Глава 1. Перенапряжение.
Глава 2. Черви на клавиатуре.
Глава 3. Поющая жемчужина.
Глава 4. Наездник мыши.
Глава 5. Я ведьма.
Глава 6. Дальше в лес - больше дров.
Глава 7. Двое из АМН.
Глава 8. Хороший, плохой, конь.
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
Глава 10. Сладко, как свинцовый сахар.
Глава 11. Километры воды.
Глава 12. Трое в мире, не считая муромита.
Глава 13. Любимый мир Дока.
Глава 14. Разрушительный тандем.
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
Глава 16. Год муромита.
Глава 17. ...И пробил Час Червей.
Эпилог. Книга четвёртая - Апокриф от Эмиля.
Эпилог 2. Книга 5. Апокриф от Валентайны.
Глава 13. Любимый мир Дока.
1.

- Может, надёжнее будет развоплотиться и проникнуть на корабль в виде чистых сутей? - эта идея показалась мне просто великолепной. Но у Нери нашёлся весомый аргумент против:

- Муромит говорит, что лететь почти двое суток. Даже я не продержусь столько в мире без воображаемого тела.

- как мы объясним митам, почему не можем поддерживать телепатическую связь?

- Мы скажем, что попали в пожар и опалили щетинки. Так что не забудьте сделать их обгоревшими. Я уже пользовался этим трюком, - пояснил наш пленник-помощник.

Когда мы превратились в муромитов, он придирчиво оглядел нас и сделал несколько замечаний. После этого мы отправились на космодром. В крайнем случае, - подумал я, - мы просто поубиваем их всех с огромным удовольствием.

Но случай оказался не крайним. На входе муромит-воин, приставленный в качестве охранника, долго буравил нас взглядом, не произнося ни слова. Мне стало не по себе.

- Если вы что-то говорите, мы, к сожалению не слышим, - сказал наш спутник, - видите, наши коммуникационные щетинки опалены. Пожалуйста, используйте местный язык.

- Я так и думал, просто решил проверить, - пробулькал охранник, модифицировав своё горло, - вы в курсе, что если не регенерируете в течение трёх месяцев, то будете признаны бесполезными и ликвидированы?

- Разумеется. Умру с восторгом во имя Королевы!

- Умру с восторгом во имя Королевы, - эхом повторила Нери.

Догадавшись, что так надо, мы с Доком сделали то же самое. На корабле оказалось невероятно тесно. Нас запихнули в капсулы, размером с коробку из-под холодильника, без света и возможности выйти. Помнится, кто-то рассказывал мне, что цивилизация митов не ценит жизнь отдельного индивида - теперь мне предоставилась возможность убедиться в этом на собственной шкуре. Долгие часы полёта ощущались так однообразно, что я боялся, что отключусь от мира несмотря на наличие тела. Пришлось развлекать себя спектаклями из маленьких голограмм. Я едва успел заставить их исчезнуть, когда дверь космо-гробика с щелчком отъехала в сторону.

- Что теперь?.. - едва слышно спросил Док, когда мы остались одни.

- Главное, чтобы нас не выбрали для начинки, - также тихо ответил наш муромит.

- А что это значит?

- Процессоры кротов - это совокупность сложнейшего компьютера и конгломерата из мозгов нескольких муромитов. Это я и называю начинкой...

- То есть их просто убивают, достают мозги и запихивают в эти штуки?!

- Почти. Мозг должен быть максимально свежим, поэтому его извлекают из живого муромита. А только затем вводят консерванты, соединяют с другими, подключают к компьютеру и охлаждают.

- Раса грёбаных извращенцев, - пробормотал Док.

- Так зачем нам избегать попадания в начинку? - спросила вдруг Нери, - ведь если нас выберут, нам не нужно будет самим искать кротов?

- Правильно, здесь ведь делается много чего кроме них, - поддержал я неожиданно для себя самого.

- Для вас это, должно быть, не страшно, но для меня извлечение головного мозга летально... - осторожно заметил муромит.

- Не дрейфь, Муро, до этого не дойдёт, - успокоил его Док.

- Хорошо. Тогда идёмте. Вон там размещается комиссия отбора. Мы можем вызываться добровольцами - раненых охотно принимают на переработку.

Мы подошли к вогнутой овальной двери с застеклённым окошком посередине.

- Приветствую, - сказал Муро, как окрестил его Док. Потом он повторил нашу легенду, закончив таким образом:

- Скорее всего мы никогда не сможем регенерировать или это займёт годы. Всё это время мы будем бесполезны, так что лучше пусть нас заменят здоровые бойцы. Я с восторгом умру во имя Королевы!

- Я с восторгом умру во имя Королевы, - хором повторили мы. Какой же мерзкий привкус оставался на языке от этих слов.

- Похвально, братья мои, - произнёс равнодушный голос, и дверь открылась.

Нас повели по характерным длинным как макароны коридорам. В конце ждало помещение, похожее одновременно на фабрику и операционную. Прямо от кушеток, напоминающих столы патологоанатома, со стороны головы шли конвейерные ленты, теряясь в тёмных нишах(?) в стене.

- Ложитесь, - сказал один из рабочих муромитов, дежурящих в этом помещении, - умрите с восторгом во имя Королевы.

- Я с гораздо большим восторгом прикончу тебя во имя Поливселенной! - не без некоторого злорадства воскликнул я.

Если у митов и есть какие-то эмоции, то этот товарищ глядел на меня с идиотским недоумением. Наконец он озадаченно проговорил:

- Что?

Это стало его последним словом. Мы дружно набросились на митов и так технично искромсали их, что те и пикнуть не успели. Муро не помогал нам в этом. Но и не мешал. Покончив с муромитами, мы устремились в следующее помещение вдоль конвейерных лент и очутились в цеху, где производилась сборка. Зрелище просто завораживало: в огромном длинном зале живые существа и роботы создавали нечто среднее между собой. Вот металлические кости скрепляются чем-то очень похожим на живые связки, далее склизские потроха достаются из огромных чанов, заполненных желеобразной жижей, и скрепляются шлангами и проводками. Поотдаль - аппарат, похожий на 3д ручку, быстро-быстро ездит туда-сюда, будто обезумевший сейсмограф, оставляя за собой след из нитей, переплетающихся в мышечные волокна... Больше я ничего не успел рассмотреть. Моё сознание заполнил триумфальный кровожадный клич...

Круши!

...Я превратилисся в существо вроде гигантской крысы...

КРУШИ! РАЗВОРОТИ ЗДЕСЬ ВСЁ К ХРЕНАМ!!!

...Я бросился вперёд, ломая всё на своём пути. Я пережёвывал синтетические органы, похожие по вкусу на несолёное соевое мясо, пластик и металл, скользкий от машинного масла. Я выдыхал огонь и плевался кислотой. Я был чудовищем, и это делало меня счастливым. По обе стороны от меня бесновались ещё два монстра, и это были мои друзья. Нери была огромным смертоносным червём, а Док - сияющим всадником на металлической лошади ростом с крупного лося.

В комнате, смежной с залом, находился склад готовых кротов. Дальше - короткий широкий коридор, ведущий в комнату, содержащую разрыв третьего уровня. Покончив с разрушением фабрики, мы наконец добрались до туда, но несколько муромитов могли бы легко успеть сбежать, если бы не... Муро.

Он стоял спиной к разрыву, лицом к двери. Муромиты толпой валили на него. В каждой из четырёх передних лап он держал по пушке, вроде бластера из фантастических комиксов. Едва ли он раньше практиковался в стрельбе, но с такой огневой мощью и в таком тесном помещении промахнуться было сложно.

- Назад Вам не пройти Не заставляйте меня убивать Я не пропущу вас потому что вы знаете как делать кротов Кроты не должны существовать Простите меня Простите Простите Я не хочу чтобы вы разрушали миры НЕТ НЕТ НЕТ, - орал он каким-то механическим голосом. При таком накале эмоций Муро было не до таких мелочей, как соблюдение человеческих интонаций. Бирюзовая жидкость снова хлестала у него из глаз.

Мы подоспели как раз вовремя, ведь другие муромиты тоже были не безоружны - один снаряд прошил Муро предплечье, второй оцарапал бок, но он этого даже не заметил. Три из четырёх его бластеров уже разрядились. Когда мы прикончили оставшихся митов и подбежали к нему, он издал пронзительный скорбный вой, упал на свои сгибающиеся назад колени, приставил последний бластер к своему третьему глазу и спустил курок.

Выстрела не последовало.

Он всё продолжал и продолжал нажимать на спусковой крючок, но эта пушка, похоже, тоже разрядилась. Отбросив её, Муро стал биться головой об пол. Док быстро опустился на пол позади него, почти касаясь спиной разрыва, схватил его в охапку и прижал к себе, словно тисками. Если бы он этого не сделал, Муро бы непременно размозжил себе голову - некоторые фасетки его третьего глаза уже потемнели от внутреннего излияния гемолимфы.

- Нет нет нет простите почему почему именно так... - его бормотание едва можно было разобрать из-за звуков, похожих на помехи в радиоэфире.

- Не плачь, Муро. Тихо, тихо. Ты всё сделал правильно. По-другому никак нельзя. Ты ведь сначала сказал им, сказал словами, - тихо увещевал его Док, в его голосе тоже звучали слёзы, - Но нельзя было выпустить их, это всё равно что напечатать тираж инструкции по изготовлению кротов. Ты молодец. Прости меня, Муро. Я не должен был так вести себя.

Он осторожно отпустил гигантское насекомое. Муро обернулся и долго смотрел на него.

- Я не злюсь на Вас, Док, - наконец сказал он и снова посмотрел на нас. Следующий вопрос был почему-то обращён ко мне:

- Что теперь будем делать?

- Мы уничтожили всех муромитов на базе, все готовые прототипы и все цеха. Ты уверен, что это единственная база?

- Если и есть другие, то я о них не знаю. В этом мире точно больше ничего нет.

- Тогда нам, наверное, пора отключаться. Но я не знаю, что делать тебе. Уйдёшь в другой мир, раз этот разрыв остался без охраны?

- Наверное...

- Подождите. В качестве извинения перед тобой, Муро, я бы хотел показать тебе один мир, который очень много значит для меня. Вам тоже, ребята. В нём нет разрывов, но есть одно истончение (первый уровень, как это принято называть). Я позволю тебе прогрызть его до второго, чтобы пройти. Ты сможешь добраться до нужного мира, если я скину образ?

- Не знаю, - честно признался Муро, - что такое образ?

- Слепок мира, - пояснил я, - а что вообще будет, если скинуть образ обычному человеку, не наезднику?

- Возможно, навязчивая идея. Или даже инсульт, - предположила Нери, - насколько мне известно, никто никогда не пробовал.

- Так я буду первым. Лови, - Док уставился в глаза Муро, через секунду тот дёрнулся, словно его ударили.

- Прости... Как ты?

- Больно... - тихо ответил он, - но я могу это читать. Да. Если я окажусь в этом мире, то сразу его узнаю.

- Хорошо. Давай-ка я тебя подлатаю.

Док поколдовал над его ранами, и они быстро зарубцевались. Глаз снова посветлел.

- Спасибо. До встречи.
Мы попрощались с Муро, и он скрылся в разрыве.

- Как-то не хорошо его так отпускать. Мало ли, вдруг там охрана с другой стороны, - заметил я.

- Я последую за ним и провожу до нужного мира. Мне ещё не нужно отключаться. А вы закройте разрыв, чтобы с этой стороны никто не смог последовать за ним.
Мы согласились поступить так, как предложила Нери. Затем я попытался выведать у Дока, что за мир такой он хочет нам показать, но он молчал как могила рыбы-партизана, только пообещал, что пригласит и Тайна. Кажется, намечается настоящая вечеринка! Вскоре после этого Док провёл ритуал отключения и исчез. Поскольку я так и не выучился этой примудрости, мне пришлось бродить по развороченной лунной базе, пока будильник не вернул меня в реальность.

2.

Мои вспотевшие руки напряжённо вцепились в поручень. Моё бледное отражение настороженно смотрит на меня из темноты тоннеля за окном. Они стоят позади меня, их много, я чувствую тепло их тел. Я в метро. И мне страшно.

Удивительно, как я мог бояться всех этих людей, когда был уверен, что все они - люди. Кто-то из них мог быть недружелюбным, токсичным (я и сам не четвёртый месяц лета), но всё же мы были сделаны из одного теста. Обыкновенные кожаные мешочки, наполненные мясом и всякими неприятными жидкостями. Теперь же от каждого случайного прикосновения я вздрагиваю, словно по мне ползают гигантские насекомые. Я слишком боюсь в какой-то момент обернуться и увидеть в глазах прохожего муромитские фасетки. Но ещё страшнее находиться в безлюдных местах, где они могут убрать меня без свидетелей.

Я пытался успокоить себя, убеждая в том, что муромиты не собираются пока предпринимать ничего разрушительного по отношению к Земле. Если бы я не стал миролазом, я, возможно, преспокойно прожил бы свою жизнь, так и не узнав, каким страшным недугом поражён мой мир.

С другой стороны, что мешает им завтра же устроить Армагеддон? Даже если они и не сделают этого, я нахожусь в большей опасности, чем большинство людей. Я миролаз, поэтому мою суть вынюхивают денно и нощно. Тайн рассказывал мне, что ищейки несовершенны: они получают очень расплывчатое представление о сути, под которое может подойти множество людей в разных мирах. Также они не соотносят суть человека с его телом. Проще говоря, пока ты где-то миролазаешь, для них ты находишься в том мире, и им не придёт в голову потрошить твою тушку, оставшуюся на земле. По крайней мере меня не убьют, пока я сплю. Эта мысль постоянно крутилась у меня в голове, не давая сойти с ума.

На обеденной перемене я быстро и без аппетита поел, и сидел на диванчике в рекреации, прикрыв глаза и пытаясь успокоить себя музыкой. Мне показалось, что я слышу сквозь наушники, как кто-то окликает меня. "Да кому ты тут сдался" - усмехнулся внутренний голос. Но на этот раз он ошибся: через несколько секунд кто-то осторожно коснулся моего плеча. Я даже подпрыгнул. Это оказался школьный психолог.

- Эмиль, можно с тобой поговорить кое о чём?

- К-конечно... - впервые за три с половиной года он заинтересовался моей персоной. Может, я действительно свихнулся?

- Мы можем пойти в ваш классный кабинет, если тебе там комфортно.
"Если мне где и комфортно, то это место о-о-очень далеко отсюда", - подумал я, а вслух произнёс:

- Там сейчас урок у семиклассников, зоология.

- Тогда пойдём ко мне в кабинет, знаешь, наверное, он в корпусе началки.

"Какой настойчивый. Может, порезами спалился? Хотя их уже пару лет назад видать было, теперь-то явно поздно пить боржоми".

- Я могу опоздать на следующий урок, - попытался возразить я.

- Об этом не волнуйся, можешь вообще на него не приходить - я напишу записку, - он заговорщически подмигнул мне.

У младшеклассников в это время уже нет уроков, поэтому в начальной школе было тихо и безлюдно. Меня начала обволакивать глухая тревога. Страшное подозрение пустило в мозгу свои корни.

Мы вошли в кабинет. Там царил полумрак - солце в декабре садится так рано! Психолог (чёрт, вспомнить бы хоть как его зовут) включил свет и указал мне на жёлтый пуфик-каплю с огромным нарисованным смайликом.

- Не волнуйся ты так, ругать тебя никто не собирается. Сделать чаю?

- Нет, с-пасибо, - моё тело утонуло в мягкой шуршащей капле, но расслабления я отнюдь не почувствовал. Психолог опустился на стул напротив меня. Нас разделял письменный стол. На радостно-жёлтой стене пестрели детские рисунки, книжки-картинки толпились на стеллажах.

- Наверное, ты уже понял, что я хочу спросить о твоих шрамах, - без обиняков начал он.

- Каких шрамах? - глупо спросил я.

- Ну, я и некоторые учителя уже давно заметили, что ты с сентября по май носишь одежду с длинными рукавами, а в особо жаркие дни, когда приходится-таки надеть футболку - твои руки всегда забинтованны.

- У меня просто ужасная кожная аллергия.

- Такая ужасная, что иногда даже пятна крови проступают на рукавах? Пожалуйста, не надо спорить. Я не собираюсь тебя укорять, я хочу помочь.

- Я сильно их расчёсываю, иногда царапаю чем-нибудь. Это действительно очень некрасиво...

- Некоторые твои одноклассники говорили, что когда вы переодевались на физкультуру, твои порезы выглядели более серьёзными, чем просто царапины.

- Чёрт. Ладно, ваша взяла, - привычное раздражение и стыд сделали мой голос чуть более агрессивным, чем мне хотелось бы.

- Самоповреждение, к сожалению, очень распространено сейчас среди подростков, тем не менее, это, разумеется, не норма. Я хотел поговорить с тобой ещё с тех пор, как ты пропустил несколько дней...

- Я болел.

- Разумеется, но после этого ты выглядел уж совсем удручённым. А сейчас вроде бы оправился и даже стал более жизнерадостным, чем обычно. Расскажи, пожалуйста, что произошло в твоей жизни в этот период.

- Ну... По учёбе большой завал был, а потом ещё и мой любимый персонаж умер. Ерунда...

- Для кого ерунда, а для тебя нет. Что случилось потом?

Я сглотнул, ступая на скользкую тропку лжи:

- Я просто постарался относиться ко всему более пофигистично. А ещё нашёл другое произведение, тоже аниме, которое захватило меня даже сильнее предыдущего. Все персонажи его мне так близки, для меня это хорошая поддержка. А, ещё крысу завёл.  Вроде всё.

- Хорошо, питомец - отличная идея. А не снилось ли тебе в последнее время каких-нибудь странных снов? Более реалистичных, чем обычные. Скажем, о путешествиях в другие миры?

К лобовой атаке я не был готов. Сердце пропустило удар, язык присох к нёбу, я почувствовал, что вот-вот потеряю сознание.
Сейчас. Сейчас ты посмотришь ему в глаза, Эмиль.

- Ну так?

Ты посмотришь. И там будут фасетки. Это муромит, он специально привёл тебя сюда. Это проверка.

- Эмиль, ты в порядке?

Ты посмотришь ему в глаза и будешь выглядить как наивный идиот, простачок-ботаник, как обычный омежка, у которого за душой ничего нет. Это просто, ты ведь всегда так и выглядел. Но если у тебя получится не убедительно, он размаскируется, прыгнет на тебя через стол, вцепится в лицо жвалами, и этот грёбаный смайлик пропитается твоей кровью.

- Эмиль, пожалуйста, посмотри на меня. Ты так побледнел.

И я посмотрел ему в лицо. И в глазах его были фасетки. И я промямлил:

- Мне вообще редко снятся сны. Там нет особых сюжетов, а тем более путешествий. В основном кошмары и иногда... Н-ну... Эротические.

- А ты можешь управлять своими сновидениями?

- Если бы я мог ими управлять, соотношение было бы другое, - ответил я, растянув рот в глупой смущённой ухмылке.

- Ха-ха, действительно. Как бы то ни было, я рад, что у тебя всё налаживается. Если снова будет плохо - не стесняйся, заходи. Записку писать?

- Да не, мне на слово поверят, - поспешно ответил я, покидая кабинет. Пока я шёл по длинному коридору между корпусами школы (такими темпами у меня скоро разовьётся коридорофобия!) мне стоило огромного волевого усилия не пуститься бегом, испугавшись эха собственных шагов. Но я справился с этим. Надеюсь, хотя бы временно, я вне подозрения.

3.

... Неяркое лиловое солнце ненавязчиво согревало океан растительности всех оттенков синего цвета. Гигантские лазурные листья, ультрамариновые бутоны, размером от футбольного мяча до димика на дереве. Лианы цвета индиго, по которым можно без проблем передвигаться, как по извилистым воздушным тропинкам.

Никаких животных я не встретил, хотя, возможно, они прячутся где-то внизу, в глубине растительной толщи. Так вот он какой, любимый мир Дока. Интересно, остальные уже здесь?

На одном из листьев, площадью с бильярдный стол, что-то белело. Приблизившись, я разглядел задумчиво сидящую Нери. Я обрадованно помахал ей рукой. Она не шевельнулась, но у меня в голове тут же раздалось её мысленное "привет".

- Неплохо тут, тихо, - проговорил я, подсаживаясь к ней и невольно копируя позу: согнутые колени, локти опираются на них, подбородок уткнут в ладони, - никто не будет стучать по батарее, даже если вечеринка получится шумной.

Нери с улыбкой кивнула и чуть погодя сказала:

- Док с Муро скоро придут, они в соседнем измерении, до которого я проводила Муро. Он проделает маленький разрыв в истончении, они пройдут, и Док закроет его с этой стороны. Насчёт Тайна не знаю. Но Док точно скинул образ Фердинанду, - своему червю- , а тот передал Планке - червю Тайна.

- Серьёзно? Фердинанд? Пескожил Фердинанд? Ох, Док! - рассмеялся я.

- Мне всегда было интересно, как наездники выбирают имена для своих червей.

- Даже не знаю... В какой-то момент ты просто начинаешь называть его так. Примерно как с Муро. А ты сама придумала быть Белой Нереидой?

- Вне зависимости от внешнего облика, все межпространственные черви - одна... Раса, если можно так сказать. Они не имеют ничего общего с червями Поливселенной. Я придумала название, основываясь на внешнем сходстве.

- А ты можешь как-то контактировать с ними? В смысле, общаться?

- Да. Черви многое поведали мне, но мало что из этого можно объяснить на языке людей.

- Я как-то и не задумывался, почему у нас нет языкового барьера. Это странно.

- Не более странно, чем преображения воображаемого тела. Ты не всегда дышишь кислородом, являешься углеродной формой жизни. Температура, нормальная для тебя, на Земле может составлять тысячи градусов.

- Земле? - вздрогнул я, - ты тоже оттуда?!

- Да.

- О-ох... А тебе известно, что Земля... В смысле, всё наше измерение...

- Неоперабельна? Да, я слышала ваш разговор с Доком. Я не очень-то люблю её, но если исчезнет она - для нас исчезнет и всё остальное. Это так грустно. Пожалуй, это единственное, что на самом деле пугает меня.

- Меня тоже. До чёртиков, - признался я, - но мы... Не позволим им уничтожить её, верно? Не падай духом.

- Сутью. Хорошо.

Я чувствовал плечо Нери своим плечом. Белые волосы щекотали мне шею, когда налетал лёгкий ветер. Заходящее лиловое солнце подсвечивало её тонкий профиль. Так близко. Я решился:

- Не хочешь посетить как-нибудь мой первый мир?

- Зачем?..

- Да так, там тоже красиво и безлюдно, почти как тут. Можно зажарить птеродактильи крылышки на гриле, поучаствовать в этнических празднествах местного племени. Думаю, было бы забавно.

- Звучит здорово. Можешь скинуть мне образ, и я непременно побываю там, - ответила она, едва заметно поёжившись.

- Нет, ты не поняла... Смысл в том, чтобы нам вместе там побывать. Провести время. Не миссия, а просто так...

- Вроде... Свидания?

- Угу, - нервно покивал я и замер в напряжённом ожидании.
Несколько нескончаемых мгновений Нери молчала, словно что-то боролось внутри неё. Я уже был почти готов к тому, что она откажется, но тут в мыслях раздался едва слышный голос. "Хорошо", - произнёс он. Краем глаза я увидел, как на лице Нери мелькнула смущённая улыбка.

Солнце садилось. Возле нас заклубилось облачко персикового тумана. Откуда-то издалека будто бы доносились поющие голоса. Нери положила одну руку на восковую поверхность листа, ладонью вверх. Я осторожно коснулся её, затем накрыл её своей ладонью. Нери не убрала руку. Я переплёл её пальцы со своими. Немного сжал и почувствовал ответное пожатие. Я закрыл глаза, попытался нащупать мысленно её суть и ощутил, что она тоже тянется ко мне. Наши сути были словно две улитки, осторожно, тянущиеся друг к другу рожками, осторожно исследующие друг друга. И между нами что-то существовало. Что-то сложное, но не разделяющее нас, а наоборот связывающее, как Межпространство между двумя мирами Поливселенной. Некий спектр непереводимых на язык слов космических чувств.

Внезапно я на секунду ощутил присутствие третьей воли, посторонней. Эта суть была гораздо проще для понимания, и она тоже тянулась ко мне. Она была преисполнена колючим, придушенным, озлобленным чувством, но это тоже была любовь. Персиковый туман конденсировался в Тайна.

- Добрый вечер. Док настаивал, чтобы мы встретились до того, как появятся звёзды. Они с Муро уже здесь, на самом верхнем листе исполинского растения. Его видно на горизонте, - бесстрастно бросил он, кивнув на запад, и сам быстро пошёл в указанном направлении.

Мы с Нери переглянулись и последовали за ним. Не расцепляя рук.

На листе, где расположились Док и Муро, можно было бы играть в теннис, а растение, которому он принадлежал, почти касалось верхушкой облаков. Мы подошли к ним и подсели в кружок, как школьники на турслёте. Как и у школьников на турслёте, посреди нашего кружка горел костёр. Правда, наш костёр парил в воздухе, чтобы не прожечь лист, но этого было почти не заметно. Муро был замаскирован под щуплого белокурого подростка с большими голубыми глазами и курносым носом-кнопочкой. Он был одет в шорты до колен и растянутую футболку. Интересно, если порезать одежду муромита, ему будет больно? Или их маскировка - это нечто большее чем просто разрастание тканей и изменения цвета? Проверять, пожалуй, не будем. Док был крупным смуглым парнем, можно даже сказать, мулатом, но его волосы были почти такие же льняные, как у Муро, только свалянные в дреды. На коленях, обтянутых потёртыми джинсами, лежала гитара. Руки, покрытые выпирающими венами, как географическая карта реками, уже во всю перебирали струны, когда мы пришли.

Док напевал, а Муро прищёлкивал пальцами. Я начал насвистывать в нужных местах, Нери присоединилась к щёлканью, а чуть погодя её примеру последовал и Тайн. Солнце коснулось горизонта.

- Вы ведь не против немного повысить уровень сродства? - спросил вдруг Тайн, жестом фокусника извлекая из воздуха пачку разноцветных зефирок, пять кружек и большой термос.

- В этом мире - хоть до бесконечности! - восторженно отозвался Док, - как-никак, это мой первый мир!

- Хах, повезло тебе с первым разом, - усмехнулся Тайн, - я вот попал в мирок, покрытый океаном соплей или чего-то подобного. И даже сконденсиповаться не смог - летал без тела над этой гадостью, пока меня в реальности не растормошили, отключаться же тоже не умел.

- А я до сих пор не умею, - гордо вставил я, с опаской взглянув на Тайна. Но он был спокоен. Просто хороший друг, который пошёл с тобой в поход, ничего больше.

- Вот это зря, - фыркнул Док.

- Как вы думаете, а я смогу стать м-наездником? - неожиданно подал голос Муро.

- Муромит-миролаз... Звучит как нонсенс, - Тайн с сомнением покачал головой, - хотя, по идее у тебя сродство низкое. А тебе снятся сны?

- Ну... Я не очень знаю, что это...

- Ты вообще спишь? Бывает такое, когда твоё сознание как бы выключается и ты не осознаёшь себя какое-то время?

- Нет. Насколько я знаю, у муромитов вообще так не бывает. Но когда я устаю, я чувствую, что некоторые области мозга не активны по очереди. Они отдыхают. Тогда я на время слепну или глохну, также могу потерять контроль над телом. Такое происходит раз в несколько недель у всех митов, и когда это началось, лучше лечь.

- Уже кое-что. Впрочем, есть и другие способы создать преддверье. Был бы червь.

- Я могла бы попробовать быть твоим червём, Муро, - предложила Нери, - а потом попросить других червей направить к тебе жемчужину.

- Спасибо... Ого, ты можешь договариваться с ними! - ошеломлённо воскликнул Муро, - Миты считают, что черви это чудовища, живущие в Межпространстве. Если проходить через узкий разрыв, они могут затащить тебя туда и сожрать! Это не правда?

- Затащить могут, - не отрицала Нери, - но есть... Черви не едят, в нашем понимании этого слова. Однако, любое существо из Поливселенной, попадая в Межпространство, вскоре сходит с ума и погибает.

- Но размножаются черви, как я понимаю, вполне в нашем понимании этого слова, - рискнул предположить я.

- Все м-черви - гермафродиты, но в целом ты прав. Их личинки, жемчужины, почти с самого начала обладают собственной волей. Они сами выбирают своего наездника, но предложить кандидатуру могут и взрослые черви.

- Как они вообще живут в М-П. что-то же должно давать им энергию.

- Впечатления. Эмоции, мысли наездников, образы мира, которые мы им передаём. М-черви нуждаются в новой информации, и так что наездники для них - полезные симбионты.

- Ого! А я-то думал, что меня Мыш так настойчиво на приключения таскает! - понял я, - а ещё я думал, что он парень... Но это ладно. Получается, им нужна духовная пища?

- Вроде того. Они же и есть души. Точнее, видоизменённые сути наездников, имевших при жизни высокий уровень сродства к Межпространству, и их потомки.

- Ч-ЧТО?! - Тайн даже поперхнулся чаем. Его зефирка вспыхнула синим пламенем, но он даже не заметил этого, - п-погоди, как это вообще возможно, иметь сродство к М-П.?! И кто тогда был первым червём? И на ком ездил первый миролаз?

- А как возникла Поливселенная? - вопросом на вопрос ответила Нери и пожала плечами, - есть вещи, которые не известны даже червям.

- Получается, черви бессмертны?

- Они не стареют. Ничего не может прервать их жизнь кроме поползновений. И теперь ещё кротов. То, что они совершают гораздо страшнее убийства. Прекращение существования сути, уничтожение души. Поэтому они не должны существовать.

- Знаете, наверное, из-за того, что я дефектный, у меня чуть раньше появилось сознание, - вдруг заговорил Муро, и голос его звучал очень глухо, - муромиты рождаются из яиц, снесённых Королевой, прямо к космосе. Затем специальное силовое поле стягивает их на космические базы, построенные вокруг разрывов, и гувернанты переправляют их в миры с благоприятными условиями для развития.

Так вот, обычно муромиты обретают сознание за несколько дней до вылупления, но я очнулся уже в космосе. Я плохо помню... Люди, вроде, тоже не помнят своё младенчество... Но одно воспоминание у меня сохранилось: оболочка яйца мутноватая, но прозрачная, и я видел Королеву.

Мы затаили дыхание.

"И... Какого это было?... - затрепетала в пространстве мысль Нери"

"Сложно объяснить..."

(СТРАХ)

(СИЛА)

(ОТВРАЩЕНИЕ)

(БЕЗУМИЕ)

(ОГРОМНОЕ)

(ГОЛОД)

(СТРАХ СТРАХ СТРАХ СТРАХ СТРАХ)

Муро послал нам что-то вроде образа.

- Никогда больше так не делай, окей? - попросил Док.

Мы помолчали. Док наигрывал на гитаре какие-то мелодии, смутно знакомые нам всем. Затем он вдруг встрепенулся, отложил гитару и выключил костёр. Да, именно выключил: отправил в небытие, щёлкнув пальцами.

- Что-то не так? - насторожился Тайн, вынырнув из раздумий о словах Нери.

- Всё в порядке, просто сейчас начнётся местная светомузыка. Видишь - солнце зашло. А они всегда просыпаются с первой звездой.

- Кто, какие-то животные?

- Я никогда не видел здесь животных, Муро, хотя провёл много дней в этом мире и добирался даже до поверхности земли сквозь все эти заросли. Но цветы...

Звёзды были невероятно большими и яркими, и их было куда больше чем, например, в земном небе. Наверное, эта планета находится близко к центру своей галактики. Россыпь разноцветных светил, казавшихся удивительно близкими, внушало чувство, что ты не один в этой вселенной.

Но самое удивительное начало происходить через несколько секунд. Далёкое пение, которое мы с Нери слышали с востока ещё до заката, приближалось вместе с многоцветным сиянием. Бутоны гигантских цветов плавно раскрывались, и каждый из них пел в своей тональности почти человеческим голосом, хоть и, разумеется, без слов. Волна света и музыки разлилась вдоль горизонта, мягко прихлынула к нам и вскоре заполнила всё исчерна-синие море листвы под нами. Теперь понятно, почему Док выбрал такую высокую смотровую площадку. Миллионы ангельских голосов как будто перекликались со звёздами, и скоро мне стало казаться, что я парю в поющем сверкающем космосе.

- Как же... Это... Прекрасно... - услышал ч задыхающийся от восторга шёпот Муро. Спасибо, Док! Они разумные?

- Мне бы хотелось, чтобы это было не так.

- Почему же?

- Потому что тогда муромиты не добрались бы до этого мира (не обижайся, к тебе это не относится). Но раз есть истончение, значит, какая-то форма разума у них есть.

- Раз существуют такие миры, как этот, мои собратья не правы. Можно я... Останусь здесь?

- Хорошо, если хочешь. Но ты же будешь здесь совсем один.

- Вовсе нет, с ними. Тем более, я буду уверен, что вы будете навещать меня. Здесь я чувствую себя в безопасности.

- Отлично, здесь много съедобных плодов и пресных водоёмов. Я рад, что тебе понравилось в этом мире.
Он обнял Муро за плечи, и тот доверчиво прижался к нему - как бы невероятно это не звучало, они в итоге отлично поладили. Я притиснул к себе Нери. Она не сопротивлялась. Потом в мерцающей темноте протянул руку Тайну. Чуть помедлив, он всё же сжал её.

Хотелось бы мне сказать, что всё было так и впредь, но это была бы неправда.
© Валентин Беляков,
книга «Час Червей.».
Глава 14. Разрушительный тандем.
Комментарии