Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава шестая. Знаки судьбы.
POV: Фин

Ненавижу это! Ну открыл отец филиал в этом городе, ну нам-то зачем переезжать? И что еще больше удивляет в его поведении, так это то, что я должен, видите ли, закончить в какой-нибудь здешней музыкальной школе класс вокала! Да куда там местным вокалистам до моего лирико-драматического баритона родом из Северной столицы?!

Сегодня мой первый день в новой музыкальной школе и "от радости" утром я выпил кофе с солью вместо сахара. И да, все горничные тоже остались в Питере. Идиотство. Отец рассказал, что в той музыкалке, куда меня бесцеремонно запрут, работает его старая знакомая, чья фамилия - Маража. И якобы учится я буду у нее.

Я решил выйти на полчаса раньше, потому что вообще не привык ездить на общественном транспорте и боялся не найти дорогу. Так глупо. В Питере меня всюду возили на одной из отцовских машин и только если я сам захочу, я гулял пешком.

С одеждой дела обстояли похоже. Дома, учитывая то, что я практически всегда находился в тепле - в здании или в машине - в осенне-весенний сезон я предпочитал кожаные куртки. У меня их было целое множество: от классических черных до красных, замшевых или стилизованных под джинсовую ткань. Сюда мы не перевезли и десятую долю всех наших с отцом вещей, но любимую черную кожанку я все же взял с собой.

Собираясь, я решил надеть черные джинсы и тёмно-синюю рубашку под выше упомянутую куртку. Друзья в Питере говорили, что я на них помешан. Что ж, ну и пусть.

Слава Богу, что папа подробно объяснил мне, как добраться до той самой музыкалки, потому что я этот город совершенно не знал.

На вид школа была вполне неплохой: двухэтажное здание с красной крышей и даже имеющее небольшой сад перед главным входом. Но внутри всё оказалось не очень дружелюбным.

Только я захотел выйти из холла, на меня налетела какая-то страшно одетая женщина и, прищурившись, спросила:

- Во-первых, кто вы и к кому направляетесь? - Она подозрительно на меня посмотрела. - А во-вторых, если вы хотите переступить через порог, вы должны иметь сменную обувь!

Куда меня отец припёр? Не музыкалка, а концлагерь какой-то! Тем более, что сменка-то у меня есть. Это напавшее на меня существо вполне сгодиться на роль женской версии Гитлера.

- Милая вы наша хранительница чистоты, отстаньте от парня, - донесся до меня чей-то сочувствующий голос. - Не стоит портить его первое впечатление о нашей школе.

Я обернулся. Около меня стоял парень в серой толстовке с капюшоном, накинутым на иссиня-чёрные волосы.

- Уверен, что минуту назад я слышал, как звонил ваш телефон, - с фальшивой заботой посоветовал парень и эта гарпия, скрипя зубами, ушла.

- Я Ворон, - представился парень, протянув мне руку. Я с величайшим облегчением, что он избавил меня от этой орущей женщины, пожал ее. - Какими ветрами тебя сюда занесло, чувак?

- Меня зовут Фин, я на днях переехал сюда с отцом.

- Перелетная птичка? - Криво усмехнулся мой новый знакомый.

- Сравнивать человека с птицей, когда тебя самого зовут Ворон, странно, не находишь?

- Разве что совсем немного странно, - рассмеялся он.

Я решил спросить Ворона, где находится нужный мне кабинет. Он ответил, что он прямо в конце коридора на первом этаже. Успев только поблагодарить его за указанные координаты, как Ворон уже попрощался со мной, не дав развится нормальному диалогу:

- Мне надо бежать, Фин, - он закинул сумку на плечо, - увидимся в следующий раз, перелетная птичка, - попрощался Ворон и скрылся за дверью музыкальной школы.

Мне ничего не оставалась, кроме того, как пойти в тот самый кабинет в конце коридора.

Но не тут-то было! Ворон, засранец этакий, мог бы и уточнить, какой из двух, находящихся друг напротив друга, кабинетов - мой! Левый или правый? Правый или левый? Да зачем же я так парюсь!?

И я с раздражением на самого себя открыл левую дверь. Видимо, я не слишком рассчитал силу, потому что девушка, которая до этого преспокойно пела в кабинете, взвизгнула от неожиданности.

- Ты что? - Возмущенно прокричала она. - Нельзя так вырваться в кабинет, двери выломаешь!

- Да что ж на меня сегодня все орут ..., - тихо сказал я, наивно полагая, что девушка этого не услышит. Но я проштрафился:

- Наверно есть на то причины! - Еще больше разозлилась та.

Барышня выглядела премило: светлые прямые волосы, собраные в конский хвост, серого-голубого цвета глаза и синее платье с белым вототничком.

- Мне обычно не нравиться, когда на меня кричат, но Вы похожи на исключение, - парировал я, пытаясь сгладить конфликт.

Выражение лица девушки означало что-то вроде: "ЧТО ТЫ, ГОСПОДИ, ВООБЩЕ НЕСЕШЬ?!" Но озвучивать это она не стала.

- Покинь класс, я тут занимаюсь вообще-то, - намного сдержанней сказала она. То ли это подействовал мой не самый лучший комплимент, то ли она просто хочет, чтобы я свалил туда, откуда пришел.

- Можешь петь при мне, принцесса, - предложил я. - Кто твоя учительница?

- Маража, - с некой осторожностью ответила девушка, - и я не принцесса, я - Фри.

- Замётано, принцесса Фри, - улыбнулся я, а девушка, похоже, опять начала выходить из себя, - так все-таки, где Маража? - Не переставал спрашивать я. Внезапно лицо Фри словно окаменело.

- Кто же столь неформально обо мне говорит?

Я в ужасе обернулся: передо мной предстала чопорного вида женщина средних лет с черным каре, одетая в строгую юбку-карандаш, черные ботфорты и темно-зеленого цвета шелковую рубашку.

- Здравствуйте, - промямлил я. - Извините, просто я искал вас, а эта девушка согласилась мне помочь и ...

- Фри уже уходит, - не дав мне все объяснить, сказала преподавательница. Фри судорожно собрала вещи и, бегло взглянув на меня, ушла. Я поставил себе цель во что б это ни стало поближе её узнать. Она чем-то привлекала меня, избалованного мягкими характерами девушек, что всегда окружали меня в Питере.

Только Фри скрылась за дверью, Маража заметно расслабилась и поздоровалась со мной:

- Добрый вечер, Фин, тебе говорили, что ты больше похож на своего отца, чем на мать? - Улыбнулась учительница. - Я почувствовала себя школьницей, когда увидела тебя: так ты похож на моего старого приятеля.

В моей голове невольно возникли мысли, какие отношения могли бы быть между такими, как мой отец, и такими, как Маража. Меня передернуло.

- Тебе холодно? - Заботливо, почти по-матерински, спросила меня преподавательница.

- Нет, - поспешно ответил я, - я, кстати, пришел за своим расписанием.

- Ах, да, конечно, - женщина открыла сумку и достала от туда тетрадный листок. На нем угловатым почерком были написаны дни недели, время и кабинеты моих занятий.

Я мысленно поблагодарил папу, что он избавил меня от музыкальной литературы и сольфеджио, которых мне по горло хватило еще в Питере. Судя по листку, три раза в неделю у меня были уроки хора, которые могли варьироваться в своих времени, дне и продолжительности. Два урока вокала. Плюс ко всему, мне разрешили ходить еще и на "общую" гитару. Не полноценный предмет, но, думаю, мне и одного урока достаточно.

Я сказал "спасибо" Мараже за составленное расписание, вышел в коридор и хотел уже было уйти домой, но откуда-то со второго этажа зазвучал знакомый девичий голос. И я задумал подняться наверх.

Фри пела в каком-то из кабинетов второго этажа, это точно. Наверху я подумал было, что придётся приставлять ухо к каждой из дверей, чтобы понять, куда мне ворваться на этот раз, но судьба решила эту проблему за меня. Из кабинета, что был справа от лестницы, донесся радостный крик:

- Представляешь? Принцесса Фри! Обалдеть! - Девушка явно разговаривала по телефону, потому как между репликами были немые паузы. - Да, да, именно так все и было! Он такой ... какое же слово подобрать? - Задумалась Фри. - Как ты сказала? Как? - Фри залилась хохотом и не смотря на то, что меня, похоже, только что оскорбил человек по ту сторону телефона, я хотел пожать ему руку за то, что он смог заставить Фри так смеяться. - Только я даже не узнала, как его зовут ...

Тут я снова не выдержал и победоносно залетел в кабинет.

- Фин меня зовут, принцесса, - захохотал я.

Фри опешила и, пробормотав в трубку "я тебе перезвоню", уставилась на меня.

- Ты что, подслушивал? - Растерянность девушки, как это не эгоистично, очень смешила меня.

- Да как я мог, - разводя руками, смеялся я.

- И как много ты слышал?

- Достаточно, принцесса. Вот ирония! Неужели ты сама не могла спросить мое имя? - Обиженно спросил я. - Я бы тебе не соврал.

- Да знаю я, - раздосадованно пробормотала Фри, но уже спустя секунду взяла себя в руки, - обещаешь, что забудешь все, что только что слышал?

- Это сложно забыть, - мечтательно сказал я. - Не каждый день мне встречается девушка, обладающая великолепным колоратурным сопрано.

- Вот же я дура, - ляпнула Фри и тут же стукнула ладошкой по губам. - И у меня лирико-драматическое, а не колоратурное, - исправила меня барышня.

В голове всплыли строки из учебника по музыкальной литературе: "Лирико-драматическое сопрано - это промежуточный вид голоса между лирическим и драматическим. В зависимости от преобладания того или иного характера выделяются соответствующие признаки."

- У меня тоже! - Воскликнул я.

- Тоже сопрано? - Выгнула бровь Фри.

- Не дождешся, - пошутил я, - я - чистой воды лирико-драматический баритон, - добавил я гордо.

- "Лирико-драматический баритон - это голос, обладающий светлым, ярким тембром и значительной силой, может исполнять как лирические, так и драматические партии." - С ясностью процитировала учебник "не принцесса".

- Откуда такая великолепная точность? - Удивился я. Девушка лишь развела руками.

- Городская олимпиада по музыкальной литературе и теории музыки, - ответила Фри тоже не без гордости.

- Ты знаешь, мы похожи, - заметил я с улыбкой.

- Это чем же? - Фри подошла ближе.

- Наши голоса, - прошептал я. - Должно быть, они будут прекрасно звучать вместе.

Не знаю, то ли это я обладаю неслыханным даром убеждения, то ли Фри решила сделать мне поблажку, но она вдруг запела то, что я оборвал своим прошлым вторжением:

"Столько дней у окна сидела,
Столько лет мучилась, ждала.
Я жила и не замечала,
Как была слепа.
Рядом с ним звезды так сияют,
Рядом с ним спала пелена.
Как во сне открылось мне,
Что здесь моя судьба."

Я моментально решил запеть тоже:

"Сколько дней плыл я как в тумане.
Сколько лет грезил наяву.
Как я жил, сам не замечая,
Что во тьме тону.
Рядом с ней звёзды так сияют,
Рядом с ней этот мир расцвел.
Как во сне открылось мне,
Что я судьбу нашел."

Как по дирижерской палочке, мы начали петь припев. И пели так душевно, так нежно: аккуратный голос Фри переливался на высоких нотах, а я старался максимально дополнять ее, исполняя низкие.

"Лишь сейчас я вижу свет,
Словно ночь вдруг отступилась.
Лишь сейчас я вижу свет,
Купол неба голубой.
Он подскажет мне ответ,
Сердце вдруг стрела пронзила.
Все вокруг вмиг переменилось,
Я теперь с тобой.
Я теперь с тобой..."

Не знаю, как назвал бы это Пушкин или Шекспир, я - это я.

И я называю подобные дуэты знаком судьбы.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Комментарии