Туман
Алхимик
Слово скальда
Пляска ведьм. Brictom
Колыбельная о ведьмаке
Распродажа
Песня норманнов
Курган
Былина о волхве
Песнь Мары
Балагур и весельчак
Лесовичок
Честь - дружине, павшим - слава!
Чёрная смерть
Память весны
В таверне
Братство
Искушение
Легенда о самурае
Падший ангел
С нами Один и Тор!
За холмами...
Искушение
К девице юной, непорочной,
Не знавшей плотского греха,
Явился демон в час полночный.
Поцеловав ее в уста.

Он зашептал, над ней склонившись,
Сверкнув глазами в полумгле:
«Тебя я выбрал, воплотившись
Из бездны ада на земле.

Могу исполнить я желанья
Любые, только попроси.
К ногам твоим все мирозданье
Готов сейчас же принести.

Коль хочешь ты, внемли мне, дева,
Исполню просьбу сей же миг,
Проснешься утром королевой,
Владыкой всех земных владык.

А коль не жаждешь ты короны,
Я одарю тебя волшбой,
Чтоб упивались восхищенно
Мужи твоею красотой,

Что не померкнет через годы!
Огнем горя на зависть тем,
Кто юность растерял в невзгодах,
И безнадежно одряхлел.

А, может, жаждешь вечной жизни?
Скажи! Устрою сей же час!
Цена? Пустяк! Я бескорыстен!
Возляг со мною, не боясь!»

Вскричала дева, осеняя
Себя знамением креста:
«Изыди, бес! Одно желаю!
Оставь немедленно меня!»

«Ну что ж, девица, как прикажешь!
Развоплочусь, вернувшись в ад, —
Ответил демон. — Мне не важен
Ответ твой. Важен результат».

Расстаял тут же мерзкий демон
Во мраке ночи без следа.
Но до восхода в страхе дева
Молилась благости Христа.

А на рассвете в божьем храме,
Перед распятьем, не таясь,
Она открыла душу падре,
Пред ним в почтении склонясь:

«Святой отец, молю, спасите!
Жила, не ведая греха!
Но ночью демон-искуситель
Терзал безжалостно меня.

Скажите, падре, что мне делать?
Он целовал меня сквозь сон,
Возлечь хотел, желая тела,
Сулил корону из корон!»

«И что же ты?» — спросил священник,
Брезгливо морщась и кривясь.
«Я отказала без сомнений!
Остаток ночи промолясь!»

«Отныне ты — под знаком ада!
Его вкусивши поцелуй, —
Ответил падре. — Нет возврата!
Огонь очистит! Возликуй!»

«Но, падре, я ведь отказала!
И нет на мне печати зла! —
С мольбою дева прокричала —
Я не отринула Христа!»

«О, ведьма! Церковь разберется! —
Пробормотал святой отец. —
Пред смертью каждый сознается,
И трус ничтожный и храбрец».

Не вынеся мучений пыток,
Признав в грехах свою вину,
Девица в пламени погибла,
Сгорев, привязанной к столбу.

Но перед смертью, задыхаясь,
И проклиная род людской,
Она кричала: «Призываю
Тебя я, демон! Будь со мной!

Пусть я умру! Но пламя ада
Пускай же следом заберет
Всех тех, кто мучал без пощады.
И в оговоре нагло лжет!»

Подобно грому в мрачном небе
Взлетели ввысь ее слова,
Рождая в людях страх и трепет,
Под буйство пламени костра.

Рекой разлился полноводной
Огонь, не знающий преград,
Пылая смертью безысходно
Для всех устроивших обряд.
© Pan Shafran,
книга «Легенды. Придуманные миры».
Легенда о самурае
Комментарии