Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава вторая. Гость из прошлого.


Мы с Фри встретились раньше, чтобы ничего не пропустить. Нам было интересно абсолютно всё: кто едет в Питер, у кого какие ожидания на счёт будущей поездки и какая будет реакция на то, что с нами едет именно Маража, а не кто-либо другой.

За двадцать минут до начала первой репетиции я и подруга сидели на светло-зеленом диванчике напротив кабинета хора. Этот класс нам необычайно полюбился за десять лет учёбы. Помню себя пятилетней девочкой: стеснительной, совершенно не знающей, что эта музыкальная школа по-настоящему станет мне вторым домом; что здесь у меня появятся друзья, всегда готовые помочь, и враги, которые будут бросать на меня косые взгляды, плести интриги и распускать слухи.

Наши предположения вскоре оправдались: в начале появились Диппер и Рик. Их дружба, пожалуй, была столь же крепка и очевидна, как и наша дружба с Фри. Рик, увидев меня, довольно улыбнулся, а Диппер подмигнул подруге. Я удивленно выгнула бровь: Диппер, если можно так сказать, был белой вороной в нашем музыкальном обществе. Общался он только с Риком, ну и парочкой ребят из своей группы по сольфеджио, поэтому то, что он подмигнул Фри показалось мне как минимум странным.

- Что? Он просто так здоровается, - сказала Фри, как только прошли чуть дальше и она обратила внимание на мою вопрошающе-возмущенную физиономию.

- Странно, что он вообще здоровается с тобой, - ответила я.

Я уже было хотела перевести тему, видя угрюмую Фри, но она не дала мне ничего сказать:

- Он за мной ухаживает, - очень тихо сказала подруга. 

- В смысле? Ты сейчас серьёзно? - Фри кивнула. Я старалась говорить шепотом, но у меня не очень хорошо получалось. - Почему ты мне ничего не сказала? - Несколько обиженно спросила я.

- Потому что я не в восторге от этих ухаживаний, Леди.

- Бедняжка, - усмехнулась я и быстро посмотрела на Диппера. Тот сидел на таком же диванчике и разговаривал с Риком. Я на секунду представила его, обнимающего Фри, и меня передёрнуло.

- Я просто однажды встретила его после специальности и он сказал, мол, ты от меня не отвертишься . - Фри грустно усмехнулась. - Не спорю, ухаживает он красиво и, кхм, вкусно, - я рассмеялась. Так вот откуда такое обилие поделенных шоколадок.

Возможно, Фри хотела сказать что-то ещё, но на горизонте появилась Минкс и Гильза. Эти двое общаются довольно давно, хотя лучшими подругами их назвать сложно. Они, скорее, похожи на горделивую девицу и её молчаливую спутницу из типичного американского фильма о подростках. Этакое ходячее клише. Фри скривилась:

- Чёрт, если она и в поездке будет нас доставать, я за себя не ручаюсь, - раздражённо сказала подружка.

Замечая настороженную Фри, Минкс презрительно посмотрела на нас обеих. Причина её неприязни, к сожалению или к счастью, была неизвестна никому, кроме её самой.

Потом пришёл Ворон. 

- Приветики! - Поздоровался он и сел с нами рядом.

Помню, у Фри были подозрения, что ему нравиться Гильза, хотя я склонна считать, что это в него все влюбляются, а не наоборот. Парень и правда красивый: чёрные прямые волосы, пронзительно-голубые глаза, озорная улыбка, практически не сходящая с его лица.

- Как дела? - Завела беседу Фри. - С сольфеджио всё так же плохо?

Ворон сделал вид, что его стошнило. Учёба была больной темой для этого шутника. Какое-то время мы поговорили о ерунде, например, обсуждали те места, где лучше всего смотреть на то, как в Питере разводят мосты. Судя по рассказам Ворона, который в Питере был несколько раз, зрелище это было незабываемое.

Вскоре появился Пианист. Такой себе миленький мальчишка, серьёзно относящийся к своей жизни и будущему, и в то же время вечный напарник Ворона, когда дело касается розыгрышей бедных наивных людей.

Собравшаяся компания действительно больше напоминала ансамбль, чем хор: всего восемь человек - Фри, Минкс, Гильза, Ворон, Рик, Пианист, Диппер и я. Когда наручные часы Фри показывали без одной минуты шесть, из класса вышла Маража и позвала нас внутрь.

Все поместились в один ряд: слева от центра сидели Фри, я, Пианист и Ворон, а справа - Минкс, Гильза, Диппер и Рик. Я оказалась между Минкс и Фри, что и напрягало и радовало одновременно. Тем временем Маража начала говорить:

- Возможно, вы все здесь думаете, что раз вас отобрали, то вы избранные и можете позволить себе расслабиться. - Она обвела взглядом всех нас. - Если кто-либо так считает, то прошу его или её немедленно удалиться за дверь.

Мы с Фри немного испуганно переглянулись, ибо мадам "я вас всех ненавижу", похоже, в очень плохом настроении. Я вопрошающе уставилась на мальчишек, которые должны были понимать свою руководительницу лучше, чем мы. Но они лишь пожали плечами. Я заметила, как чопорно Маража одета: темно-синяя шелковая блузка, черная юбка-карандаш, черные сапоги. Вроде бы классика, но на ней всякая одежда, даже привычная, смотрелась иначе.

- По ней и не скажешь, что она хормейстер, - думая о том же, сказала Фри.

- В общем, слушайте, - продолжила преподавательница. - В Питер будем "везти" несколько песен, одна из которых хорошо вам известна. - Она подошла к ноутбуку, стоявшему на столе напротив рояля, и щелкнула мышкой. Заиграла песня "Carol of the bells" мегапопулярной акапелла-группы "Pentatonix". Я начала тихонечко подпевать и вскоре ко мне присоединились Фри, Ворон и Пианист. Наша "правая сторона" не пела, хотя лично мне казалось, что петь им хотелось. - Песня красивая, к тому же, акапельная, так что будет у вас в качестве визитки.

Мы кивнули и Маража выключила песню.

- Но основной вашей программой будет вовсе не "Pentatonix", - она сделала паузу.

- Ну не тяните же вы! - Воскликнул от нетерпения Ворон.

Маража на эти слова совершенно не прореагировала, даже наоборот: повернулась к нам спиной и начала рыться в огромной стопке нот. Искания её продолжались еще пару минут, дополняя раздраженным: "Да где же эта папка?"

Вдруг послышался стук в дверь класса - тут же дверь открылась и в кабинет влетел человек. У меня в который раз за этот день отвисла челюсть. Это был юноша, которого я меньше всего ожидала когда-нибудь еще увидеть, тем более здесь.

Гость, похоже, пришел исключительно к нашей учительнице - меня он либо не замечал, либо не узнал. В последнее время меня часто перестали узнавать люди, которые помнили меня маленькой. Я сильно изменилась с тех пор. Тем временем Фри заметно оживилась.

- Это еще что за бестактное недоразумение? - Спросила она у меня и мальчишек, которые, судя по их взглядам на Лиса, тоже не знали его раньше. Ребята пожали плечами и Фри с надеждой посмотрела на меня.

- Ты как-то странно на него смотришь, - подозрительно прищурилась подруга, - вы знакомы?

Если бы мы жили во времена войны, эта девушка с неимоверной легкостью выпытывала бы у людей данные. И как бы кто не старался скрыть от Фри правду, она всегда распознаёт ложь.

- Ну же, выкладывай, Леди, я же вижу, что этого парнишку ты не первый раз видишь.

Я не хотела говорить, слишком было неприятно вспоминать прошлое.

- Я знаю его практически с рождения, - сказала я. Фри этого было мало и она два раза кивнула мне, мол, продолжай, Леди, я тебя слушаю. - Это мой бывший лучший друг.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Комментарии