Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.

POV: Диппер

Особняк Мельбурнов бесспорно красив, только вот уж больно здесь скучно.

После того, как я "немного" перебрал на открытии фестиваля, мне ясно дали понять, что если бы не заступничество Рика, меня первым же рейсом отправили бы домой. А ещё они запретили пить, даже шампанское. Соответственно, я был единственным, у кого никак не получалось расслабиться этим вечером.

Долгое время я болтался по залу, разглядывая потолки, полы, двери, окна, гостей, персонал и вообще всё, что видел. Тут моё внимание привлекло движение у входа в банкетный зал - по идеально чистой паркетной доске шагали мадмуазель Кора и Рейчел. Странно, почему все называют её мадмуазель, а не мадам? Она же замужем, да еще и с почти взрослым ребенком.

Взглянув на девчонку, я вспомнил ночь после открытия, когда она дала мне отрезвительную сыворотку, тем самым спасши мою задницу от выговора Маражи. Вскоре она поравнялась со мной.

- Добрый вечер, - рыжеволосая присела в книксене и улыбнулась.

- Привет, - ответил я. - Я не знал, что вы будете сегодня здесь.

- Никто не знал, - сказала Рейчел, - мама сказала, что хочет сделать сюрприз.

Я посмотрел направо и увидел свою преподавательницу вместе с Корой и еще двумя взрослыми, которые были мне незнакомы. На секунду мне показалось, что Маража выглядит смущенной, однако я сразу отбросил мысль - это же абсурд!

- Тебе нравиться здесь? - спросила Рейчел, разглядывая расписной потолок.

По взгляду девчонки было видно, в какой восторг приводит её поместье, оконные рамы и витражи, дорогие костюмы и платья - всё высшее общество. Рейчел бесконечно шло её голубое платье: рыжеволосая казалась мне воздушной как облако и нежной как цветок гортензии. Она была совсем на меня не похожа, но мне это даже нравилось. Находясь рядом, мы создавали такой сильный контраст, что со временем он начинал казаться идеальным сочетанием.

- Твой дом мне импонирует больше, - пожав плечами, честно ответил я, а собеседница почему-то опешила. Неужели я настолько безнадёжен?

Будто прочитав мои мысли, Рейчел подняла взгляд. Сейчас её сердцеобразное личико приобрело выражение, которое обычно возникает у людей, желающих спросить что-то, но не находящих для этого смелости.

- В чём дело? - осторожно спросил я, боясь прогнать мысли, витавшие в голове у девушки.

- Оркестр, - сказала она, - он снова начал играть вальс. Узнаёшь мелодию?

Как бы мне ответить, не признаваясь в том, что большую часть уроков музыкальной литературы я прогуливал?

- Это же "Маскарад", Диппер, - пожурили меня, качнув головой. - Под эту музыку нужно танцевать, пока не отвалятся ноги.

- Танцевать? - переспросил я. - А ты умеешь?

- Нет, - девчонка стушевалась снова. - Но так хочется ...

- Твоя мама - прима-балерина, Рейчел, - перебил её я. - А ты серьёзно ни разу в жизни не танцевала вальс?

Девушка лишь отрицательно качнула головой и погрустнела. Её брови слегка нахмурились, губы превратились в тонкую ниточку, словно кто-то заштопал ей рот, плечи опустились, и только корсет на платье не давал её спине ссутулиться. Так, надо брать ситуацию в свои руки, а то ещё чуть-чуть и это создание расплачется.

- Никогда не поздно научиться.

Не дожидаясь её протеста, я взял её за руку и повёл прямиком к оркестровой площадке и остановился там, где людей было мало, чтобы Рейчел было комфортней.

- Что ты делаешь? - поинтересовалась она наконец.

- Учу тебя, - улыбнулся я и аккуратно приобнял рыжеволосую за талию. - Потом поблагодаришь. Смотри, всё предельно просто: я делаю шаг вперёд, а ты - назад, с левой ноги, - объяснял я, параллельно делая то, о чём говорю, направляя партнершу. - Шажки должны быть маленькими, чтобы было легче поворачиваться. В то время, когда я делаю первый шаг, ты уже готовиться к повороту, поняла?

Рейчел кивнула.

- Где ты научился, Диппер?

- Не важно, - я отмахнулся. - Вопросы потом, сначала танец. Следующий шаг делаешь ты, с правой ноги, вот так.

Мы повернулись ещё раз: сначала медленно, потом быстрее. Я описал ей, как нужно двигаться, чтобы не наступать на ноги, но Рейчел это не понадобилось: на удивление, девчонка очень быстро училась. "Гены пальцем не размажешь", - сказала бы моя мать, будь она здесь.

Несколько минут спустя мы оба вальсировали под непрекращающийся "Маскарад", а рядом стоящие пары из высшего общества глядели на нас с ностальгией и толикой гордости. Полы лазурного платья моей спутницы развевались при каждом па и создавалось впечатление, словно мы шагаем по хрустальной поверхности моря. Вальс продолжался. Голубые глаза снова светились и я мысленно похвалил себя за это.

- Диппер, - обратилась ко мне Рейчел, когда во время лёгкой поддержки голова девушки оказалась выше моей. - У меня просто нет слов, насколько я благодарна тебе.

- Ты способная ученица, Рейчел, - ответил я, по-ребячески ухмыльнувшись. - Мне доставляет огромное удовольствие танцевать с тобой.

Я выполнил ещё одно вращение.

- Твоя мама смотрит на нас, - шепнул я, заметив мадмуазель Кору. Она шла сюда, беседуя с Маражой и держа её под руку. Последняя растеряла всю свою холодность, к которой я так привык, и широко улыбалась, слушая подругу.

Вальс подходил к концу. Мы вращались несколько тактов, потом я поднял её над собой и рыжеволосая на доли секунды зависла в воздухе. Осторожно приземлившись на паркет, она сделала книксен, а я, подражая ей, поклонился, слегка наклонив корпус.

- Рейчел! - воскликнула женщина, поравнявшись с нами, и приобняла дочь. - Не думала, что найдется человек, который сможет заставить тебя танцевать - ты все детство отказывалась от моих уроков!

Ага, значит девчонка танцевать не только не умела, но и не любила. Ухмыльнувшись, я посмотрел на Кору:

- Она прекрасно двигается, - уверенно сказал я ей и перевел взгляд на партнёршу, которая широко улыбалась.

Несколько секунд вся компания стояла молча и наблюдала за тем, что происходило вокруг.

- Не смотря на то, что ты сегодня не буянишь, - вдруг очнулась Маража, - я все равно на тебя злюсь.

- Мы косячили не меньше, будучи молодыми, mon cheri, - заступилась за меня подруга преподавательницы.

Маража закатила глаза и поправила черные волосы:

- Мы знали меру, - отрезала женщина и кивнула в мою сторону. - А он - нет.

- Давайте забудем о неприятностях, мисс, - неожиданно прозвучал спокойный голос позади меня - Лис умиротворяюще посмотрел на учительницу.

- Ладно, - Маража улыбнулась и пригрозила пальцем. - Но я за вами слежу!

"Мы спасены! - возликовал нутро. - Надо бы поблагодарить Лисёнка, когда все закончится," - взял на заметку я и облегчённо вздохнул.

Всё устаканилось. Мадемуазель Кора подтрунивала над то подругой, то над дочерью: последняя смущалась и после каждой пикантной подробности возмущенно взвизгивала: "La maman!" А вот преподавательница реагировала иначе - вспоминала не менее интересные истории из их прошлого и подшучивала над рыжеволосой женщиной с двойным упорством. Даже мы с Фином так не прикалываемся, как эти двое.

- А потом этот твой "суженый" смылся, верно? - смеялась брюнетка.

- Я была в седьмом классе, mon cheri! - Отвечала ей Кора в том же духе. - Мне сказали, что мы поженимся!

- Да уж, - буркнула учительница и вдруг погрустнела, - с женитьбой ты явно ошиблась.

Смех резко стих. Маража глядела на подругу не отрываясь, и в её взгляде читалась отнюдь не былые радость и озорство, а какая-то вселенских масштабов обида.

- Ты не должна говорить об этом, - тихо сказала Кора, опуская взгляд. - Никогда.

Маража хотела возразить - сжала кулаки и уже приготовилась сказать какую-то гадость, - но вдруг развернулась на 180° и, вернув привычный холодный тон, распорядилась:

- Мы уходим.

"Что? Куда?" - запаниковал я.

- Я не хочу уходить, - я посмотрел на Рейчел, ища поддержки. Та уверенно закивала.

- Ещё совсем рано, - рыжеволосая указала на огромные настенные часы: те показывали половину одиннадцатого.

- Вы не поняли, дети. Мы летим домой, - сказала преподавательница, - завтра же утром.

Да что за хрень? Мне стоило таких усилий остаться в Санкт-Петербурге после прошлого инцидента, а тут - бац - и мы должны валить на родину из-за непонятного разногласия двух старых подруг?!

Пока я подавлял свой внутренний крик, учительница быстрым шагом двинулась к входной двери; Лисёнок поспешил за ней.

- Прошу тебя, хотя бы ты не уходи! - Рейчел вцепилась в меня своей маленькой ручонкой. - Всё образуется.

- Хотелось бы верить, - ответил я, переплетая наши пальцы.

Тут мой глаз пал на другой конец банкетного зала - там, с абсолютно беспечным видом, поднималась по лестнице Леди. Под ручку с Алексом, который то и дело оглядывался назад, проверяя, не идет ли кто следом.

- Я скоро вернусь, - пообещал я девушке и с максимально допустимой для скользкого паркета скоростью рванул к выходу.

Лиса я догнал у самых ворот усадьбы - он как раз собирался сесть в машину следом за Маражой.

- В чём дело? - заметив запыхавшегося меня, спросил парень.

- Возможно, я просто параноик и часто преувеличиваю, но.. , - я запнулся. - Помнишь сына женщины, что нас сюда пригласила?

- Алекса? - насторожился Лис, вылезая из такси и захлопывая дверь.

- Да, - кивнул я, - он меня настораживает. - Бывший наставник вопросительно поднял брови, не понимая, к чему я клоню. - Только что блондинчик повёл Леди куда-то на верхние этажи. Фин рассказал нам далеко не самые лестные факты из его жизни. Лис, я думаю, что девчонке может что-то угрожать.

" "Что-то"? Это ты так изнасилование несовершеннолетней назвал, да? " - съязвил мой внутренний голос.

Но вот Лисёнок, похоже, все понял.

- Спасибо.

- Вместо 'спасибо' попробуй уговорить Маражу остаться, - ответил я, - ты же не хочешь уезжать?

Лис покачал головой:

- А тебе-то какой резон оставаться? - усмехнулся наставник. - Уж явно не ради карьерной лестницы.

Честно сказать, я и сам не до конца понял, почему не хочу уезжать. Но подсознание то и дело подсовывало мне картинку, где пара светло-голубых глаз просит не оставлять её. Еще в самый первый день, когда я увидел Рейчел на крыльце поместья, во мне что-то шевельнулось. Мне нравилось смотреть на неё за завтраком, когда еще не проснувшееся до конца создание пило свой мятный чай, держа чашку обеими руками. Мне нравилось шутить рядом с ней и смотреть, как она смеётся. Мне нравилось защищать Рейчел от нападок Минкс. А сегодня мне нравилось с ней танцевать.

- Похоже, я влюблен, - выпалил я, разводя руки в стороны.

Боже, зачем я это сказал? Лис согнулся пополам и засмеялся.

- Ладно, герой-любовник, я сделаю всё, что от меня зависит, - он резко посерьёзнел и нахмурился. - А сейчас извини.

С этими словами Лисёнок стремглав понёсся назад к поместью, спасать девушку, которую любил.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Комментарии