1.
2.
3.
4.
5.
6.
ЭПИЛОГ
ЭПИЛОГ

Смерть неумолима. В ее черных руках – чужие жизни и судьбы, нити, которые она вытаскивает из чьего-то полотна осторожно и умело, чтобы не нарушить баланс всей картины. Но есть люди, способные обмануть Смерть. Вложить в холодную грудь Дыхание, чтобы тело открыло глаза и пошло по второму кругу, уже послежизненному. Мертвецы несокрушимы, потому что второй раз умереть нельзя. Дыхание врачует и движет, дарит способность мыслить. Это темная, холодная сестра искры.

Лежа в снегу, Рен чувствовала, как соединялись позвонки, возвращалась чувствительность в ноги. Челюсть срослась, но чуть криво, что, впрочем, не помешало бы девочке. Медленно шел снег – он присыпал место трагедии белой крупой, спрятал кровь и сажу. Лицо усопшего покоилось под зимней кружевной вуалью.

Рен встала. Покачиваясь, она пошла по лужайке, чувствуя холод вдоль спины, не связанный ни с болью, ни с зимним морозцем.

Дверь в дом висела на одной петле. Все было тихо. Только шлепали босые ноги перевертыша по холодному полу и судорожно шарили ее руки по стенам. Трагедия развернулась в комнате – в центре растянулся убийца, выронивший ружье. Его глаза были широко раскрыты, и еще не остыла кипящая в них ярость. Из шеи торчал кухонный нож. Рен переступила через его раскинутые руки и посмотрела на Майрона, сидящего на стуле фортепьяно так, словно в последнее мгновение жизни собирался сыграть. Возможно, реквием по самому себе. Из пробитой выстрелом груди еще сочилась темная кровь. Подтеки украшали белые клавиши, но не были видны на черных. Рен присела рядом с мертвым телом и задумалась. Она могла бы взять Дыхание у кого-нибудь из ближайшего поселения и подарить Майрону жизнь, но тогда бы он не смог играть. Да, сам мужчина вернулся бы, но музыка безвозвратна. Она ушла вслед за его душой.

Тогда Рен осторожно нажала на одну клавишу. Раздался тоскливый, но чистый звук. Девочка повторила его еще несколько раз, чтобы запомнить, и отошла от двух мертвецов – мужчины и фортепиано. Молча она вышла из дома и посмотрела в бесцветное зимнее небо. Начинало сильно холодать, день катился к своему завершению – идеальный конец. Рен упала на колени, и ее оболочка треснула. Лицо сдвинулось – одна половина вверх, вторая вниз, руки опали на крыльцо, как будто принадлежали статуе. С большим трудом из Рен, отвердевшей от печали, выбрался ворон. Он неспешно встряхнулся, расправил крылья и взмыл ввысь, туда, где танцевал снег. Туда, где не было музыки, способной забраться в сердце мертвеца и подарить ощущение того, что он снова жив.

Путь Рен лег на восток.

© Элен Фир,
книга «Песни мертвецов».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
Лена Павлова
ЭПИЛОГ
Прекрасно
Ответить
2020-03-27 08:05:12
1