Предисловие.
...
Глава 1: Кот. D-1
Глава 2. Фотография.
Глава 3:Бульон. D-2
Глава 4. Крыша
Глава 5. Она.
Глава 6.1.
Глава 6.2.
Глава 7: Друг.
...
Глава 8. Монстр. (D-3)
...
Глава 9: Соната единорогов (отредактированная версия)
Глава 10:Пижама (отредактировано)
...
Глава 11: Палата 79.
Глава 12: Оборо.
Глава 13: Звонок
Глава 14: Грязный снег. D-4
Глава 15: Потасовка. D-4
...
D-4: Плохая мать.
Глава 15: Потасовка. D-4


Апельсиновый сок, горячие тосты и градусник во рту. Все произошло именно так, как и предостерегал прошлым вечером Хострадамус - после возвращения с ночной прогулки и не слабо замерзнув из-за поднявшейся метели, Мину снова стало плохо среди ночи : поднялась температура с одновременным ознобом и, вместо долгожданных планов хорошо выспаться, последовала новая почти бессонная ночь, при чем бессонной она была не только для Мина, но и для всеми силами пытающегося облегчить страдания хена, Хосока. Благо, что недавним визитом Сокджин обеспечил их всеми необходимыми лекарствами и витаминизированной едой, благодаря чему младшему было куда легче справиться с настигшим Юнги недугом. Но не смотря на это, вместо адекватной благодарности - очередная недовольная мина Мин Юнги и горящие кошачьи глаза , что   снова были готовы  проделать очередную огромнейшую дыру во лбу несчастного Чон Хосока сидящего напротив, чье лицо "украшали" парочка синяков в области левой скулы и глаза, а так же ссадины в правом уголке губы и над левой бровей , но улыбающегося так, словно недовольство старшего являлось уже на столько естественным явлением, что стало непосредственным природным процессом образования гормона радости в теле Чона.
За окном падал снег, легкий и безмятежный - совершенно противоположный ночной метели. Мин Юнги не доволен. За спиной Хосока забурлил электрический чайник, сообщающий о готовности. Мин Юнги просто в бешенстве – во внутреннем, но все же. Щелкнул выключатель. Комнату заполнял аромат свежевыжатых апельсинов и эфирных ароматизированных свечей, вселяющих легкую надежду на то, что Мин не вскочит с места и не перевернет стол верх ногами.
Юнги готов простить Хосоку многое: очередной градусник в своем рту, тупые шутки с домогательствами, дурацкие песни и хозяйничество миновскими телодвижкениями, идиотские танцы макаки,  куриные бульоны и даже вчерашнее вмешательство в потасовку в кафе, о которой мы упомянем чуть позже … Но хвостик! Этот дурацкий хвостик , что Чон сплел ему на самой макушке, Мин Юнги простить ему не готов! Не то чтобы «не готов», а даже не намерен! Это же нужно так по-хамски посягнуть на его мужскую честь и великое корейское достоинство! А этому балвану хоть бы что! Да еще и улыбается своей идиотской словно бревенчатый белый забор улыбкой. Мину так и хочется повыбивать младшему все эти по-прежнему огромные сияющие белые зубы, потому что искренне опечален тем, что этому так и не довелось случиться вчера!

- Ты чего пялишься? Жить, вижу, надоело? – прошипел Мин, - Считаешь свое творение на моей голове смешным?!

- Ты похож на императора , - улыбается Чон, - На маленького императора, империи «котиков» эпохи Корё.

- Прекрати лыбиться, красноволосый индюк, а то эта грелка со льдом на моем лбу полетит тебе прямо в морду!

- Только смотри, спинку-то не надорвите ваше высочество Мяо-Кусь, а то грелка то, для ваших лапок тяжеловата – аж целых 200 граммов!

- Не дели мы с тобой кварплату, давно бы отправил тебя пинком под зад на сожительство к Сокджину! И действительно , почему бы тебе не свалить?
Свалить? – наигранно изумился Чон, - Буквально вчера ты аж дважды за день просил меня остаться, а сегодня уже просишь свалить?

- Не используй мою же импульсивность против меня!- прошипел Юнги неуклюже  ковыряя палочками жаренный рис и довольно резко пихая его в рот.

Хосок улыбнулся тепло.
- Хен?
- Чего ?
- Спасибо.
- Спасибо за что?
- За то, что вытащил меня из дома и не оставил наедине со своей головой.
- Считаешь тот факт, что ты вчера получил по морде – это то, за что стоит сегодня благодарить? Зачем ты вообще в это дело влез , я понять не могу?!
- Да ладно тебе, - прыснул Хоуп, - Даже эта небольшая потасовка в кафе на меня куда более положительно повлияла...

-ТЫ НАЗЫВАЕШЬ ЭТО НЕБОЛЬШОЙ ПОТАСОВКОЙ?!- выпали брюнет, - Ты свою физиономию в зеркале видел?!

- Да что ты завелся-то? – выдохнул Хосок,- Да уж это куда лучше, чем  если бы мы просто тупо остались сидеть дома, а так , -он откинулся на спинку стула, - Я даже немного выпустил пар. Но знаешь, это все ерунда… Но вот твое желание вытащить меня из дома, поразило меня куда больше - ты ради меня не пожалел собственной усталости, пусть остаток пути до дома  мне и пришлось тащить тебя на своей спине, но все же… Ты ведь даже простуду подхватил еще сильнее. Я уже не говорю о той сцене, что ты устроил возле танцпола на центральной площади! – Хосок хохотнул, после зашипев от треснувшей корки на ссадине.

– Я хотел, чтобы ты себя не накручивал из-за Соен, чтобы почувствовал себя лучше, а не превращался в такого как я… Дальнейшее мракобесие не входило в мои планы… Посмотри на себя, ты выглядишь как персонаж альтернативной реальности больных подростковых фантазий.

***
Прошлой ночью, когда Юнги и Хосок таки дошли до кафе, заведение встретило их западной попсой и  полупустым залом, два столика в котором заняли две пары с разницей в три поколения, две смазливые молодые девушки, что походили на представительниц школьного возраста и еще парочка завсегдатаев за особой стойкой ,покуривающих дешевые сигареты рядом со специально установленной для этого дела вентиляционной машиной. За кассой, как и в прошлый раз стоял Джексон – в такой же белой рубашке и фартуке бариста. Юнги и Хосока  он заметил сразу, и приветливо улыбнувшись краем губ , кивнул. Юнги так же сдержанно кивнул в ответ, в то время как Хосок задорно замахал рукой, обволакивая своим движениями почти весь холл и на удивление никого при этом не задев и не убив.

- Хорош придуриваться , - проворчал Юнги и пропустив Чона вперед толкнул того в спину, дабы быстрее занять свое место у привычного дальнего окна.
- Не будь таким грубым, - обиделся Хоуп, - Я как никак твой гость сегодня.
-Ты моя вечная заноза в заднице - зудишь, а выдавить больно.

Хоуп закатил глаза.

Когда они заняли свои места, Джексон почти сразу поспешил обслужить их, освободив от этого дела новенькуюмолодую  официантку, которая слишком явно смутилась увидев двух симпатичных молодых парней в первую же рабочую смену.

- Добрый вечер, - поздоровался Вонг кладя на стол две коричневые книжки меню.

- Давай  без этого, -выдохнул Юнги откидываясь на спинку стула и протягивая Джексону руку для пожатия, - Не первый день знакомы. Нам это не к чему.

Джексон усмехнулся приняв рукопожатие.
- Это моя работа, Мин Юнги. Я должен производить на клиентов хорошее впечатление. – протягивая руку уже Хосоку.

- С нами это не прокатит,- ответил Мин, - Я знаю все твое дерьмо.

Троица сдержанно рассмеялась. Джексон покачал головой и посмотрел в сторону бара, прибыло еще пару клиентов, которых требовалось обслужить.
- Когда будете готовы заказать что-либо дайте знать, новенькая или Марк вас обслужат.
- Мы сюда не ужинать пришли, а за твоим фирменным миндальным чаем. Сделаешь для нас парочку?
Вонг самодовольно усмехнулся.
- Я же говорил, что тебе понравится. Уж куда лучше, чем твое постоянное кофе.
- Да, и кофе тоже принеси, пожалуйста.
Кислая мина, а затем глаза закатившиеся до мозга – Джексон явно раздражен свей ЗОЖностью своего тела, но отказывать клиенту нельзя, а особенно такому клиенту как Мин Юнги, который с легкостью сможет написать в «книгу жалоб» о том, какой их бариста Вонг безнравственный жлоб. К стати говоря, однажды он именно это и написал, когда Джексон отказался подавать Мину третью бутылку соджу. Это произошло как раз в те времена, когда Мин Юнги пил как заядлый пропойца и еще до того, как из-за следствий этой пагубной привычки , Сокджин разукрасил ему физиономию безо всякого гримма – просто кулаками.

- Ты безнадежен. - вздохнул официант.

-Молодой человек, нам долго вас ждать? – донесся голос у бара принадлежащий взрослому мужчине лет сорока.
- Да, простите, уже иду. – забрав со стола книжки меню, Вонг поспешил удалиться на кассу. Не хватало ему еще выговор получить. Ему и так хватило проблем от начальства из-за перепадов настроения Сухо, собственно, как и сегодня.
Пока за окном метель шаг за шагом набирала свою силу, хлыстая ветром улицы и, завывая жалобную песню, кружила в грубом танце несчастные снежинки, в кафе, словном в параллельном измерении , жизнь текла медленно и стабильно. Попса сменилась на более успокаивающую мелодию, что при всей своей безмятежности смешивалась с глухими звуками морского прибоя. Мин Юнги закрыл глаза, самозабвенно откинувшись на спинку стула. В этот  момент он ощутил, на сколько чисты были его мысли. Где-то внутри, он признал композитора данной мелодии гением. Это место успокаивало , как самого Юнги так и страдавшего где-то внутри себя Хосока. Все было прекрасно. Прекрасно … до одного малоприятного момента.
Приоткрыв глаза, Мин Юнги заметил, что Хосок навострил на чем-то свое внимание и лицо его выдавало легкое беспокойство.
- Что такое? – спросил Мин.
- Там что-то происходит, - ответил Чон кивая в сторону кассы. Мин Юнги выровнился неохотно и оглянувшись увидел как трое молодых парней, вошедших вероятно только что, и настроенных определенно недружелюбно, что-то агрессивно предъявляли Джексону, требуя «подать» им Сухо для серьезного разговора. Под «серьезным разговором» явно имелось ввиду «намылить» тому кости. Юнги невольно вспомнил свой последний визит в кафе и то, на сколько обозленным и мрачным был Джексон в тот  день, когда дело коснулось опять таки Сухо. Что с этим парнем не так? Куда он ввяз и почему за него постоянно попадает Джексону? Посетители, которые явно не привыкли к подобного рода накалу обстановки в данном кафе, выглядели обеспокоенно, а то и напугано.

- Опять у Вонга проблемы из-за напарника. –выдохнул брюнет отворачиваясь обратно.

- А кто он такой?

- Я сказал, выведи мне Сухо!– проорал один так громко, словно в заведении кроме них больше никого не было, - Этот кусок биомусора задолжал мне за товар!!

- Его здесь нет. – Джексон старался выдавать лишь уверенность и хладнокровие.
- Не ври мне, я знаю, что этот трус сейчас прячется на вашей кухне! Я сказал выведи мне его!
- Я повторяю, Сухо здесь нет. Покиньте заведение, иначе , я буду вынужден вызвать полицию.

-Может нужно вмешаться?  -спросил Хоуп, - Эти двое пугают пожилых посетителей,- Парень  скинул с себя неудобное пальто,  оставаясь в черных разодранных джинсах и черной толстовке.  Мин Юнги должен признать , что в этом  аутфите и присущей младшему в данный момент серьезности в лице, Хосок выглядел весьма агрессивно и пугающе. Юнги впервые видел Чона в подобном амплуа.  Привстав  из-за стола , его стул громко заскрипел по кафелю. Мин Юнги поспешил выставить руку вперед, запрещая Хосоку вмешиваться.

- Дела Сухо нас не касаются. Сами разберутся.
- Плевать на Сухо, они создают проблему…
- Я сказал не лезь! Мы сюда пришли не за этим.Ты своим вмешательством сделаешь только хуже! Побесятся и уйдут. Они же в конце концов ничего тут не ломают…

Раздался громкий звук битого стекла. Двое женщин в кафе закричали. Второй парень, что прежде стоял за спиной ведущего диалог, схватил Джексона за тиски рубашки в попытках вытянуть того из-за бара, но тот будучи не из робкого десятка тут же посылает уверенный и четкий удар кулаком в челюсть обидчика. Завязалась потасовка. Зал заполнился криками и паникой, посетители моментально поспешили к выходу.

- Не стоит говоришь?! – выпалил Хоуп.

Не успел Юнги опомниться , как Хоуп подорвался с места, дабы хоть как-то остановить образовавшуюся в общественном месте драку. Официантка помогала пожилым посетителям покинуть помещение через запасной выход, в то время как Джексон самостоятельно пытался бороться  против двоих рослых и подкаченных парней.
- Кихен, Хенвон , чёрт бы вам побрал, не трогайте его , мы не за этим сюда пришли! – прокричал тот, кто изначально вел диалог и вероятнее всего являлся в группе лидером, но второй , чье имя было Кихеном,явно не слушал приказов, продолжая нависать сверху над барменом, бесцеремонно  нанося удары , пытаясь попасть тому в лицо.

- Отвали от него! – подлетел Хосок и что есть силы пнул своей длинной ногой по ребрам этого самого Кихена, от чего отлетел в сторону.
- А ты еще кто такой ?! – остервенел третий,  бросаясь на Хосока и при разбеге обхватив того за талию повалил на деревянный пол. Хоуп болезненно застонал, но терять ориентацию перед ситуацией не стал, обвив шею обидчика  в локтевой захват. Третий же, чье имя предпологалось было Хенвон  в свою очередь стал бить Хосока кулаком по ребрам. С губ Чона сорвался очередной болезненный стон и, окончательно потеряв терпения от принятия града нескончаемых ударов, Хоуп высвободил напавшего из захвата в тот же момент врезав ему кулаком в лицо на столько сильно, на сколько позволяло ему его лежачее состояние. А позволяло оно мало. Не то чтобы у Хосока не хватало силенок в теле, просто бить кого-то лежа на спине, к тому же не имея нормальной возможности размахнуться – дело такое себе. На звуки беспорядков выбежали две поварихи и официант Марк, который скорее поспешил помочь Джексону отделаться от не желавшего отступать и вновь набросившегося на него Кихена.

- Прекратите! - закричала повариха, - Иначе я вызову полицию!

- Парни, прекращайте беспредел! Нам нужен Сухо! – лидер компании, что явно терял контроль над своими кентами подлетел к скопившемуся у бара персоналу:

- Где Сухо?! – прорычал он сквозь творящийся на заднем фоне хаос из звуков ударов, ругательств и тяжелого скрипа задетой потасовщиками мебели.

- Боже мой! Нет здесь никакого Сухо!

- Не ври мне, старуха!

- Нет его здесь, нет! – крикнула вторая,- Уже три дня как не появляется!
Парень гневно ударил кулаком по стойке.
- Кихен, Хенвон, прекращайте дебош ! Этого упыря здесь действительно нет!

Но ни первый, ни второй, явно вошедшие во вкус, на слова лидера никак не реагировали , все чего им явно хотелось, это наконец-то размять чесавшиеся кулаки. Пока Марк и Джексон пытались усмирить Кихена, на другой стороне, Хосок и Хенвон продолжали борьбу на полу кафетерия обмениваясь ударами так, словно являлись врагами всю свою сознательную жизнь. Но продолжаться этому бою двух петухов оставалось не долго, особенно, когда лидер группы заметил, что к дерущимся на полу ,надвигается какой-то бледный брюнет с деревянным стулом в руках:

- Хенвон!

- А ну слезай с него, п*д*расина!! – проорал Мин Юнги , залепив стулом по спине Хенвона так, что предмет разлетелся на свои составляющие. Поварихи и официантка завопили. Схватившись за спину парень тяжело застонал , в то время как Хосок не теряя момента, вновь нанес парню удар , на этот раз точным попаданием в челюсть. Чон соврет, если скажет , что на секунду ему даже не стало его жалко, но ситуация требовала обратного -  если не он, то его. Тяжело хрипя парень свалился на пол, свернувшись в болезненных спазмах. Мин Юнги протянул тяжело дышащему и заметно покалеченному Чону руку, помогая встать:

- Чтоб я еще раз пошел с тобой в кафе?! Да никогда в жизни, б****!!!

- Эй, парень, ты что совсем тормоза потерял?!- выпалил лидер , что изначально  явно не хотел устраивать всего этого хаоса. Он поспешно бросился к своему напарнику проверяя жив ли тот вообще:
- Хенвон?! Хенвон, ты как ? Хенвон?!
- А ты б**** как думаешь, Шону?..- прохрипел тот, -Не видишь, что ли? Хреново мне…

- Идиот , нафига ты драться полез, придурок?! Ничего не сломано?

- Самоуважение не в счет?

Лидер, которому и пренадлежало имя Шону   на это тут же с силой пнул напарника кулаком по бедру, на что второй утробно заскулил.

- Придурок!Ты еще шутить пытаешься?! Раз так, то вставай и отправляй свою задницу в машину! И ты тоже! –  крикнул он уже Кихену, которого удерживали сразу двое – Джексон удушающим приемом , и Марк связывающий ему в этот момент ноги собственным фартуком. – Хотя, - добавил Шону, - этого сам унесешь…

- Это кого еще уносить надо я бы поспорил..- хрепя выдавил тот.

- Так почему ты сразу этого не сделал , идиотина?!

На слова Шону Кихен ничего не ответил, окатив того лишь презренным взглядом.

- Да отпусти ты уже, - вырвался он из ослабшей хватки Вонга, после чего оттолкнув Марка принялся развязывать ноги, а затем и руки.
- Идите в машину… От вас одни проблемы! Что теперь боссу говорить ?! Сами отчитываться будете, ясно?! А ты, -обратился он уже к Вонгу, - Передай этому ублюдку Сухо, что если он не вернет нам долг в течении этой недели, то ему жутко не поздоровится. То, что произошло сейчас - не входило в мои планы, но ты знаешь меня, Вонг,-процедил Шону, - Я жалеть его не стану.
Развернувшись , Шону жестом  приказывая своим товарищам идти за ним.

Женщины персонала взволнованно заахали, хотя до этого никто не смел произнести ни звука. Незаслуженно искалеченный Джексон с разбитой скулой, губой и отекшим глазом осматривал образовавшийся в зале беспорядок: перевернутый стол, разбитая витрина, разбившийся шар с жвачками, и разломанный в щепки стул… не говоря уже о запачканной кровью униформе.  Вонг  раздраженно шмыгнув сплюнул ,после чего принялся нервно развязывать свой фартук:

- К черту все ,-озлобленно  процедил он и бросил свой фартук на пол, -Пошло оно все к черту! – блондин с силой пнул ножку разбитого стула , – Ноги моей больше в этом заведении не будет! - после чего поспешно скрылся за дверьми комнаты персонала. 

- Джексон, - отозвала его официантка, поспешно последовав следом.

Юнги оглянулся по сторонам. Оглядывая взглядом весь образовавшийся беспорядок, он  с болью осознал, что это уже совсем не то место,  которое спасало его своей безмятежностью и в котором он так любил прятаться от внешней рутины. Сегодня, хаос внешнего мира настиг и это место тоже… До сего момента, самое тихое место в Сеуле.

На фоне продолжала играть безмятежная мелодия со звуками морского прибоя. Юнги посмотрел на Хосока – на его лице светилось два ярко красных пятна, а над бровей и в уголке губ стекали дорожки крови. Мин вздохнул.
- Бери свои вещи и пойдем отсюда… Нам здесь больше нечего делать.
- Хен, я …
- Обойдемся без миндалевого чая.

Когда они ушли, через десять минут приехала полиция. Никто из персонала, так и не доложил им о том, что было еще двое парней, которые пытались оказать им помощь во время передряги. Видимо Джексон попросил умолчать. Приехал хозяин ,с причитаниями считавший свои убытки. По слухам, зарплату урезали только Вонгу, потому что по мнению начальства, он проявил непрофессионализм.
Спустя некоторое время, после отъезда полиции и хозяина  , персонал расчищал зал от бардака. Среди персонала, как оказалось, состоял и Сухо – вид которого был на столько напуганным, что цвет его кожи стал почти бледно-болезненным. Казалось, что он вот-вот упадет.

На следующий день, Джексон в этом кафе уже не работал.

***

– Я хотел, чтобы ты себя не накручивал из-за Соен, чтобы почувствовал себя лучше, а не превращался в такого как я… Дальнейшее мракобесие не входило в мои планы… Посмотри на себя, ты выглядишь как персонаж альтернативной реальности больных подростковых фантазий.

-Хочешь сказать, что я выгляжу круто и опасно? Весь такой в царапинах и побоях после драки с плохими парнями…

- Максимум , как ты выглядишь, - перебил Юнги, -Так это - жалко. Как я полгодика назад, когда Джин-хен показал мне силу рук будущего нейрохирурга. Думаю, будь он реслером, то у него даже кличка была бы подобающе-аналогичная.   Джексона жаль ... Сухо ему столько проблем доставляет.. Почему его просто не выкинут оттуда, понять не могу?

Они замолчали. Юнги продолжал уплетать завтрак, в то время как Чон внимательно наблюдал за ним. Каждая деталь внешности хена стала для него неожиданно завораживающей и притягательно новой: эти угрюмо сведенные брови, тощее впалое лицо, бледная кожа, тонкие и искалеченные прошлым пальцы рук, расслабленные плечи и острые косточки ключиц. Вчерашний вечер дал Хосоку точное понятие того, что внутри этого холодной и внешне равнодушной оболочки, живет маленький горящий огонек того самого мальчика, который закрылся во внутреннем подвале собственного «я» за семью печатями, готовый забыть обо всех прежних мечтах, лишь бы вновь никогда больше не испытывать боли. Хосок таки увидел этого мальчика в глазах Юнги – он живет тем огоньком в  глазах и появляется с улыбкой на его лице, и Хосок соврет если скажет , что не ждал этого мальчика с того самого дня, когда ему впервые пришлось спасать Юнги от попытки самоубийства два года назад: он до сих пор видит эту картину в своих кошмарах.  И как возможно уже упоминалось, в тот  день , Чон дал себе слово, что никогда не оставит этого парня одного, и даже, если будет стоять  выбор между ним и Юнги, он всегда будет выбирать Юнги…

Мин Шуга заметивший на себе очередной  пристальный взгляд на секунду замер , а после подняв взгляд на Чона опустил палочки обратно в тарелку.

- Почему ты опять пялишься, Хоби? Со мной что-то не так или что-то  не так с тобой ? И что это за взгляд такой уныло-влюбленный? Тебе вчерашего не хватило? Добавки захотелось? Ты же говорил, что по бабам?!

Хоуп захохотал, затем вновь болезненно зашипев приложил к губам ладонь. Из ранки пошла капелька кровь, которую Чон тут же слизнул языком. Потерев глаза запястьем он тряхнул головой.

- Да я просто задумался, кое о чем и осознал, что ты прав.

- Я всегда прав. Так что уточняй в чем именно.

- Я думаю ты прав в том, что мне пора сваливать из этой квартиры, - Мин Юнги подавился рисом, подняв на Чона широкий недоумевающий взгляд. В этом взгляде Хосок уже разглядел свою победу и явную потребность Юнги в его присутствии  рядом, не смотря на все  придирки. Хоуп мысленно усмехнулся самодовольством.

- Но лишь тогда, - поднял Чон указательный палец,-  Когда ты, мой дорогой друг, обзаведешься уже девушкой. Ну… свалю это конечно громко сказано – ведь жить-то мне все еще где-то надо, а у Сокджина не вариант, он уже Намджуну площадь арендует, да плюс и ко всему, мы с ним хозяйство не поделим … О чем собственно речь то была? В общем – обзаведешься девушкой , вот я от тебя и отстану – перекину все хлопоты за тобой на нее. И тебе хорошо и мне спокойнее. Только жить она у нас не будет, окей? А то я тогда в боксерах по квартире шастать не смогу.

- Да ходи ты в своих боксерах сколько тебе влезет, - недовольно насупился Юнги, - Не нужна мне никакая девушка…

- Окей,- перебил Чон подняв перед собой руки, - Мы за выбор не осуждаем, если хочешь можешь обзавестись и парнем…

В следующий момент, мешочек со льдом таки полетел в лицо Хосока, но к печали Шуги и к счастью Хоупа,  цели своей так и не достиг, ибо резвая макака Чон имеет не малую ловкость, благодаря которой вовремя уворачивается и грелка, пролетев мимо, попадает прямо в электрический чайник, сбивая тот с подставки, а тот в свою очередь задевает стеклянную банку с сахаром, в результате чего та скатывается и падая, разбивается о кафельный пол.  В следующую секунду макак в квартире стало две. Чон срывается со стула и с воплем бежит к разбитой посуде и сахару, который уже успел промокнуть от льющегося на него опрокинутого кипятка, а орущий Мин  вскарабкавшись на стол и перебегая по нему  в два шага ,бросается к розетке, выдергивая вилку удлинителя, который еще пару секунд и, сгорел бы к чертям из-за  добравшейся до него воды.

- Ты идиот , Чон Хосок!

- Я?! – опешил Чон, - Я то тут при чем?! Это не я разбрасываюcь льдом по всей квартире!

- Если бы ты не увернулся, то мы не испортили бы хозяйкие чайник и вазу! Да и к тому же из-за тебя, мы чуть было не вызвали замыкание и не лишили  весь дом света!!

- По твоему, я должен был сидеть столбом и как дебил принять не слабый такой удар льдом по и без того искалеченной роже , только потому то тебе так захотелось, и при этом предвидеть текущие обстоятельства ?!!
- Именно!
- Лучше следи за своими кривыми руками, маленький ты вожак злобных кошаков!

- Как ты меня назвал?!

- Как слышал, несносный ты «лил мяу-мяу»!!

- Я по-твоему я мелкий и безобидный ?! Да вчерашний парень, которому я врезал стулом, сегодня явно думает об обратном! Сейчас я тебе покажу, какой я безобидный, долбанный ты коняра!!

Все закончилось очередной дракой. Кровавой и беспощадной. В следующую секунду Мин Юнги набросился на Чона в серьезных намерениях не слабо его придушить и даже, успел не только схватить того за горло , но и усесться сверху, тряся несчастного соседа за шею. Хосок тем вренем обхватив запястья  Мина обеими руками правдоподобно подыгрывал  своему душителю.

- Молился ли ты сегодня на ночь своему будде , Чон Хосок?! – проорал Шуга.

- Да, дорогой мой, - прочхипел Хоуп, едва сдерживая ржачь , лицезрея, как покачивался из стороныв сторону забавный хвостик на макушке хена.

- Так знай, что он тебе не поможет! Ка-а-а-к-же-е-ты-меня-иногда-бе-е-еси-и-и-шь!!-  кряхтел Мин по-прежнему тряся шею младшего в тщетных попытках его убить,- И за что ты мне только послан в эту жи-изнь?

- Чтобы смыть с тебя все грехи? – спросил все так же душимый Чон.

- На счет грехов не знаю, но вот в том, что ты теперь должен добыть нам новый сахар, я более , чем уверен. – они прекратили «сцену убийства» и оглянулись в сторону по-прежнему не протертой разлитой воды и промокшей тающей кучи сахара, - Что делать будем?

- Почему это  «буДЕМ»? Это ведь не я испортил продукты и технику одним неуклюжим ударом.

- Ты этому поспособствовал! К тому же я болею и мне нежелательно выходить в такой холод на улицу и  идти в магазин.
- Зачем идти обязательно в магазин? На данный момент сахар нам нужен только для завтрака, так что вполне можно попросить у соседей.
- Вот и спроси тогда, чего развалился?
- Может ты ,тогда для начала слезешь с меня? От твоего веса , я уже ног не чувствую.

- Хочешь сказать что я жирный?

- Хочу сказать, что у тебя кости тяжелые. Слезай уже!

Пробубнев себе под нос что-то нечленораздельное, Юнги все же встал, даже не протянув младшему руку, чтобы  помочь встать тому. А зачем ? Не старый - не развалится. Вчера же не развалился.  А вот Мин – дело другое. Он старше , а значит заслуживает к себе почтительно отношения , и плевал он, что разница между ним и Хосоком всего в  полгода.

Пока Чон смывал с пола подтаявший сахар , Мин Юнги деловито и недовольно постукивал ногтями по кухонному столу. Совесть его в данный момент совершенно не беспокоила. Его беспокоила только температура и возобновившийся насморк. Это раздражало, потому что покурить у него из-за этого нормально не получалось.
- Хен, может все-таки сходишь к соседям за сахаром? Мне тут помимо уборки пола нужно еще и удлинитель поменять и осколки выбросить. Да и посмотри на меня, не думаю ,  что мое лицо внушит им хоть каплю доверия.

Мин задумался, как президент перед важным выбором от которого зависела дельнейшая судьба страны (нет).

- Хм…- протянул он утробно, - Думаю, что нет.

- Ну хе-е-ен,- захныкал Хоуп,-  Не будь таким вредным… Хотя бы один чертов раз!

- Ладно, - раздраженно протянул он, -  Давай сюда эту дурацкую сахарницу, черт с тобой!

Хосок достал из нижнего шкафчика стеклянную посудинку и протянул ее хену, в то время как второй довольно резко выхватив ее из рук младшего, всем своим видом и присущим ему актерством, достойным премии «золотая малина» , демонстрировал тому свое недовольство и раздражение.

- Градусник на столе, если что, - сообщил Юнги уходя.

- Какой показатель? – спросил Хоби смывая с пола не только сахар, но и решив вообще вымыть всю кафельную поверхность.

- Откуда я знаю? Сам смотри, коли тебе есть до это дело, а я пошел.

- Ну и правильно, ну и пошел ты, тогда…- проворчал раздраженно себе под нос уже Хоуп, - Ишь какой, мне одному  оно видите ли надо! Возомнил из себя земного пупа!..

- Я ВСЕ СЛЫШУ!!!

© Minseo Himuro,
книга «10 дней (Мин Юнги)/ Роман/Драма.».
Комментарии