1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
5
Несмотря на то, что выбранный маршрут был на несколько километров длиннее, Данила решил, что лучше спалить лишний литр дорогого бензина, чем попасть на большие деньги при встрече с полицией. Оставив позади себя дорогу на «1-й километр», служивший для него рынком, пополнявшим запасы продуктов на зиму, мужчина направился в сторону Большой Рогани. Это дорога не являлась для него самой любимой, так как приблизительно на середине её находилось кладбище, где были похоронены родители. Всякий раз проезжая мимо, он пытался заставить себя заехать на могилы к родным, но дикий страх перед неминуемой смертью вынуждал снова вжать педаль в пол.

Отъехав немного за улицу брата и потеряв из виду его дом, Данила прикрыл рот одной рукой и выдохнул в сжатую ладонь. Так и есть, запах пива отчётливо чувствуется даже носом, что уже говорить о предназначенных для его поиска приборах? Сзади что-то дернулось, и мужчина резко оглянулся назад. Там лежал закинутый им после начала ремонта телефон. Кто-то звонил, но Данила не видел имени человека из-за положения телефона. Он попытался приподняться и взглянуть с более выгодного угла, но тут в машину что-то сильно ударило. В этот момент водитель осознал, что уже около пяти секунд едет не глядя на дорогу, а правая нога под весом его тела всё сильнее давила на педаль газа.

Почти сразу он нажал на тормоз и машина, преодолев ещё несколько метров, остановилась посреди дорожной полосы. Сердце бешено колотилось, а руки отбивали барабанную дробь по рулевому колесу. Мозг старался быстренько найти объяснение случившемуся, но никаких положительных мыслей придумать так и не удалось. «Хоть бы собака», - пронеслось в голове прямо перед тем, как левая рука потянула на себя ручку отрывания двери.

Снаружи никого не было, а значит, никто не видел произошедшего. Это очень радовало! Хотя, о чём это он? Неужели Данила Новиков сможет сбежать с места преступления, не оказав помощи пострадавшему? «Смогу, - пронеслось в голове, когда он рассмотрел кровавый след на машине. – Ещё как смогу!». Вряд ли выпитый бокал пива теперь удастся скрыть от полиции.

Вспоминая машины своих соседей по дому, сделанные, как говорит его брат, «из фольги», он потрогал небольшую вмятину на капоте. Палец измазался в кровь и мужчина с отвращением вытер его о траву. Так, сколько он проехал от места удара? По идее, не больше сорока метров, а, значит, тот, кто ударился о его капот, сейчас должен находиться невдалеке от родника. Данила сделал с десяток неуверенных шагов и увидел в траве кусочек сиреневой материи.

- Чёрт! Чёрт! Это не собака! - полушёпотом-полукриком проговорил он, закрывая рот рукой.

Он подошёл ещё ближе и замер на месте, увидев лицо, глядящее в небо. Девушка лежала на траве, растянувшись на спине и подставив яркому Солнцу свой белый лик. Можно было подумать, что она решила отдохнуть и позагорать возле родника, воспользовавшись прекрасной погодой, но положение её правой ноги говорило о другом. В ужасе Данила подошёл ещё ближе и чтобы не завыть от ужаса, засунул в рот предплечье правой руки, укусив его, чуть ли не до крови. Боль вернула трезвость сознанию и он быстрой походкой направился к машине, умоляя её по дороге завестись с первого раза.

Магия брата не прошла даром, и мотор затарахтел почти одновременно с поворотом ключа. Данила отъехал в сторону и вывернул машину к обочине. Несмотря на выходной день, больше никто не проезжал мимо, даже ни один человек не появился на горизонте. Остановив машину и заглушив мотор, мужчина направился к роднику, оглядываясь по сторонам и не веря в произошедшее. Ещё бы! Недалеко от дороги, подогнув под себя ногу, лежала та, которую он мечтал увидеть сегодня у себя возле дома. Его прекрасная незнакомка смотрела прямо в небо, а когда Данила склонился над ней, то продолжала смотреть уже на него, ставшими незрячими глазами.

Ещё раз, посмотрев по сторонам, Данила окинул взглядом близлежащие кусты и деревья. Его руки вцепились в кисти девушки, и, яростно упираясь ногами, убийца потянул ношу к приглянувшемуся месту. Всю дорогу он смотрел по сторонам, но никому в этот жаркий день не пришло в голову появиться на дороге, ведущей к роднику. Данила начал надеяться на то, что все жаждущие воды набрали её ещё вчера вечером, понимая, каким жарким будет сегодняшний день.

Затащив тело подальше в кусты, он сел с ней рядом и разрыдался. Рука привычно заняла место во рту, заглушая всхлипы. Голова девушки во время перемещения наклонилась в сторону и сейчас продолжала смотреть на Данилу, как ему казалось, с сочувствием. Ещё бы! Неужели она может смотреть по-другому, учитывая нелепость произошедшего и глубокое расстройство случайного убийцы? Она всё понимает, а значит, переживать не за что. Данила посмотрел на её ноги, перевёл взгляд на живот и, поднявшись выше, остановился на груди. Нельзя сказать, что она раньше ходила в строгой одежде, но сегодняшнее её простое одеяние будоражило мужскую фантазию. Левая, ближняя к нему, грудь выпала из сиреневого сарафана и смотрела сейчас вверх, скрываемая от Солнца ветвями деревьев. Поначалу, данная ситуация смутила мужчину, и он даже хотел поправить одежду на девушке, но тут же осознал, что пока тащил её, сарафан разорвался.

Грудь смотрела в небо, а Даниле казалось, что она смотрит прямо на него. Такого не могло быть, но мозг продолжал убеждать в этом сознание. «Вот она, прямо рядом с тобой. Ты же помнишь, как во снах представлял её в своих руках. И эту, смотрящую на тебя, и вторую, всё ещё сокрытую от твоего взора. Теперь они здесь. Рядом. Возьми их. И не только они, но и другие части тела, такие желанные, и когда-то очень далёкие», - мозг вдалбливал в сознание эту мысль, разрушая тонкую грань между реальностью и фантазией. Рука потянулась к груди, но Данила вовремя остановился, разделённый с телом девушки парой сантиметров. Нет, он не такой! Он не сможет сделать этого, несмотря на всё своё желание. Резко вскочив на ноги, Данила ломанулся к роднику, остановившись на выходе из кустов - детские голоса звучали очень близко.

Трое детей ехали по дороге на велосипедах. Два мальчика и одна девочка о чём-то спорили, но Даниле ещё не была понятна тема их разговора. Через несколько секунд, когда они оказались рядом с родником, всё стало на свои места: мальчики не могли решить кто из них любит сильнее девочку. Без матов и громких криков они поясняли свои чувства, а она посмеивалась, поглядывая то на одного, то на другого.

- Давай воды попьём - ехать ещё долго, - сказал один из ребят, останавливая велосипед напротив родника.

- Давай, - ответил второй, подъезжая чуть ли не к самой воде.

Девочка остановилась на дороге и повела своего железного коня в руках. Данила клял себя за минутные слабости, заведшие его в подобную ситуацию, но прекрасно понимал, что делать уже нечего и остаётся только надеяться на чудо.

- О, смотрите, вёдра лежат, - подъехавший к роднику парень остановился рядом с двумя металлическими вёдрами. - У дяди Валика такие.

- Ну, да, - проговорил его друг, - и ручка изолентой смотана, и буква «К» на боку нарисована.

- У него сегодня в гостях Полина, - сказала девочка и оба ухажёра посмотрели на неё. - Я сама видела.

- Тогда где она? - мальчик, стоявший у родника, потрогал ведро и посмотрел вокруг. Данила пригнулся, как можно ниже, наблюдая за юными сыщиками, продолжая твердить про себя: «Чёрт! Чёрт!». Он сам загнал себя в это положение и сейчас понимал, что машина, стоящая невдалеке, может заинтересовать ребят не меньше, чем пара перевёрнутых вёдер.

- Может, в кустики пошла? - засмеялся второй мальчик и подняв с земли маленький камень, бросил его в сторону Данилы.

- Ладно вам, с кем не бывает, - проговорила девочка и снова села на свой велосипед. - Ты пару месяцев назад сам с трудом домой добежал, так что не смейся. Тем более, у женщин всё по-другому работает. Лучше догоняйте.

Данила смотрел, как его спасительница отъезжает от дороги, завлекая за собой двух друзей. Ребята, переглянувшись, быстро сделали по глотку воды и отправились следом, стараясь разглядеть в кустах ушедшую «по делам» Полину.

- А что, у вас так сильно «по-другому»? - почти одновременно спросили ребята, но ответ Данила уже не слышал.

Он наблюдал, как тройка детей проехала рядом с машиной и унеслась вдаль по дороге. Подойдя к роднику он, ногами покатил ведро к кустам, боясь оставить на нём свои отпечатки. Вернувшись назад к роднику, Данила умыл лицо холодной водой, намереваясь убрать появившееся возбуждение. Вроде, помогло, так как холодный рассудок занял место в голове, вытесняя оттуда различные глупые мысли.

«Так, что мы имеем на данный момент? - раздумывал он, возвращаясь к своей жертве. - Её зовут Полина, и она приехала в гости к дяде Валику. Кто он ей? Наверное, отец. Скорее всего, её скоро будут искать, так как до родника от посёлка идти недолго. Есть трое детей, вероятно, видевших машину. И главное - есть труп его прекрасной незнакомки, лежащий снова перед ним. Ничего не упустил?».

Присев на прежнее место, он посмотрел в глаза девушке.

- Ну, прости, - шёпотом произнёс Данила. - Поверишь или нет, но я этого не хотел. Если бы не телефон… Так, давай договоримся сразу: ты на меня не обижаешься, я никому не говорю, что ты меня хотела соблазнить своей голой грудью. Идёт?

Он подсел к ней и потрогал пульс на руке. Затем, приложил палец к артерии на шее и пожал плечами - похоже, мертва. Не то чтобы у него были сомнения, но проверить не мешало. Данила повернул голову девушки вверх и, сидя рядом, заглянул ей в глаза.

- Я тебя люблю. Очень. Чёрт… Что теперь делать? Ну, скажи мне! Чего ты молчишь?

Он поднял лицо вверх и засмеялся тихим смехом человека, стоящего на пороге истерики. Опустившись к ней пониже, Данила поцеловал незнакомку в губы. Нет, чуда снова не произошло и «спящая красавица» не проснулась. Однако к нему вернулось возбуждение, и его рука легла сверху торчащей в небо груди. Под рукой была ещё тёплая плоть, манившая мужчину с каждым мгновением всё сильнее и сильнее. Страх перед смертью, постоянно испытываемый при воспоминании о родителях, отошёл на задний план, оставив чистое желание и страсть. Он продолжал целовать губы, разминая между пальцами сосок, в какой-то момент осознав, что уже держит его в губах. Оторвавшись от манящей женской плоти, Данила вскочил на ноги и отошёл в сторону. Отвернувшись от девушки, он проговорил, смотря куда-то вниз:

- Прости, я не могу… Почему-то есть чувство, что ты хочешь этого, но я не такой. Мне нужно согласие девушки, слышимое мною в каждой частичке твоего тела, но мне кажется, что я схожу с ума. Это же не реально!

Он подбежал к мёртвой девушке и снова заглянул ей в глаза. Казалось, она улыбается, глядя на него смело, не отрывая взгляда. Оглядевшись вокруг, Данила не придумал ничего лучше, чем насыпать ей на лицо прошлогодних листьев, продолжавших лежать под деревьями. На сосок тоже был положен лист, прикрывший манящую наготу.

Через мгновение он пробирался к выходу, держась руками за ветки деревьев. Оглядевшись из кустов по сторонам и не имея другой тары под рукой, он набрал воды в рот, вспоминая о нескольких следах крови на капоте. Осторожной походкой мужчина пошёл рядом с деревьями к своей машине, ждавший его на прежнем месте. Выплеснув воду на пару бурых пятен, он протёр их тряпкой, всегда лежавшей в кармашке двери, и удовлетворённый полученным результатом, занял место в машине. Главное, теперь не забыть выкинуть этот лоскуток, а то полиция будет ему очень рада.

Что будет с телом? Да, какая теперь разница... Могут съесть собаки, а могут найти люди. Всё равно, Даниле осталось только воспоминание об их встречах на районе. А также его сны.

Ключ занял привычное место в замке, но ни с первого, ни со второго раза машина не завелась. Данила посмотрел на себя в зеркало заднего вида и ужаснулся: оттуда смотрел человек, умственно здоровым которого назвать было очень тяжело. Он погладил руль, переложил руку на пластик двери, нагнулся над пассажирским сидением и проговорил, обращаясь к капризной машине:

- Не ревнуй. Возможно, от меня и пахнет сейчас женщиной, но больше её запаха на мне ты не почувствуешь. Поехали, пока меня никто не увидел, а то достанешься Саше, а он из тебя сделает культиватор для тёщи. Поехали, а? Ведь он же тебя починил…

Машина снова кашлянула, поддаваясь вставленному в замок зажигания ключу, и как капризная девушка, наконец-то поддалась на уговоры. Выезжая на трассу и направляя машину в сторону Большой Рогани, Данила уже знал свой следующий шаг, но он вряд ли понравится его машине.
© Виталий Ячмень,
книга «Прекрасная незнакомка».
Комментарии