Предисловие.
...
Глава 1: Кот. D-1
Глава 2. Фотография.
Глава 3:Бульон. D-2
Глава 4. Крыша
Глава 5. Она.
Глава 6.1.
Глава 6.2.
Глава 7: Друг.
...
Глава 8. Монстр. (D-3)
...
Глава 9: Соната единорогов (отредактированная версия)
Глава 10:Пижама (отредактировано)
...
Глава 11: Палата 79.
Глава 12: Оборо.
Глава 13: Звонок
Глава 14: Грязный снег. D-4
Глава 15: Потасовка. D-4
...
D-4: Плохая мать.
Глава 5. Она.
Время близилось к глубокой ночи*. На улице уже плавала бледная луна скрываемая под тяжестью тягучих и неторопливо плывущих туч. Былые еще несколько часов назад «живыми» капли дождя ,замерли на продрогшем от мороза стекле, рисуя причудливый узор, а по городу завывающей песней гуляла метель.
Эту картину Мин Юнги наблюдал глядя через окно своей квартиры, сидя от него в метрах двух на диване, укутавшись с ног до головы в теплый плед. Смакуя, он попивал горячее молочное какао, которое для него приготовил Чон, параллельно смотря по телевизору одно из популярных развлекательных шоу с участием каких-то еще малоизвестных айдолов**. Свободной от кружки рукой Юнги поглаживал белого кота, что удобно расположился у него на коленях. 
В это самое время , его сосед по комнате своего времени даром не терял. Пока Мин отогревался на диване, Джей-Хоуп вокруг этого самого дивана крутился с массивным немецким пылесосом, который им на пользование оставила хозяйка квартиры. Когда Чон узнал, что аппарат к тому же еще и бесшумный , с контейнером вместо мешка и гидра очистителем, счастью его не было предела и он в тот же момент принялся за тестирование данной машины, не смотря на то, что  хозяйка квартиры еще, даже не успела  вручить квартирантам ключи.
Чон Хосок наводил порядок в квартире совершенно игнорируя безделье своего соседа, который ко всему прочему, даже мизинцем своей ноги не пошевелил чтобы помочь, но Джей –Хоуп не жаловался, он и так знает – проку от Юнги в домашних делах  мало ,точно так же , как от унитазного  ершика в нотной грамматике. Мин Юнги совершенно бесполезная в хозяйстве вещь. Если Мина и заселять к себе в квартиру, то исключительно как предмет комнатного интерьера, не больше. Честно говоря, Джей-Хоуп уже привык быть в некотором роде , в роли «мамочки» для Мина.  Да и тягости он за этим не чувствовал особо никакой. Вся эта домашняя рутина для него в порядке вещей, он с самого детства всегда был маминым помощником. Мама научила его стольким вещам, что Чон легко может дать фору любой девушке: уборка, готовка , стирка – для него это раз плюнуть. Стоит ли говорить о том, что поселившись с Юнги, Хосок обстирывает не только себя, но и хена, а так же завтраки и ужины готовит за двоих. Такими темпами осталось только предложения руки и сердца от Мина дождаться. Но об этой шутке Хосок ,естественно , вслух не упоминает. По крайней мере не сейчас.
Любой другой человек на  месте Чона, наверное давно бы гнал такого сожителя в шею, заставляя пахать рядом, но только не Хосок. Если кто-то в его ( в какой-то мере) квартире начинает браться за уборку, то у него подсознательно возникает синдром «первой хозяйки», а во время этого «синдрома» он превращался в просто непереносимую стервятницу,  из-за чего он парой  сам себя на дух не переносил, но ничего поделать с собой не мог.
Иногда Чон Хосок задумывается о том, что он будет делать, когда женится? Как с женой хозяйство то делить ? А кухню? А если она будет делать все не так? А он уверен, что она все будет делать именно НЕ так! А если и вовсе попадется такая же бестолковая как Юнги? Юнги то еще понятное дело ,ему простительно , ибо он - овощ, но жена то?! Она же его изведет ! А если наоборот, толковая попадется? Так это и вовсе кошмар! Это же нескончаемые обмены аргументами в плане хозяйственного положения тех или иных вещей и проблем! Вот например, возникнет у них спор: вещи в шкафу раскладывать по типу ткани, по  цвету или сезону? А продукты в холодильнике? По типу продукции или сроку годности?
« Ну уж Нет! Лучшему холостяком остаться, - иногда думает он, а потом мысли приходят, - « А кто вечерами будет встречать в пустой квартире? Утешать , когда плохо? Радоваться победам и делиться счастьем , когда хорошо? А с кем в обнимку смотреть телевизор прохладными ночами и не только? С котом ? Ну уж нет. А дети?»,- Хосок о своих детях с шестнадцати лет мечтает – о сыне и дочке, чтобы братик сестренку защищал от всяких гадов. Джей-Хоуп еще тогда решил, что если у него будет сын, то непременно отдаст его в какие-нибудь единоборства, вот только пока еще не решил в какие. Но только не бокс! И не борьба! Корея – это вам не Америка. Здесь с кривым носом или даже без  пары зубов – никак. Пропадешь. В этой стране , внешность – один  из более важных и главных критериев твоего успешного будущего.  Вот вышел ты рожей – «Айда на хорошую должность!» ,а если  не вышел –« Бери деньги, где хочешь- нам плевать. Хоть землю жуй, хоть бутылки из помоек собирай. Может хотя бы так накопишь себе на «пластику». Но, это Хосок сейчас больно далеко со своими мыслями укатил, но если смотреть объективно, то все это было в какой-то мере именно так. А над  выбором секции он все же подумает, только позже.
Обходя диван с волочащимся следом пылесосом, Чону вдруг приходит в голову мысль, что он так и не поинтересовался у Юнги о том, как прошла его поездка домой, а ведь уже два дня почти прошло. И как он после этого смеет называть себя его лучшим другом? Обратив свое внимание к по прежнему сидевшему на диване Мину, Хосок замечает, что глаза его какие-то странные стались, словно стеклянные, а взгляд и вовсе какой-то отсутствующий: вроде бы и направлен в телевизор, но однако, ничего перед собой не видящий. Могло сложиться такое впечатление, что хен находится под каким-то гипнозом, и Хосок подумал бы так, если бы не знал своего друга достаточно хорошо. Конечно , он понимал , что Юнги сейчас глубоко о чем-то задумался. Если тело Мина и находилось здесь – в этой комнате, то вот мысли его были гораздо дальше , и о них Чон к сожалению или к своему же счастью, не имел ни малейшего понятия, и мог лишь только догадываться над чем именно сейчас работал механизм в его голове.

- Мин Шуга? - отключая пылесос произносит Хосок неуверенно.

- Хм? – отвечает задумчиво сосед не оборачиваясь.

- Тебя что-то беспокоит ? – Чон пытается спрашивать осторожно, чтобы на сей раз не допустить очередной ссоры. В последние два дня их стало многовато, пусть последнюю их стычку, даже ссорой то и не назовешь, скорее дурачество.

- С чего бы? – как и прежде задумчиво отвечает хен.

- Не знаю. Просто почему-то так кажется.

- Не волнуйся , Хоби. На сей раз у тебя нет повода для беспокойств.

- Я… я не это имел ввиду.

- И все же, - Мин обернулся и, на удивление Хосока , тепло улыбнувшись повторил, - Тебе не о чем волноваться.

Затем он снова отвернулся и замолчал. Неожиданное появление улыбки на лице Мина просто на просто сбило Джей-Хоупа с толку.

- Хен?

-Да?

Джей-Хоуп отложил пылесос к спинке дивана, а сам, приподняв расстеленное голубое одеяло, уселся рядом с Мином .

- Я хотел кое о чем поговорить с тобой…

- Конечно. Говори. Разве не для этого мы с тобой друзья?

Хосок улыбнулся краем губ, а затем перевел свой взгляд от хена к телевизору. В экране какая-то девушка имитировала танцы парней из более известных в их стране групп. Получалось у нее так себе. Хосоку-то этого не знать?
Парень замялся. Он вроде бы хотел о чем-то рассказать Мину, но в последнюю секунду, все же передумал и решил расспросить о поездке домой.

- Ты уже два дня как вернулся, а я даже не спросил, как прошла твоя поездка в Тэгу. Извини, все никак момента не подворачивалось «удачного». В этом плане я  - друг плохой.

- Поездка в Тэгу…- повторил Мин, - Прекрасно. Город совсем не изменился. Точно такой же как и два года назад.
Хосок не отрывал с Юнги своего пристального взгляда. Что-то в нем изменилось, но он не мог понять что. Он смотрел на Юнги и почему-то совершенно его не узнавал. У него что, немного рассудок затуманился после сдачи экзамена? Переволновался что ль ? Странный какой-то. Обычно после экзаменов Мин Юнги весь вечер ворчит о том, какое отвратительное у преподавателей отношение к студентам, и грозится полностью переменить всю образовательную систему в стране, как только станет ее новым президентом,  а тут глядишь – молчит, да еще и лыбится без особого повода, умничает.  Чон нашел в себе смелость задать другой, более личный вопрос. Мин однажды запретил своим друзьям спрашивать его об этом, но тут Хоупу показалось, что задать этот вопрос было важно в какой-то степени.

- А дом? – осторожно начал Хосок, - Ты был дома ?

Юнги не отвечает. Устало закрывает глаза и глубоко вздыхает. Тихо голову на спинку дивана откидывает. Молчит. Словно впитывает только что услышанные слова с отголосками Хосоковского тембра. Хмурится. Между бровей прорезается маленькая морщинка. Джей-Хоуп внутренне начинает сомневаться в правильности своего действия. Мин Юнги же мысленно возвращается на неделю назад. 


Ночь. Снег. Узкая нелюдимая улица освещается тусклым светом уличного фонаря,  вдоль которой проходит каменисты тротуар. Следом перекресток. По дальней стороне по хронологии цифр расположены жилые дома, ютящиеся под ветками застеленных снегом деревьев. Время близится в полуночи. На проезжих дорогах нет ни одной машины. Только пара велосипедистов промелькнула: запоздалые работники ночной смены. По другую сторону проезжей части стоит парень. На нем темное пальто, черная вязанная шапка , плотные джинсы и тяжелые ботинки на широких шнурках и толстой подошве. Глядя на него можно подумать, что это не более ,чем играющая под  светом ночного фонаря тень. Он смотрит прямо перед собой , полностью игнорируя струящийся снегопад. Его внимание целиком поглощено наблюдением за одним единственным окном былого когда-то столь родным дома.
Кухня. Горит яркий желтоватый свет. В отверстии оконной рамы он видит знакомый и до боли родной силуэт.
Мама.
Женщина сидит за столом  у окна и читает какую-то книгу. На носу элегантные очки в классической черной оправе, черные волосы ее распущены, на длинной челке прорезается прядь серебристой седины. За два прошедших  года заметно постаревшая,- думает парень, - Но по прежнему неописуемо красивая. Длинные пальцы профессиональной пианистки неторопливо перелистывают страницу книги. Мин Юнги уверен, что мама читает очередной роман. Она всегда любила их читать, ведь по ее словам, они помогали ей хотя бы на время сбегать от реальности. 
В комнате появляется второй , не менее знакомый силуэт молодого человека. Он подходит к женщине и прислонившись к столу за которым она сидела , что-то обеспокоено ей говорит. Брат. Мама неторопливо снимает с глаз очки и улыбаясь качает головой, потирая уставшие глаза. Она поднимает взгляд на возвышающегося над ней сына и  утешающе гладит его по предплечью. Парень вновь что-то говорит, но женщина лишь по прежнему качает головой. Парень на улице уверенно представляет, как она утешает, что посидит еще немного, а затем отправится спать. Дает слово. Брат вздыхая сдается. Наклоняется к женщине и приложив свои ладони к ее щекам , заботливо целует голову, прямо между пробором волос. Женщина улыбается хрупкой улыбкой, говорит напоследок что-то и брат неторопливо уходит. Как только парень пропадает с поля зрения, улыбка женщины гаснет. Она невесомо откладывает книгу и оборачиваясь смотрит в окно. Она видит лишь густеющую тьму и собственное отражение в стекле, в то время, как парень на другой стороне улицы молчаливо наблюдает за ней. Он знает, что она не может его увидеть. Этой ночью он взял на себя роль призрака вернувшегося домой, но наблюдающего за его обитателями лишь со стороны.
В голове возникает мысль – «позвони». Он достает из кармана еще не успевший замерзнуть и отключиться на морозе телефон. Уверенно открывает телефонную книгу , но все же мнется  немного в сомнениях на так давно неиспользовавшемся и почти забытом о существовании контакте – «Мама».
Парень нажимает клавишу вызова ,подносит телефон к уху и наблюдает за окном - не сводя глаз и почти не моргая.  Начались гудки : протяжные , бесконечные. Сердце заколотилось бешено. Он видит как женщина в окне отвлекается на какой-то шум. Берет в руки телефон со стола, смотрит в его экран – номер не знакомый. Сомневается, но все же отвечает.

- Алло? - одно короткое слово, которое пробивает в груди парня огромную дыру. Голос на столько родной и почти забытый, заставляет сердце пропустить болезненный удар. – Кто это? – спрашивает женщина, на лице которой появилось легкое волнение. Но он по-прежнему молчал. Лишь вздохнул глубоко и неторопливо. Парню на секунду послышалось как голос женщины на другой линии провода дрогнул.
Она ахнула.
- Мин Юнги? – шепнула женщина. Горло  Мина сковал тяжелый спазм. На глазах выступили непрошенные слезы, а нижняя губа задрожала. Услышав свое имя из ее уст спустя , ставшими такими бесконечными  два года,  кажется , он и вовсе разучился правильно дышать. Мин Юнги  не мог произнести ни звука. Продолжая молчать он по-прежнему наблюдал за женщиной в окне: смотрел, как она вскочила с места и стала внимательней вглядываться в окно, пытаясь разглядеть своего сына в тусклом свете ночных фонарей. – Где ты? Скажи , что ты здесь. Пожалуйста не молчи!
Но он по прежнему молчал, не смея сказать ни слова.
Парень по другую сторону проезжей части наблюдал, как женщина в окне сорвалась с места и побежала в сторону входной двери, но он сам кажется, не торопился к ней на встречу, как и не торопился бежать от нее . Он сделал пару шагов назад, прячась в ночной глубине, туда, где свет фонаря не мог его коснуться. Мин Юнги увидел, как женщина в кофейном пальто выскочила на улицу с прижатым к уху телефоном, волосы ее трепал холодный уличный ветер и они, мелкими прядями спадали на ее красивое лицо. Отстранив телефон от лица, он взглянул  на его экран в котором по прежнему текли секунды разговора. Мин Юнги  неуверенным движением большого пальца нажимает кнопку сброса, а затем снова смотрит на женщину в кофейном пальто – на маму под струящимся снегом.
- Нет, нет, нет… Мин Юнги! – зовет  она,  судорожно пытаясь не потерять связи с сыном  и сквозь пустынную улицу, голос ее звучал так отчаянно, что  эхом проникал парню под самую кожу,- Юнги, пожалуйста, не уходи!
Больше Юнги ничего не слышал.  На улицу выскочил брат, а вслед за ним…Отец… Само присутствие этого  мужчины где-то по близости  оглушало Мина словно гроза в штормовую ночь. Еще  шаг. Затем второй и третий. Юнги разворачивается  и медленно уходит прочь, растворяясь  в  густоте полуночной тьмы и падающего снега.



- Шуга?

Голос Хосока вновь возвращает Мина из воспоминаний обратно в свою съемную квартиру.

- Что ?

- Ты побывал дома? Семью повидал?

- Дома, -повторил Юнги так, словно пробуя это слово на вкус  , - Побывал на своей улице. У жилой постройки в которой раньше жил ,тоже побывал, но на счет дома…- парень томно вздыхает,-  Мой дом здесь. Уже два года как  и моя семья сейчас - это ты и еще пятеро аболтусов. И  мне вполне достаточно этого.

Они замолчали. Каждый вновь ушел в свои мысли. Юнги гладил белого кота, а Хосок неосознанно внимательно разглядывал шрамы на пальцах движущейся по спине животного руки. Тишина вновь стала давить на них. Чон совсем не этого хотел. Он собирался поговорить и рассказать соседу кое о чем, но решил , что сделает это позже. Успеется. Поэтому Хосок  решает немного пошутить, чтобы в комнату вновь вернулось эмоциональное равновесие:

- А меня ты так никогда по голове не гладишь,- наигранно надув щеки заявил Чон,  скрестив руки на груди, чем вызвал на лице Мин Юнги мгновенное изумление, -А ведь мы с тобой уже два года под одной крышей живем…Но ты меня даже близко к себе не подпускаешь, в то время как этого нахала в первый же день впустил к себе в постель!

На ошеломленном лице Мин Юнги неожиданно расплылась широкая улыбка, что удивило Хосока не меньше, чем если бы  снег выпал в августе. Юнги так редко улыбается, а тут улыбка такая широкая и красивая . Если бы Чон был девушкой, он бы непременно озвучил тот факт, на сколько красив его хен ( или правильней было бы для него в данной ситуации обратиться «оппа»? Да какая к черту разница?!) , когда улыбается, но делать он этого конечно же не стал, потому что «А» - Хосок считает себя настоящим мужиком, пусть и не суровым, и «Б» - не дай Бог , своими соплями спугнет Юнги. 

- Хоби,- говорит Юнги по прежнему широко улыбаясь, - Ты дурак ?

- Ты только сейчас об этом узнал? Я тебя умоляю, - смеется Чон, смеется так искренне, что вряд ли бы кто-то смог уличить в этом смехе и нотки фальши - А ты что это так заулыбался то ? Влюбился что ли? Не уж то в меня? Прости братан, но я по девочкам.
Мин Юнги рассмеялся, что заставило теплое масло радости растекаться в груди Чона с большим дозированием. Это было чем-то особенным для него, что-то вроде метеоритного дождя, которого он ждал все прошлое лето( но так и не дождавшись уснул, проспав бриллиантовую россыпь, что падала с высоты ночного небосвода).
Мин  отвернулся и, почесав кота за ухом, кивнул.

- Влюбился… Вот только не взаимно…

Хосок было хотел разинуть рот в удивлении, как Юнги выдал:

- Жаль конечно, что ты по девочкам.

Джей-Хоуп подавился воздухом. Юнги рассмеялся.

- Успокойся, я всего лишь пошутил.

- Ну ты , блин, даешь… Возьму за аргумент, - словно приходя в себя ответил Чон, - Я ж чуть было в обморок не свалился!

- Тэхену это скажи, когда он в очередной раз будет лапать твою задницу.

- Эй! Он не лапает мою задницу! Он порой хлопает меня , но это не значит , что мне это нравится!

- Я так и заметил. Именно поэтому ты особо и не сопротивляешься.

- По твоему я должен дать ему по морде?

- Как минимум.

- Хорошо, я учту это. Однако, это не отменяет того факта, что я требую себе от тебя  подобного массажа головы, который ты делаешь  Нуну!

- Так у кота все таки есть имя. Неужели? И?  Нун от слова «снег»* или нун слов «старшая сестра»* ?

- Вот у моей сестренки Дживу и спросишь, а сейчас меньше слов, больше дела! Нуни , уступи место своему хену, на руках его хена, чтобы получить отдых после мозгового штурма на экзаменах. Я сегодня запарился просто кошмар! Препод чуть не затопил меня!

Хосок аккуратно взял кота с колен Юнги и расположил его чуть поодаль , по левую сторону от ног Мина, а сам в этот момент нагло расположил свою голову на его коленях.

- Работай , Мин Шуга! Я что, зря тебя обстирываю и ужины готовлю? Будь добр, будь полезен мне своим сожительством.

- Вот ведь пиявка!

- Зато со мной здорово. Признайся, я же классный?

Шуга покачал головой и стукнул Хосока по макушке. Чон по-детски захныкал.

- Я же сказал, что моя голова после мозгового штурма, со мной нельзя так грубо!

- Не россыпишься.  Ты сдал ?

- Сдал,- довольно протянул Чон,-  «Отлично» у меня в зачетке. Как на счет тебя?

Мин Юнги недовольно запустил пальцы левой руки в красные волосы Хосока и аккуратными движениями стал массировать кожу. Чон блаженно вздохнул. Мин на мгновение вспомнил, как подобный массаж сегодня в столовой Тэхен делал для Чонгука.
- Сдал. Правда тоже чуть было не провалил, но декан  вошел в положение, пожалел видимо из-за простуды. Явно не хотел топить отличника.

- «Всплыть» получилось ведь.

- А ты сомневался ?

- Честно говоря совсем чуть-чуть. К стати, хен, а что ты на крыше –то забыл? Там ведь метель была такая, что носа не высунуть.

- Да так, покурить выходил. 

Продолжая массажировать голову Чона своими длинными пальцами, Мин Юнги вновь ушел в раздумья, подсознательно снова  возвращаюсь к тому моменту, когда стоя на крыше неожиданно встретил ее. Улыбка вновь тронула его лицо.
Такая же красивая и хрупкая , какой он  увидел ее впервые , когда случайно заметил на балконе. И такая необычная.


Он медленно обернулся через плечо и обомлел. Не веря глазам обернулся всем телом, но легкая тяжесть с плеча по-прежнему не спала – ему не мерещилось. И без того бледное лицо его стало белым как мел, чистый холст. Мин Юнги замер в полном оцепенении , не в силах произнести ни слова, ни звука. Он даже не моргал.
Прямо перед ним, по прежнему не отрывая своей ладони с его плеча , стояла она.
Черное зимнее пальто до колен, на  ногах плотные черные колготки и не мене черные лакированные ботинки на шнурках. Каштановые волосы как обычно распущены и струятся почти до самого пояса, поддаваясь ветровым порывам. На голове все те же глупые плюшевые наушники… На бледном фарфоровом лице горел розовый румянец, из под длинных черных ресниц растерянные глаза смотрели обеспокоенно, а на мягких и пухлых губах светился легкий косметический блеск. Красивая.
Девушка молчала. Убрав руку с плеча парня она по-прежнему не отрывала с него своего обеспокоенного взгляда. Мин тоже не мог произнести ни слова. Он просто смотрел на девушку, которой тайно восхищался последние несколько дней, и просто не мог себе вообразить, что ее присутствие рядом с ним на этой крыше реально. Девушка подошла ближе и протянув руку, попыталась взять Мин Юнги за  ладонь, но парень неожиданно для самого себя отпрянул.
- Что ты делаешь?- спросил он опешив. Это был весьма смелый жест со стороны девушки, с которой они не были даже знакомы. Притронуться к парню, да и к тому же попытаться взять его за руку – за это Мин уже мог накатать на нее за нарушение личностной неприкосновенности, но до этого конечно же он  загоняться не стал бы.  Куда более его волновало нарушение личного пространства и строгого правила менталитета, придерживаться которых ему строго завещала мать . Это было вольным шагом, а по традициям и вовсе -  настоящим сумасшествием!
Девушка выдохнула, затем сама протянула парню руку, немым жестом и взглядом прося принять ее. Мин не шевелился. Впервые в жизни он почувствовал себя бревном , во всех смыслах этого слова: таким же бездвижным, тупым и ни на что не способным. Он просто стоял столбом и растерянным взглядом смотрел то на девушку, то на ее руку.
Она не выдержала. Сделав к Юнги еще один уверенный шаг , незнакомка живущая по соседству моментально и крепко ухватив его за ладонь потянула за собой, зашагав куда-то на другой участок крыши.
Мин Юнги был в шоке. Он просто безвольным ребёнком зашагал следом, не сводя глаз с ее развивающихся на ветру волос, на которые смотрел со стороны ее спины.
- Куда ты меня ведешь? – наконец выдавил Мин,- Что тебе от меня нужно?- сказал он уже более уверенно и при этом притормаживая ногами, пытаясь обратить внимание девушки на себя. Но та по прежнему молчала, а когда Мин не дождавшись ответа резко остановился и раздраженно дернул ее руку, она развернулась и  движение их прекратилось. Раздраженный посягательством на личное пространство и время Мин Юнги, смотрел на девушку  глазами полными требования ответов на свои вопросы. Но у нее было свое «немое» мнение на этот счет. Преподнеся тонкий указательный палец к своим губам, она безмолвно попросила Мин Шугу не шуметь, по прежнему не выпуская ладонь парня из своей. Он хотел было возмутиться и сказать, что какого черта ,незнакомая девушка тащит его неизвестно куда, да еще и указывает ему , что делать, но в этот самый момент почувствовал, как ее ладонь полностью накрыла его губы. Она  выпустила руку парня из своей  и жестом вновь показала молчать. Щеки Мин Юнги залились краской. Она была так близко, что смотрела на него почти в упор, а своими губами он мог ощущать мягкость ее кожи и запах персикового крема для рук. Девушка выжидающе смотрела ему в глаза.  Цвет ее карих  глаз был на столько глубоким, что казался почти черным. В этих глазах, несомненно , можно было самовольно утонуть и даже не пытаться сопротивляться их стихии. Юнги неуклюже кивнул, признавая свое поражение перед ней. Что черт возьми он делал и как мог так легко повестись на какой-то глупый жест с ее стороны? Он и сам не знал. То ли потому, что хотелось ей довериться; то ли потому, что пару дней назад успел мысленно присвоить ее себе, то ли от того, что впервые в жизни его коснулась женщина.

   Юнги накрыла неловкость и стыд , однако ,задавать «лишние» вопросы перестал. Она мило  улыбнулась, снова взяла его за руку и развернувшись повела дальше.
Они измерили шагами почти половину крыши, ступая по мокрому липкому снегу. После, пара повернула на лево и Юнги заметил, как перед его глазами возникала кладовая. Точнее раньше это было что-то вроде отсека вентиляции, но после реконструкции здания , трубу решили перевести через другой отсек , а на прежнем месте поставили небольшое сооружение , что-то напоминающее сельский туалет, только в гораздо больших размерах и куда более аккуратнее и прочнее. В общем это была кладовая, больше напоминающая закрытую бетонированную беседку, нежели сельский туалет,  в которой хранилось идущее на утилизацию все порченное имущество университета: столы, парты, компьютеры, мебель и так далее.
Парень искренне не понимал зачем они туда направляются, но все же решил, что дождется объяснений от своей новоиспеченной «знакомой». Девушка отпустила руку Юнги, что мысленно заставило парня даже расстроиться. Она присела на корточки, нагнулась немного, и достав из под железного отсека небольшой лом резким движением рук выбила висячий замок.
- Что ты делаешь? – опешил Юнги, - Нас же накажут за это!
Шатенка посмотрела на брюнета с усмешкой, а после, вновь взяв парня под руку открыла дверь и завела внутрь.  
Войдя ведомый девушкой, Мин Юнги совсем не ожидал увидеть там такого почти идеального порядка. Он думал, что весь утиль будет сброшен в одну непонятную кучу ,  которую непонятно как нужно было бы разбирать, но тут все оказалось куда более аккуратным: парты были собраны расположившись друг на друге в крайнем левом углу; два старых растершихся кожаных учительских диванчика стояли ровно посередине кладовой, чуть поодаль красный диванчик из столовой; компьютеры так же лежали друг на друге в левом ближнем углу. В правом дальнем углу лежала ненужная макулатура и книги. Напротив диванчиков стоял старый расцарапанный журнальный столик на котором стоял небольшой открытый  ноутбук, рядом с которым лежало несколько экземпляров серебристых дисков, а в стене кладовой вырезалось достаточно большое, но немного мутноватое окно , заклеенное пожелтевшими газетами.
Девушка в последний раз выпустила руку Мин Юнги и прошла вперед , усевшись на один из потертых кожаных диванов. Она скрестила под собой ноги, а после переведя взгляд на Мина, похлопала своей изящной и тонкой ладошкой на свободное место рядом , тем самым приглашая его присесть. Мин послушно повиновался, закрыв за собой тяжелую железную дверь. Он сел рядом , но чувствовал себя явно не в своей тарелке: один, непонятно где, непонятно с кем, не понятно зачем!  Но и уходить ему так же почему-то не хотелось, может именно потому, что это была именно она. Он снова не знает.
Он не сразу обратил внимание на то, как девушка потянулась за подлокотник дивана и достала оттуда свой черный рюкзак. Она вытащила из него пару пластиковых стаканчиков и небольшой железный термос. Поставив стаканчики на стол она разлила в них горячую темную жидкость. Мин было хотел сказать, что не пьет чай, но в этот самый момент его носа достиг запах крепкого черного кофе. Он промолчал. В душе даже обрадовался.
Шатенка протянула Мину стаканчик. После того как парень его принял, она включила ноутбук и вставила диск в дисковод. Юнги следил за каждым ее движением и каждое из них ему казалось неповторимо изящным и волнующим. Но еще больше его волновала эта тишина между ними. Молчание с ней становилось уютным и Шуга сам не знал как у нее это получалось. Обычно Мин Юнги чувствует себя дурно в компании незнакомцев, а тут… тревога тихо отходила на задний план.
На мониторе загорелась заставка фильма. Юнги плохо понимал по-английски, но все же мог прочесть название картины «Over Again», и сердце его неожиданно кольнуло. Почему она выбрала именно этот фильм? Простая случайность?
Брюнет посмотрел на шатенку, она же смотрела только в монитор параллельно делая глотки горячего кофе. Юнги задумался, поджал губы , а затем отвернулся в сторону экрана, на котором картинками играло вступление. Он заметил, что внизу  появились корейские субтитры. Это немного расстроило его, потому что он не любит фильмы с субтитрами. По правде говоря, он их даже ненавидел, потому что искренне не понимал, как можно одновременно следить за сюжетом фильма и читать текст снизу. Тут каким-то образом необходимо развить в себе способность свободно-двухстороннего взгляда хамелеона. Мин Юнги в такие моменты почему-то ощущал себя Пеннивайзом*. 
Фильм они смотрели в тишине. Мин изо всех сил пытался улавливать текст субтитров и сюжет фильма, но получалось плохо, хотя должен признаться, что именно актерская  эмоциональная подача голоса, придавала фильму больше  шарма, нежели бы это была простая корейская озвучка. Фильм был о том, что Мин Юнги  так сильно когда-то любил, а именно – о музыке. О том, как она создается, как пишется и какие чувства и эмоции  испытывает музыкант создавая ту или иную мелодию и лирику. Шрамы Мин Юнги неожиданно зачесались и он спрятал руки в карманы.  Они смотрели фильм всего около пятнадцати минут, как вдруг телефон парня зазвонил. Юнги от неожиданности вздрогнул , а после поторопился достать аппарат из кармана , на экране которого светилось четкое «НАМДЖУН». Мин поспешил ответить.

- Алло?
- Хен , где ты? Я ищу тебя по всей крыше, но не могу тебя найти. Ты где?
- Я…- Мин Юнги запнулся взволнованно посмотрев на девушку. Она оглянулась в ответ и мягко улыбнулась, а после вновь отвернулась продолжая смотреть фильм. Мин соврет , если не скажет что в тот момент чуть было не потерял голову. Эта улыбка сегодня принадлежала ему. Господи, ну что за ваниль, Мин Юнги!

- Хен?
- Я…я уже иду. Жди меня у выхода  с крыши.
- Эмм…ну хорошо. Ты в порядке?
- Да, да… уже иду.

С этими словами Мин бросил трубку. Неловко смотря в экран смартфона Юнги сказал лишь неуверенное:
- Я должен идти.
В то время как на самом деле уходить ему вовсе не хотелось.
Шатенка лишь кивнула, даже не обернувшись в сторону парня. Мин на секунду почувствовал  колкость обиды, и ощутил себя так, что его только что продинамили.
Он тихо встал и пошел к выходу, но как только брюнет приоткрыл входную дверь, чтобы уйти, неожиданно услышал слова :
- Если ты падаешь со скалы в пропасть , почему бы не попробовать полететь? Что ты теряешь?
Мин Юнги оцепенел. Он просто не мог поверить своим ушам. Парень медленно оглянулся, а затем развернулся всем телом:
- Что ? Что ты сказала?
- Макс Фрай, -ответила девушка, - Хроники Exo.
- Ты…
- Оборо, - добавила она , - меня зовут Оборо. А теперь, тебе нужно идти…




- Мин Шуга?

Мин Юнги возвращается из своих мыслей и  образ девушки растворяется  в воздухе, словно снег унесенный метелью.

- Хм?

- Ты уснул там что ли? Я тебя уже четвертый раз спрашиваю, что там с твоим проектом? Вам же с Намжуном его сдавать послезавтра.

- Ах, проект, - устало повторяет Мин, пытаясь уловить суть слов Чона, а затем его словно кувалдой по голове ударяет, - ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ПРОЕКТ! – выпаливает Юнги вскакивая с места , тем же моментом сбрасывая с себя на пол ни в чем неповинного Джей-Хоупа, - ЕТИТЬ КОЛОТИТЬ! Я же совсем о нем забыл.

Следующие пятнадцать минут Чон Хосок сидел на полу и мотая головой из стороны в сторону словно волчок наблюдая за тем, как Мин Юнги топая африканским слоном ,носился по квартире схватившись одной рукой за потрепанные девятым валом волосы, а второй тыкал в экран мобильного телефона , вновь и вновь набивая номер в неудачных попытках дозвониться Намджуну.

- Да где же этот пендель, когда он так нужен?! Всегда трубку поднимал, я сейчас словно сквозь землю провалился! О смотри, теперь и вовсе телефон отключил! ПРОСТО ПРЕКРАСНО!

- Ну, Мони тоже человек,- пожал плечами Хосок,- может у него неотложные дела?

- В четверть десятого ночи?

- Всякое бывает.

Мин запыхтел.

- Да успокойся ,хен, - заверял Чон, - Джун не из тех, кто откладывает учебу на второй план. Я уверен, что он уже давно этот проект сам закончил – и за себя ,и за тебя , и за того товарища.
- За какого еще товарища? – прыснул Шуга.
- Да это я так, к слову.
- Да будь он хоть на луне , мне пофиг, мне просто необходимо знать , что он сделал с проектом…
Ах, ну где же ты , Ким Намджун?!
Неожиданно Мин Юнги осенило. Он резко затормозил и широко распахнув глаза посмотрел на Хосока, который непонимающе глядел в ответ. Губы Шуги тронула едва уловимая ухмылка:
- Если только… Да ладно?.. Да быть этого не может…

***

Черный джип «Тайота» стоит на обочине у проезжей части под светом фонарей,  осыпаемый опилкам падающего снега. Руки сидящего в машине крепко сложенного  блондина твердо сжимают кожаный руль, а правая нога нервно постукивает в ожидании. Раздраженно выдыхая через ноздри ,парень качает головой. И о чем он только думал , когда ехал сюда? Прокралась мысль завести мотор и развернувшись уехать обратно, но он не мог. Совесть от чего-то проснулась.
Намджун выпустил руль из рук и полез в карман своего кашемирового пальто цвета молочного шоколада и достал из нее пачку сигарет. Курил он редко, зависимости за собой не имел. В отличие от Мин Юнги, ему никогда не составляло труда бросить эту дрянь. Он мог курить месяц в постоянном режиме, а потом в один момент прекратить и не прикасаться к сигаретам больше года. Как он это делал ? Никто не знал.
Парень немного припускает боковое стекло и прикурив сигарету выдыхает дым в окно. Сигареты он курил только ароматические , на этот раз с  яблочным  мускусом. Намджун не любил, чтобы от него пахло перегаром, к тому же, машина в которой он сейчас находился и управлял принадлежит СокДжину, а он за подобную вонь в его любимой «ласточке» легко может заставит вылизать всю  машину  языком, не забывая при этом , в качестве бонуса , заставить вылизать еще и шины на колесах.
Намджун вновь затягивается и смотрит в на трассу. Мимо проезжают спешащие автомобили различных марок, вскользь освещающие бликами своих фар лицо молодого студента.
Отворачиваясь к окну и выпуская очередную «партию» дыма из своих легких, парень замечает цель своего ожидания. Под кровом остановки сжимая руками ручки своего черного кожаного рюкзака и прижимая к груди розовую папку, растерянно глядя по сторонам стояла Наен.

- Прекрасно,- выдыхает Намджун выбрасывая оставшийся окурок в окно,- Я уж думал, что паутиной покроюсь.
Он зажигает фары сигналя  ими дважды, но Наен даже не смотрит в его сторону. Скорее всего делает вид, что не замечает. Девушка нервно смотрит на часы. Волнуется.  Лицо Намджуна трогает ухмылка.  Он заводит мотор и тихо подъезжает к остановке. Девушка поворачивается спиной и отходит от машины на пару шагов в сторону , всем свои видом давая понять, что ей подобное неприятно. Намджун закатил глаза. Он опускает стекло еще ниже:
- Никогда не вставай к машине незнакомца спиной, это может плохо для тебя закончиться.
От неожиданности девушка почти подпрыгнула на месте. Она резко развернулась и кажется просто не верила своим глазам.
- Со-сонбеним? Что ты…вы тут делаете?
- Судя по всему, учу девушек правилам поведения на дорогах в ночное время суток,- кривился Намджун , Наен покраснела. – Садись в машину, я отвезу тебя домой.
- Ку-куда? – девушка заикалась буквально на каждом слове. Она всегда не знала как контролировать себя, когда Намджун находился рядом, а тут, сонбеним приглашает ее в машину, да еще и домой подвезти предлагает…Как бы голова не пошла кругом.
- Ну чего ты раскудахталась «ку-куда-х, ку-куда-х». Домой говорю. Давай в  машину.
Наен остолбенела. Ей казалось, что она спит. Но пока ей что-то там казалось, у Намджуна терпение кончалось.
- БЫСТРО ,Я СКАЗАЛ! – не выдержал он .Девушка в ту же секунду  вернулась с небес на землю и быстро побежала к двери заднего сидения, но Ким ее остановил:
- Садись на переднее.
На этот раз Наен тормозить не стала, выполнила указание парня мгновенно и спустя пару секунд уже сидела рядом с ним, сжимая в руках розовую папку и рюкзак.
Намджун завел двигатель:
- Результаты забрала? – спросил он обернувшись к заднему окну  высматривая траекторию, выезжая из парковочной части.
- Да,- робко ответила брюнетка, - Вот они, -  она протянула папку Намджуну.
- Брось на заднее сидение.
Наен выполнила и это указание объекта своего обожания без лишних слов.
Машина выехала на прямую и включив фары пара отправилась в путь по дороге домой.
Пока Намджун вел машину и сосредоточенно смотрел на дорогу, Наен же решила не упускать лишней возможности полюбоваться красотой Намджуна. Она облокотилась о дверцу и стала тихо наблюдать за этим неприступным , и холодным мужчиной: широкие мужественные плечи, большие и властные руки, длинные пальцы, изящная линия челюсти , в меру пухлые губы, глубокий взгляд , красивый нос и скулы -  все в нем было идеальным для нее, вот только ей не принадлежало. Казалось бы, вот он, так близко - сидит на расстоянии вытянутой руки, но в то же время,   так далек от нее, что не ухватиться, даже, если она рванется к нему бегом. От этой мысли ей хотелось жалобно заскулить, вцепиться за тиски его рубашки и молить любить ее так же сильно, как любит его она, но она молчит. Просто смотрит, просто любуется , пока может. 

- И долго еще ты будешь на меня пялиться ? – не отрывая взгляда от дороги язвительно бросает Намджун.
- А ? Что?
- Прекрати пялиться ,говорю. Это напрягает.
- Прости…те…Извините,  сонбе. Я не нарочно.
- Оно и заметно. – сухо ответил парень.
Они замолчали. Наен отвернулась к окну, а Намджун по прежнему внимательно следил за дорогой, меняя строй , обгоняя медленных водителей. Ему не было дела до Наен. Все чего он хотел, это поскорее от нее избавиться и снять с себя ответственность, которую сам же на себя возложил из-за нравоучений Мин Юнги.  Джун замечает как на панели машины загорелся экран его айфона. Он взял в руки аппарат , на экране которого увидел фото Мин Юнги с подписью «Зануда-хен», которую он сменил буквально сегодня. Будучи за рулем ответить он не мог. Если не дай Бог , его болтающим по телефону засечет полиция, то добра ему не наживать – придется штраф оплачивать, да еще и от Джина получит за порчу истории машины: потом ведь фиг продашь. Намджун ставит телефон на беззвучный режим и кладет обратно на панель. Спустя еще шесть не прекращаемых звонков, Джун, которого раздражало свечение экрана на лобовом стекле и вовсе отключает телефон , а затем бросает его на заднее сидение. Спустя еще десять минут тихой и аккуратной поездки по скользким дорогам, блондин только сейчас замечает, что Наен не произнесла больше ни слова и даже не взглянула в его сторону. Она по прежнему смотрела в окно, сминая пальцами  ремешки своего рюкзака.
Намджун закатил глаза от собственно-накатившей на него в тот момент ванильно противной идеи, но деваться было некуда, ибо сам виноват.

- Ты голодна?
- Нет, - тихо , качая головой, отвечает Наен .
- Когда ты сегодня ела в последний раз?
- Я не хочу есть, сонбеним.
- Я уже не спрашиваю тебя  хочешь ты есть или нет, я спрашиваю  «когда ты ела»?
- В обед, если вам это так интересно. 
- И все ?- поразился парень, - Сейчас ведь четверть девятого. Ты что, даже не пошла в столовую ,чтобы перекусить за весь день?
- У меня нет лишних денег как у вас, сонбе, чтобы бегать по столовым , когда мне вздумается.
- А стоило бы при себе иметь, - прыснул блондин,- Не всегда ведь рядом кавалер найдется, особенно рядом с такой как ты.

Наен резко оглянулась.

- Что вы имеете ввиду?!
- То и имею ввиду. Работать, говорю , надо: как и на работе , так и над собой, а не ждать, когда на горизонте появится «золотой оппа», что будет кидать тебе в рот золотые монеты.
- Я никогда ни от кого ничего не жду! – запротестовала Наен.
- Да неужели?!- Намджун неожиданно захохотал. В миг став серьезным, парень  резко свернул на обочину и грубо затормозил. Испугавшаяся резкого маневра девушка рефлекторно выставила руки прямо перед собой, глаза на ее испуганном лице и вовсе были на выкате. Намджун  прильнул к Наен ,двумя руками обхватив ее кресло так, что блокировал девушке свободное движение, 

– Ничего не ждешь говоришь? Тогда, давай-ка подумаем: для чего же  ты сегодня осталась за билетами ожидая аж через три смены? – его лицо было так близко , что горячее дыхание Намджуна опаляло  щеку девушки,- Неужели  не от того, что  ты не ждешь от меня чего-то ?- блондин приблизился своими губами к уху Наен и с издевкой шепнул,- Например…взаимности?
Наен вспыхнула. Она стала багряной в одну секунду и прикусив нижнюю губу, со стыдом опустила голову. Намджун чуть отстранился. Увидев стыд на лице девушки, его лицо украсила довольная ухмылка :
- Я так и думал, - с язвительной усмешкой сказал он.
Далее они ехали молча. Намджун был занят мыслями о предстоящем проекте, копию которого он должен завтра вручить Юнги, а Наен была занята мыслями о Намджуне. Такой была она. Что бы он ни делал, и что бы он ей ни говорил, девушка ничего не могла с собой поделать. Она просто безумно влюблена и это ее единственное оправдание всех его издевок.
Они притормозили у какого-то кафе. Намджун велел девушке оставаться в машине и захлопнув дверь, ушел по направлению к заведению, в итоге  скрывшись за его дверьми. Наен в это время грустно разглядывала пустующее сидение водителя. Подалась вперед и коснулась руля: все еще теплый от его прикосновений. Взгляд заметил висевшую на зеркале заднего вида карточку. Она взяла ее в руку и обернула. Карточка оказалась небольшим полароидом: на нем было запечатлено семь парней отдыхавших на берегу бескрайнего моря: они счастливы и широко улыбаясь смотрят в камеру. В одном из них она узнала брюнета , с которым Ким Намджун сегодня разговаривал  в коридоре.
- Мин Юнги, - произнесла Наен, - «Мрачный снег».
Затем ее взгляд остановился на Намджуне. На фотографии он был совсем другим: дружелюбным, светлым, тепло улыбающимся, на щеках от улыбки играли красивые ямочки. На фото он был такой…другой. Наен искренне не могла понять, почему с ними он был таким живым и теплым, а с ней холоднее Северного Полюса. Что она делала не так? Чем ему так неприятна?
Она оглядела остальных парней. По именам могла назвать еще двух, но не более. Не то чтобы она не знала, ребят из самой  популярной и закрытой в университете компании, просто ей никогда  не было до них дела: ни до одного из них, кроме Намджуна.
Она отпустила фото и оно закачалось из стороны в сторону на своей подвеске. Наен потянулась к бардачку и не имея на это никого права, открыла его. Из него на дверцу вывалился небольшой хлам состоящий из каких-то документов, флакончиков и побрякушек. Девушка немного запаниковала, боясь, что не успеет сложить все обратно к возвращению Джуна, поэтому быстро и без разбора стала пихать вещи обратно. В последний момент, когда она уже почти захлопнула дверцу бардачка, то заметила, как что-то из него блеснуло и упало ей прямо под ноги.
- Черт, - прошипела девушка,- И кто меня просил туда лезть,- ругала себя она опустившись на поиски упавшей вещицы. Тонкие пальчики пытались нащупать в темноте под ногами потерянный предмет, и когда ей наконец-таки это удалось, и она выпрямилась, то  при слабом свете уличных фонарей светящих сквозь окно машины, смогла разглядеть серебряную цепочку с подвеской в форме круга диаметром в одну вон. Девушка так же смогла разглядеть на ней готические узоры, а прямо посередине с внешней стороны кулона был заметен маленький аккуратный замок, скрепляющий два оборота кулона.
Дверь машины открылась и не ожидавшая такого внезапного появления Намджуна Наен чуть было вновь не выронила кулон из своих рук и, испугавшись за себя, моментально спрятала подвеску в кармане своего пальто.
Намджун стоявший у двери с двумя бумажными пакетиками в руках сконфужено смотрел на перепуганную чем-то девушку.

- Что такое? – спросил он.
- Н-ничего.
- А что выглядишь так, словно приведение увидела?
- Я…я просто…
На лице парня появилась нотка подозрения.
- Я просто уронила телефон, а …когда полезла за ним , то… тут вы так неожиданно появились, что я испугалась.
В выражении Намджуна по-прежнему лежала тень недоверия. Он перевел взгляд с девушки на немного покачивающийся полароид, а затем снова на девушку.
- Ладно, - выдохнул он садясь в машину, -Черт с тобой. Вот держи,- парень протянул брюнетке один из пакетов,- Я не знал, что ты любишь, поэтому купил тебе кебаб, горький и молочный шоколад, и горячий  молочный кофе, он внутри, так что будь аккуратней…Не испачкай мне сиденья.
Наен тронуло удивление. Она достала из пакета стаканчик с кофе и аккуратно открыв колпачок сделала маленький глоток. По телу девушки моментально растеклось тепло и она удовлетворенно вздохнула.  Намджун взглянул на девушку краем глаз и едва заметно улыбнулся.
- Спасибо, - поблагодарила она.
Блондин не ответил. Лишь завел двигатель, посмотрел по сторонам, чтобы убедиться, что нет встречной машины и выехал с обочины на дорогу.
- Где ты живешь? – спросил Намджун.
- Что ?
- Адрес, говорю, какой? Я не прорицатель в конце-то концов.

Всю оставшуюся часть дороги они провели в молчании. Намджун следил за дорогой временами поглядывая на GPS-навигатор ,а Наен через наушники слушала треки в плей-листе своего смартфона. В какой-то момент она забылась и начала напевать вслух параллельно играя в воздухе руками и перебирая пальцами:

- Теперь гори, детка, гори! Игра с огнем! О,о,о,оу! Ля-ля-ля-ля-ля-я-я, ля-я-я-я…

Сначала  Намджуну показалось это забавным, но вскоре, безголосость девушки ему явно поднадоела  и он не выдержав сорвал ближний наушник из ее уха. Наен опешила.

- Прекрати. Ты поешь хуже, чем дворовые коты в мартовскую ночь.

- Извините сонбэ, - девушка сняла второй наушник и стала аккуратно сматывать их, - Я забылась. Впредь постараюсь, чтобы такого не повторилось…

- Оно и не повторится,- спокойно ответил Джун и Наен оглянулась, - Ну, вот мы и приехали. Это твой дом?

Девушка посмотрела вперед через стекло и кивнула.

- Отлично. Можешь идти, – Наен робко взглянула на парня. Джун по прежнему смотрел прямо перед собой не заглушая мотора. Прикусив щеку ,Наен закинула сумку через плечо и вышла из машины. Намджун провожал девушку взглядом , но внутри колебалось странное чувство угрызения совести.

-Чёрт, - ударив руль прошипел Намджун и все же вышел следом.

Шел снег, на улице порывами играла метель, трепля волосы и легко покалывая кожу.

- Наен! – отозвал он и та оглянулась.

Джун подошел ближе и остановившись напротив девушки сказал:

- Не думай никому болтать о том, что я подвез тебя до дома сегодня. Забудь об этом, потому что для меня, это ничего не значит, как и не должно значить для тебя. Я сделал это не ради тебя.  Во-вторых, я хочу , чтобы ты поняла одну важную вещь – между нами ничего не может быть, поэтому, прекрати эти глупые попытки понравиться мне, это не работает.

Сердце Наен больно защемило. В горле образовался спазм, а в уголках глаз едва заметно ощущалась предательская соль обиды. Девушка опустила голову прикусив нижнюю губу.

-И вот этого тоже не нужно ,- продолжал Джун, -  Ты умная девочка и…

- Когда мужчина называет девушку «умной девочкой»,- перебила Наен,-  он имеет ввиду, что она полная дура, не так ли?

Намджун промолчал. Наен смотрела снизу-вверх в глаза однокурсника с надеждой на то, что он скажет хотя бы что-то , чтобы опровергнуть ее суждение, но этого не произошло.

- Тебе пора идти, - только и ответил он.

Девушка с горечью усмехнулась.

- Вы многое мне сегодня высказали, сонбеним…но знаете, я ведь  на свое слово тоже имею полное право, и на этот раз я все же  выскажу то ,что хотела сказать уже на протяжении этих двух проклятых лет.

- Наен…

Намджун хотел было устало закатить глаза и сказать, что он и так знает, что она собирается ему сказать и, что ей, лучше было бы промолчать и не опускаться еще ниже той планки, на которой она перед ним стояла, но… все  оказалось немного иначе , чем он ожидал. Совершенно не так.

Он никак не ожидал ощутить ее губы на своих, в мягком, но требовательном поцелуе. Ее руки лежали на его щеках притягивая к себе как можно ближе. Горячее дыхание девушки обжигало его замерзшую на морозе кожу, а ее хрупко тело  прижималось как можно ближе, утягивая парня немного вниз из-за заметной разницы в росте.
Со стороны это выглядело красиво: ночь, целующаяся под густым снегопадом пара в свете уличного фонаря, в метрах пяти стоит элитный черный джип…  Но для Намджуна все было по другому. Парень не чувствовал ничего. Он  просто оцепенел. Он был в таком шоке, что не мог ,даже шевельнуться. На поцелуй девушки он не отвечал. Не потому , что не хотел, а потому , что был просто не в состоянии сделать вообще что-либо, как и не в состоянии оттолкнуть ее. ОН.БЫЛ.ПРОСТО.В НАГДАУНЕ.

Наен разорвала поцелуй первой. Тяжело дыша, она робко посмотрела в широко распахнутые и  полные изумления глаза Намджуна, что не могло не вызвать  самодовольную  улыбку на ее лице. 

- Я высказала все, что хотела, сонбеним, и вот теперь-то, я точно могу идти. Спокойной ночи.
Развернувшись ,девушка зашагала прочь.  По прежнему сконфуженный , Намджун смотрел вслед удаляющемуся силуэту брюнетки, которая спустя несколько секунд скрылась за железной дверью своего подъезда. Придя в себя, парень потянулся рукой к своим губам, коснувшись их кончиками пальцев: они горели и пульсировали.

- Идиотка…- шепнул Намджун, после чего его глаза моментально залились гневом. Он резко развернулся на пятках и широкими шагами направился к машине.

Скрывшись в подъезде Наен прижалась к двери и глубоко выдохнула. Она не могла поверить, что просто взяла и сделала это! Сердце бешено колотилось, а ноги вдруг стали ватными. Она прикрыла лицо ладонями и была готова просто разрыдаться, внутри ее просто разрывало от радости. Она , подобно Намджуну, коснулась своих губ кончиками продрогших на морозе пальцев и только сейчас ощутила, как сильно они горели. Именно этот факт был доказательством того, что все произошедшее не являлось сном.

- Я бы на твоем месте так этому  не радовался, - послышался голос раздающийся по подъезду эхом. Девушка вздрогнула и распахну широко глаза, увидела сидящего на лестничной площадке парня.

- Ты?.. То есть …вы…Что вы тут делаете ?

Парень встал и ,надменно подняв голову ,посмотрел на девушку своим глубоким, и, даже немного пугающим, взглядом:

- Нужно поговорить. Это касается тебя и Намджуна.



___________________
Примечания :

* В Южной Корее время считается ночным начиная с 18 часов вечера.

**Айдол -так в ЮК называют поп-артистов,певцов,  актеров и моделей.

***В Корейском языке слово "нун" переводится как "снег" (или "глаз", в зависимости от протяжности) ; так же слово является составной слова "Нуна" , что в переводе с корейского означает "старшая сестра"( в данной форме применяется лишь при обращении мужского пола к девушке старшей по возрасту)

© Minseo Himuro,
книга «10 дней (Мин Юнги)/ Роман/Драма.».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Юлия
Глава 5. Она.
Продолжение
Ответить
2018-08-12 06:05:26
2
Edison_Black
Глава 5. Она.
Автор большой молодец. У вас хоть и одна книга. Но так затягивает! Джун такой дерзкий в этой главе:) Продолжайте в том же духе.
Ответить
2018-08-13 20:24:13
4
Ярослава Калашникова
Глава 5. Она.
Спасибо за великолепный рассказ! Очень жду продолжения🌼
Ответить
2018-08-15 02:32:37
4