Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава девятая. Дело принципа.
POV: Рик

Минкс сегодня была немного обескуражена. Странное зрелище, учитывая её характер.

- То есть ты готов разорвать наши состоявшиеся отношения просто потому, что тебе начал нравится кто-то другой. Так чтоли?

- Да.

Я вспомнил ту историю, которую рассказала мне Минкс много - три для шестнадцатилетнего подростка это очень много - лет тому назад. Заключалась же она в том, что бедняга испытывала тёплые чувства к никому иному, как к Пианисту. Что это был за парень - никто толком и не знал. Единственное, что все знали точно, так это его великолепная техника. Клавиши фортепиано буквально танцевали под его длинными пальцами. Во время игры Пианист часто закрывал глаза, целиком отдаваясь музыке, наслаждаясь отточенными пассажами или душевной мелодией, быстрому этюду или эмоциональной пьесе. А после последнего аккорда он привычным жестом взъерошивал волосы, которые все время спадали на глаза. Пианист наотрез отказывался их состричь. Учителя всегда хорошо отзывались о нём, как об ученике, но о нём, как о простом мальчике, никогда ничего не говорили. Как так вышло, что Минкс по уши в него влюбилась, я не знаю. Знаю лишь, что отказываться от него в пользу кого-либо другого она не собиралась.

Мои же с Минкс отношения были для всех загадкой, для наших друзей - особенно. Самым ярым их противником был конечно же Диппер. Сколько раз он мне вдалбливал, что Минкс бессовестно пользуется мной, моей репутацией, даже моей внешностью. На самом деле, всё, что я делал, это помогал ей: защищал от дурных языков мальчишек, которые каким-то чудом пронюхивали о её объекте обожания; появлялся рядом с ней и брал её под руку, если рядом оказывался надоедливые ухажеры; выслушивал её истерики после того, как она видела Пианиста, обнимающего или смеющегося вместе с другой девушкой. Припадки неудержимой ревности случались часто и очень болезненно, потому я и должен был находится рядом с ней. Сейчас мы сидели в коридоре музыкальной школы и обсуждали мою личную жизнь. Забавно, да? Мы говорили друг другу всё. Знали слабости друг друга, чтобы помочь, и наших врагов, чтобы предостеречь. Однако я не решался прямо сказать ей о том, как мне всё надоело, до того, как произошел тот спонтанный поцелуй.

Мои размышления прервал взбудораженный шепот Минкс:

- Посмотри туда!

Я повернул голову в указанную ей сторону. По направлению от выхода из музыкальной школы шагал, а точнее, медленно тащился, Диппер. Выглядел друг ужасно потрёпано: вдребезги разбитый нос, сливовый синяк под глазом, плюс ко всему, само его выражение лица было ужасно унылым, и что-то мне подсказывало, что здесь была замешена девушка.

- Кто это тебя так? - Спросил я, как только Диппер поравнялся с нашим с Минкс диванчиком. Диппер не ответил, лишь кивнул головой вправо. Ясно, информация не для разглашения.

Я извинился перед девушкой и бок-о-бок с Диппером направился к лестнице. Пройдя пол пролета, друг наконец остановился.

- Это Фин, - тихо сказал он и указал на ссадины.

- Когда вы успели? - Шокировано спросил я.

И Диппер мне всё рассказал. Быстро и без подробностей, словно ему были противны сами воспоминания о случившимся инциденте.

- А самое парадоксальное это то, от этой драки лучше никому не стало, - грустно пробормотал Диппер. - Фри не хочет видеть меня, что и понятно. Я столько гадостей наговорил, не специально, на эмоциях. Я ведь думал, она просто нерешительная, а на самом деле ... я был ей безразличен.

Я изо всех сил старался делать вид, будто все это время слепо верил, что у этих двоих что-то получится. Решая не расстраивать друга еще больше, я сочувственно похлопал его по плечу.

- Ты-то сам понимаешь, что если Фин что-то расскажет своему крутому папаше, а еще хуже - Мараже, то тебе в Питер дорога будет закрыта? Понимаешь?

Собеседник на секунду задумался, а потом убежденно ответил:

- Не расскажет. Из драки победителем вышел я, а не он. Ты же знаешь таких, как Фин. Честь, достоинство, чёрт возьми! - Воскликнул Диппер и нахмурился. - Он ничего не расскажет, потому что с его стороны это будет выглядеть, как проявление слабости.

- Возможно, ты и прав. Но надо понимать, что у тебя, дружок, появился первый, на сколько я знаю, в твоей жизни враг. Ещё и из-за женщины, - я закатил глаза. Так же, как Дипперу не нравилась Минкс, мне не нравилась Фри.

- В любом случае, я больше не буду её трогать, я обещал.

- Но ты же ... - не успел возразить я.

- Я так решил. Но это не означает, что я не буду трогать Фина.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Комментарии