Вступление. Энн и Мэри
Скука и забавы короля эльфов
Ночи Энн и Мэри. Волшебный лес и общая клятва
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С КОРОЛЁМ ЭЛЬФОВ
РАЗГОВОР МЭРИ И КОРОЛЯ ЭЛЬФОВ
ГИБЕЛЬ И СПАСЕНИЕ ЗОЛОТОВОЛОСОГО ПРИНЦА
ПРОРОЧЕСТВО КОРОЛЯ ЭЛЬФОВ
ЭНН И МЭРИ ЗАБИРАЮТ ЗОЛОТОВОЛОСОГО ПРИНЦА ДОМОЙ
АГНЕСС И СИНЯЯ БОРОДА
СЕКРЕТ ЗНАНИЯ ЭНН И МЭРИ
АГНЕСС КРУШИТ ПРОКЛЯТИЕ
ТАЙНЫ И СКОРБЬ ВДОВЫ И СИРОТ
ПРИНЦ И ДРУГ
БЕЛОЕ БЕЗУМИЕ
МИЛОСЕРДИЕ ИМУЩИХ
ДОРОГАЯ ЦЕНА
Справедливость Джека О’Рори
Скука и забавы короля эльфов

Двое, помимо драконов и даже более них, внушали страх и трепет жителям Троепутья – той части сказочной Англии, где и произошли все события этой сказки. То были король эльфов и его старшая сестра – королева фей Мэб.

Король эльфов часто скучал, а потому часто был в плохом расположении духа. В таком настроении он воровал девиц, коим выпало несчастье (и хватило глупости) в полдень обегать церковь против хода Солнца, заточал в башнях и забавлялся с их роднёй, по одиночке настырно идущей в его чёрный замок – каждый с мечом и ни один – послушав Мерлина. А упрямый старик встречал их всех по пути и учил, как умом победить колдовство. У людей немного ума. Вот что думал великий, разумеется, король эльфов по этому поводу.

Ещё он разрешал своим детям (и слугам) красть сокровища гномов. Чумазые презабавно злились, каждый раз обещали войну и никогда не приходили воевать. Эльфы непобедимы, и это знают все, в чём король эльфов даже не сомневался.

В минуты скуки король эльфов мог украсть и душу ребёнка, что, по его мнению, не было грехом вообще. Ведь через пять-десять лет чистая душа будет замарана людьми и утратит свою ценность. Он же бережно хранил чистые души в замке, освещаемом светом карбункулов, полном статуй юношей, что приходили сюда вызволять своих сестёр и возлюбленных. Мысль о том, что причиной их гибели стала любовь, забавляла короля эльфов, и он не спешил избавиться от потерявших со временем форму каменных глыб, пыль на которых прибавляла работы слугам.

Любовь, по словам людей, самая большая сила на свете, против которой бессильно и колдовство эльфов и фей, и любая хитрость и мощь. И что же видел скучающий король в своём замке раз за разом? Он видел, как любовь к самым близким проигрывает страху, злобе и предрассудкам.

Даже те, наиболее сообразительные, юноши, что внимали советам старого глупца Мерлина, разве не понимали они, что советы его – чушь и бессильны против великой магии эльфов? Тщась разрушить наваждение, они обезглавливали родных сестёр. И вот, залы дворца заполнились их каменными фигурами. А трупы девушек, пусть и заколдованных, но в момент убийства ещё живых людей, были выброшены в лес на съедение зверям. И на многие мили вокруг лес пах кровью.

Это лишь немногие потехи, которым предавался король эльфов в минуты скуки. Он говорил, что люди поступают так же: от скуки творят то, что не сделали бы ни со злости, ни от отчаяния. Хотя, возможно, замечал он, скука и есть самое страшное отчаяние человека. Для короля эльфов она была привычной, как и безудержное, развратное веселье, которому он предавался не менее часто. Но люди есть люди, говорил он, их мораль и страхи не позволят им быть свободными как эльфы и феи, не знающие стыда.

Королю эльфов нравилось похищать детей. Это было намного интереснее краж девиц. Девичьи сердца червивы. В них гнездятся надменные мечты о принцах (статных юношах), что полюбят их (и за что бы?) и сложат к их ногам и сердца, и жизни (пошлость и глупость). Король эльфов множество раз убеждался: девушки глупы, самовлюблённы и жестоки. Им кажется, будто мир вращается вокруг них и даже магия бессильна против их счастливой, разумеется, судьбы. Несколько раз они с Мэб доказывали, что это не так. Но людям, похоже, было мало доказательств. Они продолжали верить в бредни и возноситься над другими из-за мелочей вроде милого личика, стройной фигуры, маленького размера ноги, золотых волос или кроткого нрава (что суть женское притворство и не более). 

Другое дело дети. Дети чисты и невинны. Их сердца полны любви к миру, родителям, ко всем ближним. И они не ждут, что их обязательно и просто так, ни за что, полюбят в ответ. Они каждый день и миг стремятся заслужить любовь – родителей, друзей, учителей. В их душах – бездна великодушия к каждому, кто их полюбить не смог. Они не жалуются и не винят. А если винят, то лишь себя и стараются быть ещё лучше.

До тех пор, пока грязный мир взрослых не докажет им: от их стараний не зависит ничего. Безразличные люди останутся безразличными, сколько к ним ни ластись. Жестоких не проймёшь добротой, а скаредных – щедростью. Самая искренняя и тёплая улыбка не вызовет ответную на лице человека, привыкшего лишь хмуриться и злиться. И взрослые уверены, что живут правильно, и дети должны жить как они. Должны стать как они.

Больше всего королю эльфов нравилось забирать души детей, осознавших вдруг и ясно, каков он, мир взрослых людей, разбитых своим горем и готовых на всё, лишь бы не стать его частью. Лишь бы не быть такими. Они быстро соглашались на все условия и уходили с ним, превращаясь в его игрушки и источник пищи (ибо эльфы и феи питаются душами), пока не были опустошены и не лишались чистоты и силы. После чего король эльфов выбрасывал полные отчаяния души на болота, где те бродили десятки и сотни лет, синими огоньками мерцая во тьме и завлекая в топи случайных путников. «Ибо отчаяние губит не только отчаявшегося», – часто усмехался король эльфов, и его тёмные, жестокие глаза становились поистине жуткими при этих словах.

Лишь несколько раз за сотни лет своей жизни всемогущий король эльфов испытал горечь поражения. Дважды при этом звучали имена Энн и Мэри.  

© Нара ,
книга «Энн и Мэри».
Ночи Энн и Мэри. Волшебный лес и общая клятва
Комментарии