Глава первая. С чего все началось.
Глава вторая. Гость из прошлого.
Глава третья. Разговоры на чистоту.
Глава четвертая. Любопытность - не порок.
Глава пятая. Мы короли.
Глава шестая. Знаки судьбы.
Глава седьмая. Подслушивать невежливо.
Глава восьмая. За гранью разумного.
Глава девятая. Дело принципа.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Глава двенадцатая. Вершители судеб.
Глава тринадцатая. Не в этот раз.
Глава четырнадцатая. Юношеский максимализм.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть первая.
Глава пятнадцатая. Ромео и Джульетта. Часть вторая.
Глава шестнадцатая. Я слабак.
Глава семнадцатая. Выход в свет.
Глава восемнадцатая. Снова влюблён.
Глава девятнадцатая. Исцеление.
Глава двадцатая. Ночь нежна.
Глава двадцать первая. Пелена у глаз.
Глава двадцать вторая. Долгожданные перемены.
Глава десятая. Здравствуй, Питер.

POV: Леди

Была середина мая. Приветливо светило солнышко и пели птицы, уже обосновавшиеся после долгой зимы. Я перебывала в отличном настроении. До самолёта оставались считанные часы и я в последний раз проверяла собранный чемодан. Одним из приятных сюрпризов в Питере, как нам сказала Маража, будет то, что жить мы будем вовсе не в отеле, а в доме её "хороших знакомых". Насколько я поняла, это семья, которая напрямую спонсирует мероприятие, на которое мы едем. И разумеется, мы с Фри будем жить вместе. Просто замечательно! После долгих споров на счет транспорта до Питера, мы остановились на авиарейсе.

- Это, в конце концов, и выгодней и быстрее! - Решила за всех Маража. Как не странно, я с ней согласилась. Среди боящихся полёта оказалась и моя Фри и утешать её было можно лишь бесконечными разговорами о том, какие фотографии можно будет сделать из-за стекла иллюминатора. Лететь на самолёте с лучшей подругой ... ну что может быть круче?!

В Питере мы пробудем около двух недель. А какая культурная программа у нас запланирована! Дорогого стоят одни лишь походы в театр, оперу, музеи и прогулки по выставкам. Фри постоянно проверяла, положила ли она камеру и фотоаппарат. Она была в восторге.

Официальная часть поездки состояла из трёх частей. Первая - открытие этого самого фестиваля, где мы и должны будем присутствовать в качестве почётных гостей и исполнить песню "Carol of the bells" группы "Pentatonix". Из-за того, что в путешествие отправляются только лучшие голоса, песня звучит восхитительно.

Вторая часть - само выступление с сокращённым до минимума мюзиклом "Ромео и Джульетта". Основная идея самого концерта - показать, что все виды искусства пронизаны одной нитью взаимодействия между собой. Мы будем представлять единение вокала и театра. Как нам сказал Лис, у нас есть шанс проявить наше актерское мастерство.

Последняя, третья часть, - грандиозное закрытие фестиваля, включающее, помимо всего банального, ночной салют на Неве.

В общем, скучать мы не будем.

За прошедший месяц произошло не слишком много: Минкс по-прежнему пыталась завладеть вниманием Пианиста, но тот, как и раньше, особого внимания на неё не обращал; Фин и Ворон сильно сдружились; мы же с Риком стали часто гулять, проводить вместе много времени, и в конечном итоге мы начали встречаться. Как же бесил Минкс этот официальный статус: парень и девушка. Её округлившиеся от злости глаза впивались в меня каждый раз, как Рик обнимал меня в школе.

Но был человек, чей злости я была не рада. Лис смотрел на нас с какой-то неимоверной грустью, так, что порой хотелось заплакать. Что на самом деле являлось основой его грусти, оставалось загадкой. Неизвестным оставалось и то, почему Фри никак не могла решиться довериться петербуржцу. Возможно, она боялась его реакции, но даже мне, её лучшей подруге, не была ясна настоящая причина. Диппер долго восстанавливался после той драки, не сколько физически, сколько морально. Теперь, когда у его лучшего друга появилась я, а голову любимой девушки вскружил Фин, парень окончательно замкнулся в себе. Единственной из участников фестиваля, чья судьба на протяжении этого месяца была мне неизвестна, была Гильза. Что с ней, как она, чем живёт и каким человеком является - полная неизвестность.

***

Четыре часа утра. Я стою в аэропорту и жду своих. Рядом со мной стоят мама и папа, они оба захотели меня провожать. Неизменным оставалось чувство, будто я не смогу сдержать слёз, когда мы будем прощаться. Я никогда не любила расставаться с ними надолго, ведь они всегда приободряли и поддерживали меня.

Возле меня стоял зелёный чемодан среднего размера, а на плече висел рюкзак, напичканный всем необходимым для полёта: документы, техника (видеокамера и фотоаппарат, зарядные устройства), сменная одежда на всякий случай, джинсовая куртка, если по приезду в Питер будет холодно, зонт, солнцезащитные очки, косметичка с собранной дорожной аптечкой и прочие мелочи. В холле практически пусто, не считая кучки наших ребят и их родителей. Рик, Гильза, Минкс, Диппер, Ворон, Пианист и я уже были здесь. Не хватало лишь ...

- Леди! - Звук автоматически открывающихся дверей и выбегающая из них Фри. Я ринулась к ней навстречу и крепко обняла. - Ты забавно выглядишь, когда сонная, - рассмеялась подруга.

- Ты тоже, - выгнула бровь я, - поднять - подняли, а разбудить забыли?

- Именно, - Фри оглянулась по сторонам, - я опять в числе последних?

- Никто в этом не сомневался, - я вздохнула и закатила глаза.

Фри была присуща жуткая непунктуальность. Она опаздывала везде, где только можно: в школе, в музыкалке, когда ехала на концерт и когда шла гулять - всегда.

Я поздоровалась с отцом подруги. Он, крепкого телосложения мужчина, но в тоже время милый и веселый человек в кругу семьи, всегда внушал мне чувство доверия и безопасности. Мы пожали друг другу руки. Этот шутливый жест еще больше располагал к себе.

После этого мои родители и папа Фри завели беседу о предстоящем путешествии, а мы вдвоем уселись на одной из скамеек, поставленных специально для рано вставших путешественников. Вскоре появилась Маража вместе с Лисом и позвала нас всех к себе:

- Все на месте? - Спросила она.

Мы переглянулась.

- Фин еще не пришел, - ответила Фри, пытаясь скрыть обеспокоенность. Но улыбка очень быстро к ней вернулась.

Помните, в фильмах самые крутые герои обычно заходят в здание под крутую и пафосную музыку и именно в тот момент, когда их упоминают в разговоре? Помните? Так вот, в жизни тоже такое бывает.

Фин вальяжно вошёл - я бы сказала "выплыл" - в холл аэропорта. Сзади него шёл какой-то мужчина, везя чёрный чемодан, а сам Фин нёс на плече такого же цвета сумку. Выглядел парень, по сравнению с нами, великолепно: его тёмно-каштановые волосы, оттенком напоминающие чёрный кофе, хоть и были небрежно уложены, смотрелись чертовски шикарно; на нём была толстовка камуфляжной расцветки и чёрные джинсы.

- Только не упади в обморок, - шепнула я подруге, которая, кажется, забыла дышать.

Фин остановился рядом с нами.

- Нехорошо являться всего за час до вылета, - процедила Маража, испепеляя взглядом парня.

- Прошу меня извинить, - без малейшего намёка на раскаяние ответил парень. - Самолёт же еще не улетел, правда? - Он взглянул на свои наручные часы, которые по своей цене явно были недоступны обычному подростку.

Маража поступила по-умному и не стала вступать с этим беспредельщиком в дискуссию:

- Спасибо, что вообще явился, - закончила она и повернулась к остальным ребятам, - думаю, мы уже пойдем на регистрацию, прощайтесь с родителями.

***

- Внимание! Уважаемые пассажиры! Объявляется посадка на рейс "Лиепая - Санкт-Петербург". Прошу всех проследовать к стойке регистрации номер восемь, - проскрипел женский голос из динамика на потолке, а потом повторил тоже самое на ещё двух языках.

Мы нестройной толпой двинулись к указанной стойке, проверив, не остались ли на скамейках наших вещей. Стройная девушка лет двадцати в последний раз проверяла у нас паспорта и билеты на самолёт.

- Счастливого полёта! - С белоснежной улыбкой пожелала она.

Вскоре, минуя автобус без единого сидения, пассажирский трап, немного досаждающий рев двигателей самолета и бесконечные восхищенные возгласы ребят, мы сели на свои места в салоне. Фри уселась в кресле везде иллюминатора, я - по правую руку от неё.

Лететь было чудесно: мы общались, смотрели на мелькающие под нами пейзажи, слушали музыку. За чашкой чая у нас с Фри снова зашел разговор о Фине.

- На самом деле, я давно тебе все сказала, - она тяжело вздохнула, - ты же как никто другой знаешь, как тяжело мне даются глубокие чувства.

- Ты надеешься, что в Питере при удобном случае он признается тебе в любви? - Вот сейчас я не поняла, шучу я или говорю серьезно.

- Ага, спешу и падаю, - возмутилась Фри, - я просто хочу, чтоб мы ещё больше сблизились.

- Мне не нравится слово "сблизились", - ухмыльнулась я, - смотри, не увлекайся, подружка.

Она пригрозила мне кулаком, отчего мне стало еще смешнее, и спустя секунду мы с Фри смеялись на весь самолет.

***

Мимо пролетали красивейшие места города на Неве: Большеохтинский мост, Исаакиевский собор, Петропавловская крепость, здание Зимнего дворца, Сенатская площадь. Нас специально возили кругами, чтоб мы хоть немного увидели город в наш первый день. Всё это было настолько красивым, что у меня перехватывало дыхание. Рядом со мной Фри тщетно пыталась сделать хороший кадр, отрицая тот простой факт, что на полном ходу автобуса у неё ничего не получится.

Вдруг мы начали ехать медленнее и повернули на одну из примыкающих к набережной Невы улочек. Проехав еще немного, автобус остановился напротив трехэтажного дома бледно-жёлтого цвета, украшенный аккуратными белыми барельефами в виде цветов и ангелов. Мы вышли на улицу и теперь старались как можно подробней разглядеть наш дом на будущие две недели. Особенно бросалась в глаза дверь: широкая, из тёмного дерева. Забавно, что рядом с массивным замком века так XIX красовался самый современный, что есть на свете, домофон. Балконы располагались через каждые четыре-пять окон. Те были высокие, в форме арки и с низким подоконником. Мне вдруг захотелось отдать за этот дом все, что у меня было - так он был красив.

- Как думаешь, вся наша компания тут поместится? - Спросил меня рядом стоящий Пианист.

- Посмотрим, - заинтриговано ответила ему я, всё еще разглядывая причудливые окна.

Тут те самые двери-ворота скрипнули и отворились. К нам вышел красивый среднего возраста мужчина и, судя по всему, его жена и дочь. Дочерью оказалась девушка на год или два младше меня самой. Девчонка обладала рыжими волосами, немного вьющимися и доходящими ей до лопаток; личиком в форме сердца и серьёзным выражением лица; светло-голубыми глазами и нежным румянцем на щечках.

- Кора, - донёсся до моих ушей сдавленный вздох. Вначале я не поверила своим глазам: наша преподавательница, растеряв всё свое привычное хладнокровие, бросилась в объятия женщины, которую я посчитала женой хозяина дома. Женщины крепко прижались друг к другу и простояли так, как минимум, минуту, а когда наконец разорвали объятия, я увидела в глазах Маражи слёзы. Настоящие человеческие слёзы.

- Я никогда не думала, что увижу тебя снова, - дрожащим голосом сказала наша учительница Коре, - мы не виделись с того самого дня, как ...

Маража не договорила, но по выражению лица второй женщины было ясно, что они прекрасно понимают друг друга и без слов.

- А я бы никогда не подумал, что эта женщина способна что-то чувствовать, - тихо съязвил Ворон. И правда, единственной эмоцией Маражи, с которой мы были знакомы, был праведный гнев.

- Дети, добро пожаловать в наш дом, - начал восстанавливать разлаженную слезами и сентиментами обстановку мужчина, по-хозяйски указав рукой на дверь, как бы приглашая нас внутрь, - вы все будете жить у нас все время пребывания в Питере. Ваша руководительница - наш хороший друг.

- К тому же, у нас давно пустует третий этаж, - впервые подала голос рыжая девушка, - мы очень рады гостям.

- Это моя дочь Рейчел, ребята, - представился за неё глава семьи.

- Я могу показать вам дом, - воодушевленно предложила Рейчел, а потом, опешив, спросила, - или вы слишком устали для экскурсии?

Про себя я отметила, что будь хоть после кругосветного путешествия, я бы не стала отказывать и расстраивать это милое создание.

- Нет, что ты, - ответила за всех я, - правда же? - Я повернулась к ребятам. Минкс, по-моему, хотела возмутиться, но я бросила ей угрожающий взгляд: "Только попробуй" - одними губами сказала я.

- Правда, - процедила Минкс.

- Очень хочется посмотреть на всё изнутри, - мечтательно добавил Диппер.

- Что ж, тогда пойдем, - обрадовалась рыжеволосая, - ваши чемоданы заберёте после.

Мы кивнули и поспешили за Рейчел. Я взяла Фри за руку, предвкушая убранство дома. Зайдя внутрь, мы попали в небольшой коридор с высоким потолком и полом из светлого мрамора. На стенах справа и слева от нас были прикреплены деревянные крючки, видимо для верхней одежды, а прямо под ними - две обитые бархатом скамьи.

- Из коридора ведут две двери, - начала ознакомительную экскурсию Рейчел, - та, что прямо, ведёт в гостиную-столовою, которая в прошлом служила бальным залом.

Я ахнула. Какого же это, всю жизнь жить в доме, где проводились балы, кавалеры всю ночь кружили головы дамам, а те, в свою очередь, смущенно обмахивались веером и неловко улыбались в ответ?

- Также в гостиной есть дверь на кухню, но туда вам лучше не заходить без особой необходимости.

- Ваш повар бережёт личное пространство? - Съехидничал Фин. Наверно ему, как коренному петербуржцу, интересно здесь меньше всего. У меня же в воображении живо представился толстенький мужчина в белом фартуке и колпаке, с непонятным акцентом и кричащий на всех, кто осмелится заявится на его кухню без приглашения.

- Вроде того, - ответила Фину Рейчел и продолжила. - В общем, столовую вы посмотрите позже, когда пойдём обедать. - При мысли о еде я сделала грустную физиономию. Все таки духовная пища не всегда заменяет реальную. - Вторая дверь почти всегда открыта, - Рейчел указала в право, - там лестница, которая ведет на второй и третий этажи. Рядом есть ванная, - девушка пробежалась глазами по коридору, будто что-то забыла, - и еще кое-что. Под лестницей есть ещё одна дверца, в подвал. Не вздумайте туда ходить, - девушка покачала головой.

- Бьюсь об заклад, вы там кого-то держите, - снова не удержался от комментария Фин. - Но кого же?

- Наверное, таких же циничных и бестактных, как ты, - рявкнул на Фина Диппер. Ой-ой-ой, нельзя давать этим двоим рассорится еще больше, а то чувствую, сровняют они это поместье с землёй.

- Прекратите оба, - повысила на них голос Гильза.

Мы начали подниматься по винтовой лестнице наверх. Ступени были каменные, без острых углов, а перила были изготовлены из красного дерева.

- Солидно, - промямлил Рик, осторожно перешагивая со ступени на ступень.

Где-то там, в высоте, блестела стилизованная под ХVIII век люстра. Когда мы миновали первый этаж и остановившись, следовательно, в коридоре второго, Рейчел указала на уже пройденный пролет:

- Главное, не упасть - здесь очень опасно. Родители хотели было поменять эту лестницу на более надёжную, деревянную, скажем, - девушка тяжело вздохнула, - но она слишком раритетная, чтобы её уничтожать. Ладно, что-то я отвлеклась, - спохватилась она, - на этом этаже родительская спальня, моя комната, комната нашего повара и двух горничных, кабинет отца и хореографический класс.

- Ты танцуешь? - Удивилась я.

- Не дай Бог, - ответила Рейчел со смехом, - моя мама балетмейстер, а папа - тренер по фигурному катанию. Бывает, на роликах по классу катается.

- Классно! - Воскликнула я. - Моя мама тоже хореограф, - вспомнив семью, я вдруг погрустнела. Мы расстались всего несколько часов назад, но я уже соскучилась. Все таки я еще ребенок.

- Значит ты меня понимаешь, - улыбнулась Рейчел, - в общем, на втором этаже вам делать нечего. Все ваши комнаты на третьем. Плюс ко всему, здесь, в комнате для гостей будет проживать ваша учительница. Маража, правильно?

- Ударение на последний слог, - поправил её Лис.

Девушка опять улыбнулась, кивнула и мы потопали на третий этаж, который мало чем отличался от второго.

- Значит, так, - пробормотала рыжеволосый экскурсовод и откашлялась, - комнат на этаже четыре, в каждой есть ванная.

Потом Рейчел сказала, кто в какой комнате живет. Я, разумеется, поселюсь с Фри; Гильза с Минкс; Лиса поселили с Фином и Вороном, а оставшиеся Диппер, Рик и Пианист поселились в четвертой, самой дальней от лестницы комнате.

***

Мы забрали чемоданы, занесли их наверх и спустились в столовую для великолепного долгожданного обеда, состоящего из запеченной в каком-то сладковатом соусе курицы и множества всевозможных салатов и закусок. Поразило меня то, что Кора позволила налить нам вина и просто категорически запретила от него отказываться.

- Это же «Кло Флориден»! - Яро доказывала нам свою правоту женщина. - Его нельзя не попробовать!

- Ну мама, - попыталась упрекнуть её Рейчел, - мы ничего не смыслим в твоих сортах винограда.

- Каберне Совиньон и Мерло, детка, это не просто сорта винограда, - Кора взяла бокал и пригубила немного напитка. - Это творения богов. Знали бы вы, дети, что творит с людьми такое вино в большом количестве ... Да, подружка?

Последняя фраза адресовалась Мараже и кажется, она поперхнулась курицей.

- Правда, - ответила она, явно смущенная вопросом.

Пообедав, мы поднялись в свои комнаты и разобрали вещи. Начало путешествия казалось всем нам весьма многообещающим.

- Ну что ж, Питер, - прокричала я сквозь начавшийся дождь, настежь открывая окно в нашей комнате, - жди нас! Мы идём навстречу приключениям!

- Ты определенно чокнутая, - заметила Фри, которая раскладывала по полкам одежду.

- Зато со мной не скучно, - сказала я и, усевшись на подоконник, стала мечтать о том, что возможно, здесь кардинально изменится моя жизнь.

© Ольга Ларина,
книга «Неожиданное и прекрасное».
Глава одиннадцатая. Ночная вылазка.
Комментарии