Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.

POV: Леди

- Через полчаса начало! - Прокричала нам в гримёрку Маража. Она сильно волновалась. А мы и подавно:

- Где моя юбка, чёрт возьми? - Вопила Минкс, летая по крохотному помещению и расшвыривая чужие вещи в сторону.

Гримерка правда была мизерной. Спасало только то, что нас было относительно мало. Гильза и Фри лихорадочно повторяли их дуэт и движения - на них возлагалась огромные надежды, потому как номер "Вражда" является прямой кульминацией всего спектакля.

Который, кстати, уже вот-вот начнется.

Я в последний раз смотрю на себя в зеркало перед тем, как выйти к кулисам. Маража сказала, что нужно усилить мою "природную невинность", - поэтому я практически не накрашена, а мои волосы только слегка накручены, две передние пряди убраны с лица невидимками. На мне "летящее" белое платье с короткими рукавами, приталенное, юбка доходит до середины икры. Я и правда похожа на четырнадцатилетнюю влюбленную.

Только я думаю об этом, обида в моём сердце разгорается с новой силой. Я боюсь, что уже не смогу смотреть на Рика влюбленными глазами, что раньше было весьма просто. Я боюсь, что не справлюсь со своей ролью.

Стараясь отогнать ненужные мысли в сторону, я поправляю микрофон, очень хитроумно прикреплённый ко мне, и выхожу из гримерки. Мне на встречу идут ребята из другого города, с которыми мы познакомились на открытии. Я улыбаюсь им и машу рукой.

- Ты шикарно выглядишь! - Говорит один из них. Кажется, его зовут Бенджамин.

- Спасибо, - смущенно отвечаю я и иду дальше.

Я подхожу к Мараже, которая выглядит так, будто вот-вот расплачется.

- Вы в порядке? - Спрашиваю я.

Она слегка непонимающе смотрит на меня и говорит:

- Да, Леди, - учительница заправляет чёрную прядь за ухо и грустно улыбается, - все нормально. Просто я вспомнила кое-что.

Поразившись её дружелюбию, я вопросительно уставилась на неё, но естественно, эта женщина не собиралась рассказывать, что именно вспомнила.

- Здесь огромная сцена, - перевела я тему; Маража кивнула, - у нас всё получится, не волнуйтесь.

- Конечно, получится, - ответила мне она все еще с улыбкой на лице, но сразу же стерла её и спросила привычным деловым тоном. - Проблем с микрофонами не возникло?

- Нет, - сухо говорит кто-то позади меня прежде, чем я успеваю открыть рот. Я оборачиваюсь и вижу Рика. И понимаю, что меня тошнит, - мы полностью готовы.

"Да кто он такой, чтобы говорить за всех сразу?!" - хочется прокричать, но я себя сдерживаю. Рик смотрит прямиком на меня, но не нежно, как раньше. Совсем по-другому.

Выглядывая из-за кулис, я слышу, как концерт начинается. Тот же ведущий, что был на открытии, сегодня в красном костюме, начинает вещать зрителям о нас:

- Эти талантливые - мы убедились в этом пару дней назад - молодые люди хотят подарить нам нечто потрясающее. Хочу напомнить, что главная цель нашего фестиваля - показать, насколько тесно связаны виды искусств. Живопись и декоративно-прикладное искусство, дизайн и кино ... , - он выдержал паузу и мечтательно уставился в потолок. - Сегодняшний концерт будет посвящен единению музыки и актёрского мастерства. Кто-нибудь, возможно, уже догадался, что это будет?

По залу сразу же понеслись предположения.

- Мюзикл! - Выкрикнул кто-то из первых рядов.

- Именно! - Победно воскликнул ведущий, показывая мальчишке, которому принадлежал крик, большой палец. - Сила этих ребят в том, что они выступают не сольно, как большая часть наших участников, а в команде.

- Да уж, чудесная команда, - проворчала я так, чтоб меня не услышали.

Ведущий еще какое-то время разговаривал со зрителями, а потом изрек последнюю фразу и скрылся за кулисами:

- Представляем вашему вниманию вечную историю о вечной любви! Мюзикл "Ромео и Джульетта"!

- Началось, - пролепетала я и пулей ринулась к выходу на аван-сцену. Там меня уже ждал Лис.

Я вспомнила, как мы разучивали вступительную песню первый раз. Я тогда обратилась к другу детства на "ты" и попала в неловкое положение. Кажется, это было только вчера, но вот мы уже здесь, готовы выйти на сцену и поразить зал.

Играет вступление и мы отрепетированным шагом выдвигаемся из-за кулис. На Лиса падает луч прожектора и он начинает петь:

- Мир поделен злом и добром,

Очень непросто в нем быть королем,

И, как ни странно бывает порой,

Не разобраться кто шут, кто король ...

Пропевая строчки, он то разводит руками в стороны, то протягивает их к зрителям. Я замечаю, что какие-то девушки в зале визжат, когда Лис подходит ближе к краю сцены. Так, меня не должно это волновать, особенно здесь и сейчас.

Следующее четверостишие исполняет Ворон. Он держится не так уверенно, как Лис, но это не сильно заметно. Голос у него чудесный.

- Быть королем - жить под замком,

Утром война, а днем светский прием.

Сильные мира вдали от земли,

Не понимают, что мы короли.

Он допевает первый куплет и мы группируемся в центре сцены - сейчас начнётся припев. Набрав в лёгкие побольше воздуха, я подхватываю знакомую мелодию:

- Короли ночной Вероны

Нам не писаны законы.

Мы шальной удачи дети,

Мы живём легко на свете.

В нашей жизни то и дело

Душу побеждает тело,

Но Господь за все за это

Нас простит уже к рассвету.

Мы слаженно и синхронно двигаемся, наслаждаясь маленьким триумфом - зал начинает хлопать в такт музыке. Припев заканчивается и наступает время моего соло.

- Счастье не вечно, слава слепа,

А королей выбирает толпа.

Мы вызываем судьбу на дуэль,

Нам наплевать кто охотник, кто цель.

Я с блеском в глазах проговаривала слово "дуэль" и бунтарски вскидывала кулак вверх на последней строчке. Зал еще больше оживился, а песня продолжилась.

- Игры с судьбою смешны и пусты,

Мы за собою сжигаем мосты.

И неизбежно во все времена

Только любовь миром править должна!

Проделывая па вместе с Лисом, я горько усмехнулась: такие чистые и высокие слова не должны были достаться Рику. Только не ему.

Повторяется припев и начинается проигрыш - моя любимая часть. Я быстрым шагом движусь к Ворону: тот подхватывает меня и я делаю прыжок. Это несложная танцевальная поддержка, которую нам показала моя мама и мы включили её в этот номер. Я помню, что она сказала нам на генеральной репетиции:

- Успех в танце зависит от спокойствия, уверенности и умения правильно себя подать.

Я всегда прислушивалась к маминым словам. И сейчас я старалась выложиться максимально.

После Ворона меня подхватывает Лис, сдавливая пальцами мою талию сильнее, чем нужно. То ли от того, что он волнуется и боится меня уронить, то ли почему-то еще. "Пролетев" положенные полтора метра, я приземляюсь и устремляюсь к Рику, который уже протягивает мне обе руки, готовясь к последней поддержке. Я прыгаю, он легко ловит меня и кружит на месте, в то время как я протягиваю руки к потолку.

Песня заканчивается под бурные аплодисменты. Я с восторгом смотрю на зрителей, но не позволяю себе насладиться успехом сполна - время, отведённое на наш мюзикл, всё-таки ограничено. Поэтому я лишь слегка машу рукой и быстро убегаю за кулисы. Опускается занавес, оставляющий открытой только авансцену, на которую, только мы с мальчишками скрываемся, медленно выходит Маража в сверкающем тёмно-алом платье:

- Всем добрый день! - Здоровается она и улыбается залу. - Все вы знаете историю о двух несчастных влюблённых из враждующих семей Монтекки и Капулетти. Её рассказывали и переделывали столько раз, что уже вряд ли удастся внести что-то новое. Но мы всё же попытаемся, - она замолкает и зал утихает вместе с ней. - Давным-давно в небольшом городке под названием Верона сосуществовали два благородных семейства, которые враждовали друг с другом с незапамятных времён. В распри втягивались и богатые, и бедные, и старики, и молодёжь. И казалось, что этим распрям не будет конца ... Давайте же перенесёмся на четыре века назад, в поместье Капулетти, и посмотрим, с чего начинается история вечной любви.

Маража, ухмыльнувшись, уходит, а за занавес выходят Ворон и Фин. Сейчас будет "Сватовство". Мы любили репетировать этот номер, потому что мальчишки всё время дурачились во время пения. И не смотря на то, что эта песня "обрекает" мою героиню на брак по расчету - что для меня ужасно - я смеялась вместе со всеми остальными.

Тем временем Ворон, вальяжно прохаживаясь по сцене перед Фином, уже начал петь свой куплет:

- Граф, я к вам

Пришёл не сам -

Здесь перст судьбы вижу.

Я в Джульетту

Так влюблён,

Что миллион

Ставлю на кон.

Я богат, умён,

И хорош собой,

Прошу вашу дочь

Стать моей женой!

Сомненья прочь,

Резон один -

Граф, у вас есть дочь,

И вот вам сын.

Во время репетиций на словах о женитьбе я выскакивала к мальчишкам и шуточно кричала на них обоих. Было до безумия весело.

Фин отвечал Ворону, кланяясь полу-шутя, полу-уважительно:

- Граф Капулетти

Ох, Парис,

Какой сюрприз.

Честь для меня слушать вас,

Но Джульетта

Так юна,

Дитя она,

А не жена.

Выбор ваш мне льстит,

Но душа болит.

Подождите год,

Пусть подрастёт!

Сомненья прочь.

Где взять мне сил?

Господь дал мне дочь,

Уж лучше был бы сын.

Как тяжек крест

Отцов невест.

Знатный зять -

Большая честь,

Раньше бы знать,

Чей буду тесть.

Осознание, что эта песня закончилась и в следующей участвую (хоть и не пою) я, приходит быстро. Я вижу, как мальчики уходят за сцену, тем самым меняясь местами с Маражой, которая уже готова рассказывать историю дальше:

- Честно говоря, Парис попросту не оставил графу Капулетти выбора, озвучив своё желание обручиться с Джульеттой, - рассуждала она, расхаживая по авансцене. - Более выгодной партии для младшей Капулетти было найти невозможно. Да никто даже не задумывался над этим, - Маража сделала паузу, готовясь вновь скрыться за портьерами. - А сейчас мы заглянем в комнату самой девушки и понаблюдаем за тем, как преподнесут ей новость о предстоящей свадьбе мать и кормилица.

Мимо меня проноситься Минкс, практически сбивая меня с ног.

- Извини, - совсем не искренне отзывается она.

Я уже готова стукнуть её чем-то тяжёлым по голове в тот момент, как ко мне подходит Фри и кладёт руку на плечо. Обычно я менее импульсивна, чем подруга, но сегодня всё по-другому. Мы с Фри называли это "стрессовыми ситуациями". Это могло быть любое событие: свидание (не важно, моё или её - волновались мы за двоих), концерт, экзамен, конфликты, семейные ссоры. Фри в такое время обычно более чувствительна.

Мы выходим на сцену, которая ещё недоступна зрителю - занавес не подняли. В этом номере мне положено, как говориться, сидеть и слушать. Здесь для этого даже стул имеется. Вместе с начавшейся музыкой поднимается портьера и мы щуримся от ярких прожекторов, которые направлены прямиком на нас. Фри начинает петь:

- Есть у любви фатальный поворот,

Кто-то один любить перестает

Где тот огонь,

Что нас сжигал дотла?

А вместо костра

Лишь пепел и зола?

Ты подросла - замуж пора,

Не дай господь тебе узнать все, что я прошла.

Настал твой час женою стать -

Жених был здесь с утра.

Если вам не смешно, когда лучшая подруга уговаривает вас выйти замуж, я не знаю, что вы за человек. Далее к песне присоединяется Минкс:

- Помни одно: мужчина - сущий бес,

Им все равно, с любовью или без.

Нам суждено игрушкой быть мужчин,

Но все равно - мужчина властелин.

Джульетта, слушай маму, она почти права,

Но только выйдешь замуж - забудь ее слова!

Фри заканчивает куплет не шибко приличным советом. Когда она пела эти строчки в первый раз, я каталась по полу от смеха:

- У нас всегда есть средства мужчину удержать:

Коварство и кокетство, и брачная кровать!

После этого я - то есть Джульетта - встаю со стула и возмущенно упираюсь руками в бока. Минкс подходит ко мне сзади и, надавливая на плечи, садит меня обратно. Фри одобрительно на неё смотрит и они продолжают петь:

- Мужья - наша цель, мужья - наша боль,

Без них пуста постель, и такова наша роль.

Мужчина - наш король,

Ему покорной быть изволь!

Грустно, но, однако,

Нам нельзя без брака,

Женский жребий наш -

Нужно выйти замуж!

Последние строчки они пропевают по очереди. Сначала "кормилица", а потом и старшая Капулетти:

- И даже день один ...

- Нельзя нам без мужчин!

- Мужья - наша цель, мужья - наша боль ...

- Ты подросла, теперь ты стать женою изволь!

- Поверь моим словам ...

- Потом спасибо скажешь нам!

Звучат два последних аккорда, которых дополняют овации. Я встаю со стула; Фри с Минкс берут меня под руки. Мы делаем глубокий реверанс и стоим, ожидая секунды, когда занавес полностью опустится.

За кулисами нас встречает Маража.

- Фри, ты молодчина, - говорит она с довольной улыбкой, - верхняя "фа" была, что надо.

С этими словами она отправляется к зрителям. Я вижу, что у подруги отвисла челюсть.

- Ты правда молодец, - я подтверждаю похвалу учительницы.

- Благодарю.

Она вместе с Фином скрывается в глубину закулисья.

- Но все мы знаем, кто на самом деле станет любимым мужем маленькой Джульетты, - донёсся до нас голос Маражи. - Тем временем в поместье Капулетти затеяли бал-маскарад в честь помолвки, на который тайком собирались проникнуть Ромео и его друзья, Бенволио и Меркуцио. Сам юноша был наследником Монтекки, а потому проникнуть в поместье врага было довольно опасной аферой.

- Да мы вообще бесстрашные, - прошептал позади меня Пианист. Я тихо хихикнула.

- Однако, попав на бал, - продолжала учительница, - наш Ромео по-прежнему скучал. Ему были чужды все те обольщения, что происходили на подобных торжествах, образы большинства людей, находящихся здесь. Он выделялся из толпы своими гуманистическими взглядами на мир и любовь. Впрочем, выделялся не он один ...

Мой выход. Я надеваю маску, символизирующую мою "таинственность и непорочность": она белая с такого же цвета пером, области вокруг глаз вышиты золотыми нитями. Уникально красивая вещь. У Рика маска идентичная моей, тоже с вышивкой и пером, только чёрная, в тон его шёлковой рубашке.

Он подходит ко мне сзади и сдавливает рукой локоть. Я подавляю в себе желание сбросить её.

- Готова?

- Несомненно, - отвечаю я.

На сцене уже стоят люди, массовка этого театра. Когда Маража сказала, что нам нужно будет сымитировать бал, местная труппа сразу же согласилась, добавив, что поддерживать начинающих актёров для них - большая честь. Начинает играть музыка и массовка оживает: кто-то стоит группками, кокетливо обмахиваясь веерами или обсуждая выдуманные темы, а кто-то легко вальсирует по краям сцены. Всё идёт, как задумано.

Первой на сцену выхожу я и замечаю среди всех прочих хозяев бала - своих сценических родителей - Фри и Фина. Подруга держит парня под руку, как и полагается примерной супруге, а Фин всем своим видом показывает, кто тут царь и Бог (я имею в виду, больше, чем обычно). Я делаю перед ними реверанс, мы обмениваемся репликами, пока играет вступление. В это время на сцене с противоположной стороны появляется Рик и начинает петь:

- Я на чужом балу

Веселья не искал,

Но тебя вдруг увидал.

Смолк шумный бал,

Лишь мы одни средь зала ...

Я оборачиваюсь и, моментально забыв о родителях, подключаюсь к песне:

- Одни среди толпы,

Лишь только я и ты,

Я и ты среди тишины,

Где слова не нужны,

Это ты, тот, о ком мечтала ...

Он делает шаг ко мне.

- Двое нас, лишь я и ты. Нам встреча послана судьбою.

Я тоже делаю шаг и протягиваю к нему руку.

- Двое нас, лишь я и ты,

Мы не расстанемся с тобою.

Мы начинаем двигаться вокруг друг друга. Сначала он обходит меня ...

- Совершенство красоты - это ты.

... а потом и я делаю круг.

- Воплощение мечты - это ты.

В какую-то секунду я и он замираем, наши руки сплетаются и мы продолжаем петь уже вдвоём:

- Двое нас, лишь я и ты,

Нам помешать не в вашей власти.

Исполнение мечты -

Вот что значит счастье!

Рик осторожно берёт меня за талию и поднимает меня над головой, кружит так же, как и в первом номере, только подольше, теперь я кладу руки ему на плечи, а не поднимаю вверх. И, как и нужно моему персонажу, стараюсь изо всех сил смотреть на парня влюблёнными глазами. Как же отвратительно получится, если меня упрекнут в недостоверности.

Последние четыре строчки повторяются ещё раз, теперь мы с Риком поём и одновременно выполняем несложную танцевальную связку; песня приближается к финалу. Номер заканчивается тем, что кто-то среди массовки кричит:

- Монтекки!

Этот крик тут же подхватывают другие:

- Здесь Монтекки, Ваша светлость!

Я одёргиваю от него руку:

- И в самом деле ты - Ромео, сын нашего врага? - Джульетта сейчас должна смотреть на Ромео с ужасом - эта эмоция даётся мне лучше, чем любовь.

- Неужто мы позволим распрям между семьями помешать нашей любви, возгоревшейся столь неожиданно и прекрасно? - Спрашивает Рик, вновь беря мою руку.

Я колеблюсь секунду, а потом отвечаю:

- Нет!

- Что?! - Реагирует Фин на всеобщие крики. - Монтекки в моем доме?

- Беги, любовь моя! - Умоляю я Рика, стискивая его руку. - Они убьют тебя!

- Я не оставлю тебя здесь, - начинает спорить Рик, но тут на сцену вылетает Лис, Пианист и Диппер с обнажёнными шпагами и он соглашается, - мы скоро увидимся, Джульетта!

Рик вместе с друзьями покидает сцену, а ко мне подбегает разъяренный Лис:

- О чём же ты думала? - Кричит он. Его игра выглядит натурально. Даже слишком, на мой взгляд. Вдруг в моей голове что-то щелкает. Не только Тибальд беспокоится о Джульетте, но и Лис беспокоится обо мне.

Я не отвечаю ему, лишь отвожу взгляд и, не найдя среди всех гостей поддержки, убегаю прочь.

- Умница, - бросает мне Маража перед тем, как уйти на сцену. Остаётся только догадываться: действительно ли она так считает или же просто подбадривает меня.

Опускается занавес, массовка и все наши уходят туда же, куда и я. Ко мне подходит Фри с Фином, которая по-прежнему держит парня под руку.

- Можете уже отлепиться друг от друга, - подмечаю я и улыбаюсь.

Подруга начинает забирать руку, но Фин мягко её останавливает:

- Не переживай, нам и так хорошо.

Я смеюсь с новой силой, а Фри краснеет.

- О'кей.

- Возможно, вы не заметили этого, когда читали оригинальное произведение, но Тибальд любил Джульетту совсем не так, как любят сестру, - выбивает меня из колеи Маража, продолжив рассказывать историю. - Гораздо, гораздо сильнее. Поэтому его глубоко ранило то, что он увидел на маскараде. Юношу давно ослепили любовь, которая никогда не смогла бы иметь обратной отдачи, и ненависть к врагам семьи, к Монтекки. А теперь ... он стал одержим местью вдвойне.

- Сильно сказано, - комментирует Фин пораженно, а после опять возвращается к язвительности, - а теперь посмотрим, насколько хорош её хвалёный ученик.

- Захлопнись, Капулетти.

Лис, видимо услышав реплику, становится к Фину лицом и презрительно на него смотрит.

- Прости его, Лис, он просто завидует, - я беру на себя ответственность за сохранение остатков мира в этом коллективе и укоризненно смотрю на виновника перепалки, мол, подыграй мне, прошу.

- Да, извини, я просто шутил, - нехотя говорит последний и Лис отворачивается от нас.

Только он это делает, Фри даёт Фину подзатыльник:

- Ты с ума сошёл или жить спокойно не нравится?

- Да ладно тебе, принцесса, - разводит руками он, - но мне всё равно интересно, насколько он хорош.

- Интересно - смотри, - заканчиваю полемику я. Начинается соло Лиса.

- Сестра и брат - запретный плод,

Он тем и сладок, что недостижим.

Каких страстей водоворот:

От ревности горю, а ей другой любим!

Вокруг полно девиц и дам,

Что влезть в постель готовы к вам.

Он медленно крадётся вдоль края сцены, как бы говоря с самим с собой. Девушки из первых рядов смотрят на него с обожанием, доказывая содержание двух последних строчек, но он даже не смотрит в ту сторону. Его целиком поглотила роль.

- Но только та, что как сестра,

Моя мечта - кровосмесительная страсть.

Джульетта, боже мой, зачем избранник твой -

Сын нашего врага, Ромео, сын Монтекки?

Лис зарывается руками в волосы, как обычно делают люди, не знающие выхода из ситуации. Его страдания (точнее, его персонажа), которые Лис показывает своими движениями и голосом, выглядят настолько правдоподобно, что мне хочется выбежать на сцену и обнять его. Но этого делать нельзя.

- Пробил час, пробил час, пробил час, пробил час!

Ромео, сын Монтекки,

Твой час уснуть навеки!

Я прокурор, мой приговор: он гнусный вор.

Смоет позор лишь смерть подлеца!

Припев звучит не слишком агрессивно, но я знаю, что Лис приберегает силы для финальной части песни.

- Любовь - тюрьма, я узник в ней,

Хранить мне тайну до моих последних дней.

В любви своей признаться, закон мне не велит,

Как кровь во мне кипит, сегодня будем драться!

Во время второго куплета он уже не болтается из стороны в сторону, а всем нутром перевоплощается в злодея, замышляющего убийство. Теперь он выглядит пугающе.

Повторяется припев и наступает финал номера:

- Ревность сжигает, всё горит в груди!

Назад дороги нет и нет пути впереди!

Здесь Лис временно переходит на речитатив. Маража сказала, что так это строки будут внушить больший эффект. Он начинает доставать свою шпагу, взятую из местного реквизита, из ножен:

- Где ты, подлец Ромео?

Лис уже достал оружие, но отводит его в сторону, изображая секундное сомнение:

- Я жду тебя, Ромео.

Но сомнение моментально испаряется. Шпага направлена в зал.

- Я жду тебя, Ромео, - продолжает Лис суперувенно. - Я жду тебя.

И вот, на итоговой фразе он поднимает шпагу к небу и направляет свой взгляд туда же. Номер заканчивается угрозой:

- Я жду тебя отомстить за любовь!

Секунда - и зал взрывается. Некоторые зрители, восхищенные девушки в том числе, встают со своих мест и хлопают. Кричат "браво". Аплодисменты продолжаются даже даже тогда, когда Лиса скрывает портьера.

- Это было потрясающе! - Выдыхаю я.

Лис удивленно на меня смотрит, будто видит впервые, и подходит ко мне вплотную. У меня по спине пробегают мурашки.

- Спасибо, - отвечает он, заглядывая своими карими глазами прямиком мне в душу. Лис дёргается в мою сторону, словно хочет сделать еще что-то, кроме благодарности, но неожиданно отстраняется и уходит.

- Что это было? - Шепчет Фри, беря меня за локоть.

- У меня тот же вопрос, - присоединяется к подруге Фин, который все еще не отошел от номера.

Я пожимаю плечами - не знаю, что им ответить. Не могу же я признаться, что на секунду мне показалось, что он хочет меня поцеловать? А самое главное, что моё желание было похожим.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Комментарии