Что такое "Доска почёта"
Детектив. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Ужасы и мистика. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Антиутопия и постапокалипсис. Лучшая работа вступительного экзамена 2021 
Эротика. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Фэнтези. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Фэнтези. Лучшая работа вступительного экзамена! 2020
Фэнтези. Лучшая работа выпускного экзамена! 2020
Мистика и ужасы. Лучшая работа за первое д/з 2020
Мистика и ужасы. Лучшая работа за второе д/з 2020
Детектив. Работа по лекции "Отводим подозрения" 2020
Детектив. Работа по лекции "Главный протагонист - кто он?" 2020
Детектив. Работа по лекции "Детектив и не только..." 2020
Философия. Лучшая работа вступительного экзамена. 2020
Философия. Лучшие работы курса 2020
Философия. Лучшая работа выпускного экзамена. 2020
Поэзия. Лучшие эссе вступительного экзамена 2020
ЛР и Мелодрама. Лучшая работа за 4-е д/з 2021.
Фэнтези. Лучшая работа вступительного экзамена! 2020
Работа лучшая, только не одна а целых три! На вступительном испытании основной задачей абитуриентов было выбрать один из трёх артов и написать по нему зарисовку. Я отобрала по одной, на мой взгляд, самой интересной работе (что было сложно, потому что все работы поступивших студентов понравились мне по-своему), написанной по каждой из картинок. А именно: 

1 арт — Стези (@Anasthesia)
2 арт — Эвелина Софт (@Evi_Soft)
3 арт — Аль Разимоф (@allrazymove)

Ниже вы можете насладиться этими работами и оценить труды студентов:



— Далия! — крикнул темноволосый рослый мужчина как по контрасту низенькой хрупкой девушке. — Забирай младших и идите в свою комнату. Только двери после меня закрой на засов!

Такая же тёмноволосая, как и отец, с заплетённой длинной косой до пояса, девушка без вопросов послушалась. Подхватила лежащую в колыбельке малышку, схватив за ручку русого мальчишку, который сонно тёр второй ручкой светлые глазки.

Мужчина ещё какое-то время простоял, смотря вслед уходящей девушке. Увидит ли он как растёт малышка? Научит ли ещё несмышлёного мальчишку обращаться не с деревянным мечом, а с настоящим? Засватает ли старшую? Тяжело вздохнув, отогнал грузные мысли подальше с головы. Не время думать об этом. Он ещё вернётся.

Где-то вдали послышался приглушённый рёв. Приближается. Нужно выходить. Собрав всё необходимое, мужчина последний раз посмотрел на дочь, которая уже успела уложить младших спать.

— Ты знаешь что делать, если… — мужчина запнулся.

— Знаю. Но этого не случится. — решительно ответила девушка. Подойдя ближе, она коротко обняла отца и, спустя секунду, отступила от него.

— Принеси мне трофей. — весело подмигнула темновласка.

Мужчина улыбнулся.

Так не проронив и слова вышел. Только его вторая нога переступила за порог, как тут же дверь за его спиной захлопнулась и послышался звук закрывающихся замков. «Умница, дочка. — про себя ухмыльнулся мужчина. — Вся в отца!»

Из соседского дома также вышел мужчина. Также воин. Они переглянулись. Кивнули друг другу и повернули к лесу.

— Ну что, Грег, выпроводил ту девицу? — пытался разрядить гнетущую атмосферу сосед.

— Да, Грег, она же тебе проходу не давала. — подключился в разговор ещё один охотник.

Из соседних домов потихоньку подтягивались такие же охотники как и сам Грег. Пояса мужчин были усеяны разного рода снаряжениями. На груди также были слегка заметны небольшие кармашки для кинжалов. Охотники были, так сказать, при полном параде. Каждый из них, хоть и шутил, был, однако, на чеку. В любой момент были готовы стать в стойку и достать один из мечей на поясах.

— Конечно, ей ничего не светит. Никому не под силу затмить мою Мирту...

Мужчины промолчали. Поддевать только начавшую затягиваться рану товарища не хотел никто.

Совсем близко послышался громкий протяжный вой. Такой, будто несчастную собаку бьют палками или морят голодом уже вторую неделю. Ближе всего было второе.

Послышался ещё один вой, но уже совсем с противоположной стороны.

— Чёрт... — выдохнул один из мужчин.

Молчание было подтверждением общей мысли: если их двое, живыми не все вернутся.

— Мы можем не справиться... — как-то обречённо промолвил самый молодой из охотников — Акки.

— А ну-ка, нюни не распускай, размазня. — отозвался Грег, самый опытный из всех. — Тебе ещё Сив защищать. Иль сбежать надумал?

Парень нервно сглотнул, но сжал меч в ножнах сильнее.

— Нет, конечно! Я с вами до конца. — на последнем слове его голос предательски дрогнул.

— Вот и славно... — Грег поднял голову вверх, к небу, в сгущающиеся сумерки. Тишина. Птиц не слышно. Уже совсем близко. Страха не было. Это не первый его бой. За этот опыт, отвагу и мастерство Грег по умолчанию стал лидером в их группе. Его слово было выше слов других. К нему всегда прислушивались. Вот и сейчас мужчина не стал долго возится с разговорами и сразу перешёл к действию:

— Придётся делится. Обе псины идут к деревне. С разных сторон. Их шаг — как пятьдесят наших. Нет времени забивать их по очереди. Не успеем. Нас всего семеро. Надеюсь, вы понимаете, что это значит…

Мужчины переглянулись. Конечно же они понимали. Та группа, в которой будет всего три человека может быть обречена на смерть. Им очень повезёт, если хотя бы один выживет, убив при этом пса. Это чудовища... Гармовы отпрыски. И им очень повезло, что сам Гарм сейчас сторожит пещеру Гнипахеллир. Его им одолеть уж точно не под силу было бы.

— Что ж. — Грег засунул свою широкую грубую ладонь в карман одежи и вынул коробок со спичками. Зажал их в кулак так, чтоб их концы выглядывали. - Жеребьёвкой товарищи. Три коротких, сломанных, четыре длинных, целых. Так и проверим, кто из нас удачливый. — усмехнулся с виду суровый мужчина, разряжая обстановку.

Первым потянулся за спичкой сосед и, по совместительству, друг Грега — Варди. Спичка оказалась целой. Мужчина не подал виду, что был рад. Наоборот, скулы слегка сжались, а брови лишь сильнее нахмурились. Следом шагнул к Грегу светловолосый и долговязый Фроуд. Ему не так повезло, как Варди. Спичка была сломана. Он саркастически ухмыльнулся:

— Так меня ещё судьба не унижала.

Варди положил руку на плечо мужчине и подбадривающие сжал.

— Ну же, Акки, тяни, твой черёд. — решил подбодрить и юношу Варди.

Паренёк неуверенно подошёл к Грегу, а когда вытянул спичку, не смог быть таким же спокойным, как Варди, и сдержать облегчённого выдоха.

Дальше вытягивали спички Стейн и Джерард. Они стал последними, кому, можно сказать, повезло, если не брать во внимание то, что сражаться не на жизнь, а на смерть придётся всем семерым. Тем временем, рёв уже приближался к лесной поляне, на которой замерли охотники. К группе Фроуда присоединился вечно хмурый, широкоплечий, даже по сравнению с Грегом, Бёдмод. Он лишь слегка кивнул такому же «счастливчику» Фроуду.

Грег сжал в руке свою не сломанную спичку в руке. Ребята даже не думали о том, что их лидер схитрит. Грег не хотел подставлять кого-нибудь из ребят. Если бы была возможность справиться самому, он бы всех их оставил бы дома, в кругу их семей. Куда лучше, чем смотреть на то, как они ломаются под лапами и в пастях детей Гарма.

— Так. Мы с Бёдмодом и Фроудом идём к тому, что дальше. Вы же идёте за ближайшем к деревне. Как только справитесь, бегите к нам. Если мы… — мужчина замешкался, подбирая слова. — Если вдруг, мы не справимся, сделайте всё, чтобы остановить этих псин.

Мужчины кивнули друг другу и разделились.


К тварям, что уже как пятый год терроризировали деревни, мужчины шли молча. Никто не осмеливался начать беседу в такой момент. Акки не выдержал первый, обращаясь к Верди:

— Как думаешь, мы успеем?

Верди нахмурился. Он не хотел даже думать о том, что они могут не успеть. Там его друг. Он прекрасно знает, что он силён. Иногда ему кажется, что он способен даже самостоятельно убить одного такого детёныша, без чьей-либо помощи. Скорее всего, Грег сломал всего две спички, вместо трёх, намеренно оставляя последнюю для себя. За столько лет дружбы он уже выучил поступки своего друга.

— Переживай за себя, малой. — добродушно ответил Верди. — Выживи сначала в этом бою, а потом уже будешь рваться в другой. — мужчина похлопал Акки по плечу и ускорил шаг, как только снова послышался оглушительный вой. За ним и остальные ускорились.


В то же время Фроуд начал продумывать вслух действия их группы. Мужчины были мрачнее тучи.

— Нам нужно задержать пса до прихода подмоги. Убить его нам втроём не под силу, придётся отвлекать…

Грег даже не слушал болтовни Фроуда, полностью погружённый в свои мысли. Бёрдмода только делал вид, что внимательно слушает, а сам по дороге уже разминал свои широкие плечи, громоздкий корпус и махал топором.

Громогласный вой твари и хруст деревьев прозвучал совсем близко. Мужчины напряглись. В сию же секунду у них в руках оказались оружия, они уже были готовы к бою.

Снова рёв и из-за высоких сосен выглянула огромная одноглазая волчья морда со шрамом поперёк правого глаза, стоящая на двух задних конечностях. Увидев охотников с оружием, голодный взгляд превратился во враждебный, клыки резко увеличились изображая оскал. Из пасти совсем не тонкой струйкой вниз текла слюна. В глазах мутно жёлтым светом горел огонь.

Тварь не стала долго ждать и напала первой. С громким рыком стала на четыре лапы и рванулась вперёд. Охотники отмерли. В следующую же секунду началась битва. Мужчины действовали слажено и старались не допускать ошибок. Всё понимали - одно неверное движение может стоить им жизни.

Десять минут боя шли как долгие два часа. Гармовый отпрыск то и дело порывался отгрызть какую-либо конечность у Фроуда, который, не будучи таким крепким, как Бёдмод, и таким опытным, как Грег, вечно подставлялся, но ему, как ни странно, всё время везло. Бёдмод и Фроуд отвлекали внимание твари, а Грег наносил удары. Всё шло хорошо до тех пор, пока в очередной раз, когда Фроуд отводил внимание на себя, его не приложила огромная лапа, откидывая от себя, словно назойливую муху. Фроуд довольно далеко отлетел, сильно ударившись в переломленное дерево. Он потерял сознание. Бёдмод дёрнулся было к товарищу, но его оддёрнул крик Грега:

— Не смей! Оставь его.

Сам Грег, молился всем возможным богам, чтобы Фроуд выжил. 

И охотники, и псина уже знатно устали, но сдаваться никто не был намерен. Пока Бёдмод держит внимание морды твари на себе, Грег карабкается на её спину, садясь верхом. Одновременно с ужасающим криком товарища, он вонзает меч по самую рукоять в шею пса. Боковым зрением, замечает, как отлетает тело Бёдмода. Тварь издаёт жалобный вой и скидывает с себя Грега, задев при этом когтистой лапой. Падение с высоты более пяти метров, не проходит бесследно для мужчины - раздаётся хруст где-то в левой ноге, и он вышибает правое плечо. В голове слышен лишь белый шум.

Прискорбно. Теперь его рабочая рука не такая уж и рабочая. А судя по всему, он теперь один на один с этой тварью.

Волк переросток уже тоже не такой дееспособный, он скулил от боли. Грег попал в артерию, потому псина теряла свою кровь и вместе с ней силы. Она из последних сил поднялась и направилась к до сих пор лежащему на земле Грегу, намереваясь покончить с ним и уйти зализывать раны.

«Ну уж нет!» — подумал Грег. Поднялся на ноги, скривившись от резкой боли в ноге и голове. Взгляд с каждой секундой мутнел всё больше. Собрав всю волю в кулак, он, схватив здоровой рукой меч, был готов к отпору. Левый, целый глаз твари, смотрел с такой ненавистью на охотника. Несомненно, он узнал старого «друга», Грега.

В глазах же охотника быстрой лентой промелькали воспоминания. Его Мирта…

В тот день она отказалась сидеть дома с детьми. Не послушалась мужа. Сказала, что она пригодится, поможет, если понадобится помощь. Она у него была лекарем. Четыре Гармова отпрыска атаковали… Четыре, мать его, чудовища! И правда, многих она тогда спасла... Ценой собственной жизни.

— Думаешь, если тогда удалось сбежать, сегодня тебе тоже повезёт? — Мужчина с такой же ненавистью в ответ смотрел в единственный спасшийся от меча Грега жёлтый глаз. — Ну уж нет, дружок. — выплюнул он последнее слово. — Не в этот раз!

Мужчина подался вперёд, спровоцировав пса на действия. Тот открыл пасть в попытке загрызть Грега, но не тут-то было. Мужчина сунул руку с мечом в пасть и зафиксировал оружие вертикально, острием в верхнее нёбо. Одним быстрым движением извлёк кинжал и лишил зверя последнего видящего органа, пока тот замешкался пытаясь избавиться от меча в пасти.

Зверь истошно завыл так, что деревья поблизости задрожали, он замахнулся и что было сил откинул охотника. Грег ударился головой о дерево с такой силой, что в глазах сразу помутнело. Уже теряя сознание, он увидел, как прибежала подмога. Как только они прикончили существо, Верди подбежал к другу. Но Грег уже этого не видел...

— Живой? — спросил кто-то из охотников.

— Ещё бы немного, и мы бы не успели… — ответил Верди.




Они стояли на расстоянии вытянутой руки. Сердца обоих бились в такт. Долгий взгляд каждого был наполнен ненавистью и презрением друг к другу. Но также там было и нечто совсем иное — чувства. Запретные чувства двух существ, ни один из которых не хотел признавать их существование.

Тёмные и светлые эльфы враждуют из покон веков. Эта война началась ещё задолго до того, как волшебные существа стали прятаться от простых смертных. Битва за гору ДерСтерн унесла тысячи жизней, в том числе и невинных людских. После этого и было принято решение отгородиться от "неволшебных" и стать для них лишь мифами и легендами на страницах книг. Ради того, чтобы стереть человеческую память эльфам пришлось объединиться и даже заключить временное перемирие, ибо потребовалось просто огромное количество магии. Но времена меняют и война продолжила свой кровавый путь, забирая всё новые и новые души.

Аилита была одной из лучших охотниц среди светлых эльфов. Стрелы, выпущенные из её лука, всегда точно попадали в сердца тёмных. Но в тот день Госпожа Фортуна отвернулась от рыжеволосой. Эльфийка могла бы убить принца Драйка - сына предводителя вражеского клана. Могла бы...

Дозорный отряд из шести светлых эльфов, в котором была и Аилита, как всегда прочесывал периметр на наличие лазутчиков. Их лагерь был разбит совсем рядом с родной деревней, поэтому так необходим тщательный контроль над ситуацией, ибо любая ошибка могла стоить жизни не только отряду, но и всей деревни.

Первой почувствовала неладное Аилита. Девушка замерла, всматриваясь в лесную чащу. Пахло тёмной энергией. У эльфов, в принципе, обостренный слух и нюх. Их рецепторы в десять раз превосходят людские. Но если использовать магию, то можно стать абсолютно бесшумным даже для своих собратьев. Светлые не обратили внимание на предостережение рыжеволосой и продолжили путь. Едва дозорные вышли на открытую местность, как были сбиты с ног.

— Октамасиум Бевел! — быстро прокричала другая эльфийка, которая была сравнительно ниже остальных и имела белые короткие волосы, что было, в принципе, не свойственно данной расе. Война светлой магии прошлась по поляне словно огромный взрыв от волшебной бомбы. Вмиг перед отрядом предстало войско тёмных, которое до этого было не видимо. Бороться стало бессмысленно. Численное преимущество было явно на стороне врага. Но Аилите удалось вырваться из тёмных рук и даже увернуться от магических атак. Не мешкая, воительница скрылась в чаще, на ходу пуская сигнальный магический шар, оповещая свою деревню об опасности. Драйк вмиг уничтожил его своим чёрным лучом. Принц решил лично поймать нахальную девчонку и кинулся в погоню, запрещая войнам следовать за ним.

Аилита не могла отправиться к своему клану, выдав, тем самым, местоположение деревни, поэтому ей пришлось выбрать совсем противоположное направление. Девушка прыгала с ветки на ветку будто проворная белка. Она здесь знала каждую травинку и цветок, заботясь о них. Поэтому деревья начали помогать рыжеволосой, подсовывая под ноги принца свои корни и закрывая обзор листьями. Драйк очень разозлился и, высоко подпрыгнув, приземлился и использовал свою магию, уничтожив всё живое вокруге. Аилиту сбила с ног чёрная волна. К её горлу подступали слезы. Она понимала, что не может спасти друзей, попавших в плен, не может огородить природу от рук тёмного, не может помочь даже себе. Беспомощность - скверное чувство.

Но эльф совершил роковую ошибку, выпустив слишком большое количество энергии. Её почувствовали не только собратья, но и дион, что был, оказывается, по близости. Дионы - свирепые существа с помесью волка и дракона, имею огромные клыки и когти, разрывающие плоть жертвы, мощные крылья, способные потоком ветра вырывать с корнем деревья, длинный хвост с смертельно-ядовитыми шипами на конце. Они питаются силой эльфов, высасывая из них магию, а потом безжалостно пожирая плоть. И вот когда принц уже подходил к лучнице, предвкушая вкус победы, на него набросилось это существо, своей мощной лапой отшвырнув довольно далеко от Аилиты.

Это был шанс на спасение. Но девушка медлила. Её грызла совесть, что она оставляет эльфа один на один с дионом. Да, Драйк всего светлого клана, и с его смертью всем станет лучше. Но, с другой стороны, численность эльфийцев и без того сокращалась. А умереть от лап свирепого существа рыжеволосая не пожелала бы даже врагу. Аилита достала лук, целясь точно в правый глаз хищника. Стрела попала прямиком в цель, и зверь взвыл от боли. Затем повернулся и стремглав помчался на неё. Эльфийка не дрогнула и не шевельнулась, направляя стрелу во второй глаз. Она была полна решимости, как никогда прежде. Точный расчёт - и дион моментально ослеп, врезавшись в дерево. Собрав волшебное энергетическое кольцо, Аилита добила хищника, и тот упал замертво. Вот только рыжеволосая всё равно опоздала. Драйк истекал кровью. Полученные раны от когтей зверя не заставили себя долго ждать. Кровь у эльфийцев была тёмно-синей, а у принца и вовсе почти черной. Поэтому на фоне плаща того же цвета, не ьыло видно всей трагедии. Лучница подошла ближе и почувствовала, как из него утекает жизнь. Драйк слабо улыбнулся.

— Добей меня, цветочек. Зато войдешь в историю и в своём клане станешь самой лучшей охотницей, — воительница ничего не ответила, лишь закрыла глаза и, собрав остатки магии, коснулась руки тёмного. Кровотечение остановилось, а раны затянулись. Девушка потратила слишком много энергии и потеряла сознание. Драйк мог бы отнести Аилиту к своим и бросить в темницу, или же просто убить прямо на месте, но он бережно взял её на руки и дошёл до деревни светлых, передав в руки другим дозорам, скрыв при помощи волшебной иллюзии свою личность.

Вернувшись к войску, мужчина сообщил, что вблизи нет никакого поселения светлых, а та эльфийка смогла скрыться. Тёмные не стали спрашивать о том, почему весь плащ был пропитан кровью, а сам принц имел крайне бледное лицо от потери энергии. За такие лишние вопросы можно было запросто поплатиться жизнью.

С той поры прошло уже много времени. И вот сегодня Аилита и Драйк впервые встретились после той битвы с дионом. Сколько чувств и эмоций нахлынуло сразу. Девушка до сих пор не могла забыть те холодные руки мужчины, чёрные бездонные глаза, в которых можно было потеряться лишь при одном взгляде, и искреннюю, как ей показалось тогда, улыбку. А Драйк по-прежнему думал, какой тёплой, нежной и легкой была эльфийка. Казалось, будто сердце девушки сделано из Солнца, ибо всё её существо излучало свет и доброту. Но впереди обоих ждала решающая битва. И оба будут по разные стороны баррикад. Хотя каждый из них глубоко в душе хотел лишь мира и возможность просто смотреть друг другу в глаза. Вечно. Это были запрещённые чувства. Это была запретная любовь...




Глубокая ночь. Глухие леса и чащобы уже давно погрузились в сладостный, спасительный сон, поглощаемые мраком. Даже в самых далёкий захолустных деревеньках люди спешили потушить огни и схорониться в своих лачугах. Шёпоты безликих демонов преследовали это края уже очень давно, после заката солнца жизнь тут замирает в ожидании, не смея издать ни единого лишнего звука. Абсолютный вакуум тишины... в котором слышно лишь трепетание одежды и бешеный ритм сердца. Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук... оно так и норовит выпрыгнуть из груди, лишь бы не жить в груди того сумасшедшего, которому не спится в Кровавую ночь Безликих...

А тем временем холодный пронизывающий ветер набирал обороты, подхватывая редкие снежинки. Задувал их сугробы. Либо в деревья, на листочках которых застывали прозрачные капельки воды. Либо на застывшие под толстым слоем льда озёра, снежинки смотрелись на них как звёзды на небосводе.

Найрэр поморщился, закрываясь от порывов режущего ветра. На его белых от снега ресницах оседали другие снежинки, а гонимые вьюгой редкие листики путались в волосах. Он натянул капюшон поближе на лоб, а рот скрыл за повязкой, ёжась от холода. Кобыла под Найрэром недовольно заржала, вставая на дыбы.

— Тихо, Странница! Тихо, моя хорошая. Успокойся! — приказал он лошади, гладя ту по загривку. Но пегая Странница всё равно упрямилась и стучала копытами по скрипучему снегу.

К Найрэру подъехал скачущий впереди всадник на гнедом коне, и, наклонившись, начал шептать лошади какие-то слова, проводя рукой по её гриве. Спустя минуту Странница успокоилась и продолжила путь, больше не доставляя своему хозяину неудобств.

— Лошади, как и люди, нуждаются не в приказах, а в простом утешении, Найрэр, — заявил всадник и тихо рассмеялся. За это юноша окинул его хмурым взглядом и отвернулся.

— Не вижу ничего смешного. Боги, зачем я согласился на твою авантюру, Арзалес! Раяна меня убьёт, когда узнает, что я взял её лошадь без разрешения!

Названный Арзалесом опять рассмеялся, но в этот раз громче.

— Т-ш-ш-ш, тихо ты! Мы привлечём диких животных!

— Боишься кучки волков да медведей? Зачем тогда согласился посмотреть со мной на представителя рода Безликих? Он-то наверняка пострашнее будет.

Найрэр поджал губы и едва слышно сглотнул, натянув поводья.

— Вот, сразу видно, что ты струсил.

— Ничего подобного!

— Тогда поехали, осталось недолго, — Арзалес улыбнулся и подмигнул своему компаньону, подгоняя гнедого скакуна.

Всадники скакали ещё около десяти минут, пока замороженная снегом дорога не вывела их к огромной, будто застывшей во времени поляне, на которой было кристально чистое озеро. Оно, как и все остальные, было покрыто плёнкой льда, вроде прочной, но очень и очень скользкой на вид.

Найрэр и Арзалес спешились и привязали поводья лошадей к сучьям поваленного дерева. Всадник помоложе с недоверием посмотрел на своего спутника, а затем на озеро. Ему отчаянно не хотелось искать приключений на свою голову, за время их короткого путешествия он тысячу раз успел пожалеть о том, что связался с безумным Арзалесом. Старший всадник был бесстрашен и прославился на все края, как любитель острых ощущений во всех смыслах этого слова...

Найрэр нахмурился и вцепился в поводья Странницы, замерев на месте.

— Так и знал, что струсишь, — Арза хмыкнул, с недовольством глядя на юношу. — Только назад пути уже нет, скоро поднимется вьюга, тебе ни за что не найти дороги назад без моей помощи.

— А мы не можем повернуть назад? — тихо спросил Найрэр, опуская голову. На это всадник вновь рассмеялся и потрепал юношу по голове, взъерошивая короткие рыжие кудри. Потом махнул рукой в свою сторону, веля оставить лошадей в покое и следовать на поляну, к озеру.

— По легендам, это озеро появилось ещё в период рассвета Мироздания, когда великие и бессмертные боги, увидев, что души людей уродливы и не имеют проблесков света, начали лить слёзы по нерадивым детям. Из этих слёз и образовалось озеро. Оно так и называется — "Слеза Богов".

— А при чём тут Безликие?

Арзалес улыбнулся, наблюдая за тем, как его спутник достаёт из набедренной сумки пару мокрых листочков бумаги и чернильную ручку с позолоченными рисунками на ней.

— Что это?

— Мои... инструменты. О Безликих тварях в нашей деревне знают лишь по рассказам путешественников и старых магов. Я хочу запечатлеть его восхождение на землю и донести до людей.

— Вот оно что, — многозначно протянул Арза. — Значит, картины рисуешь?

— Пишу, если правильно выражаться, — поправил он. — Ты так и не сказал мне продолжение этой легенды.

— Ах, да... так вот: раз в сто лет демоны поднимаются на землю. Не знаю, возможно, приходят за душами людей, напоминая о своём существовании и вселяя страх в наши сердца. Но говорят, что Безликие вот уже много веков ищут избранного смельчака из рода людского, что помечен богами. Только в этом случае они сохранят ему жизнь и всему человечеству.

Найрэр с недоверием покосился на собеседника.

— Жизнь? Выходит, мы пришли на верную смерть...?

Арзалес кивнул в сторону озера.

— Безликий появится на этом озере. Но оно для него как ловушка, капкан, он не сможет пересечь его контур. Если только мы сами не ступим на него.

— И что будет в этом случае?

— Тогда контур растворится, и чудовище ступит на землю.

Нэр едва заметно вздрогнул, кусая посиневшие от холода губы.

— И когда явится это твоё чудище?

— Как только пробьёт три часа ночи.

— Это... уже скоро.

Мужчина кивнул, улыбаясь компаньону.

— Главное, не показывай испуга этому зверю, запах твоего страха для демона как дурман.

— А ты когда-нибудь видел Безликих в живую?

— Сегодня ночью и увижу.

— Просто блеск... — пробурчал Найрэр.

— Не дрейфь, малец, лучше вспомни пару спасительных молитв. На всякий случай, — он подмигнул и отошёл от Нэра, садясь на корточки возле озера. И выжидая Его.

Юноша оглянулся назад. Странница и Жнец, любимый конь Арзалеса, спокойно стояли на своих местах, лишь иногда шевелясь и отряхиваясь от оседавших на их гривы хлопьев снега. Затем опять посмотрел на озеро. 

Ничего. Только холодная зеркальная гладь.

«Не думаю, что бредовые легенды Арзалеса — правда. Зря я потащился за ним чёрт знает куда в такое время. Может, убедить его вернуться? Я могу предпринять ещё одну попытку...».

— Арзалес, — юноша толкнул его в плечо. Но тот никак не отреагировал. — Эй, Арзалес! Ты слышишь меня?

Найрэр зря старался — старина Арза погрузился в крепкий сон, даже не просыпаясь от тщетных движений парня.

Нэр вздохнул и чертыхнулся про себя, толкнув мужчину в плечо в последний раз. Усталость накатила и на самого юноша, он и не заметил, как постепенно его веки начали тяжелеть, а разум медленно погружался в сон. Вскоре Найрэр поддался и погрузился в царство Морфея, прислонившись к плечу Арзы.


Из приятной полудрёмы парня вырвало громкое ржание лошадей и стук копыт. Он резко проснулся, оборачиваясь на источник шума. Странница и Жнец вставали на дыбы и яростно пытались отвязаться от поваленного дерева. Нэр перевёл взгляд на стоящего позади него Аралеса — мужчина трясся от страха и был бледен, как труп, в руках он крепко сжимал оружие, однако вряд ли был способен нанести удар.

Взбудораженный происходящим, юноша повернулся в сторону озера, не сдержав изумлённого вздоха.

На льду стояла огромная, мрачная фигура, выше его и Арзы вместе взятых. Длинные конечности с когтями ужаснули всадников своими размерами, на голове у существа было два чёрных рога, а за спиной протяжным шлейфом тянулось два крыла, прорезая воздух и туман вокруг озера.

Это был Демон...

— Безликий... — одними губами, прошептал Нэр, не смея пошевелиться. Страх полностью сковал его тело и обездвижил. Он не мог оторвать взгляд от огромного создания, под ногами которого плотный слой льда пошёл трещинами.

До этого момента Безликий стоял неподвижно. Однако стоило Арзе сделать шаг в сторону юноши, как он поднял голову, глядя на них.

В абсолютной тьме невозможно было увидеть ничего, кроме двух горящих адским огнём глаз, взгляд которых был направлен на мужчин.

Найрэр от шока разжал руку, и ручка, прокатившись по примятому сугробу, выкатилась на лёд. Наваждение вмиг спало с юноши, он вскочил с земли и кинулся за ней.

— Найрэр, нет!!! — заорал Арза и кинулся на юношу, повалив его в сугроб. — Ты всех нас погубишь!!!

— Это семейная реликвия!!! — Нэр отчаянно сопротивлялся хватке мужчины, пинаясь и разбрасываясь кулаками. В конце концов, ему удалось вырваться, и он понёсся на озеро.

— Нэр...! — юноша бросился на колени и проскользил несколько метров прежде чем поймал ручку. Очистил обшарпанную позолоту от снега и улыбнулся, прижимая её к груди.

Однако улыбка тут же исчезла с его лица.

Лёд вокруг парня пошёл трещинами, а над его головой раздались шаги и тяжёлое дыхание зверя. Нэр опустил голову вниз и зажмурился, сжимая свою реликвию как можно крепче. И вспоминая все выученные молитвы... он уже был готов к смерти и понимал, что дожидает сейчас последние секунды своей жизни.

Внезапно шаги демона стихли, и вокруг вновь воцарилась тишина. Чудовище не издавало ни звука, однако юноша ощущал его присутствие и то, как он навис над ним. Он чувствовал его взгляд на себе, который забирался под кожу, вызывая дрожь. 

Нэр открыл глаза и вскинул голову, глядя монстру в глаза. Ему уже нечего было терять.

Он встретился с изучающим взглядом Безликого, в кромешной темноте были видны только абсолютно красные глаза. В них горело настоящее пламя, словно гипнотизируя и затягивая в свой омут, лишая разума и воли. Демон смотрел на него не мигая, пространство вокруг них накалилось до предела, будто перенося их с Найрэром в иную реальность, оставляя это озеро и лес позади, на задворках восприятия.

С каждой секундой разум начинал покидать парня вслед за сознанием, перед глазами темнело, а веки наливались свинцом, заставляя погружаться в сон. Нэр пытался сосредоточиться на глазах Безликого и не терять сознание, однако спустя мгновения они уже не казались ему такими ужасающими. Его взгляд начинал успокаивать, контролировать себя юноше становилось всё труднее и труднее, пока, наконец, он не поддался влиянию демона, погружаясь во тьму.

«Печать нашла своего хозяина...» — произнесённая чужим голосом в его голове фраза была последним, что помнил Нэр, теряясь в уголках собственного разума...


Продрогший юноша вскоре вновь пробудился, лёжа на холодной поверхности льда. Он осмотрелся вокруг — туман рассеялся, но не было видно ни ужасного демона, ни Арзалеса, ни лошадей. Но он был жив. Найрэр был цел и невредим, а это уже было невообразимым чудом. В его голове кружилось множество непрошенных мыслей и вопросов, от которых его отвлекла саднящая боль в ладони. Юноша поморщился и поднёс руку к лицу, разглядывая рану. Однако то была не рана — на руке Нэра был багровый рисунок, странная витиеватая печать в форме капли. Кто-то выжег её на его ладони, пока тот пребывал во сне.

Парень набрал в руку снега и приложил его к ожогу. Боль немного утихла, но увечье надо было обработать.

Встав, Найрэр, шатаясь на ватных ногах, последовал в сторону земли. Даже забыв о своей семейной реликвии, которая так и осталась лежать на льду, засыпанная снегом...

Придёт день, пройдут месяцы, годы,
И развалится Божий дворец...
Он придёт, когда угаснут восходы,
Когда миру наступит конец...
© Академия ,
книга «Доска почёта SurgeAcademy».
Фэнтези. Лучшая работа выпускного экзамена! 2020
Комментарии