Смерть
Игра. Отрезок первый
Отрезок второй
Отрезок третий
Отрезок четвертый
Отрезок четвертый (второй день)
Отрезок пятый
Отрезок шестой
Отрезок седьмой
Отрезок восьмой
Три месяца спустя после Игры
Жизнь
Игра. Отрезок первый

—Условия и правила Игры просты, — продолжает Маэстро свой монолог, — вам предстоит выбраться из исходного пункта — вашей капсулы (все-таки это не гроб, отмечаю я про себя с растущим удовлетворением) и прибыть в пункт финального назначения. Тот игрок, который первым окажется у Финишной панели, станет победителем и обладателем трех миллионов долларов.

Организаторы увеличили сумму выигрыша. «Наверное, дело не только в инфляции, Маэстро? — усмехаюсь я про себя, — Но нет! Мне известно, как много стоит на кону. Ты уже совершил однажды ошибку, доверив мне эту информацию».

— Все подробности вы узнаете в Зале Собрания. Подберите код и покиньте капсулу за 60 минут, чтобы не остаться в ней навсегда. Перед каждым заданием я буду давать подсказку. Слушайте внимательно, игроки, и учитесь читать между строк.

Мысленно я готовлюсь услышать очередной дурацкий стишок, которыми щедро была приправлена моя первая игра, но вместо этого Маэстро рассказывает притчу:

— «Один Император решил проверить своих приближенных. Он позвал к себе четырех самых верных поданных и задал вопрос: «Если я однажды окажусь в очень тяжелой и безвыходной ситуации, что каждый из вас готов отдать за меня?»

«Я готов отдать за тебя все свои сокровища и богатства, накопленные и передаваемые из поколения в поколения, Великий Император!» — воскликнул придворный Казначей.

«У меня нет ничего, кроме чести и достоинства, поэтому я отдам за тебя свою жизнь, не моргнув и глазом», — промолвил Главнокомандующий войск Императора, положив руку на сердце.

«Ты мудр и великодушен, мой Господин, поэтому я одарю тебя бессмертием. Вечная жизнь — не об этом ли мечтает любой творец истории?» — воскликнул придворный Маг и отвесил глубокий поклон.

«Хорошо, — довольно сказал Император, — а что готов отдать ты, мой самый верный и возлюбленный слуга, придворный Мудрец?»

«Я не хочу говорить об этом, Великий Император, ибо ты немедленно велишь казнить меня», — склонив голову, скромно ответил Мудрец.

«Ты не только мой поданный, но и лучший друг! Клянусь, что никогда не отдам подобного приказа. Говори же!»

И придворный Мудрец дал господину желаемый ответ. Императору не было утешения от подобного предательства. Правитель страны был честным и праведным человеком, а потому сдержал слово. Он не казнил Мудреца, но навсегда изгнал его из своего дворца. Что ответил Мудрец Императору? Удачи, Игроки, и до встречи в Зале Собрания.

Голос Маэстро затихает, и в кромешной тьме вновь воцаряется тишина. Было бы наивно полагать, что в новой игре будут те же самые задания, если я уже знаю все решения наперед. Ни встречи с ядовитыми тварями, ни затопляемые пещеры, ни сдвигающиеся стены больше не способны вызвать во мне ужаса. Даже сама смерть не кажется страшной. Единственное, что способно вызвать во мне подобные эмоции — это возвращение к старому состоянию «комы». Но в этот раз я буду умнее и не позволю так манипулировать своими чувствами. Это будет несложно, потому что я потеряла все три составляющие, делающие из нас людей — веру, надежду и любовь. Все, что во мне осталось — это ненависть, цинизм и холодный расчет.

Перед моими глазами загорается небольшой монитор. На нем мелькает черно-белая рябь, подобно нечеткому изображению на старом пузатом телевизоре. В абсолютной тишине картинка постепенно настраивается, и я вижу перед собой яблоко. Самое обычное, судя по оттенку, красное — точно сказать сложно из-за нецветного изображения. И все же это самое прекрасное, что мне довелось лицезреть за последние пять лет. Если быть более точной, это единственное, что я видела за это время. Счастье переполняет мою грудь, улыбка расползается на лице — я снова могу использовать свои глаза! Торопливо провожу рукой по экрану, просто чтобы убедиться, что по-прежнему владею своим телом и это не очередной обман. В этот момент фрукт начинает гнить на глазах — сначала правая сторона, затем макушка, потом из левого бока выползает жирный червь и вываливается из более непригодного жилища. Яблоко сохнет и, наконец, рассыпается в пыль. Вновь черно-белая рябь, и на экране появляется странное насекомое. Присмотревшись, я понимаю, что речь идет, скорее, о каком-то микробе, снятом через толстое стекло микроскопа. Секунда — и рядом образуется еще одна палочка. Оба микроба похожи на небольшого червяка. Теперь их уже с десяток на экране. И я узнаю эту маленькую биологическую бомбу из репортажей 2013 года — палочка эболы! Смертельная болезнь родом из Африки, унесшая тысячи жизней уже в нашем современном обществе. Следующая картинка — это человек в маске времен бубонной чумы. Сейчас такие можно увидеть лишь на Венецианском карнавале. Но даже так они внушают настоящий животный ужас, потому что от них веет смертью. Что-то зловещее и загадочное скрывается за этими бездонными стеклянными глазами и вороньим клювом. На самом деле это было лишь тщетной попыткой неразвитой медицины защитить здоровых людей, постоянно контактирующих с больными чумой. Вспоминаю, что в клювы лекари и уборщики тел закладывали различные травы в жалком заблуждении избежать мучительной и лишенной всякого достоинства смерти. Голова в маске смотрит в сторону, и я могу видеть лишь профиль. Внезапно она медленно поворачивается в гробовой тишине и уставляется прямо на меня. Должна признать, что это выглядит довольно жутко. Неужели Мудрец хотел наделить господина неизлечимой болезнью? Как минимум, некрасиво со стороны любимого слуги. Картинка становится еще зловещее. Прямо на меня смотрят глаза человека, полные страдания и немого крика о помощи. Вся остальная часть лица невидна. Только загнанный взгляд огромных бегающих глаз, из которых выкатывается слеза. Проходит пара секунд — и они внезапно останавливаются, зрачок расширяется во всю радужку, а затем замирает. Нет никакого сомнения — только что мне продемонстрировали смерть человека. Пусть это только глаза, точнее зрачки, но по спине бегут мурашки. «К черту эти сантименты! Если кто-то должен умереть ради моей победы и акта возмездия, пусть будет так!» — ругаю я себя за эмоциональную вспышку. Последнее видео представляет небольшую группу одетых во все черное людей, несущих на плечах гроб. Лица их прикрыты капюшонами. На заднем фоне виднеется небольшая часовня, над которой летают вороны. «Классическая сцена из фильма ужасов», - подмечаю я про себя.

На этом фильм заканчивается, и передо мной появляется небольшой сенсорный экран с латинскими буквами. Сейчас у меня не остается никаких сомнений по поводу правильного ответа. Наверное, я знала его с самого начала, как только Маэстро закончил свою притчу. Для других игроков он может показаться нелогичным и странным. В том числе, и для самого Императора — недаром он изгнал своего лучшего друга. Но не для меня. Ни об этом ли я молила по очереди всех святых долгие пять лет в своей унылой безысходности?

Вытягиваю руку и уверенно набираю ответ: «СМЕРТЬ». Раздается «клик» — звук открывшегося механизма. Я лишь ухмыляюсь над тем, как легко было первое задание. Если оно предназначалось именно для меня, то Маэстро попал в яблочко — столь же сухое и червивое, как и в его небольшом фильме.

Руками изучаю стены. Ничего. Пытаюсь приподнять потолок — возможно, крышку капсулы. По-прежнему ничего не происходит. Сантиметр за сантиметром ощупываю все вокруг себя в надежде найти хоть какое-то отверстие. Я не могла ошибиться в своем ответе! Ногами слегка толкаю заднюю стенку, и неожиданно она поддается. Поджимаю к груди колени и изо всех сил пинаю ее. Со звонким щелчком задняя стенка отлетает, освобождая мне путь. Что ж, Маэстро, ты был прав — Игра началась!

В капсуле слишком тесно, так что у меня не получается развернуться головой по направлению к выходу. Поэтому я просто поворачиваюсь на живот и начинаю ползти по- пластунски вперед ногами. Несмотря на все чудеса Сердца, движения даются мне с большим трудом. Часто приходится остановиться, чтобы отдышаться и собраться с силами. Все-таки мои мышцы провели в покое пять лет и не привыкли к подобным физическим нагрузкам. Хотя здесь внизу довольно прохладно, пот градом катится по моему лицу.

Вскоре проход становится намного просторнее, что позволяет мне ползти на четвереньках. Игнорируя физическую усталость, я продвигаюсь вперед с рвением человека, который видит перед собой цель и не остановится ни перед чем, чтобы ее достичь. Внезапно чувствую приступ тошноты из-за проснувшегося внутри чувства голода. И мне это безумно нравится! Впервые за пять лет мой желудок урчит, прося о пище. А это значит, что я жива! Это мне не снится! В какой-то момент времени я ложусь на пол и закрываю глаза, пропуская через тело импульсы холодного камня, чувствуя, как твердая поверхность упирается в мои кости, слыша, как стучит разогнавшееся сердце, ощущая жжение на пересохших от жажды губах... И улыбка растягивается на моем лице. Кажется, никогда в жизни мне не доводилось испытывать ничего более прекрасного!

Спустя еще шесть минут, я вижу свет в конце коридора — небольшое овальное отверстие, ведущее в освещенное помещение. Что и кто ждет меня там? Чем закончится это новое путешествие через ад? Достигну ли я своих целей?

Свесив ноги, я прыгаю и оказываюсь в большом скалистом зале цилиндрической формы. Посредине стоит каменный столб — возможно, природного происхождения. По всему периметру зала встроены небольшие светильники с приглушенным светом. Быстро насчитываю десять отверстий подобных тому, из которого я сама только что вылезла. Отлично, вновь 10 участников. Не 11, как мне показалось в прошлый раз. Сердце мое словно схватила железная рука — настолько интенсивна внезапная боль. Сердито гоню от себя это чувство. Чтобы получить то, что хочу, я должна взять себя в руки и не быть подобной размазней, как 5 лет назад!

В противоположной стороне я замечаю мужчину лет 40 в белом костюме с вышивкой на груди. Он сидит под своим выходом, прижавшись спиной и затылком к каменистой поверхности и не сводит с меня темно-синих глаз. Весь его вид подчеркивает, насколько он атлетичный и мужественный — рельефные грудь и плечи дополняются выпирающим подбородком и сформированными скулами. Все черты лица мужчины выражают внутреннюю силу и уверенность. Даже трехдневная небритость украшает его. Единственное, что никак не вписывается в образ героя женского романа — это абсолютно седые волосы на голове. Глубокие суровые складки вокруг губ и на лбу свидетельствуют о перенесенном горе.

Заметив мой взгляд, мужчина кивает и произносит глубоким басом:

— Привет, меня зовут Марко.

— Привет, я — Лавина, — также лаконично отвечаю я.

На этом все. Мы сидим друг против друга и молчим, уставившись в противоположные стороны. Первый человек, с которым мне случается говорить за последние пять лет. И все, что я могу сказать это «Привет, я — Лавина». А впрочем, мне это по душе. Лишние расспросы только помешают.

Спустя три минуты к нам присоединяется еще одна участница. Я удивлена, что кто-то справился быстрее меня с заданием, которое словно было обо мне самой. Девушка совсем юная, на вид не больше 19 — 20 лет. Она одновременно отталкивает и завораживает своей необычной внешностью. ГКА - Альбинизм глазокожный, мутация гена тирозиназы. Откуда мне это известно, если я никогда раньше не встречала людей с подобной болезнью, да еще и со столь ярко выраженными симптомами? Наверное, услышала по телевизору программу, и информация отложилась на одной из полочек в архиве моего мозга. Я уже давно перестала удивляться способностям своей памяти после целительства Сердца. Кожа новой участницы молочного цвета, она почти сливается со своим игровым костюмом, самое яркое пятно на котором — черный символ Антакараны на груди. Короткие белоснежные волосы девушки зачесаны назад и обнажают острые ушки, какие бывают у эльфов в сказках. Одно из них по всей длине украшено многочисленными сережками разной длины и формы. Она поворачивает голову в моем направлении и уставляется на меня своими голубыми, почти прозрачными глазами. В этом приглушенном свете мне не видно ни белесых бровей, ни ресниц. Острое личико девушки напоминает кошачью мордочку. Однозначно, это самое безобразное и одновременно самое красивое человеческое существо, которое мне когда-либо доводилось видеть. Ловлю себя на мысли, что не могу отвести взгляда с обладательницы столь незаурядной внешности.

—Я — Эльф, — кратко представляется девушка и садится, по нашему примеру, на пол. Что ж, в ее случае игровое имя вполне себя оправдывает.

— Лавина.

— Марко.

И вновь повисает молчание, но оно не тяготит никого из присутствующих. Вопреки внутренним убеждениям, я проникаюсь симпатией к своим партнерам по игре — их самообладанию, смекалке и отсутствию желания задавать лишние вопросы. В отличие от меня, они все еще не понимают, с чем и, главное, с КЕМ имеют дело. Если Корпорация на этот раз подобрала ТАКИХ игроков, то это лучший подарок, который она могла для меня сделать. Лишние эмоции, разговоры и желание дружить — последнее, в чем я сейчас нуждаюсь.

Мои надежды разбиваются в пух и прах спустя еще шесть минут. Из очередного окошка в буквальном смысле слова вываливается маленький и слегка пухлый человечек и тут же начинает голосить, вне себя от испуга.

— Что это было?! Что это за нездоровые игры, я вас спрашиваю? Вы...вы видели ЭТО? — человечек беспокойно бегает по залу взад — вперед и продолжает причитать что-то о вопиющей несправедливости организаторов игр. Ровный приятный цвет лица, черные живые глаза и кудрявые темные волосы сразу выдают в нем уроженца Индии.

— Ты серьезно думал, что борьба за 3 миллиона долларов пройдет в игровой комнате с детскими заданиями и резиновыми ловушками? — не скрывая своего презрения, кидает ему Эльф. Неожиданно человечек встает на месте, как вкопанным. Затем на его круглом, как луна, лице растягивается широкая дружелюбная улыбка. Он хлопает пухлыми ручками по своим коленкам и восклицает:

— Вот я осел! Конечно! Это же важная игра, и тут не может быть легких заданий! Если бы я не справился вовремя, то просто бы выбыл из игры. Никто не оставил бы меня там до конца жизни. Но Бабур так просто не сдается!

И он добродушно начинает посмеиваться над своими, как выяснилось, нелепыми переживаниями.

«Вот и вправду осел», — сочувственно думаю я. А впрочем, мне все равно, ведь каждый из этих участников умрет. Мне слишком хорошо известны правила игры и жестокость Корпорации. Привязаться, подружиться, проникнуться уважением или сочувствие хотя бы к одному из них будет означать одно: боль потери. Но не в этот раз. Не со мной.

— Вы уверены, что это все не по-настоящему? — слышу я сквозь собственные размышления полный сомнения мужской голос. Он принадлежит высокому худощавому парню, возраст которого сложно определить из-за столь нескладной фигуры. Белый игровой костюм еще больше подчеркивает его худобу и непропорциональность. Длинные волосы игрока уложены в хвостик на затылке. Он напоминает мне андеграундного музыканта. Поправляя очки, парень вновь замечает:

— Лично мне показалось, что все происходит по-настоящему. А эти омерзительные картинки... — его передергивает от одного воспоминания.

В то время, как Марко, Эльф и я продолжаем молчать, Барбур радуется тому, что нашел благодарные уши, и начинает энергично делиться своими переживаниями и размышлениями. Высокий игрок вежливо слушает его, периодически поддакивает или кивает головой, всячески демонстрируя активное слушание.

— Интересная у нас вечеринка намечается, — раздается вдруг веселый голос, который заставляет застыть кровь в моих жилах. Одно мгновение — и я сама не успеваю опомниться, как уже сижу верхом на Алексе и, обхватив обеими руками его шею, сжимаю ее изо всех неведомо откуда взявшихся сил. Алекс хрипит, его глаза выкатились из орбит, а лицо побагровело от недостатка кислорода. Он пытается скинуть меня с себя, а его руки тщетно стараются разжать мои впившиеся пальцы. Все напрасно, потому что моя ненависть сильнее.

— Ах ты, мерзавец! — кричу я, пугаясь собственного голоса, — я уничтожу тебя, ублюдок!

Чьи-то руки хватают меня и оттаскивают от Алекса. Я пытаюсь вырваться, пиная ногами все вокруг в приступе ярости.

— Пустите меня, вы ничего не знаете. Этот предатель заслуживает смерти!

Алекс садится на полу, откашливается и потирает на шее синие пятна, оставленные моими тонкими пальцами.

— Мне тоже приятно познакомиться, — хрипит он и красноречиво смотрит на меня. «Не здесь и не сейчас», — говорят его темные глаза. Меня охватывает чувство досады и бесконечной злости на саму себя. За последние пять лет я сотни раз представляла себе, как уничтожу Алекса, что буду говорить и как смотреть при этом. Но ни в одном из сотни сценариев я не делала этого так глупо, неконтролируемо, перед лицом изумленной публики и, что еще хуже, перед членами Корпорации! Если я и дальше буду так поддаваться эмоциями, мне никогда не достигнуть своей цели!

— Извини, ты просто очень похож на одного мерзавца, — бормочу я чуть слышно, — это все от нервного напряжения.

— Конечно! Мы все немного не в себе, — с нескрываемым облегчением приходит ко мне на выручку Бабур. Этот инфантильный идиот во всем хочет видеть лишь позитивные стороны и любой намек на реальные сложности выбивают у него почву из-под ног. Организаторы могли бы с тем же успехом взять в игру ребенка!

— Ничего страшного, весьма польщен подобным вниманием со стороны столь стихийной особы, — примирительно улыбается Алекс, явно возвращаясь в свою тарелку. Я сотру эту самодовольную улыбку с его лица, но не сейчас и не так импульсивно. Внезапно мое сердце наполняет радостное злорадство. Организаторы существенно облегчили мне задачу, взяв в игру Алекса. Пусть он будет рядом, постоянно под моим пристальным наблюдением. Возможностей для мести будет в игре предостаточно. С этими мыслями я обращаю внимание на других игроков, которые все еще с изумлением переводят глаза то на меня, то на Алекса.

— Вы точно не знакомы? — с подозрением в голосе спрашивает Марко и пристально смотрит мне в глаза. Впервые он чем-то заинтересовался с момента нашего знакомства.

— В первый раз его вижу, — сухо кидаю я.

— Но уж точно не в последний, — торжественно произносит Алекс и, вставая с пола, тотчас захватывает внимание игроков. Он оживленно болтает с присутствующими, не скупится на шутки и красноречиво делится впечатлениями от первого задания.

Марко, наконец, кивает и отходит в сторону. Я вздыхаю с облегчением и мысленно даю себе клятву отныне держать себя в руках. И тут же чуть не нарушаю ее, потому что прямо за моей спиной стоит новая участница. Этого не может быть, я не верю своим глазам!

Девушка 33 лет имеет яркие каштановые волосы, которые едва дотягиваются до ее изящных плеч. С момента нашей последней встречи ее тело значительно добавило в весе, что явно пошло девушке на пользу — слегка облегающий костюм подчеркивает стройные ноги и округлые идеальные формы. Но эти огромные синие глаза с насмешливым взглядом, украшенные густыми тяжелыми ресницами, гордо поднятый вверх подбородок, полные губы и безупречная осанка выдают ее, вне зависимости от цвета волос и телосложения. Несмотря на свою неприязнь в прошлом, я едва сдерживаюсь, чтобы не броситься к девушке на шею и не засыпать вопросами. Пользуясь тем, что остальные участники разошлись по всему залу и углубились в разговоры, подхожу к новой участнице и осторожно начинаю:

— Привет, рада тебя видеть.

В отличие от Алекса, во взгляде девушки нет ни намека на то, что она могла узнать меня.

— Привет.

Она продолжает рассматривать помещение, как ни в чем ни бывало. Я не хочу отступаться сейчас, когда у меня появилась надежда, что Блонда могла выжить в том ужасном подземелье со сдвигающимися стенами, как бы невероятно это ни звучало.

— Мне кажется знакомым твое лицо. Мы не могли встретиться раньше?

Девушка удивленно смотрит на меня и лишь мотает головой. Либо Блонда очень хорошая актриса, либо мое сознание играет со мной злую шутку в отчаянной надежде на то, что кто-то мог пережить ту игру. Украдкой я наблюдаю за реакцией Алекса. Периодически он посматривает в нашу сторону, но на его лице не видно ни тени удивления или намека на узнавание в ослепительной красотке с густыми каштановыми волосами Блонды.

— Ты что-то хочешь спросить? — она вежливо намекает на то, что ей неприятно столь пристальное внимание с моей стороны.

— Нет-нет, просто ты напомнила мне одну старую знакомую. Ее звали Блонда, — предпринимаю я последнюю попытку.

— Какое странное имя, — задумчиво отвечает она, затем добавляет, — никогда не слышала такого. Кстати, меня зовут Лола.

— Очень приятно! — с этими словами я отхожу в сторону в некотором замешательстве. Слишком правдоподобно кажется ее удивление. И все же эти глаза, взгляд, голос, горделивая осанка... Не может быть столько совпадений!

Тем временем, наша компания пополнилась еще двумя игроками — женщиной средних лет и парнем не старше 25. Последний выглядит весьма незаурядно: высокий рост, атлетическое телосложение, но при этом ярко-рыжие волосы, ресницы и брови, голубые глаза и большой прямой нос. Парень представляется как Ной и добавляет, краснея, что это его настоящее имя. Когда Ной улыбается, вокруг его голубых глаз образуются одновременно лукавые и добрые морщинки. Если бы я так не очерствела и не была столь безразлична к окружающим меня людям, то могла бы проникнуться симпатией к скромному молодому человеку.

В женщине же, наоборот, сразу проглядывается стержень. Она почти не улыбается и говорит всегда серьезным тоном. Я замечаю ее привычку поджимать губы в тонкую полоску и уставляться вдаль полными задумчивости зелеными глазами. В эти мгновения она выглядит по-настоящему красивой, не взирая на тонкий шрам, который тянется от мочки правого уха почти до самой нижней губы. И уж совсем никак не подходят к ее суровому образу золотистые кудрявые волосы, обрамляющие полное решимости угловатое лицо.

«Какой необычный контингент собрали организаторы на этот раз, — отмечаю я про себя,— наверное, моя внешность не менее странная». Все, что я могу разглядеть — это свои худые руки и ноги. Меня не удивляет и тот факт, что на месте шрама на правом запястье остался лишь едва заметный след — в конце концов, Сердце Антакараны лечило меня дважды. Волосы на моей голове едва прикрывают уши — никто не удосужился побрить меня на лысо перед отключением приборов. Также руками я могу нащупать выступающие скулы и впалые щеки на лице.

Так проходят еще несколько минут. Алекс со свойственным ему обаянием общается с Лолой и женщиной, имя которой я по-прежнему не знаю. Ной стоит рядом и периодически кидает что-то невпопад. Бабур беседует о чем-то с долговязым мужчиной и энергично размахивает при этом руками. Марко, Эльф и я сидим молча, всем своим видом давая понять о неготовности ко всякому рода коммуникации. Математика довольно проста: нас девять игроков. Выходов десять. Прошло ровно 56 минут. Как бы удивительно это ни звучало, я очень точно могу чувствовать время. Возможно, дело в пятилетних тренировках, когда моя жизнь была расписана по минутам: обход врача, введение того или иного лекарства, телевизионные передачи, смена медсестер и так далее. А, возможно, это «шестое чувство» — так я называю про себя свою феноменальную память.

Как бы то ни было, у последнего несчастного остается не более 4 минут, чтобы покинуть капсулу прежде, чем она действительно станет гробом. Возможно, так даже лучше. Мне не придется познакомиться с этим игроком — судя по количеству мужчин, женщине. Все равно все здесь, возможно, включая меня, обречены на ужасную судьбу.

— По-прежнему не хватает десятого игрока, — начинает волноваться добросердечный индус, — может быть, стоит пойти и помочь ему?

— И остаться там навсегда, — обрывает его резко Алекс, привлекая тем самым всеобщее внимание.

— Почему? — удивляется Бабур.

— Вдруг это происходит по-настоящему? — смягчается Алекс, поняв, что только что чуть не выдал себя.

— Вы точно не знакомы? — прерывает их подозрительный бас Марко, который вновь внимательно изучает Алекса и меня.

— Конечно, тут все серьезно. Как ты этого не поймешь? — приходит мне на выручку Эльф. — Ставки слишком высоки. Если ты там и не подохнешь вместе с десятым участником, то, как минимум, будешь исключен из игры.

Этот довод оказывает на Бабура должное воздействие. Я украдкой бросаю взгляд на Марко и точно знаю, что поселившееся в его душе семя сомнения никуда не исчезнет, а лишь будет расти все больше и больше. Надо бы быть с ним поаккуратнее. Никому не позволю встать у себя на пути!

Когда до окончания обратного отчета остается не более 30 секунд, из десятого отверстия появляется женщина с огромными перепуганными глазами. Опухшие красные веки свидетельствуют о пролитых слезах. Ее русые волосы вымокли, словно она только что пробежала несколько километров. Едва последняя участница оказывается в зале, все десять выходов одновременно с грохотом закрываются каменными плитами. Час закончился. Организаторы по-прежнему четко придерживаются своих правил. И это отличная новость.

Женщину всю трясет, огромные слезы вновь катятся по ее розовым щекам. Бабур со страдальческим выражением лица крутится возле нее, затем берет за руку и начинает гладить, рассказывая в утешение что-то о собственных переживаниях.

— Это было ужасно! Какие омерзительные картинки, какой дурной вкус! Я сразу сказала, что не буду принимать участие в подобной чуши. Мне просто хотелось дождаться окончания отведенного времени и выйти из игры, — женщина всхлипывает и обводит всех присутствующих влажными глазами, — я, конечно, отгадала загадку. Но настолько это все было отвратительно... Когда до конца осталось 10 минут, начало твориться что-то невообразимое. В темноте замелькали красные лампы, на экране появились иные, совсем другие изображения, — вдруг она испуганно замолкает.

— Что это было? — раздается чей-то голос.

— Тогда я вдруг поняла, насколько серьезно все происходящее.

Повисает тяжелое молчание.

— Что было на тех картинках? — на этот раз требовательный голос принадлежит Марко.

— Я вправду не могу этого сказать, — шепотом повторяет она.

***

Триша — так зовут вновь прибывшую участницу — все еще находится в состоянии шока. Ее глубокие черные глаза то замирают в одной точке, то начинают нервно бегать с одного игрока на другого. Бабур сидит рядом и доказывает женщине, что с ней бы ничего не произошло и максимум, что ей угрожало, так это выйти из игры и упустить свой шанс побороться за три миллиона долларов. Я даже немного завидую этому полноватому парню — какой спокойной и радостной должна была быть его жизнь, раз он так приветливо и доверчиво относится к миру! Периодически Эльф кидает в их сторону едкие комментарии, на которые Бабур либо никак не реагирует, либо посмеивается, словно над отличной шуткой.

Меня, в свою очередь, мучают мысли: что же могла увидеть Триша на конечной стадии испытания, если это заставило ее поверить в серьезность происходящего? Мне известны изощренные методы Корпорации, поэтому я нисколько не сомневаюсь в ее убедительности. Даже досадно, что мне самой не довелось посмотреть последние кадры захватывающего фильма.

— Приветствую вас, Игроки! Вы с достоинством прошли первый отрезок пути, и это служит очередным доказательством того, что Корпорация не ошиблась с выбором кандидатов, — раздается торжественный тон откуда-то сверху.

Поднимаю голову. Прямо на потолке появилась огромная проекция Маэстро. Он выглядит также, как и пять лет назад. То же приветливое лицо с неглубокими морщинками, длинные седые волосы, аккуратно зачесанные назад, выразительный взгляд узких глаз и глубокий проникновенный голос. Последние годы не отложили на нем никакого отпечатка, разве что добавилась одна единственная складка на лбу, но я могу ошибаться. Меня удивляет, что появление этого старца вызывает в моей душе столько эмоций: ненависть, печаль, раздражение, негодование...радость? Действительно, среди всего спектра негативных чувств, едва проклевывается давно забытое ощущение радости, которое я методично научилась презирать. Но видеть знакомое лицо, делить с ним общую тайну и надеяться где-то в глубине души на его сочувствие и поддержку играет с моим подсознанием злую шутку.

«Опомнись, — сердито напоминаю я себе, — этот человек повинен во всем, что случилось с тобой. Он точно также, как и остальные, заслуживает мести. Прощаясь со мной в больничной палате пять лет назад, старец сказал: «Ты знаешь, где меня найти. Чтобы помочь или уничтожить. Твое сердце подскажет верное решение». Так вот, я точно знаю, что подсказывает мое сердце. Берегись, Маэстро!»

Подобные мысли приводят меня в себя, и робкое чувство радости исчезает, оставив вместо себя лишь ледяную опасную пустоту. В это время Маэстро рассказывает что-то об избранности игроков, отсутствии среди нас случайных людей, ценности каждого из участников для Корпорации и прочую чушь. Бросив взгляд на лица Бабура и долговязого, я замечаю на них неподдельный щенячий восторг. С презрением отворачиваюсь от них. Эти олухи сами виноваты в том, что с ними случится. Кто просил их вмешиваться в жестокие игры Корпорации?

Внезапно Маэстро переходит непосредственно к делу, и я внимательно прислушиваюсь, боясь пропустить хотя бы слово из его приветственной речи.

— Пришла пора узнать подробнее о том, чего ожидают от вас организаторы. Всех игроков объединяет одно число, которое стало роковым в их жизнях. Но и для нас оно является судьбоносным. Доберитесь до финиша, совместно преодолевая испытания на пути, используя смекалку, навыки и знания отдельных игроков, озвучьте верный ответ — число, которое объединяет вас всех между собой и с Корпорацией Антакарана — и получите денежный приз и что-то более важное, о чем я пока не могу произнести вслух.

Число? Какое странное задание... Одно мне ясно совершенно точно, на этот раз я не позволю себе заблуждаться — ответ следует искать на черной стороне души каждого из присутствующих. Игроков стоит заставить говорить, прежде чем станет слишком поздно. При этом я вспоминаю бедного Холео, принесенного в жертву нашему тщеславию и нежеланию впускать других в полный противоречий и терзаний внутренний мир. На этот раз что-то связывает нас с Корпорацией Антакарана. Эта задача посложнее. Но мне известен алгоритм. Его подсказала Чжан Кианг наивной, темпераментной и раскрытой большому приключению девушке Виктории перед началом Игры, которая навсегда изменила ее жизнь: «Никому не доверяй. Четко следуй инструкциям. Это твой единственный шанс».

— Все правила были озвучены на борту самолетов, доставивших вас в место Локации. От себя лишь могу добавить: используйте групповой разум, берегите друг друга, не пренебрегайте помощью друг друга и оставайтесь предельно честными. И еще кое-что чрезвычайно важное. После каждого отрезка пути ищите часть ключа, который понадобится вам в финале. Будьте внимательны и запоминайте каждую деталь, от этого будет зависеть...

Ну давай, Маэстро, скажи это! Озвучь вслух то, что вертится у тебя на губах: «от этого будет зависеть ваша жизнь». Раскрой глаза этим глупцам, наивно верящим в том, что сорвали куш. Я с горечью вспоминаю, как пять лет назад целых 72 часа мы прибывали в счастливом неведении о серьезности происходящего. Надеялись, что в самый опасный момент появятся организаторы и остановят игру, придут на помощь, дадут жизненно необходимую подсказку... Пока в конце третьего дня координатор не вынес мозги бедняге Энджелу.

— ...очень многое. — Заканчивает мысль Маэстро, — А теперь слушайте подсказку для прохождения следующего отрезка пути.

Что ж, пока все идет по плану. Все это уже со мной было в той, прошлой жизни. На этот раз игроков доставили на остров по отдельности, без импровизированной авиакатастрофы. В этом нет необходимости, если все игроки душевно-здоровые люди. По крайней мере, никаких вымышленных игроков.

Выдержав паузу, Маэстро зачитывает очередную подсказку:

«Придворный Мудрец был убит горем, собираясь в путь, как то было велено его Господином. Император же сделал своей правой рукой Мага и одарил его подобающими почестями, однако, не мог найти себе покоя, словно предчувствуя, что совершил влекущую тяжелые последствия ошибку. Накануне изгнания Мудреца он был не в силах уснуть, метался в шелковых простынях и тяжело вздыхал. Наконец, Император поднялся, переоделся до неузнаваемости и покинул свой дворец, выбирая тайные ходы. Под покровом ночи он прокрался к скромному домику своего друга в прошлом.

«Я пришел проститься с тобой, Мудрец», — сказал он, когда первые лучи солнца коснулись темного неба и разбавили его непроглядную черноту нежно-голубыми цветами, задолго до того, как проснутся первые петухи.

«Это лучший дар, который ты мог сделать для меня, Великий Император», — ответил с поклоном Мудрец.

«Я бы мог позволить тебе остаться, если бы ты взял свои слова обратно и публично извинился перед моими подданными. По всему государству ходят нелестные слухи...»

«Я не могу отречься от истины, Господин. И потому покидаю твои владения. Не печалься, я делаю это без обиды в сердце и с чистой душой».

Видя, что никакие уговоры не подействуют на Мудреца, Император смирился. Он достал из-за пазухи заключенную в стеклянный купол лампаду, свой искусно сшитый из мехов редких животных плащ и еще один предмет.

«Возьми это с собой в дорогу, ты всегда был мне верным слугой и добрым другом».

«Благодарю, мой Император. Я с радостью приму эту лампаду — она осветит мой путь в сумеречные часы заката и укажет тусклым лучом конечный пункт назначения, с огромной благодарностью возьму этот плащ — он согреет мое сердце в холодные ночные часы. Что же касается третьего предмета — он плохо влияет на дух человека, потому что слишком волнует. И все же я возьму его с собой не ради себя, но ради тебя, Император. Однажды он очень понадобится моему господину и укажет его заблудшей душе верный путь».

С этими словами Мудрец взял свои дары и навсегда покинул родной дом, оставив Императора один на одним с тяжелым сердцем и печальными мыслями.»

Удачи вам, игроки! И пусть победит сильнейший!

Без дополнительных пояснений Маэстро исчезает с экрана, а вместо него появляется странная проекция — три белых квадрата, на первых двух изображена жирная черная точка. Загадочный элемент напоминает длинное домино, в верхнем правом углу высечена цифра «1». Проходит еще минута, и проекция исчезает бесследно. Вместо этого раздается скрежет, и справа от меня открывается широкий проход, ведущий куда-то вглубь пещеры.

— И это называется «подсказка»? — раздается чей-то возмущенный голос.

— Я ничего не понял из притчи Маэстро, — поддакивает еще один.

— И что за странные квадраты в конце?

— Нам нужно идти в этот ужасный темный коридор?

Вопросы продолжают сыпаться один за другим, когда поднявшийся гул прерывает резкий возглас Эльф:

— Клетки — это часть ключа, что здесь непонятного? Вместо того, чтобы устраивать курятник, предлагаю выдвигаться в путь и искать ответ на вопросы по дороге, — и, не дожидаясь ответа, девушка-альбинос проворно вскакивает на ноги и направляется к темному коридору. При этом она никого не удостаивает взглядом. Ее поступок вызывает у меня восхищение. Откуда у этой молодой девчушки столько самообладания, расчетливости и здравого смысла?

— Какое очаровательное создание, — восторженно восклицает Алекс и бодро устремляется вслед за ней. Эльф бросает в его сторону уничижительный взгляд и молча исчезает в коридоре. Несмотря на все установки оставаться безучастной к судьбам других участников игры, я все больше проникаюсь симпатией к этой девушке.

© Татьяна Шуклина,
книга «Антакарана. Час расплаты».
Отрезок второй
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
Sara QuiteLoR
Игра. Отрезок первый
уххх чтото мне не нравится это все. Мне так хочется суазатьим всем, что Алекс за чудовище, и рассказать всю правду о них. Господи... Просто хочу ворваться и рассказать всем всё, как но есть!
Ответить
2019-05-12 19:49:33
3