Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.

POV: Рик

Новое здание Мириинского театра выглядело потрясающе современно снаружи и не менее помпезно внутри. Зал, где теперь будут происходить все основные события города, в нашем случае - открытие фестиваля, не был завешен шариками, лентами и прочим, на мой взгляд, мусором. Всё было предельно строго и консервативно, но при этом зал производил на меня наилучшее впечатление.

Повсюду вальяжно прохаживались люди, явно не желающие денег на свой внешний вид: у женщин - дорогущие платья и украшения, глядя на которые Минкс то и дело завистливо вздыхала, а у мужчин - изысканные костюмы (наверняка тоже пошитые на заказ), нагоняющие тоску фраки и классические смокинги.

Маража тоже сегодня выглядела особенно чопорно. Белое платье в пол, украшенное золотыми и серебряными кружевами, делало ее похожей на добрую фею-крёстную. Но мы-то с вами знаем, что внешность обманчива. Её чёрные волосы идеально сочетались с чёрными лаковыми лодочками и того же цвета клатчем.

Наш недоучитель вырядился в смокинг, но, вопреки моим ожиданиям, не напоминал пингвина - даже напротив.

- Ты очень представительно выглядишь, Лис, - сказала ему Маража.

Начался вечер. На небольшую сцену вышел мужчина и, спустя длинную-предлинную речь а-ля "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", наконец объявил наш коллектив:

- Для вас выступают наши иностранные гости с а-капельной песней "Carol of the bells"!

Мы проследовали на сцену под звук пока еще сдержанных аплодисментов.

- Посмотрим, как они захлопают после окончания песни, - шепнул мне Диппер.

- Не будь столь самоуверен, - шикнула на него Маража. На секунду - нет, на долю секунды - мне показалось, что она нервничает. Неужели у железной девы проявляется человеческая сущность?

Мы поднялись на сцену, где только что стоял ведущий. Я поймал на себе взгляд преподавательницы, взволнованный и гордый одновременно. "Ваш любимчик вас не подведет", - пронеслось у меня в голове.

Зазвучали вступительные аккорды в исполнении Ворона, Фина и Пианиста, а за ними последовала и основная мелодия песни. Знаете, когда поешь перед публикой, секунды летят незаметно. Как и сейчас. Не успел я осознать, перед каким количеством влиятельных людей мы выступаем, песня подошла к концу.

Как я и предсказывал, овации после финальной ноты были ошеломительными. Мужчины улыбались и хлопали, женщины кричали "браво". Ничего иного я не ожидал. Самодовольно, не так ли?

- Прошу заметить, дамы и господа, что эти юные музыканты весьма талантливы! - Прокричал в микрофон ведущий, пытаясь перекрыть гул из звучавших в наш адрес поздравлений и аплодисментов. - Этот коллектив был приглашен сюда самим заместителем министра культуры!

- Интересно, ему заплатили или он по собственному желанию рекламирует нас всему Питеру? - Выдвинул свою гипотезу рядом стоящий Диппер.

- Скорее, первое, - ответил я, - это же его работа, в конце концов.

Когда мы сели на выделенный специально для нас диван в форме полукруга, Маража облегченно выдохнула и откинула голову на бархатную диванную спинку. Отсюда было видно все, происходящее в зале.

Мы сидели и переводили дух после удачного выступления. Периодически к нам подходили люди. Для некоторых целью было просто похвалить нас или Маражу, для других - познакомиться поближе, третьи делились опытом, давали советы, некоторые даже звали учиться в вузы, которыми руководят.

- Обратите внимание на этого человека, - то и дело говорила Маража. Подтекст этой невинной фразы звучал примерно так: "Смотрите, ребята, это спонсор, это ваш шанс. Произведите на него впечатление и вы - звёзды!"

Вскоре на сцену снова вышел ведущий и объявил "Час танцев". Какое банальное название.

- Можно нам потанцевать? - Неожиданно для меня спросил Маражу Фин со своей фирменной улыбочкой.

Петербуржец что, собрался зажигать на танцполе? Господи, не пускайте его туда, он же нам всех спонсоров распугает!

- Ааа, да, - как-то глухо ответила ему преподавательница, - делайте, что хотите.

Это странно, очень странно. Я-то думал, что мы весь вечер просидим на этом самом бархатном диванчике. Тем временем, Фин подошел к Фри, которая тем временем и чем-то переговаривалась с Леди. Думаете, меня грызет совесть? Вот и нет. Хорошо, что она все видела - мне же проще, меньше придется ей объяснять.

- Разрешите пригласить вас на танец, принцесса? - Проворковал Фин. Боже правый, как его спутницу еще не стошнило от его слащавых фразочек? Но нет: Фри, мимолетно глянув на подругу, умотала вальсировать вместе с петербуржцем.

Все остальные тотчас расползлись по всему залу. Диппер потащил меня к столу с пуншем.

- Я хочу выпить, - отчеканил друг, наливая в бокалы фруктовый слабоалкогольный напиток, - нужно расслабиться.

- Я должен напомнить тебе, что ты не умеешь пить, Диппер, - сказал я, - помнишь, что было в прошлый раз?

- Это была чистой воды случайность, - буркнул он, продолжая наливать пунш.

- Ты свалился в канализационный люк, братишка, - напомнил ему я, - разве это можно назвать случайностью? А в позапрошлый, помнишь? Ты угнал машину своего дедушки и уехал ... куда ты там уехал? В село? Картошку что ли копать?

- Я просто хотел съездить за город, - пытался оправдываться друг.

- Нет, ты не просто "съездил за город", - завелся я, - ты, чёрт возьми, в овраг на окружной дороге свалился, вместе с машиной! Хорошо хоть, что тебя быстро нашли. - Я сделал паузу, пытаясь вспомнить что-нибудь еще, чтобы убедить его не выпивать хотя бы сегодня. - А мой день рождения? Его-то ты помнишь? Или рассказать?

- Нет, не говори, я понял, - раздосадованно сказал Диппер, отставляя бокал подальше. - И не повеселишься с тобой.

***

Как Минкс удалось уговорить меня потанцевать - не знаю. Но вот уже полчаса она вертела задницей перед культурной элитой Питера. Ну и я вместе с ней. Сейчас мы танцевали медленный танец. Хотя "танцевали" - не совсем подходящее слово. Скорее, "покачивались в такт музыке". Минкс часто бросала взгляды на одиноко сидящую на диванчике Леди.

- Почему это ты туда смотришь? - Спросил я.

- Она меня раздражает своим брошенным видом, - ответила Минкс, скривившись, - пусть она и находится в двадцати метрах от меня.

- Да брось, -возмутился я, - просто не смотри в ту сторону, - я приблизил её к себе, опустив свою руку чуть пониже её талии, - если хочешь, давай уйдём отсюда, чтобы нам ничего ... не мешало?

Она кивнула, ухмыляясь, а я продолжил:

- Тогда жди меня здесь, а я пойду посмотрю, как там Диппер.

Я отпустил её и пошел по направлению к тому самому пуншевому столику. Но Диппера нигде не было видно. Зато на столе красовалось подозрительно много пустых бокалов. Опасаясь худшего, я ринулся искать друга по залу. В эпицентре танцующих его не оказалось. Что и не удивительно: Диппер даже в нетрезвом состоянии никогда не пускался в пляс. На нашем диванчике, естественно, его тоже не было. Ни возле сцены, ни рядом с остальными ребятами, ни в окружении какой-нибудь пьяненькой девушки.

Я уже было начал отчаиваться, как вдруг меня осенило: его наверняка потянуло на воздух! Я стремглав понесся к лестнице, ведущей на огромные балконы здания.

Долго искать не пришлось. Друг в буквальном смысле валялся в кресле, которое стояло в пяти метрах, не доходя до балкона.

- Ну тебя и разнесло, - сказал я с явно выраженным раздражением, - ты теперь понимаешь, что даже мой статус любимчика не спасёт тебя от гнева Маражи?

Диппер промычал что-то невнятное в ответ и свернулся калачиком на сидении.

- Ты меня слышишь вообще? - Крикнул я, но друг не реагировал. Выглядел он жалко: на рубашке красуется малинового цвета пятно от пунша, её ворот изрядно помят, некогда аккуратный узел галстука разболтался и съехал в сторону, светло-русые волосы по праву можно было назвать птичьим гнездом, пиджака на нем вообще не было (где он его посеял - оставалось загадкой).

- Я остаюсь здесь, - вдруг пробубнил Диппер.

Я вздохнул и проигнорировал это пьяное недоразумение.

- Пьянчуга хренов, - проворчал я в ответ и решил, что будет лучше посадить его в такси и отвезти назад в 'поместье', - поехали домой.

И я, поддерживая друга за плечо, потихоньку двинулся к выходу. Для нас обоих приём на этом и закончился.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Комментарии