Что такое "Доска почёта"
Детектив. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Ужасы и мистика. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Антиутопия и постапокалипсис. Лучшая работа вступительного экзамена 2021 
Эротика. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Фэнтези. Лучшая работа вступительного экзамена 2021
Фэнтези. Лучшая работа вступительного экзамена! 2020
Фэнтези. Лучшая работа выпускного экзамена! 2020
Мистика и ужасы. Лучшая работа за первое д/з 2020
Мистика и ужасы. Лучшая работа за второе д/з 2020
Детектив. Работа по лекции "Отводим подозрения" 2020
Детектив. Работа по лекции "Главный протагонист - кто он?" 2020
Детектив. Работа по лекции "Детектив и не только..." 2020
Философия. Лучшая работа вступительного экзамена. 2020
Философия. Лучшие работы курса 2020
Философия. Лучшая работа выпускного экзамена. 2020
Поэзия. Лучшие эссе вступительного экзамена 2020
ЛР и Мелодрама. Лучшая работа за 4-е д/з 2021.
Детектив. Работа по лекции "Отводим подозрения" 2020

РАБОТА ПО ЛЕКЦИИ "Отводим подозрения" 

АВТОР - @L_Kenny


Прямиком от Мэра Рейне и Киффит направились в таверну, собираясь хорошенько отобедать, а затем посетить дом подозреваемого. Преступление вовсе не было окутано тайной, как это водилось прежде. Наоборот, всё выглядело очевидно и просто. Одинокий человек решил свести счёты с жизнью.

Редко, очень редко в СТВТ происходили подобные инциденты. А отчего же лишать себя жизни, если всё не так плохо? Есть кров, работа, в которой ты разбираешься — у Тика Шена всё это было.

— Не вижу ни единой причины для такого поступка, Киф, просто ни одной.

— Может, парень сошёл с ума? Так бывает.

— Хоть бы какие-то зацепки оставил, записку, или сказал кому-нибудь…

Но опрос его коллег ничего не дал, кроме характеристики самого Тика. «Хороший, добрый, но замкнутый и молчаливый».

— Да это описание любому подойдёт, вот тебе, например! — бросил Киффит, о чём пожалел ровно через секунду, словив от Рейне обжигающе ледяной взгляд, — Ну, ладно, ладно. Но так бы точно сказал человек, который тебя вообще не знает! Ко мне-то это не относится. Я-то видел, с каким счастливым лицом ты лопаешь надувные глаза. — съехидничал кот.

— Ещё одно слово, Киф…

Невзирая на болтовню шерстяного напарника, порочащую её репутацию серьёзного детектива, Рейне приняла это к сведению. Возможно, ей будет проще понять мотивы Тика, рассуждая от его лица, используя при этом собственное мировоззрение.

Сидя в таверне, Киф листал свой блокнот, поглядывая на часы.

— Они там умерли, что ли? — ворчал он,— Мой желудок не настроен так долго ждать!

— Сосредоточься, кот. Что там со свидетелями?

— Что удивительно — они есть. Тик даже глазом не моргнул, когда вворачивал винт в этот механизм. А когда всё пошло по одному месту, то есть, заскрипело, загрохотало и чуть не рухнуло, тот спокойно ушёл в раздевалку, где его и нашли.

— Хм, похоже на чары. Вдруг его зачаровали, и он даже не понимал, что делал?

— Зачаровывать работника станции распределения, чтобы разрушить жизненно-важный для всего города механизм? Да это должны быть как минимум восстанцы-антихристы!..

— Повстанцы и анархисты, Киффит…

— Да неважно. Важно, что тихий парень мог купиться на их истории и решил самолично повстать! Это вербовка, Рейне!

— Звучит, как полнейший бред. Но мы ещё не были у него дома, и если там обнаружатся листовки или подобная литература, то будет повод рассмотреть твою версию.

— Это не бред, Оул. Бред — это то, что я всё ещё ГОЛОДЕН!!!

После сытной трапезы детективы прибыли к дому Тика Шена, скромного и одинокого мужчины лет тридцати пяти. Убранство небольшого домишки было таким же скромным, если не сказать, аскетичным. Единственная картина над обеденным столом казалась излишеством на фоне полупустого интерьера.

Первой небывало удачной зацепкой в деле Рейне показался найденный ею дневник Тика, который был припрятан под матрасом его кровати. Если он его прятал, размышляла детектив, то он явно был мнительным, а то и вовсе параноиком. Зачем, если он живёт совершенно один и, судя по набору посуды на одного человека, гости к нему не захаживали.

— Ну что, нашёл свои восстанческие улики? — усмехнулась Рейне, наблюдая за котом, что обшарил все ящики и потенциальные тайники. Кот лишь недовольно мяфкал на каждую неудачу.

— А у меня здесь кое-что есть. Смотри, Киф, он пишет «я решился сделать это, я должен». Но не говорит, что именно. Так-так. «Это плохое место и все мы страдаем из-за него. Они не понимают, что может быть иначе, что должно быть иначе. Никто не должен быть одинок, у каждого должна быть семья». О чём это он?

— Фух. Может, он страдал из-за одиночества?

— Серьёзно, Киф?.. Это же очевидно.

— Меф, а чего он взял, что мы все страдаем?! Я страдаю, когда мне не дают есть или когда бесячие малолетки пытаются пнуть меня под зад! Из-за чего ещё можно страдать, не понимаю?

— И то верно.

«Я никогда бы не понял, что несчастен именно из-за этого. Если бы я родился у любящих родителей, а не создан по схеме шара судьбы, единственным, уникальным… Да, я имел родителей, но город лишил меня этого, призвав на родину, где я был создан. Но для чего? Желал ли я такой участи? Шар судьбы решил за меня всё, что я мог бы решить сам. Как единственный прозревший в этом городе, я готов взять на себя ответственность за его уничтожение. Пусть это буду я, и я же понесу наказание ради тех, кто ещё не осознал ужаса от неправильности такой жизни».

— Слушай, Киф. А ты, кажется, прав. Судя по записям, он самый настоящий анархист.

— Кто прав? Я? Я прав?! — разразился Киффит,— Хвала пирожному, ты признала, что я прав!.. Ушам своим не поверю, если ещё раз не скажешь.

— Ты не услышишь этого дважды, хитрый кошак. Странно, кто мог навести Тика Шена на эти мысли, если он ни с кем не общался?

Кот набросился на дневник и, особо не церемонясь, стал хаотично листать его:

— Зачем брать чужой дневник и не дочитывать до конца? Вот же, — Киф ткнул лапой в страницу,— Тут у него призрак какой-то. И тут тоже. Тут он его даже нарисовал, смотри, какой, бу-у-у!

— Дай сюда, Киф.

Рейне с боем отобрала дневник и принялась изучать страницы, где Тик Шен упоминал о призраке. Выяснилось, что уже долгое время Тик пребывал в депрессии и якобы общался с призраком, который и наставлял его на путь самоуничтожения.

В самом конце дневника, под обратной корочкой, Рейне заметила обрывок записки, на котором была видна лишь подпись «Йорик» и часть верхней фразы «…сделать, освободи их».

— Ну и какова вероятность, что эти деструктивные, хоть и умные, мысли мог внушить призрак?

— Пф, а что, призраки — не люди?

— Вот и выясним.

В городе есть множество мест, где обитают призраки: древние кладбища, руины, старые подвалы новых зданий, стоящих на прежних фундаментах. Как правило, призраков не тянуло общаться с живыми по ряду причин, но порой им удавалось жить в мире и даже заводить дружбу с новыми соседями.

Как отыскать призрака, писанного чернилами осьминога в дневнике самоубийцы? Конечно же, Киффит знал, к кому обратиться.

— Ой нет, опять этот кот!.. — воскликнула официантка подпольного бара,— Мы закрыты, уходи!

— А вот и не выгонишь! Я здесь по работе. И я не заставлял тебя чесать мою спинку.

— Я до сих пор не могу избавиться от твоей шерсти, она повсюду!!!

— Спокойно, Савия, мы по делу. И я не несу никакой ответственности за то, чем он тут у вас занимается. Даже знать не хочу.

Увы, официантка не могла точно сказать, что это за Йорик с записки. Однако, пару вечеров назад у них сидел тот самый Тик Шен и разговаривал он исключительно…сам с собой.

— Какой-то грустный, в отчаянии,— вспоминала Савия,— Заказал «Жертву» и «Белену», а потом общался со стулом напротив. Не знаю, кто выпил второй бокал, но когда этот Тик уходил, оба бокала были пусты.

— Парень явно сошёл с ума, — заключила Рейне,— Вопрос в том, был ли призрак?

Это расследование мэр лично поставил в приоритет, значит, у них нет времени на обход кладбищ. Оставалось только одно, к чему Рейне прибегла бы в последнюю очередь.

— Ха! Вот мы и дожили до вызова призрака! — довольно мяукнул кот,— Ты ведь знаешь, как они относятся к вызовам? Нахамят, наорут, сердце в пятки загонят и оставят кавардак в башке.

— Что, был такой опыт?

— Чего только в детстве не делал. Как сейчас помню поджопник от коменданта за то, что перепугал всех.

— А как бы ты реагировал, если б тебя вытащил из подвала какой-то дурачок, чтобы повеселиться?

— Не повеселиться, а до смерти запугать проклятых детей. Я от них получал чаще, чем от коменданта. Нисколько не жалею. Тем более, что прекрасно помню список нужного инвентаря.

В инвентарь попали обычные свечи, уголь из синего пламени, благовония, рисунок из дневника Тика Шена и особый кристалл, в который можно было на время заточить духа. Детективы вернулись с этим в дом преступника и начали готовиться к призыву загадочного Йорика.

— Напомни, Киф, что там нужно, чтобы призрак не орал мне в лицо?..

— Точно, волноотражающий коврик! — суетился кот, раскладывая предметы для ритуала,— Амулет при себе?

— Обижаешь.

Рейне уселась на вязаный коврик и Киффит прошёлся по очерченному углём кругу, зажигая свечи и благовония.

— Ну что, готова?

— Погоди, а олмаков вызывать нужно?

— Э, не. Это не эфирная магия, а призывная. И вообще, почему я знаю больше вас, детектив Рейне Оул?

— Должны же и у меня быть недостатки, верно?..

Рейне сосредоточилась на рисунке призрака и начала монотонно повторять одни и те же строки:

«Внемли мне, не смей ослушаться.

Мыслей лишись, легче стань.

Явись на мой зов, собою представься.

Приди и предстань, приди и предстань».

— Три раза достаточно! — шепнул Киффит,— А то его наизнанку вывернет раньше, чем сюда доберётся.

Через пару мгновений воздух в комнате будто застыл, но пламя свечей будто бы колыхалось от штормового ветра. Кот прыгнул в защитный круг, оставив зелёный кристалл снаружи.

Словно из ниоткуда, перед ними явился полупрозрачный дух, который тут же оказался в ловушке кристалла, что ограничивал его движения и воздействия на материальный мир.

— Кто вы такие? — слабо прошептал он,— Где Тик?

— Это мы у тебя хотели спросить, Йорик. Это ж с твоей подачи он отправился рушить систему Шара Судьбы.

Дух набрался сил и старался говорить громче, отказываясь от предьявленных ему обвинений.

— Вы не понимаете! Я старался ему помочь! — оправдывался призрак, но конечно, никто ему не верил.

— Послушайте, я давненько живу здесь и практически ни с кем не общаюсь, даже из мёртвых. С Тиком мы познакомились, когда он вешал камень себе на шею, у озера Грёз. Это был единственный за долгое время живой, с кем мне захотелось поговорить. Понимаете, он мог застрять здесь, как я — мало хорошего, не правда ли? Ведь я даже не помню, из-за чего я застрял, значит, уже не смогу уйти никогда. Как ни странно, я смог сохранить рассудок, а Тик ещё тогда не был похож на здравомыслящего живого.

По истории призрака, Тик отчего-то уверовал, что их встреча была не случайной, значит, теперь дух обязан вести его к цели. Что то была за цель, Йорик не уточнил, ибо и сам не понимал, что творилось в голове Тика. Однако, Йорик решил помочь этому странному живому вернуться к нормальной жизни, ведь тот часто жаловался ему на одиночество и потерянность.

— Мне всё время казалось, что он употребляет какие-то вещества. Ещё не видел людей, которые вели бы себя так без материальной причины. Я честно пытался достучаться до Тика, вернуть ему веру в себя и людей. Но он всегда искажал смысл того, что я ему говорил, я поправлял, но он зацикливался на своей первой мысли и начинал считать это истиной, шедшей от Великого Перводуха, что бы это ни значило…

Никто в комнате так и не смог понять, что это за Перводух, и почему история призрака звучала, как полный бред. Казалось очевидным, что он просто пытается уклониться от обвинений в умышленном подстрекательстве к преступлению и самоубийству Тика.

— А что насчёт этой записки, Йорик? Тик хранил её в своём дневнике.

Йорик вгляделся в обрывок бумаги так, будто видел её впервые.

— Да вы в своём уме?! Как я мог что-то написать, когда мои руки проходят сквозь ваши вещи?!

«Довод железный…» — думала Рейне,— «И, конечно, никакой сообщник не мог написать и оставить записку вместо него?»

— Сообщник… — шептал призрак,— Зачем мне заставлять живого делать такие вещи, когда мне удалось спасти его жизнь?.. К слову, могу я увидеться с ним?

— Теперь-то можешь. Ты разве не в курсе, что он уже на твоей стороне?

Йорик не мог поверить, что подобное могло произойти с его другом, и настойчиво требовал присоединиться к их расследованию.

— Он перешёл только вчера и, может, у меня получится найти его в слоях потустороннего, чтобы поговорить.

© Академия ,
книга «Доска почёта SurgeAcademy».
Детектив. Работа по лекции "Главный протагонист - кто он?" 2020
Комментарии