Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.

POV: Ворон

Интересно, есть вообще в мире люди, которым нравится больницы? Все эти медикаментозные смеси, запахи болезней, крови и вирусов, привкус хлорки и спирта на нёбе? Светлые и чистые, но холодные коридоры, скрипучие двери, старые кушетки с не менее старым и выстиранным до дыр бельём? Кажется, нет.

Мы находились в стационарном крыле, в палате, которая была рассчитана на трёх человек. Однако сейчас пациентка была всего одна. Нас пригнали сюда практически сразу же, как только Леди привезли в больницу.

В комнате задернуты шторы. Девушка ещё не очнулась и лежит на кровати, укрытая тонкой простынёй в убогий жёлтый цветочек. Ближе всего к ней сидит Фри: она держит подругу за руку, её глаза блестят, но девушка не плачет.

- Главное - это соблюдение постельного режима, полноценный сон и отдых и отсутствие каких-либо физических и психических нагрузок в первые несколько дней, - сказал нам врач пару часов назад перед тем, как покинуть палату.

Ни слова ни о диагнозе, ни слова о текущем состоянии Леди - такой расклад нас не устраивал. Особенно Лиса. Тот уже битый час бегает по больнице и пытается что-то разузнать. И не только потому, что волнуется, - я знаю, что ему будет стыдно смотреть ей в глаза, когда она очнётся, ведь он винит во всём случившемся лишь одного себя.

Кроме нас с Фри в палате сидят Гильза, Пианист и Фин, который обеспокоено смотрит на свою возлюбленную, обеспокоенную, в свою очередь, своей подругой. Диппер и Рейчел тоже были здесь, но просидев не больше получаса, уехали в поместье к мадмуазель Коре. Девчушка сказала, что мать желает её видеть и серьёзно о чём-то поговорить. О чём именно, не уточнила. Дипперу же мы поручили проследить за Риком и Минкс: Фри рассказала всем о том, что они натворили, и Диппер со своей импульсивностью решил хорошенечко вправить другу мозги.

Тем временем Маража из непонятно откуда взявшейся эйфории упала прямиком в суматоху больниц; женщина ворвалась в терапевтическое отделение и очень громко "порекомендовала" объяснить ей, что происходит.

Я же решаю смыться из палаты, чтобы не попасть под горячую руку, и поискать кого-нибудь, чтобы поменять Леди капельницу. Растерянно бегая по коридорам, я очень кстати натыкаюсь на медсестринскую и толкаю дверь.

- Дурацкая практика. Ну почему именно травматология, а? - ворчал шатен со смешными кудряшками в светло-голубом халате себе под нос, проверяя какие-то склянки с лекарствами. - Я уже в состоянии ставить диагнозы и назначать лечение. А они говорят заниматься такой ерундой!

Ругая начальство, он не заметил, что я зашёл в комнату.

- Извините, пожалуйста, - я опустил руку на чужое плечо - и на меня уставилась пара янтарно-карих глаз: - Моей подруге необходимо сменить капельницу, а свободных медсестёр рядом с палатой я не нашёл. Выручите?

На белом пластиковом бейджике синим маркером значилось: "Флориан Шервуд, практика".

- Разумеется, - как-то не очень уверенно отвечают мне.

Выйдя из сестринской, я вижу, что в коридоре сидят несколько - три или даже четыре медсестры - и глупо улыбаюсь. Флориан приподнимает брови, но ничего не говорит.

- А я нам тут медсестричку нашёл! - залетая обратно в палату, восклицаю я.

Возле кровати стоит Маража: у неё глубокая складка меж бровей, а длинные бледные пальцы нервно перебирают бахрому на кожаной сумочке.

- Вы случайно не в курсе, что с ней?

Шервуд смотрит на пациентку и подходит к кровати. В верхнем ящике блекло-желтой тумбочки, как оказалось, все это время лежало медицинское заключение. Практикант с важным и сосредоточенным выражением лица пробегается по тексту, периодически ругая неразборчивый почерк доктора:

- Лёгкое сотрясение.

- И всё? - вскинула брови Фри. - Почему тогда она без сознания?

- Каждый организм по разному реагирует на повреждения и травмы. Даже после легкого сотрясения мозга человек может быть в отключке. Какое-то время.

Он говорит дальше, но я уже не особо его слушаю:

- На пару недель придется забыть о любых физических нагрузках. Нужно стараться меньше пить крепкий чай, кофе вообще под запретом. Предпочтительны цитрусовые, грецкие орехи...

И кому не всё равно на эти грецкие орехи? Я вижу, что Маража нервничает и раздражается от этих разговоров не меньше нашего: пальцы с тёмно-алым лаком на ногтях отрывают одну полосочку бахромы за другой.

- Эй, тихо! - перебив лекцию о правильном питании, воскликнула Фри. - Кажется, она просыпается.

Все посмотрели на Леди. Она сама по себе была маленькая - низкого роста, хрупкая, с узкими плечами, - но сейчас выглядела и вовсе как ребёнок. Её правая рука дёрнулась и выглянула из-под простыни, зелёные глаза медленно открылись, потом тут же захлопнулись, и только через несколько секунд, сфокусировав взгляд, Леди непонимающе уставилась на всех, находящихся в комнате.

- Что случилось?

Фри громко и облегчённо всхлипнула и осторожно опустила голову лучшей подруге на плечо, бормоча что-то нежное ей под нос. Мы рассказали девушке, что её сбила машина, а скорая привезла её сюда. Флориан мягко сообщил о сотрясении, добавив, что при соблюдении рекомендаций врачей последствий у травмы не будет.

- Как ты оказалась на дороге? - совсем не строго спросила Маража, присаживаясь на больничную койку по левую руку от Леди. - Ты вроде как была с Алексом, когда я в последний раз тебя видела.

Пациентка поёжилась и пронзительно посмотрела на преподавательницу:

- Я и была с ним, - тихо сказала Леди. - Но потом ушла. Я совсем не заметила, как попала на проезжую часть.

Фри тут же нахмурилась и сердито спросила:

- Почему ты была с ним?

Очнувшаяся подруга вжала голову в плечи:

- Мы разговаривали, танцевали, а потом он позвал меня наверх, в комнаты, - она стушевалась и растерянно посмотрела на всех нас, а потом чуть слышно шепнула: - Я тебе потом расскажу.

Блондинка кивает, не переставая хмуриться, и берёт подругу за руку. Я понятия не имею, что произошло, ведь весь вечер провёл со своей девушкой, однако Гильза, будто всё понимая, вдруг крепко сжимает мою ладонь в своей и устремляет на меня такой красноречивый взгляд, что мне тоже становится ясно - Алекс совершил что-то очень-очень плохое.

- А где все остальные? - спросила Леди. Всем было очевидно, что говоря о всех, она имела в виду только одного - того, кто сейчас разговаривает с врачами в блеклых коридорах отделения.

- Скоро будут, - ответила Фри, накрывая своими пальцами её ладонь.

Маража, посидев ещё немного, вывела Флориана в коридор и стала умолять отпустить нас всех вместе с Леди назад в поместье, "под её личную ответственность". Практикант сомнительно покачал головой, но все же побежал к начальству, чтобы передать просьбу преподавательницы. Через полчаса выписка Леди была готова и Маража вызвала нашего водителя.

***

- Я хочу знать, какого чёрта?!

Крики Диппера были слышны ещё со входа в дом.

- Это не твоё собачье дело! - доноситься ему в ответ грубый рычащий голос.

Мы с Фином тут же срываемся с места и бежим на нарастающий звук. Эти двое наверняка поубивают друг друг друга, если сейчас же им не помешать.

Все в музыкальном коллективе знали, что Диппер был не прочь расквасить кому-нибудь морду. Но на этот раз у него была серьёзная причина сделать это, будучи оправданным.

Я быстро пробегаю холл и коридоры и нахожу их в бывшем бальном зале. Минкс сидит во главе стола и меланхолично разрезает на мелкие кусочки мясо, нисколечко ни глядя ни на кого их присутствующих; Рик сидит по правую руку от своей подружки, но уже без столовых приборов в руках. Диппер же - у другого конца столешницы, стоит, оперевшись на последнюю руками, и часто дышит.

Завидев меня и Фина, прибежавшего секундой позже, он отпустил несчастную деревянную поверхность и подошёл.

- Вы знаете, что сделал этот урод?

К моменту, когда он спрашивает, в зале появляются Фри, Пианист и Гильза.

- Вы знаете, что, мать вашу, сделал чёртов Мельбурн?! - всё кричит Диппер, размахивая руками.

Я смотрю на свою девушку, потом опять на орущего юношу и неопределённо качаю головой.

- Он чуть не изнасиловал её!

Диппер кричит так громко, срываясь, что его слова эхом отскакивают от потолков бального зала. На пару секунд у меня даже закладывает уши. Каждый наверняка догадывался о том, что именно это произошло с Леди минувшей ночью. Но никто, кроме него, так и не решился произнести страшное слово вслух.

- Что, так и будем молчать? Ничего не сделаем?

- А что мы можем сделать? - немного напуганным голосом спрашивает Пианист, стоя за спиной у Фина. Боится попасть под раздачу. Что ж, его можно понять: Диппер в минуты гнева выглядит ужасающе.

- По роже его наглой врезать, вот что!

- Этим ты ничего не решишь.

Я оборачиваюсь и вижу Лиса и Леди. Юноша придерживает девушку левой рукой, обнимая её за плечи - после сотрясения у неё наверняка кружится голова. Они оба кажутся мне старше, чем есть на самом деле - выглядят изнурёнными и замученными, но в то же время похожими на героев какого-то старого кино, где в конце побеждает любовь и торжествует правда. Лис и Леди переглядываются.

- Со мной всё в порядке, Диппер, - говорит Леди, но парень прерывает её.

- Нет, не в порядке! Абсолютно, совершенно не в порядке!

Он равняется с девушкой и берёт её за предплечья.

- Как ты не понимаешь, что нельзя им это прощать?

- "Им"? - снова встревает Пианист. - Кто-то ещё виноват? Я думал, виновен один.

Диппер опускает руки и медленно поворачивается. С истеричной улыбкой на тонких губах парень восклицает:

- Конечно же! Конечно же, ты прав. Виноват только один человек, - произносит он и указывает рукой куда-то вглубь зала. - Виновата она.

Диппер говорит о Минкс, без сомнения, только вот она всё также молча разделывает ножом мясо, не обращая на нас ни малейшего внимания.

- Это она виновата во всём. И была виновна с самого начала.

Я на секунду отвлекаюсь от кричащего товарища и переключаю внимание на остальных ребят. Они непонимающе смотрят на Диппера, требуя объяснений. Особенно требовательно глядит Фри:

- Расскажи, что произошло, пожалуйста.

- Я расскажу! - кивает парень. - Всё расскажу, не моргнув и глазом, дорогуша!

И он рассказал.

Диппер говорил громко и медленно, наверное, надеясь пробудить в виновных остатки того, что люди называют совестью, расчерчивал зал широкими шагами, то и дело ероша свои светлые кудрявые волосы, и в красках описывал злодеяния Минкс и Рика.

- Каким-то образом эта змея выведала, что наш наставничек и Леди были лучшими друзьями в далёком детстве, и решила этим воспользоваться, шантажируя Лиса и требуя взамен за её бездействие главную роль в "Ромео и Джульетте". А получив отказ, Минкс нашептала Рику на ушко, что тот просто обязан помочь ей отомстить.

Упомянутый сидел на том же месте за столом, и на его лице читалась злоба. Дипперу же, судя по глубокой морщинке меж бровей и грусти, плескавшейся рядом с яростью в его голубых глазах, было горько и омерзительно узнать о подлости лучшего друга. Однако парень вовсе не стал его защищать. Я невольно проникся уважением к этому человеку.

- Леди было так легко обмануть, да, Рик? Ты, должно быть, чертовски гордишься собой. Влюбить в себя девушку, заставить её верить каждому твоему слову, а после - в самый ответственный момент - предать. Помните, как мы все удивились, когда Рик и Леди стали встречаться? Никто не ожидал такого, правда ведь?

Ребята кивнули и опустили головы вниз. Каждого в коллективе теперь грыз крошечный червячок вины. Мы должны были заметить. Должны были догадаться!

- Ублюдок.

Рик попытался вскочить со стула, но на его уже сжатый для удара кулак властно опустилась ладонь Минкс - и парень нехотя принял прежнее положение.

- Ты спал с ней во время всего вашего романа с Леди, - с диким отвращением в голосе выплюнул новоиспечённый проповедник, направляя на Минкс указательный палец. - Зажимался с ней в оркестровой, а каких-то десять минут спустя встречал свою так называемую "девушку" и вёл её в кино.

Диппер горько усмехнулся и неожиданно для всех ударил кулаком по столу так сильно, что зазвенела серебренная посуда:

- Если ты приблизишься ко мне или к ней ещё хоть раз, вместо этого сервиза я разобью твоё лицо.

Несколько секунд в зале царила тишина. Каждый выжидал, думал, что будет дальше: последует ли за этой фразой новая потасовка или же конфликт уже можно считать завершённым.

- Давайте уйдём отсюда, - процедил сквозь зубы Фин. Я увидел, с какой силой сжаты его кулаки, - а то боюсь, не смогу себя сдержать.

- Стойте! Это ещё не финал. - Вновь отразился от стен голос Диппера.

Юноша меняет своё положение и вновь останавливается напротив Лиса и Леди:

- Ты должна знать всё, - резко смягчив интонацию, произносит он. - В том, что ты попала в аварию, виновата Минкс.

- Я сама выбежала на проезжую часть, Диппер, - возразила Леди. - Меня никто не...

- Если бы не она, тебя бы в ту ночь на дороге не было. Думаешь, Мельбурн просто так решил утянуть в своё логово именно тебя? - Спросил он и в его голосе промелькнуло что-то, очень похожее на страх. - Минкс шепнула ему, что он сможет поквитаться со своим старым соперником, сыграв на его слабостях. А его главная слабость сейчас - именно ты.

Девушка обняла себя за плечи, будто бы в помещении вдруг стало холодно, и растерянно взглянула на юношу, объектом чьей слабости, по словам Диппера, она являлась.

- Ты можешь представить себе, что могло произойти, если бы я не нашёл Лиса в тот вечер? Что, если бы я не увидел, что он уводит тебя наверх?

Парень говорил тихо, но очень серьёзно. Я заметил, что глаза Леди наполнились слезами.

- Слава Богу, всё кончилось хорошо. - Выдохнул он и слабо улыбнулся. - Однако ничего и вовсе бы не произошло, если бы не она.

- Вы закончили?

Мы оторвали взгляд от Диппера и повернулись на звук: Минкс с жутким грохотом отодвинула от себя стул и встала. Послышался звон падающего на пол ножа.

- Я ценю твоё умение подслушивать, Диппер, однако ты мог бы использовать его в куда более разумных целях. Мои счёты с котёночком - не вашего ума дело. К тому же, как вы и сами сказали, всё замечательно разрешилось. Не правда ли?

Я почти услышал, как от досады заскрипели зубы нашего бывшего наставника.

- Если бы ваши счёты не касались никого, кроме вас самих, я бы может и промолчал, - парировал Диппер. - Но от твоего сучьего характера страдают невинные люди.

Девушка лишь рассмеялась:

- Ты что, хочешь услышать от меня извинения? Ну, значит я тебя разочарую - ты их не услышишь.

Красные лодочки с ритмичным стуком зашагали по паркету в направлении выхода, как вдруг Диппер сорвался с места и преградил ей путь.

- Мне твои извинения ни к чему! Но перед Леди ты извинишься. И перед Лисом тоже.

- Скажи им уже, Лисёнок! - С абсолютно мерзким выражением лица, изображающем сочувствие, говорит Минкс, выглядывая из-за широкой спины Диппера. Я задумываюсь над тем, какой странный, но удивительный у этой девушки голос: низкий и мощный тогда, когда она с кем-то спорит, нежный и высокий, когда она хочет кому-то польстить, а сейчас... Сейчас у неё голос диснеевской злодейки - могущественный, жестокий и бесстыдно насмехающийся над всеми вокруг. - Ты же знаешь, что сам во всём виноват.

- Он не виновен ни в чём!

Я вздрогнул от неожиданности, услышав знакомое звенящие сопрано.

- И ты не имеешь никакого права вести себя так после всего, что сделала с ним и со мной!

Леди, что всё это время стояла дальше всех от стола, утёрла слёзы и сделала шаг вперёд. Подумать только!

- Вы посмотрите, бедная овечка умеет разговаривать, - симулировала удивление Минкс и приложила ладони к щекам, корча гримасу. - Тоже хочешь, чтобы я извинилась?

- Я ничего от тебя не хочу, - некогда хрупкая и тихая Леди вырвалась из объятий Лиса и приблизилась к своей сопернице. В её больших зелёных глазах читалась внутренняя борьба, но в ней отнюдь не было ненависти.

- Она говорит правду, Леди, - снова встрял между девушками Лис, которого наверняка всё ещё терзало чувство вины. - Я должен был ей помешать, но я не смог.

- Ты пытался. Всё нормально, - мягко сказала девушка ему в ответ. - Это мне стоило быть умнее.

- Позовёте, когда выберете, кто из вас во всём виноват, хорошо? - искусственно зевнув, попросила Минкс и собралась удалиться из зала.

- Ты хотела меня задеть, - вернулась к разговору Леди, не дав Минкс сделать и шага: последняя медленно развернулась и скрестила руки на груди. На лице девушки появилась характерная ухмылка, означающая: "Ну-ну, и что, интересно, нового ты сможешь мне рассказать?" - Ты хотела сделать так, чтобы мне было больно. Чтобы страдала и я, и Лис, потому что он не дал тебе того, чего ты хотела. Что ж, это у тебя получилось.

- Леди, о чём ты... , - попытался перебить её Лис, но на него даже не взглянули.

- Я не ожидаю от тебя ни раскаяния ни чувства стыда - они тебе противоестественны.

Девушка спокойно смотрела Минкс в глаза, у неё не дрожали ни руки, ни голос. Леди стояла, расставив ноги немного шире и подняв голову чуть выше, чем она делала обычно, и чётко проговаривала слово за словом:

- Я лишь хочу, чтобы ты знала одно, - она сделала ещё один шаг вперёд и оказалась стоящей вплотную к виновнице случившихся с нею бед. Подняв правую руку, Леди ткнула указательным пальцем в грудную клетку Минкс: - Моих слёз ты больше не увидишь.

- Думаешь, я не смогу надавить на тебя еще раз? - со свойственным ей напором спросила та и откинула с плеч длинные волосы. - А не боишься ли ты того, что подумают о тебе дома, когда узнают о Мельбурне? - Девушка всегда безошибочно определяла, что именно нужно сказать, чтобы сломить в других людях решительность. И без того будучи выше Леди, в своих дорогих лодочках Минкс возвышалась над ней, будто волна цунами над тихим песчаным берегом. - Что тогда будет с твоей ненаглядной репутацией, дорогуша?

- Мне плевать, что обо мне подумают, - спокойно ответила ей младшая. - Те, у кого достаточно мозгов, поймут - рано или поздно, - что моей вины ни в чём нет. А те, кто поверят сплетням и захотят тебе подчиняться, будут продолжать делать это всю свою жизнь, - я заметил, что её взгляд скользнул в сторону на последних словах. Леди посмотрела на ещё одного человека, причинившего ей столь же сильную боль. Но Рик на неё совсем не смотрел: его глаза почему-то были прикованы к полу. - Они будут продолжать поддерживать в тебе остатки самолюбия, пока в конце концов ты не останешься совсем одна.

Глаза Минкс на мгновение округлились ни то в удивлении, ни то в испуге, но с мгновенной скоростью вернулись в своё первоначальное состояние. Девушка прищурилась в циничной усмешке:

- Ты даже представить себе не можешь, что я с тобой сделаю, - прошипела она.

- Можешь делать, что хочешь - я тебя не боюсь.

Леди стояла напротив неё всё также уверенно, и, хоть она и смотрела на соперницу снизу вверх, силы в этом взгляде было достаточно, чтобы замереть на месте.

- Раньше я боялась тебя до дрожи, - говорит девушка и на секунду опускает плечи, - до ночных кошмаров и неконтролируемой паники, но теперь... - Она снова поднимает голову и заканчивает: - Теперь я не боюсь.

Минкс открывает рот, чтобы что-то сказать, но Леди перебивает её необычайно мягким и тихим голосом. Она поднимает ладонь и касается указательным пальцем чужих ярко накрашенных губ:

- Прочитай я тебе хоть тысячу лекций о добре и зле, ты всё равно никогда не поймёшь, насколько гадко и жестоко ты поступаешь. Не поймёшь до того самого момента, пока с тобой не поступят также.

Твёрдость Леди меня восхищала. Каких же титанических усилий стоило ей всё это осознать, да ещё и высказать в такой ошеломляюще прямой форме? И это после того, как она так долго молчала!

- Но можешь не беспокоиться, я так не поступлю, - сказала она и тепло улыбнулась. - И никто из присутствующих, - она окинула зал своим особенным, искренним и доверительным взглядом, задержавшись на каждом из нас достаточно, чтобы мы почувствовали её веру, как свою собственную, - так не поступит.

Леди опустила руку и медленно зашагала по направлению к лестнице. И только когда девушка уже почти вышла из зала, она вдруг обернулась и сказала то, что мне захотелось запомнить на всю свою жизнь:

- Потому что мы не хотим причинять кому-либо зло просто потому, что злы сами.

***

- У вас вообще ни фига не правильная реакция на то, что я вам сказал, - почесал затылок Диппер, изумлённо приподнимая брови.

Драма кончилась и к нам всем вернулась наша обычная подростковая жизнь.

Мы сидели на крыльце поместья и вяло смеялись. Сил на то, чтобы говорить о чём-то серьёзном, уже не было, но и молчать было бы совсем неловко, поэтому мы болтали о всякой ерунде: травили анекдоты и вспоминали нашу музыкальную школу, благодаря которой жизнь стала похожей на малобюджетный сериал. Кто бы мог подумать, что какие-то две недели сблизят нас больше, чем все годы совместного обучения?

- Фин, нам обязательно нужно подраться, прежде чем мы уедем! - крикнул герой дня петербуржцу, что сидел вместе с Фри чуть поодаль.

- Я только за, - усмехнулся тот.

Эти двое выглядели почти как лучшие друзья сейчас. Возможно, им необходимо было пройти сквозь все эти передряги, чтобы наконец начать относиться друг к другу по-человечески.

- Никаких драк! - строго сказала Фри, на губах которой всё же играла улыбка. - Мало вам неприятностей на один день?

- Вот именно! - согласилась с ней моя девушка и, перегнувшись через мою спину, дала Дипперу подзатыльник. Тот вскрикнул и вскочил на ноги:

- И это ваша благодарность за всё, что я сделал?!

Парень театрально раскинул руки, изображая страдания, и мы снова засмеялись, но уже не так тихо, как минуту или час назад. Медленно и постепенно каждый из нас приходил в норму и успокаивал раскалённые событиями последних суток нервы. Говоря о нервах, я вспомнил о Мараже. Та не появлялась у меня на виду с того самого момента, как мы вышли из автобуса.

- Ты не знаешь, где она? - спросил я Лиса, который до смешного неловко, еле касаясь, обнимал Леди одной рукой. Та не говорила ни слова, но выглядела весьма умиротворённой - должно быть, счастлива, что в кое-то веки научилась стоять за себя.

- Знал бы - давно сказал, - пожал плечами шатен и взглянул на пустующий автобус, припаркованный возле ворот. - Кто-нибудь видел, куда она уходила?

Общественность, которая не слышала нашего разговора, не сразу поняла, о ком идёт речь. Но потом все дружно замотали головами.

- Она вообще заходила в дом? - спросила Фри.

- Да, - ответила Леди и все тотчас уставились на неё. - Скорее всего, Маража у себя в комнате.

- Откуда ты знаешь?

- Я видела.

- Но почему она не пошла к нам, если слышала, что происходит? - как всегда недоумевал Пианист.

Леди пожала плечами и предположила, что у неё есть дела поважнее мальчишеских разборок.

Так мы сидели ещё несколько минут, пока не устали и вкрай не проголодались.

Я уселся за стол, предвкушая долгожданную трапезу и слушая свой урчащий живот, - с кухни уже доносились запахи жареной рыбы. В гостиной, как и в целом, в поместье, было непривычно тихо: Минкс и Рик либо были у себя наверху, либо вовсе ушли из дома, а из взрослых на первом этаже только шеф: кулинар хорошо знал об ораве голодных подростков и, периодически ругаясь по-французски, копошился у себя на рабочем месте.

Какое-то время мы ели в тишине, утоляя жуткий голод, но как только большая часть порций была съедена, Диппер решил, что пора бы молчание прерывать:

- Ну-с, а теперь поговорим о самом главном. Вы двое теперь встречаетесь, так? - с многозначительной ухмылкой спросил он Леди и Лиса и тут же был награждён испепеляющим взглядом последнего, которого явно смутил вопрос.

- Кто, боже мой, спрашивает об этом столь бестактно? - возмутилась Фри, которая наверняка тоже сгорала от любопытства: возможности посекретничать с лучшей подругой у неё до сих пор не появилось, и - я уверен - она с нетерпением ждала, когда день закончится, чтобы они могли вдоволь наговориться, сидя на подоконнике и глядя на ночной город.

- Если честно, мы ещё не успели обсудить официальный статус, - чопорно проговорила Леди, подражая тем напомаженным дамам в мехах, коих мы видели на приёме у Мельбурна и на открытии фестиваля, а потом что есть силы захохотала.

Лис, услышав её, стал выглядеть ещё более смущённым, даже скомпрометированным, а Дипперу пришёлся по душе девичий ответ - он засмеялся тоже. Через секунду начал хохотать я, заметив покрасневшие уши скомпрометированного учителя - и вскоре веселье охватило весь стол. Даже Лис, по-прежнему смущаясь, смотрел на Леди, на щеках которой наконец появился здоровый румянец, с широкой улыбкой.

Полагаю, мы могли бы смеяться целую вечность, но судьба решила преподнести нам ещё один подарочек в виде свежих новостей.

- Вы не поверите, что сказала мне мама! - услышали мы знакомый взволнованный голос.

Рейчел спустилась по лестнице со скоростью ветра и уселась за стол, но уже в следующее мгновенье вскочила и принялась расхаживать по комнате - в точности как Диппер пару часов назад.

- Мадмуазель Кора возвращается в большой балет? - выдвинул гипотезу Пианист, всё ещё ковыряясь вилкой в рыбе.

- Хуже! - всплеснула руками девочка. - То есть лучше! Не знаю...

Она вдруг сделалась рассеянной и подошла к стулу, на котором сидел Диппер. Девушка протянула руки поверх резной спинки и сплела свои пальцы с пальцами юноши, оставаясь стоять позади него.

- Знаешь, он только что ел рыбу, - заговорчески шепнула ей Фри, наклоняясь через стол. Рейчел непонимающе прищурилась. - Руками! - пояснила блондинка, указывая на нетронутые столовые приборы Диппера.

Оскорблённый юноша фыркнул на бывшую возлюбленную и, повернув голову, уверенно взглянул на нынешнюю:

- Руки чистые, - заверил он. - Ты не хочешь немного поесть?

- Не до еды сейчас, - подражая уверенности парня, заявила Рейчел, - сначала мне нужно вам всё рассказать.

Присутствующие переглянулись. Мы все уже насытились приключениями и, признаться, даже немного устали от них, а судя по оживлённому личику Рейчел, новость была не на шутку серьёзная.

- Кто-то умер?

Разумеется, никто, кроме Диппера, не мог задать такой вопрос.

- О Господи, конечно нет! - испугавшись такой перспективы, возразила девушка.

- А жаль, - вздохнул парень. - На похоронах, говорят, неплохо кормят.

На этот раз Рейчел не испугалась, а стукнула Диппера по руке, правда, тут же прижав покрасневшую ладонь к своим губам.

- А я говорила ей про рыбу, - буркнула Фри себе под нос и они с Леди тихонько хихикнули.

- Так что у тебя за новости? - спросил Фин, который, кажется, был единственным, кого не умиляла неловкая нежность рыжеволосой девчонки по отношению к нашему герою-сорванцу.

Вышеупомянутая вернулась с небес на землю и вновь посерьёзнела. Никто больше её не торопил: мы знали, если весть не слишком приятная, нужно иметь достаточно силы воли и мужества, чтобы рассказать о ней. Наконец, набрав в лёгкие воздуха, - так, будто бы она собиралась задуть свечи на именинном пироге - девушка сообщила:

- Мои родители разводятся.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Комментарии