней, я на секунду обернулся и увидел, что двое кротов уже вырвались в коридор и ощерились, обнажив измазанные кровавой слюной и машинной смазкой клыки. Из их пастей вырвался леденящий душу скрежет, настолько высокий, что я скорее ощутил его, чем услышал. От этого звука пространство створожилось, как прокисшее молоко (звучит бредово, но лучшего сравнения я в тот момент не смог подобрать). Кроты гнали вперёд волну поползновений, и если бы я опомнился мгновением позже, она бы захлестнула меня.

Мы понеслись вверх по шахте лифта, освещённой лишь тусклым зловещим светом красных аварийных ламп. Нам вслед несся тошнотворный писк кротов и ещё более страшный звук - звук разрыва мировой ткани.

Спустя неопределённый отрезок времени, показавшийся вечностью, мы наконец оказались на поверхности. Её было не узнать: штабквартира, переулок, да и почти весь центр города исчез. Дома съехали под землю, словно ненужные больше декорации (да они давно и были декорациями), и на их месте прямо на глазах вырастали длинные прямоугольные строения без окон, как выяснилось через минуту, - пусковые ангары кротов.

- Надо валить из города! - выкрикнул я на бегу.

- Не успеем - они повсюду, - кратко отозвалась Нери.

Я стал лихорадочно соображать. Хоть немного настоящих людей ещё оставалось на Альфе-13, по крайней мере, до недавнего времени. А настоящие люди живут в настоящих домах... Двери всех ангаров поднялись одновременно, будто тысячи мёртвых чёрных глаз уставились на нас. Кротов было так много, что можно было расслышать похрустывание их механических суставов и звон туго натянутых жил.

- Тайн! Ты знаешь, где жил Гай Онест?! Далеко отсюда?

- На окраине, в коттеджном районе! Но зачем нам туда?!

- Думаю, сможем ненадолго укрыться.

- От чего?

- ОТ ЭТОГО!

Кроты стреляли. Они поднимались на задние лапы, а передними (огромными, расплющенными, лопатообразными) хлопали в воздухе. Между их ладоней загорались трескучие шары света и летели по направлению к нам. Первые шары врезались в землю неподалёку от нас. Куски земли в местах попадания исчезли в небытие (в Межпространство?) и на их месте образовались пространственные искажения и даже небольшие разрывы. Некоторые вспышки были пущены более метко, но Нери швыряла им навстречу, что подвернулось под руку (точнее под воображение): огромные куски асфальта, автомобили. С волнами поползновений такое не прокатит, но они ещё не скоро дойдут до нас. По крайней мере с жизнью попрощаться времени хватит.

- Вот этот район. Но что здесь случилось?!

Несколько кварталов лежали в руинах. Тут и там среди гор обломков спящими динозаврами возвышались бульдозеры и экскаваторы. Въезд в район перегораживала широкая лента с надписью "СНОС ВЕТХОГО ЖИЛЬЯ".

Мы не снижая скорости разорвали ленту, словно победители какого-то апокалиптического забега и оказались в районе, где по словам Тайна раньше жил Гай. Только тут я заметил, что скелеты домов ещё и обуглены. Я чуть не задохнулся поначалу от густых до тошноты запахов: гари, бензина и ещё (пережаренного мяса?..) кажется, напалма. Да, настоящие люди на Альфе оставались. И жили они в настоящих домах.

Мы перепрыгивали по руином с лёгкостью кузнечиков и вскоре оказались в самом центре разрушенного района. Но что толку - хотя руины и замедлят продвижение кротов, район уже оцеплён ими. Они вновь создали перед собой волну поползновений и она сомкнулась вокруг выжженной области смертоносным кольцом. Я как-то видел картину, на которой охваченный пламенем город обвил гигантский змей. Сейчас я почувствовал, какого это. Кроты неторопливо наступают. Кольцо сужается.

Мы нырнули в тёмный провал, образованный стенами двух домов, привалившихся друг к другу. Там, в полумраке, средь покрытых сажей балок и шлакоблоков, мы смогли хоть немного перевести дух.

- Что будем делать? - в конце концов спросил я ни к кому не обращаясь, просто чтобы хотя бы на время заглушить гибельный шелест поползновений.

- Простите, но боюсь, что я уже ничего больше не буду делать... - проговорила Док странным отрешённым голосом.

- О чём ты... Док! - я увидел, что она медленно но неуклонно деконденсируется.

- Не время отключаться!

- На этот раз это не от меня зависит. Видимо, моё тело всё, - она виновато улыбнулась. Её кисти и ступни уже рассялись, и она теперь висела в воздухе.

- Нет... Только не сейчас!.. - пробормотал Тайн, бросаясь к ней. Но она жестом отстранила его.

- Мне тоже больно вас покидать, но если любите меня, прошу, не дайте мне увидеть ваших слёз, - её тело уже стало полупрозрачным, блёклым, - благодарю вас... За всё счастье, которое вы принесли в мою жизнь. И пусть я не смог остаться с вами до конца, я верю, что вы победите в этой борьбе...

Последние очертания Дока рассеялись в нежно-жёлтой дымке. Она окутала нас в самом последнем объятии и мы услышали едва уловимый шелест последней мысли Дока: "и помните, если скисло молоко...". На этом его голос затих навсегда.

- Обязательно! Как только разберёмся со всем этим дерьмом, мы испечём целую гору грёбаных оладьев, Док! - возглас Тайна был полон яростной скорби. Он бессильно опустился на колени и забормотал:

- Книга первая: Обрядовая. Строфа двадцать восьмая... Ибо бессильна любая наука смертных в познании смерти, заглушу я стенания разума своего и возвышу стенания души. Пусть же волокна сути твоей переплетутся с материей мироздания и просочатся в Межпространство, и обретут там вечный покой...

Я смотрел в пространство поверх его плеча, не осознав ещё всего произошедшего. Слишком быстро. Слишком много. Я чувствовал себя оглушённым. Наконец Тайн медленно поднял голову. По его бескровному лицу блуждала улыбка, и я понял, что его крыша собирает чемоданы, готовясь к переезду.

- Тандем! - с лихорадочной дрожью в голосе выпалил он.

- Ты о той технике... - начала было Нери.

- Да! - нервно перебил он, - ты же можешь быть червём и жить в Межпространстве. Если мы все сольёмся в тандем, то возможно сможем выжить, соприкоснувшись с поползновениями. И возможно нам хватит мощи, чтобы... Уничтожить кротов!

- Звучит как полное безумие. Я готова, - решительно откликнулась Нери. Меня словно окатили ледяной водой, оцепенение спало, уступив место ужасу:

- А я не готов! - почти взвизгнул я.

Нери и Тайн удивлённо воззрились на меня. Ну и пусть - я на такое не подписывался! - я на такое не подписывался! Это слишком... Слишком... Реально! Сначала смерть Муро, потом Дока... Настоящая, окончательная и бесповоротная смерть! Мы не бессмертны, не божественны, мы глупы! Всё это: штабквартира, миссии, Альянс - одна огромная чудовищная ложь! А теперь ещё и поползновения. Да одно крошечное поползновение мгновенно убило меня, а тут весь мир трещит по швам! Просто выйти и нырнуть в них, полагаясь на какой-то грёбаный ритуал?! Бред! Пусть лучше меня загрызут в реальности обычные муромиты, чем поползновения вновь прожуют саму мою суть!

Всё это я хотел высказать им, но вместо этого только блеял бессвязное "нет... Нет... Нет!.." и мотал головой, пятясь назад, подальше от них, подальше от выхода, в темноту. Я смутно осознавал, что мой уровень сродства недопустимо повышается и я становлюсь беспомощным, жалким, уродливым существом, походящим больше на Эмиля из реальности, чем на Эм.

- Я н-не смогу!

- Тогда только боги помогут нам, - пожал плечами Тайн всё с той же отрешённой улыбкой, закрыл глаза и продолжил бормотать:

- Книга третья: Миролазание. Строфа восьмая... И обрушится на Поливселенную кара невиданная...

- Эм, пожалуйста! - Нери приблизилась ко мне. Я отступил на шаг, - Вспомни, как ты относился к этому раньше - всего лишь дурной сон!

- Слишком р-реально...

- Что реально? Биороботы, пространственные аномалии, гибель мира?

- Смерть. Мучения и смерть. Такое могло произойти с Эмилем с Земли. Приключения, которых он заслуживает. Это уже не сон.
Я уже почти забился во тьму, но Нери схватила меня за обе руки и потянула на себя.

- Что тебе нужно?!! - закричал я.

- Ты, Эм, - прошептала Нери, прильнув ко мне.

Её лицо внезапно оказалось ужасающе, волнующе близко. Глаза цвета киновари зажмурились, и в следующий миг я почувствовал её губы на своих. Я даже приоткрыл рот от изумления, и в него незамедлительно прокрался нежный язык Нери. Я тоже закрыл глаза, позволив себе раствориться в тактильных ощущениях. Медленный танец языков тоже был своего рода взаимным исследованием, не менее сладким, чем соприкосновение сутей. Руки Нери шарили у меня по спине, всё теснее прижимая меня. И теперь мне было всё ясно. Наслаждаясь ласковыми влажными прикосновениямик дёснам и нёбу, я размышлял, какой это удивительный сон. И какая хитровыдуманная штука - мой мозг, раз он сумел придумать для этого события такую безумную оранжировку, только для того, чтобы я поверил, что оно реально.

Тандем, говорите? Пусть будет тандем! В том сне, где Эм целуется с Белой Нереидой, он может и мир спасти, запросто! Я нехотя отстранился от Нери, твёрдо пообещав себе, что это ненадолго. Где-то вдалеке бормотание Тайна плавно перетекло в ликующий боевой клич:

- И возопят верхние мира сего в бессилии своём.

И с поклоном земным попросят нас в спасители свои!

И ПРОБЬЁТ. ЧАС. ЧЕРВЕЙ!!!

С этими словами он выступил на свет, показавшийся ослепительным после полутьмы пролома. И мы с Нери вышли за ним, и шаги наши были тверды. Вскоре мы обогнали Тайна, перешли на бег, я рванулся вперёд, навстречу шеренге кротов, и мои ноги оторвались от земли. Прямо в полёте я деконденсировался и продолжил нестись вперёд уже в виде смерча. Он притягивал к себе всю окрестную материю, а в центре пылала моя разъярённая, ликующая суть.

Они тоже были здесь: сути Нери и Тайна, каждая в своём вихре. Они по очереди влились в мою суть и мы начали формировать общее воображаемое тело. Сначала это казалось невозможным, мы постоянно противоречили друг другу, и стремились не просто разъединиться, а разнестись по разным мирам, как можно более далёким друг от друга. На миг мне показалось, что наше общее тело просто самоуничтожится! Но этого не случилось. Ещё миг - и мы наконец достигли восхитительного слияния душ. Мой разум на мгновение ослеп от переполнившей его лавины информации, и я что-то понял. Что-то очень важное про Нери... Но в тот момент было не до того. Моё... Наше сознание рвалось в бой.

Существо, образованное нами, больше не было человеком. Наша суть не была человеческим разумом, а тело стало исполинским и чудовищным. Оно было метамерным, как у кольчатого червя, но покрытым густым чёрно-бурым мехом. Из каждого сегмента росла пара мускулистых лап с безволосыми мозолистыми ступнями, как у крысы. Лишь лицо у гигантской черве-крысы было почти человеческим. Демонически красивое, несмотря на пасть, шириной почти от уха до уха, неспособную плотно закрыться из-за громадных бритвенно острых клыков. Три пары рубиновых глаз сверкали жаждой разрушения. Пламенно-рыжие волосы переходили в косматую, стоящую дыбом шерсть на загривке.

Как же молниеносно оно двигалось! С какой лёгкостью преодолело поползновения, лишь ещё больше разъярившись от боли, которую они ему причинили. Как жадно оно пожирало кротов, хрустя ими, как жареными цыплячьими крылышками! И кровь их была слаще нектара, а визг мелодичнее хора ангелов.

Уродливый, но совершенный, наш тандем востанавливал поливселенский порядок, наводя хаос в Альфа-13, и выстрелы кротов не могли его остановить. Они даже редко попадали в него, потому что он снижал почти до нуля вероятность попаданий.

  Не он, а мы. Не мы, а я. Я упивался своей мощью, своим безумием. Всё чего я хотел - остаться таким навсегда. Сродство росло. Все кроты уже были пожраны мною или обращены в прах, но этому миру всё равно скоро придёт конец. Я чувствую приближение коллапса. Но я смогу пережить его, ведь я универсальное, неуязвимое существо. Какая-то часть меня протестовала против этого, она хотела снова стать человеком, точнее, тремя разными людьми.

Но я не хотел. Поэтому я пожирал всю материю, которая попадалась мне на пути, и продолжал повышать сродство. Пусть это тело станет нашей реальностью. Пусть слияние сутей будет окончательно и бесповоротно, как смерть.
Однако, что-то помешало мне... Нам... Мы почувствовали сильнейшую, мучительную боль. Часть нас резко вырвали из этого мира. Тандем почти тут же распался.

- Что... Это... Было?.. - прохрипел я, когда сознание вернулось ко мне.

- Тайна выдернуло, - почти сразу ответила Нери, - наверное, кто-то разбудил его в реальности. И хорошо! А то бы мы навсегда остались монстром!

- И хорошо! Мы ведь так и хотели!

- Я этого не хотела. И Тайн тоже.

- То есть, хочешь сказать, это я вас чуть не заставил? Если бы вы не хотели этого, мне бы не удалось!

- Возможно, мы тоже отчасти хотели остаться. Мы все втроём обезумили... Но ты в большей степени рвался к этому.

- Да, и снова буду, если создам тандем с тобой! Разве это не идеальная форма существования?!

- Мне так не кажется. Безумное существо, единственное в своём роде, разрушительное и ненасытное, обречённое на скитания по агонизирующим мирам...

-... И невероятно счастливое! Мы должны возобновить это, Нери! Тогда нам будет плевать на муромитов, миролазов, червей, Поливселенную и Межпространство! Только две наших сути, неужели тебе нужно что-то кроме этого? - я надвигался на Нери, одновременно деконденсируюясь. Она просто не понимает. Сейчас я перемешаю наши воображаемые тела и заставлю наши сути слиться. И мы будем безумно счастливы.

- Я этого не хочу. Я хочу быть собой, и чтобы ты был собой, Эм. Пусть все сути будут сами по себе, отдельно. Вобрав наши души в себя, ты просто уничтожишь их индивидуальность. Чем ты тогда лучше Королевы?

- Мне не нужно всё. Только ты, Нери.

Я обволок её облаком тумана и сгустился до состояния желе, а потом бетона. Теперь Нери моя.
Но тут я почувствовал, что держу пустоту. Нери отключилась от мира. И я даже не успел разъяриться или расстроиться, или надумать уничтожить себя,нырнув в ближайшее поползновение, потому что в реальности меня что-то разбудило.
© Валентин Беляков,
книга «Час Червей.».
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
Комментарии