Глава 1. Перенапряжение.
Глава 2. Черви на клавиатуре.
Глава 3. Поющая жемчужина.
Глава 4. Наездник мыши.
Глава 5. Я ведьма.
Глава 6. Дальше в лес - больше дров.
Глава 7. Двое из АМН.
Глава 8. Хороший, плохой, конь.
Глава 9. В поисках Белой Нереиды.
Глава 10. Сладко, как свинцовый сахар.
Глава 11. Километры воды.
Глава 12. Трое в мире, не считая муромита.
Глава 13. Любимый мир Дока.
Глава 14. Разрушительный тандем.
Глава 15. Просыпаются все, кроме...
Глава 16. Год муромита.
Глава 17. ...И пробил Час Червей.
Эпилог. Книга четвёртая - Апокриф от Эмиля.
Эпилог 2. Книга 5. Апокриф от Валентайны.
Эпилог. Книга четвёртая - Апокриф от Эмиля.
1.

Сознание возвращалось медленно, капля за каплей. Сначала появился красно-оранжевый свет. Когда я приоткрыл глаза, он стал белым, рассеянным, холодным.
Затем появился звук - ритмичное механическое попискивание. Оно чуть ускорилось, когда я попытался пошевелиться.

- Просыпается! - послышался чей-то взволнованный шёпот. Словно рассыпанная дробь, удаляясь, торопливо зацокали по полу каблуки.

Я открыл глаза пошире и увидел незнакомый белый потолок. Скосив глаза, я разглядел трубки капельницы и проследил за ними до собственной руки. Надеюсь, скоро придёт кто-нибудь, кто объяснит мне, что происходит.

Попытавшись сесть, я почувствовал сильную слабость. К счастью, вернувшаяся медсестра угадала моё желание, не без труда приподняла меня и подложила под спину подушку. Следом за ней в комнату вошла полноватая женщина небольшого роста, в ослепительно белом халате. Её светлые кудрявые волосы были собраны в узел, а доброе круглое лицо венчали очки.

- ДОК! - воскликнул я, рванувшись вперёд, - Док, это ты?!

- Ч-щ-щ-щ. Пожалуйста, не волнуйтесь, - она посмотрела на меня удивлённо и сочувственно, быстро приблизилась и мягко уложила меня на место. Поправила капельницу, - я действительно ваш лечащий врач, если вы это имели в виду.

- Док... Т-ты меня не узнаёшь?

- Конечно, я вас узнаю. Я много времени провела в вашей палате, веря, что вы очнётесь, Эмиль.

- Можно и на "ты", Док, ты чего. Подожди, откуда ты знаешь моё имя в реальности? Мы ведь мертвы, да? Мы станем червями? Или мы уже черви, и так видится Межпространство? - лихорадочно тараторил я.

- Успокойтесь, прошу. Вы... Ты пережил сильнейший стресс, ранение, провёл в коме две недели. Возможно, твой мозг многое исказил в в твоём восприятии и памяти, поэтому чувство нереальности происходящего, некоторая дизориентация - это нормально.

- Я... Не понимаю.

- Это не страшно, я помогу тебе во всём разобраться. Я уже произнесла твоё имя, и ты узнал его, это хорошо.

- Да, меня зовут Эмиль. Но я думал, ты знаешь меня как Эм.

- Тебя так называли дома?

- Нет, только мои друзья.

- Неплохо. Что ещё ты помнишь о себе?

- Из реальности? Ну, я школьник. Мне осталось где-то полгода до выпуска.

- Имеешь в виду, до окончания школы? - она удивлённо приподняла брови.

- Ну да.

- Кхм... Сколько, по-твоему, тебе лет?

- Почти восемнадцать.

- Боюсь, что ты ошибаешься. Тебе четырнадцать, Эмиль. Четырнадцать лет и семь месяцев, если быть точным.

- Что? Но сейчас конец декабря, значит у меня день рождения через месяц! По крайней мере на Земле... Так мы не на Земле?

- На Земле. Более того, в твоём родном городе. Но посмотри в окно, если не веришь мне.

Я выглянул в окно. Солнечно, листва ещё даже не начала желтеть, хоть и потеряла свежий вид. Похоже на конец августа.

- Что же... Это... Такое?..

- Ты помнишь, что делал две недели назад, накануне... Несчастного случая?

- Какого случая? Я ничего не помню. Я ничего не понимаю, - обречённо бормотал я.

- Ты помнишь, как пошёл на концерт, где твоя сводная сестра должна была...

- Нери! Она играет на ударных!

- Не совсем. Она собиралась петь. И зовут её...

- Ида, да, я знаю. Но я не пошёл на концерт. У меня была подготовка к экзамену, и я не пошёл. Я должен был.

- Ты и был там. Ты помнишь, что прервало концерт?

- Терракт. Мама погибла. А Ида... ГДЕ ИДА?! Я МОГУ ПОГОВОРИТЬ С НЕЙ?

Док  (почему, почему она не узнаёт меня?!) отвела глаза и произнесла тихим надтреснутым голосом:

- Я сожалею, Эмиль, но выжил только ты.

Возможно, я на пару минут потерял сознание, потому что совершенно не помню, что происходило. В какой-то момент я обнаружил, что просто тупо лежу, глядя в потолок. Слабость накрыла меня свинцовым одеялом.

- Вы сказали Биллу? - прошелестел я, едва открывая рот.

- Твоему отчиму? Да, сразу же, как только определили вашу личность.

- Он приходил?

- Да, один раз. Но ты ещё не пришёл в сознание.

- Когда мне можно будет пойти домой?

- Через пару дней. Боже, Эмиль, мне так жаль.

- Если скисло молоко...

- Что?

- Если молоко скисло, Док, что делать?

- Прости, я не понимаю, о чём ты, - она покачала головой и обняла меня. Я беззвучно заплакал, уткнувшись лицом ей в плечо.

2.

Квартира встретила меня зловещей тишиной. Не удивительно. Вряд ли у Билла сейчас есть настроение смотреть телевизор. Вместо того, чтобы пойти в свою комнату, я сразу бросился к нему. Если меня чему и научили мои безумные коматозные грёзы, так это тому, что вовремя протянутая рука помощи может сделать очень много.

"Но Билл уже никогда не сможет протянуть руку в ответ" - понял я, как только вошёл в комнату.

Второй урок, усвоенный из коматозных грёз - в Поливселенной существуют необратимые вещи. И смерть - одна из них.

- Билл, Билл, Билл, Билл! - бормотал я, словно сломаный робот, подставляя себе стул, перепиливая кухонным ножом верёвку, сдирая её с его шеи и заливая слезами его посиневшее лицо.

- Как же так...


... За последние одиннадцать лет, мой отец выходил на связь со мной только четыре раза. Это был пятый. Но на этот раз я видел в его глазах искреннее сочувствие и скорбь. После похорон он предложил мне стать частью его семьи. Я не был рад, хотя и забыл все свои обиды. Мне было всё равно. Мой разум сковало оцепенение, подобное тому, которое появляется в конечности, если изо всех сил ударить по ней кувалдой. Боль придёт позже, непременно придёт, и не оставит от моей нервной системы камня на камне.

Осень ещё не вступила в свои права, но в воздухе уже ощущалась печальная прохлада. Ввиду особых семейных обстоятельств (так они это и назвали, ага) мне назначили свободное посещение школьных занятий на первые два месяца. Я возвращался в дом своего отца (не знаю, смогу ли я когда-нибудь сказать про это место просто "домой") после встречи со школьным психологом. Первые мгновения этой встречи мой взгляд был прикован к его глазам. Затем я сумел взять себя в руки. Не стоит вспоминать сюжет агонии своего мозга, иначе действительно свихнуться недолго. Перестав витать в облаках, я сразу сник, потому что в реальном мире ничего отрадного для меня не осталось. Психолог, разумеется, заметил это. Он сказал лишь, что в школе мне всегда окажут поддержку, стоит лишь попросить, а потом потом отпустил восвояси.

Я брёл по полузнакомым улицам, переодически пользуясь GPS, так как ещё не успел как следует выучить дорогу. В очередной раз оторвав глаза от экрана телефона, я увидел впереди, на расстоянии пары дюжин шагов, угловатую спину, обтянутую коричневым пиджаком, а над ней - пламенно-рыжую шевелюру. Я остановился, как вкопанный, а потом бросился вперёд со всех ног.

- Тайна! Рыжий! Эй, ковбой! - закричал я, размахивая руками. Долговязая фигура обернулась, позволив мне созерцать длинное озадаченное лицо. Это просто не может быть никто иной!

- Тайна, Тайна, как же я рад тебя видеть! - дрожащим голосом восклицал я, с трудом сдерживаясь, чтобы не расплакаться. Я протянул к ней руки. Рыжий человек возмущённо отпрянул и саркастически ответил:

- Единственная тайна в данной ситуации, почему вы называете меня на "ты" - вроде на брудершафт с вами не пили.

- Ч-что?.. - у меня отпустились руки.

- Я говорю, идите облапайте кого-нибудь другого. Потому что если это какой-то флэшмоб, я в нём не участвую.

- Извините, - прошелестел я, снова углубляясь в себя. Мир вновь стал похож на затёртую чёрно-белую фотографию.

Меня встретили новая жена моего отца и их дочка. Они пока немного дичились меня, но относились тепло и сочувственно.

- Мы садимся обедать, Эмиль. Ты с нами?

- Я не голоден, спасибо.

- Ты уже отказался от завтрака утром, тебе нужно поесть, - настаивала она.

- Хорошо.

Я зашёл в ванную и впервые хорошенько рассмотрел своё отражение. Щёки ещё гладкие, если, конечно, не брать во внимание прыщи, лицо и шея немного уже. Не то чтобы мой облик кардинально изменился, но всё же...

- Эм-м-м... - задумчиво протянул я, пожал плечами и отвёл взгляд.

- Эм, - повторило отражение. Я вздрогнул и уставился на своё собственное лицо по ту сторону стекла.

- Эм, - требовательно повторило оно без всякой помощи с моей стороны. Я стал медленно пятиться к двери. Отражение не поворачивалось вслед за мной, только провожало настойчивым взглядом. Рот сам собой открывался, повторяя всё громче и громче:

- Эм. Эм. Эм! Эм! ЭМ!!!

Я вскрикнул, судорожно развернулся, повернул ручку дрожащими руками и вылетел из ванной.

- Ты в порядке, Эмиль? - спросила сводная сестра.

- Не знаю, - ответил я, тяжело переводя дух. Мы сели за стол. Молчание было довольно неловким, поэтому сводная сестра поспешила поделиться своей радостью:

- У меня завтра короткий день, вернусь рано.

- Это во сколько? - уточнила её мать.

- Где-то без пятнадцати час червей.

- Что?! - я аж подпрыгнул.

- Что такого? - удивилась девочка, - пять уроков.

- П-повтори, что ты только что сказала! Слово в слово, - запинаясь, попросил я.

- Без пятнадцати час. А что?

- Ничего. Послышалось. Извините, я действительно не голодный. Я встал из-за стола и побрёл к диванчику в коридоре, на первое время заменившему мне кровать. "Что творится с этим сумасшедшим миром?! Или дело в моей сумасшедшей голове?" - недоумевал я. В конце концов этому должно быть какое-то объяснение. Временная петля? Альтернативная реальность? Может я до сих пор в коме? Или все мои похождения были правдой? А может, я просто свихнулся? Вероятнее всего.

Погрузившись в эти раздумья, я не заметил, как она подошла ко мне. Девочка, которую я когда-нибудь буду считать своей сестрой. Нет, ни за что!

- Что-то не так, Эмиль? - ласково спросила она.

- Всё не так! - огрызнулся я в ответ.

- Но ведь ты сам создал эту реальность.

- Что?..

- И выбор никогда не поздно изменить.

Я взглянул ей в лицо. На меня смотрели глаза цвета киновари.

- Нет, это не можешь быть ты, - прошептал я.

- Мне действительно сложно быть здесь, ты ведь имеешь абсолютное сродство.

- Если ты не исчезнешь прямо сейчас, я сойду с ума.

- Но ты ведь не хочешь, чтобы я исчезла?

- Я не хочу оставаться здесь, я даже не понимаю, где я. Но если это мне снится, и на самом деле я плаваю огромным куском мяса в той страшной пустой вселенной... Я не хочу возвращаться туда! Туда, где нет вообще ничего. Пожалуйста, не заставляй меня!

- Тебе и не нужно туда возвращаться. Ты можешь сам выбрать, что для тебя реально.

- Но как... Ты же сама сказала про абсолютное сродство!

- Думаю, абсолютное желание убраться оттуда может с ним поспорить.

- Но... То тело всё равно на ладан дышит. Я не Королева, чтобы долго протянуть там.

- Ты не умрёшь вместе с этим телом, я обещаю. Я научу тебя быть червём. И мы навечно будем вместе. В Межпространстве.

- Не верится...

- Ты можешь выбрать, во что верить. Выбрать свою реальность. Так почему бы не перестать наконец ранить себя и не поверить, что у тебя всё может быть хорошо?! Не так важно, существую я или нет, но я едва пробилась к тебе, так что нам придётся поторопиться.

- Я... Я готов. Но если после смерти я буду с тобой, я хотел бы провести земную жизнь с Тайной. Ты ведь не будешь ревновать?

- Всё ещё мыслишь по-человечески... Нам нелегко будет добраться до неё - муромысли Королевы сильно перелопатили пространство вокруг капсулы. Я знала, что ты так поступишь. Она до сих пор ждёт тебя, твоя рыжая миролазка.

Я попытался изменить своё тело, но не смог. Я уже почти свыкся с мыслью, что нахожусь в реальности.

- Постарайся визуализировать это, - посоветовала Нери.

Я представил застёжку-молнию у себя на лбу, потянул за неё и расстегнул своё тело. Оно мягко упало на пол, словно большое уродливое кигуруми. Удивительно, я всё это время был внутри.
Настоящий я, тот, кем я хочу быть. Я шагнул к Нери, одним движением стирая пародию на Землю. Дверь в соседнюю комнату стала дверью в Межпространство.
© Валентин Беляков,
книга «Час Червей.».
Эпилог 2. Книга 5. Апокриф от Валентайны.
Комментарии