Предисловие.
...
Глава 1: Кот. D-1
Глава 2. Фотография.
Глава 3:Бульон. D-2
Глава 4. Крыша
Глава 5. Она.
Глава 6.1.
Глава 6.2.
Глава 7: Друг.
...
Глава 8. Монстр. (D-3)
...
Глава 9: Соната единорогов (отредактированная версия)
Глава 10:Пижама (отредактировано)
...
Глава 11: Палата 79.
Глава 12: Оборо.
Глава 13: Звонок
Глава 14: Грязный снег. D-4
Глава 15: Потасовка. D-4
...
D-4: Плохая мать.
Глава 1: Кот. D-1
День первый.




Зима. Зал ожидания. Время 04:36 . За окном снегопад , а в руках горячий пластиковый стаканчик крепкого кофе. Главное не поддаваться желанию уснуть. Ровно на пять утра назначен вылет рейса «Тэгу - Сеул». Мин Юнги делает очередной глоток горячей жидкости и откинувшись на жестком стуле кутается глубже в теплый серый шарф массивно обмотанный вокруг его шеи, и плотнее натягивает на уши черную шапку «гномика». Через оконную панораму ему открывается вид заснеженных в ожидании самолетов. Парень нервно постукивает ногой. Он не любит летать. Он больше предпочитает передвигаться по земле . Мин Юнги уехал бы еще вчера, но из-за неожиданно навалившихся за прошлую ночь сильных осадков все автобусные рейсы и поезда были отменены, а ведь уже завтра он должен быть в Сеуле и сдавать экзамены. Другого выхода ,только как перебороть свой страх перед полетами не нашлось. Все случается в первый раз и этот полет - не исключение. Включить музыку в МР3-плеере так же не предъявляется возможным, потому что Мин ждет объявления о посадке на самолет, а музыка может просто на-просто заставить его профукать рейс.

- ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ПОСАДКА НА РЕЙС НОМЕР 232 «ТЭГУ - СЕУЛ» , ПРОСЬБА ПАССАЖИРОВ С БИЛЕТАМИ ПРОЙТИ НА ПОСАДКУ К ПЛАТФОРМЕ ДВЕННАДЦАТЬ. ПОВТОРЯЮ, ПРОСЬБА ПАССАЖИРОВ С БИЛЕТАМИ ПРОЙТИ НА ПОСАДКУ К ПЛАТФОРМЕ ДВЕННАДЦАТЬ.

- Наконец-то ,- выдыхает Мин и сделав последний глоток крепкого напитка, бросает стаканчик в стоящую от него в двух шагах мусорную урну. Парень тяжело переставляет ногами, ему хочется спать. В одной его руке паспорт с вложенным в него билетом, во второй небольшая дорожная сумка от «Гуччи» , с вышивкой извивающейся красной полосатой змеи. Кожаную брендовую сумку ему на день рождения подарил Тэхен. Мин Юнги ненавидит «Гуччи», но говорить об этом другу не стал, ведь тот отгрохал не маленькую сумму, чтобы сделать для него этот, оказавшийся весьма полезным, подарок. Да и вид у вещички довольно-таки солидный, но вот только Мин Юнги одного жаль , что близкие и окружающие видят в этом подарке лишь - «Это же Гуччи!», а не просто старания кого-то сделать для другого человека что-то приятное. Так уж повелось - мысли людей материальны.

Оказавшись в салоне авиалайнера , парню достается не самое завидное место среди сидений - средний ряд, крайнее место слева, да еще и рядом с какой-то полноватой в годах женщиной. С чувством досады Мин Юнги прикрыл веки и нахмурившись мысленно выругался. Главное сейчас для Мина, чтобы соседке по рейсу не приспичило завести с ним «милую» беседу и во избежание этого, парень быстро достает из сумки свои любимые Битс-наушники  подаренные ему уже Хосоком, за что он ему до скончания их века будет безмерно благодарен. Они действительно оказались очень хорошими- плотно прилегали к ушной раковине, не «впускали» лишние внешние звуки, а вот звук льющейся через них музыки был на столько чистым ,что Мин кожей ощущал как растворяется в собственном мирке, где нет ничего , кроме него самого и эмоций получаемых от прослушивания любимых треков. То, что нужно, чтобы отстраниться от всего этого серого мира и побыть наедине с собой, своими мыслями, в своем личном пространстве , где-то далеко за пределами этой вселенной. Заняв сидение, Мин Юнги пристегивает ремень безопасности, после чего надев наушники вставляет розетку в отверстие своего МР3.
«Скоро я буду дома» -мысленно произносит Мин и глубоко выдохнув откидывает голову назад на сидение. Все, о чем сейчас мечтает парень - это поскорее оказаться дома, в своей трехкомнатной квартире, которую он снимает вместе с Хосоком на протяжении двух лет. Уже через пять минут после объявления взлета, парень почти моментально погружается в далекий мир снов и умиротворенности.

***

«Где ты?» - сообщение , которое приходит Мину, когда он уже будучи в такси направляется по адресу своего проживания. Писал ему на удивление не сосед по квартире, а Намджун- так же хороший друг и сокурсник по совместительству. С Намджуном Мин Юнги вместе изучали экономику, а так же совместно строили общий проект. Если быть честным с самим собой, то Юнги и сам не понимал ,что забыл на факультете экономики , ведь его единственной страстью всегда была музыка. Его пальцы все еще несут в своей памяти уверенные прикосновения к белоснежным клавишам коричневого фортепиано, что стояло в дальнем углу его серой с обшарпанными обоями комнаты. В его памяти до сих пор сохранился тот трепет, который ощутил пятилетний мальчик , когда впервые увидел этот, казавшийся ему тогда огромным, музыкальный инструмент , что возвышался над ним кажется раза в два ...но, против «обстоятельств» не попрешь. О музыке и коричневом фортепиано пришлось забыть в возрасте четырнадцати лет. Мин Юнги опускает глаза. Стянув с левой руки черную кожаную перчатку, он рассматривает давние шрамы, что одной розовой полоской проходят поперек четырех длинных бледных пальцев. На второй руке такая же симметрия. От мизинца к мизинцу проходит это давнее напоминание из прошлого, минуя разве что большие пальцы обеих рук. Парень сжимает губы в тонкую полоску. Он хмурится, а глаза начинает знобить. Качая головой, Мин прячет руку в карман  кожаной куртки, отгоняя непрошенные мысли как можно дальше прочь.

«В Сеуле», - поднимаясь в лифте на свой этаж печатает Мин. Нажимает кнопку отправки сообщения. Доставлено и через пару секунд прочитано. Ответа от друга как странно не последовало. Очень странно для Намджуна. Мин уже привык , что обычно «последнее слово» всегда остается за младшим, а тут ... парень почему-то почувствовал себя кинутым.

Пятнадцатый этаж. Квартира. Мин Юнги открывает дверь своим ключом и захлопнув ее за собой , бросает сумку прямо на пороге. Он очень устал и даже не против рухнуть спать прямо на этом коврике под дверью, но нет, ведь если не дай Бог , Чон Хосок застанет Мина спящим на пороге, то непременно посягнет на его личное пространство, а этого он допустить ,ну никак не мог. Тело Мина принадлежит только самому Мину и больше никто не имеет права к нему прикасаться, даже Чон Хосок. Закрыв глаза парень глубоко выдыхает , а после его взгляду открывается неожиданная картинка того, как медленными и плавными шажками из гостиной комнаты появляется абсолютно белый как снег кот с синими , как океан глазами; глазами, в которых можно раствориться без остатка. И Мин , на свое же удивление, растворяется. Кажется ,первые пять секунд даже загипнотизирован. И сейчас ему абсолютно плевать на то, что он больше предпочитает собак. Увидев хозяина квартиры , коту вроде бы хочется подойти к нему, но вместо этого животное неуверенно и игриво прижимается к холодной белой стене прихожей, с интересом смотря Юнги прямо в глаза. Мин Юнги чувствует тепло внутри. Грудь словно наполняется теплым маслом. К чему бы это ?
Он присаживается на корточки и вытянув руки перед собой ласково протягивает:

-Откуда ты тут взялся , малы-ы-ыш?

Белый кот теряя всякую бдительность ,доверчивой трусцой подбегает к парню, в тот же момент одаряя его холодные руки игривой лаской, с интересом их нюхая и вновь ласкаясь.
Скорее всего кот сбежал от соседей и пролез к ним через балкон. Мин аккуратно подхватывая животное на руки встает, и продолжая гладить пушистую шерстку незваного гостя отправляется вместе с ним на кухню.

- Тебя нужно накормить , - отмечает Юнги скорее для себя ,после начиная неуверенно вертеться в небольшой комнатке в поисках чего-нибудь съедобного. Шуга надеется найти хоть что-то подходящее в холодильнике, и как только открывает дверцу, челюсть его кажется, ударяется о самую нижнюю полку. Холодильник до отказа забит всевозможной едой от ассортимента которой, глаза просто разбегаются в разные стороны, а в животе начинает рефлекторно урчать. Но самое интересное во всем этом то , что вся верхняя полка как раз таки забита кошачьими кормами разных фирм и вкусов. Объедайся. Милостью просим.

-Твою ж...

Мин Юнги понимает, что кот оказался здесь не случайно, как он предполагал ранее ( то есть не свалился с неба и не сбежал от соседей через балкон), а теперь является полноценным и официальным «совладельцем» данной жилплощади.
Смутно в голове Мина всплывают воспоминания о недавнем телефонном звонке Хосока, в котором второй обмолвился, что якобы познакомился с отличным «малым» и даже намерен познакомить его с Мином, но тот в свою очередь открыто заявил Хосоку, что не имеет ни малейшего на то желания, ибо ему и так хватает их общей компании из шести озабоченных упырей, в которой серьезным и здравым рассудком обладает только Ким Намджун, ну ,и иногда блеск мудрости проявляется у макне Гуки, но это происходит очень редко...почти никогда.

Разорвав две розовые пачки с кошачьим паштетом и вывалив все это в найденную на полу миску, Мин Юнги с самодовольной физиономией подает новому квартиранту его долгожданный завтрак и кот с огромным аппетитом бросается к своему обеду...а может и завтраку. Парень в последний раз проводит рукой по пушистой спинке кота, на что тот ласково и благодарно приподнимает задний привод.

Выйдя из кухни, парень тащит свое ленивое тело через коридор к гостиной и падает прямо на диван раскинув руки и ноги по разным орбитам и направлениям. Он даже не разделся до сих пор. Только от обуви избавился кое-как по пути к заветной ложе обтянутой чехлом из шоколадного плюша, сделанного на заказ опять таки Хосоком. Хосоком... А ГДЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, СОБСТВЕННО ЧОН ХОСОК?!
Мин Юнги поспешно достает телефон из кармана джинсов, умудряясь запутаться в по прежнему обмотанном вокруг шеи шарфу, и набирает номер Чона. Тот отвечает не сразу, только после пятого или шестого гудка.

- Алло?

- Где тебя носит, в такую рань?! - ни привета , ни здравия- в этом весь Мин Юнги.

- Шуга-хен*,- доносится из трубки теплый напев Чона,- ты уже вернулся домой?
Юнги закатывает глаза. Он ненавидит это прозвище, которым когда-то одарил его Чон. Младший  обосновывал это тем, что его восхищает бледная кожа старшего соседа - "Белая как сахар".

- Представь себе,- закипает Мин,- возвращаюсь в квартиру, а вместо твоей рыжей поднадоевшей рожи, нахожу в доме лохматое чудовище и полный холодильник прикормки! Какого хрена ты его притащил ? К тому же оставил животное голодным и без присмотра ? А если бы он спрыгнул с балкона или хуже того, нагадил на кровать ?! Я убирать за ним не собираюсь, так и знай, Чон Хосок!- на одном дыхании выпалил Шуга с таким огнем, что только пар из ноздрей не валит.
На другой стороне провода тишина. Гнетущая такая. А затем заразительный смех младшего , который через пару секунд снова затихает.

- Простите...- извинения из трубки адресованы явно не Мину,- Шуга- хен, Я сейчас в библиотеке , не заставляй меня смеяться, мне из-за тебя сделали замечание.

- Так и не смейся, чтоб тебя, а отвечай на поставленный мной вопрос!

- На который именно?

- Хоби...

- Хорошо, хорошо,- шепотом хихикает Чон Хосок. Весело ему, чтоб его,- Кот этот не мой, а моей нуны**,- начал свое объяснение младший,- она оставила его у нас на неделю. Она приехала с подругой в Сеул, но в гостинице, в которой они расположились, животных размещать запрещено . Не волнуйся, скоро он покинет нашу квартиру.
« Что? Как?» -уверенности в лживых понтах Мина утверждающих, что находка была нежеланной резко поубавилось и уголки его розовых губ припустились, образуя грустную дугу.

- Голодным я его ни за что бы не оставил. Сестра мне не простит, поэтому перед уходом , естественно, я его накормил. Балкон так же запер, так что пункт о непреднамеренных полетах лиц семейства кошачьих с пятнадцатого этажа так же не запланировано. - заверил друг,- Точно так же, как и пункт об обгаженных кроватях, ибо в ближнем углу подсобки, дверь которой я специально оставил открытой, лежит латок со гранулами, чтобы наш новый сосед мог делать свои «черные делишки» и при этом не оставляя после себя запаха. Все понятно?- Мин сжал губы в тонкую полоску. Хосок разжевал ему все как трехгодовалому ребенку и это бесило еще больше, - Есть еще вопросы, Шуга-хен?

Мин молчит, оглядывая пол по сторонам. Прицепиться не к чему. В доме идеальный порядок. Досадно.

- Хен?

- Когда ты вернешься ? - выдыхает с досадой Шуга при этом сдавливая веки пальцами.

- О-о,-тянет Чон, - Шуга-хен так сильно соскучился по своему дорогому и горячо любимому малышу Хоби ?

Мин Юнги так и видит , как Чон по-бабски хлопает ресницами, сплетя пальцы рук вместе. Тьфу ты.

- Ага, конечно... моя внутренняя Мин Юнджи*** в форме чирлидерши**** с двумя помпонами в руках так и ликует . - Мин закатил глаза.
И снова смех на другом конце провода. Заливистый такой. Аж противно.
- Тебе бы явно подошла форма, хен, а если еще к твоим волосам и кошачьи ушки заколоть, так вообще...

-Заткнись.

Хосок захохотал. Противненько так захохотал. Как ведьма на шабаше. Аж ударить через телефон захотелось.

- Ну, а если серьезно, то буду дома , наверное где-то через час. У меня завтра тест по географии, я должен готовиться. Ты отдохни пока, хен, ну или закажи нам пиццы, а я по дороге заскачу в кафе и куплю нам суши, идет ?

- Нет, лучше купи пиццы сам, а то остынет к твоему возвращению и захвати горячего шоколада в Старбакс .

- Хорошо Юнги-хен, будет сделано, - отвечает Чон,- что-нибудь еще?

-Нет.

- Ну, тогда хорошо. А теперь извини , хен, но я должен учиться.

- Правильно. Учись. Агроном хренов, - с этими словами Мин отключается.

С облегчением выдохнув, Мин Юнги все так же в лежачем состоянии «аля- Я галактика» откидывает телефон на пол. На белый ковер, который Чон Хосок заказал на Ebay. Опять Чон Хосок. У Мин Юнги складывается такое ощущение, что теперь вся его жизнь вертится вокруг Хосока, или же просто это Хосок постоянно крутится вокруг Юнги. Он уже и сам не знает, какой вариант является более верным. Его жизнь круто изменилась после появления в ней парня, которого все вокруг прозвали Джей Хоуп .
Высокий юноша, профессиональный танцор с идеально сложенным телом и замысловатыми идеями ворвался в мир Мина с буйством красок, озорного смеха и ярко красными волосами ,просто на-просто выбив дверь его былого серого мирка мощным ударом своей длинной ноги, и заполнив все темное пространство вокруг социофоба новыми ощущениями , яркими цветами и солнечным светом. Изначально, каждый день проведенный рядом с Хоупом был для Мина настоящей мукой, ведь ему приходилось терпеть нескончаемый галдеж , звуки гремящей посуды по утрам , частые приступы танцев дикой обезьяны и постоянные посягательства на личное пространство Мина и, даже домогательства! Последнее , конечно же исполнялось шутки ради, но это не могло не заставить Мина (в первоначальное время проживания в одной квартире) усомниться в ориентации своего соседа.
« А не педик ли он случаем?» так и вертелось в голове Мин Юнги. Уж больно бабские у Чона замашки: то как-то по-женски ладошкой рот прикроет, то обниматься лезет, а порой и целоваться (!), Мин от него тогда всеми подручными средствами отбивался, а тот ржать выпадал своим противненьким зловещим смехом. А чего только его банный халат с капюшоном единорога стоит! А танцы? А танцы-то! Со всеми этими полу-женскими изгибами и характерностью движений. Мин уже молчит про флирт с Тэхеном! Тот ему по заднице зарядит , а Чон завизжит так по девичьи и в отметку пихнет его , так манерно по плечику-то, по плечику! Мину тогда казалось, что еще чуть-чуть и Тэхен скоро сам радугой блевать начнет. Но слава Богу, со временем все встало на свои места, когда у Хосока появилась девушка, имя которой Мин уже и не вспомнит, а возможно он его никогда даже и не знал. Мину не до этого было как-то. Ну счастлив друг- вот и Бог ему судья. Главное, что не педик и Юнги в безопасности.

Мин Юнги хорошо помнит времена, когда долго не решался открыть себя и полностью довериться Хосоку. Уж больно разные они были, как солнце и луна, как лед и пламя. Мин постоянно менял замки своего внутреннего мира, а Чон не уставал каждый раз подбирать все новые и новые ключи. Время шло, и Мин Шуга уже сам не заметил, как Джей Хоуп стал самой неотъемлемой частью его ,в прошлом одинокой, жизни. Благодаря Хосоку у Юнги появились друзья, целая громкая компания в составе семи человек( если брать в счет и самого Мина). Его новые друзья- шесть юношей, которым всегда взбредет на ум что-то веселое, сумасшедшее и невообразимое. Баланс нормальности и хоть малой, но адекватности в этой большой «семье» поддерживают три человека- сам Мин Юнги, Ким Нам Джун (он же Мон) и Ким Сок Джин. Хотя последний, не смотря на то, что является в компании самым старшим, не на столько был серьезен , как двое предыдущих. Намджун спихивает его поведение на простое нежелание становиться старше и все с пониманием к этому относились.

Но не смотря на , вроде бы, всю идиллию картины неразрывной двухгодовой дружбы, глубокой взаимной поддержки друг друга и казалось бы детскую беспечность , был в этой одной и небольшой компании один большой и общий секрет , название которого на столько простое, что не сразу приходит на ум.
Какое?

Лицемерие. Причем групповое.

Но, что лицемерие вообще такое и что из себя представляет? На самом деле, у этого слова есть множество определений и аспектов. Лицемерие может быть как и корыстным, так и с целью самозащиты от воздействия внешних факторов. Внешним фактором в случае Мина и его друзей  являются люди. Чужие люди. А если быть точнее - общество, с которым им ежедневно приходилось сталкиваться вне зависимости от своего желания и обстоятельств.
Каждый человку знает, что лицемерие - поведение, прикрывающее за собой  неискренность , злонамеренность притворным чистосердечием и добродетелью.
В истории Мин Юнги, а так же его друзей , слово «злонамеренность» звучит неправильно и здесь вовсе неуместно. Более правильно было бы применить здесь слово «страх» - «притворное чистосердечие скрывающее внутреннюю неприязнь и страх». Мин прекрасно знает, что каждый из них , включая Хосока, пытается преподнести себя окружающим в лучшем виде и свете. Таковым был их собственный закон выживания, который они для себя определили - «будь для людей тем, кем на самом деле не являешься и тебя полюбят» .
Стереотип идеального мира, жизнерадостности и наигранной надменности ,которым красовалось «братство» на публике, разрушалось за стенами собственного «Я» каждого из них. Компания этих ребят на самом деле никогда не была сборищем непосед жаждущих приключений на свой каждый новый рассвет. Они никогда не хотели быть теми, кем являются сегодня, и кем выставляют себя «на показ» .
На самом деле все было гораздо глубже. На много.
Все чего они хотели, это чтобы их приняли такими, какие они есть на самом деле- со всеми их недостатками, шрамами и... «скелетами». Давно не секрет, что в шкафу каждого скрываются свои, личные монстры. Даже в шкафу, казалось бы самого счастливого в мире человека живут твари, вырывающиеся наружу каждую ночь, от чего тот вынужден каждый раз прятать голову под свое одеяло в надежде спастись, но тщетно: монстры пробираются под кожу и проникают в голову пожирая изнутри.
В шкафах же Мин Юнги, Хосока, Намджуна и остальных парней скрывалась целая гробница. Скорее даже усыпальница увитая плющом , что оплетает своими объятиями ручки и косяки дверей, а чуть выше на ее фронтоне можно увидеть приметную готическую надпись на латыни - " И не введи нас в заблуждение ".

Семь парней. Семь историй. Семь гробниц.
Беглецы. Одинокие души совершенно случайно повстречавшие друг друга на своем бренном пути.

Одиночество - личная боль каждого из них. Но об этих историях вы узнаете немного позже. А может и не узнаете никогда.

Семь юношей. Семь одиноких синих китов. Семь разновидностей боли:
- Мин Юнги, Чон Хосок, Ким Намджун, Ким СокДжин, Ким Тэхен, Пак Чимин, Чон Чонгук..

Звонок в дверь. Мин нахмурившись лениво поднимает свое тело. Он по прежнему хочет спать, но сон почему-то никак не шел. В белых носках он лениво шаркает по полу, по пути стягивая с шеи шарф и вешает его на вешалку в прихожей. Вновь звокок.

- Да тут я, тут... - прыскает он,- Кто ?- спрашивает Мин прислонившись к двери?

- Намджун. Открывай.

- И чего вам всем дома не сидится в такую рань ? - проворчал Мин Юнги открывая внутренний замок, а после и засов.

- Соскучился ,- равнодушно бросает Мон переступая порог квартиры,- Джей Хоуп ?

- В библиотеке, пойдем,- Мин жестом зовет друга следовать за ним на кухню,- Что будешь пить чай, кофе...саке ?

Брови Намджуна приподнялись в удивлении.

- Я думал, что ты завязал, после той ссоры с Джином? - сказал Мон присаживаясь за высокий гранитный бар черного цвета.

- А разве я сказал, что сам собираюсь пить ?- ответил Юнги подходя к холодильнику,- Я тебе предложил. Мне хватило с того раза. - парень хмыкнул, ненадолго задержав на Намджуне заинтересованный взгляд, - Да я вижу ты времени зря не терял? - он усмехнулся ,- Когда стал блондиночкой? - открыв дверцу Мин достал две банки диетической колы и положив одну на стол придвинул ее к Намджуну.

- Пару дней назад,-парень запустил руку в свои волосы и откинул их набок, - Нравится?

Оперевшись спиной на кухонный шкаф и скрестив руки на груди, Шуга оценивающе выпятил нижнюю губу и сделав небольшой глоток шипучки, кротко кивнул в ответ. Мон улыбнулся.

- Поверь, в тот вечер досталось не только тебе,- усмехнулся он , сплетая пальцы обеих рук в плотный замок.

- Почему я даже не удивляюсь ? -хмыкнул Мин.

- А это еще кто?

Взгляд Мин Юнги направился за взглядом Намджуна. На полу у ближней к Мину ножке стола сидел белый синеглазый кот. По лицу Намджуна расплылась восхищенная улыбка, открывающая вид на его белоснежные и ровные зубы, которые он выровнял по его собственному признанию с помощью брекетов еще в возрасте пятнадцати лет. Юнги улыбнулся. Редкое явление. Но все же бывает.

- Ты притащил его из Тэгу?

-Конечно нет, - выдавил Мин глотая шипучую жидкость и покачал головой,- Он не мой. Я предпочитаю собак, а этот крендель принадлежит Хосоку, точнее его сестре. Попросила оставить на недельку.

- Почему вы все так недолюбливайте кошек?- Мон аккуратно поднимает животное на руки нежно прижимая к груди , скользя рукой по мягкой шерсти.

- Я не недолюбливаю  кошек, Намджун, я просто их не понимаю. У них какая-то своя философия.

- Временами я тоже тебя не понимаю, Юнги-хен, но от этого я не люблю тебя меньше, - Намджун мигнул носик кота кончиком своего пальца, на что тот ответил лаской, но вот Мин Юнги от признания Мона встал в легкий ступор. Мин Юнги слишком буквалист. Мин Юнги слишком гетеро. Нет, ну он конечно понимал, что они как братья, броманс , агъе и все такое, но... Ну не любил он эти нежности и сопли, короче говоря.

- Сделаю вид, что я этого не слышал, - неосознанно громко уронив жестяную банку на стол сказал Мин. Мон аж вздрогнул от этого звука, - Извини, случайно вышло.

- Ты как всегда не любишь, когда о тебе заботятся,- усмехается младший.

- Поверь, мне забота Хосока уже поперек горла встала, так что прошу, не ныряй и ты в это болото , иначе вы меня в нем точно окончательно утопите вдвоем.

- Чимин нам не позволит.- захихикал Мон, смотря Мину прямо в глаза.

- Он меня пугает, - сухо ответил Юнги, -Пусть держится от меня подальше.

Намджун засмеялся опуская кота обратно на пол. Он знал, как сильно раздражало  Юнги постоянное желание Чимина находится рядом. Ближе всех остальных. Но ближе к Мину, чем Хосок у него оказаться ,конечно же, не получалось. Чон забронировал это место уже довольно давно, даже не нуждаясь в разрешении самого Мин Юнги. Намджун знает, как Мина напрягают постоянные ангельские улыбочки Чима в его сторону. Чимин же, любит Мина как старшего брата, которого у него никогда не было. Чимин любит обнимать всех вокруг, но больше всего любит обнимать Мин Юнги, а Мин Юнги не любит, когда нарушают его пространство, а пространство это- его тело.

- Ты че пришел-то ? И где ,черт возьми, Хосок со своей долбаной пиццей ?! - старший всплеснул руками,- Я хочу жрать , а не безнадежно изучать «поваренную книгу»!
- У нас проект незаконченный, а нам его через три дня сдавать, если ты не забыл.

- Неужели нельзя отложить до завтра? Ну или до вечера? Я жутко устал. Я голоден и зол.

- Зол-то на что ?

- Я же сказал, потому что голоден.

- Я могу приготовить нам завтрак,- сказал Намджун открывая свою банку газировки и делая глоток. - Что у тебя есть в холодильнике ?

- Все, чего душа пожелает, но опять таки, это все нужно готовить и комбинировать, а я в этом полный ноль.

- Хорошо... Кофе хотя бы варить умеешь ?

- Только растворимы в чашках.
Намджун закатил глаза.

- Ты и впрямь безнадежен.

- Я живу с Хосоком, а не с Джином «мистером Идеальная хозяюшка» , как некоторые. Чон вообще запрещает мне приближаться к плите, если я один. Максимум электрический чайник и микроволновка для разогрева.

Намджун широко улыбнулся.

- Он явно перегибает палку со своей заботой.

- Такому человеку как я, только на руку, чтобы все делали за него. Главное, чтобы мое личное пространство никто не нарушал, но Хосоку это видимо не знакомо. Иногда мне кажется, что мои телодвижения на пятьдесят процентов принадлежат ему.

- Не притворяйся эгоистом, - Намджун встал из-за стола направляясь к холодильнику.

- Я и не притворяюсь. - Мин пожал плечами отрывая спину от кухонного шкафа и облокачиваясь плечом о внешнюю стенку холодильника, что ближе к выходу из кухни, наблюдая за Моном .
Ким Намджун заглянув в холодильник присвистнул.

- На твоем месте я бы постыдился даже думать о голоде.
- Как хорошо, что ты не на моем месте. Давай, хватит умничать и начни уже что-нибудь готовить.

- Чего тебе хочется,- младший выглянул из-за дверки.

- Без раз...

Звонок дверь. Хаотичный. Непрекращающийся. Парни переглянулись. Мин улыбнулся.

- Хотя знаешь, можешь оставить навыки повара «династии Ким» при себе, - и выскочив из кухни побежал к двери, чтобы встретить не Хосока, а пиццу. И горячий шоколад. И плевать, что он оставил Мона в недоумении. Юнги широко распахнул дверь.

- Тебя только за смертью по...

На пороге стоял широко улыбающийся Тэхен.

-...сылай... - Мин обернулся,- Намджун?!

-Что? -послышалось из глубины квартиры.

-Я пошутил. Продолжай. Меня обломали.

Мин Юнги был готов испепелить взглядом ни в чем неповинного Тэхена.

- Доброе утро, Хен. - Тэ скромно улыбнулся.

- Добра здесь не ведали самого утра. А тебя-то сюда с какого перепуга занесло, да еще и в такую рань ?

- Я за Хосоком. У нас тренировка по хореографии.
- Он в библиотеке.
- Я знаю. Он попросил переждать у вас.
Мин закатил глаза:
-Конечно, разве мог он сказать что-то другое?-вскинув руками  парень отступил на шаг открывая Тэхену путь, - Располагайся, но не чувствуй себя как дома.

Тэхен лишь широко улыбался на ворчание старшего хена и прошел внутрь. Он уже давно свыкся с его вечным недовольством, грубостью (уместной конечно) и «панцирем» . Единственным в их кругу, кто мог заставить Мин Юнги молчать, указывать ему и заставлять делать то, что ему велят был Джин- в силу своего старшего возраста и словно опоясанного мышцами тела. Рядом с широкоплечим Джином Юнги казался тоненькой тростью. Юнги был худым как спичка, а Джин словно коробок ,за которым первый мог спокойно спрятаться и его никто не увидит.

- Намджун на кухне,- указал рукой Мин, снимая с вешалки шапку с курткой и параллельно натягивая на себя.

- Ты уходишь ? -Тэ вскинул брови,- Но я ведь только пришел.

- Я на балкон,-выдохнул Мин, - покурить захотелось.

- Бросал бы ты это дело с курением ,хен,- сказал Тэ, улыбка которого заметно погрустнела. На самом деле Тэхен всегда очень расстраивался , когда находил Юнги пьяным (в прошлом) или курящим. Он знал, конечно, что у Мина есть внутренняя боль, которую нужно было чем-то подавлять, чтобы она не распространялась по телу вместе с кровью по венам, не душила по ночам и рвано не кричала изнутри, в то время как лицо его казалось безэмоциональным . Мин нашел утешение в никотине. В ядовитом дыме, что прожигал его легкие с каждой новой затяжкой и при выдохе уносил с собой частичку его жизни, растворяясь вместе в ней в холодном воздухе Сеула.
Тэхен так же знал, что нельзя оставлять человека одного в минуты печали. Никогда. Такое напутствие ему дал Хосок. Тэхен не признается Мину, что на самом-то деле нет у них с Чон Хосоком сегодня никакой тренировки и все это сплошная выдумка, чтобы просто на какое-то время быть рядом с ним и не допустить трагедии. Да, Хосок позвонил ему утром, когда второй еще ворочался в постели наслаждаясь выходными. Чон был уверен, что если Мин Юнги останется дома совершенно один , то случиться может всякое, поэтому попросил Тэ приглядеть за соседом , пока сам он не вернется с "дополнительных занятий". Тэхен без раздумий поехал к Мину, хоть их и разделяли три квартала.
Ни Тэ, ни Чон не могли знать, что их обоих давно опередил Намджун, которому на самом деле до их с Мином совместного проекта не было никакого дела. Намджун сам давным-давно его закончил, но это был хороший повод, чтобы держать своего лучшего друга «на виду».

-Мои дела, не твоего ума дело, Тэ, - бросил в ответ Мин,- не указывайте мне как я должен жить и что должен делать,- голос Юнги звучал отстраненным и пустым,- хотя бы не вы...хотя бы не здесь...

Тэ остался стоять на месте провожая Мина взглядом через гостиную, пока тот не скрылся на балконе.

***

Небо накрыло Сеул чистым благословенно-белым одеялом снега. На улице мороз , от чего Мин Юнги еще даже не прикурив выдыхает густые струи пара. На удивление погода безветренная , но он все равно кутается глубже в куртку и сильнее натягивает шапку. Он не хочет заболеть. Его организм слишком долго и мучительно борется со всякого рода вирусами. К тому же, если он заболеет, то ему придется не только терпеливо лечиться , мужественно перенося мучительные страдания в виде кашля, озноба, температуры и насморка, но и переваривать инстинктивные приступы «заботливой мамочки» от Хосока. Опять Хосок. Даже здесь ,в одиночестве, размышляя о соплях и вирусах на балконе , его мысли по привычке переносятся к Хосоку.
Мин достает сигарету и поджигает табак бронзовой коллекционной зажигалкой с изображением мотора мотоцикла Харли Девидсон. Он помнит, как стащил ее у отца два года назад, еще перед самым первым отъездом в Сеул. Она напоминает ему о доме в котором он когда-то жил, и вместе с тем о страхе , который в нем когда-то испытывал. Мин затягивается и дым тягучей струей обволакивает дыхательное пространство легких, проникая в каждую веточку бронхов. Еще пару секунд Мин держит дым в себе, а затем закрыв глаза , медленно выпускает только что погибшую часть себя на волю, позволяя легкому ветру развеять этот прах над столицей Кореи.

Из комнаты доносятся громкие звуки. Кто-то весело кричит на кухне. Сомнений не возникает - Чон Хосок вернулся домой, но Юнги решает все же докурить. Он не любит ростовщичествовать тем, на что сам зарабатывает, пусть даже это и одна жалкая сигарета. Снова шум, но уже не из его квартиры. Кажется с балкона по соседству справа.
- Зачем ты идешь туда, там же холодно?- доносится недовольный и тонкий голос. Юнги хмурится. Он не помнит чтобы в этой квартире кто-то жил . Юнги хорошо Знает , что еще неделю назад жилплощадь пустовала и сдавалась в аренду. Неужели в ней поселились девушки ? Это же сущий кошмар для Мина. Теперь их команда оболтусов сутками будет ошиваться в квартире Юнги, выслеживая и флиртуя с девушками из квартиры напротив. Особенно Чимин.

- Не стой на морозе, у тебя и так температура пошли в дом. - продолжал твердить все тот же голос, но ответа от лица к которому обращались так и не следовало. Почему он или она не отвечает ? Может болит горло ? Или этот человек немой? А может просто так же как и Юнги хочет , чтобы от него отстали и оставили на какое-то время одного?
Впервые Мину стало интересно. Интересно на столько , что немного перевалившись с бортика своего балкона решил посмотреть, что происходит на другом.

- Ну и ладно , можешь игнорировать сколько влезет, но если сегодня тебе станет еще хуже, ко мне можешь не обращаться!
Послышалось, как захлопнулась дверь. Мин подается немного вперед и его глазам предстает открытый вид на соседский балкон. Картина заставляет его неосознанно заглядеться.

Он видит хрупкую девушку, что стоит к нему полубоком облокотив локти на балконный бордюр и смотрит в противоположную от Мина сторону, куда-то в даль. На ней свитер крупной вязки розово-персикового оттенка, а на голове большие белые плюшевые наушники. Ее темно-каштановые волосы распущены , спускаясь по плечам и спине аккуратными волнами , легко играя на ветру. Кожа ее лица и рук болезненно-бледная, почти как и у Мина. Ее тонкие пальцы крепко охватывали в руках белую кружку какого-то горячего напитка. Выражение ее лица было задумчивым, хотя Мин не мог знать наверняка, ведь он видел только ее профиль, который ему на тот момент показался сказочным и прекрасным. Подобной красотой в их стране кажется обладают только айдолы, но и те только при помощи тонны косметики.

Мысль которая пришла в голову Мина в тот момент сперва показалось ему абсурдной , но это был - « мой идеальный кадр». Времени бежать в свою комнату за фотоаппаратом не было, но запечатлить момент хотелось. Последнее и единственное, что оставалось Юнги - это достать из кармана айфон и молить Бога о том, чтобы девушка его не заметила. Но случиться планам Мина было не суждено. Свой "идеальный кадр" он упустит навсегда. Ведь стоило ему об этом только подумать, как на балкон ворвался Джей-Хоуп:

- Ты что творишь ?! - прокричал он застав Мина врасплох , от чего тот почти соскользнул с перекладины и упал бы с балкона , если бы Хосок вовремя не обхватил Мина обеими руками за пояс и не потянул назад , от чего оба парня свалились на холодный кафельный пол.

- Тебе , что совсем жить надоело,да ?! Совсем крышу снесло, да?! - почти чуть ли не плача кричал Джей Хоуп нависнув над Мином и хватая его за тиски куртки, в то время как сам Мин находившийся в полном шоке и видевший своего лучшего друга впервые в таком явном гневе вообще не понимал, что происходит и просто ошарашено смотрел в красные, наполняющиеся слезами глаза Хосока. В комнату забежали Намджун и Тэхен ошарашенные увиденным не меньше Мина.

- Вы чего вытворяете?! - Намджун кинулся к Хоупу и схватив парня за плечи и с силой оторвал его от словно парализованного на полу Мина, к которому бросился уже Тэхен. - Хоуп, какого хрена ?! - прорычал Мон , грубо толкая Хосока в мягкое кресло в углу комнаты.

Тэхен помог Юнги сесть и обхватив его сзади за плечи, пытаясь унять образовавшуюся в теле Шуги дрожь.

- Что я вытворяю?! Это я-то , что вытворяю?! - голос Хоупа был на грани истерики. Его гневный взгляд вновь метнулся на вжавшегося в грудь Тэхена Шугу. - Я спасаю его сраную жизнь!

Хоуп попытался встать , на Намджун ему не позволил , вновь грубо толкнув его в сидение.

- Это так ты ценишь нашу дружбу, да, Мин Юнги ?! Пока друзья на кухне ,сам решил с балкона сигануть?! Да?! Отвечай!

- Что ? - Намджун и Тэ а неверии переглянулись, после переведя глаза на Мина,- Что он такое говорит, Шуга ?

« Что ? Сигануть? С балкона? Но ведь я вышел лишь покурить...»- вертелось в голове Мина, но рот словно перестал ладить с мозгами, слова застряли в горле , а язык прилип к небу,- « ... и сфотографировать девушку на балконе» .

- С чего ты взял, что он решил сброситься?- встал на защиту хена Тэхен, крепче сжимая в своих объятиях старшего брата,- может ты неправильно все понял?

«Спасибо,Тэ».

- Что там непонятного?! - взвыл Хосок, - он уже на половину свисал вниз ! Почему ты оставил его одного? Для чего я тебя позвал сюда , Ким Тэхен?

«Как? Неужели я так увлекся, что не заметил?»

- Ну может он что-то высматривал, я не знаю?- замямлил Тэхен, - Он сказал, что хочет покурить в одиночестве...Зачем ему с жизнью-то кончать? Я понимаю тебя , мы все переживаем за него, но ведь...

- Ни хрена ты не понимаешь , Ким Тэхен...-прошипел Хосок,- С того самого дня, я каждый день живу как на ножах...

- Хватит, - еле слышно прошептал Мин,- Пожалуйста...

Все замолчали. Теперь внимание троицы было приковано к подавшему голос Юнги.

- Хосок, я никогда не просил тебя нянчиться со мной и уж тем более переживать за меня,-опустя голову тихо говорил Мин,- Моя депрессия - это моя проблема и раз уж она коснулась вас, то я глубоко извиняюсь. Хосок, я никогда не просил тебя помогать мне и стучаться в мой мир. Не смотря на мои протесты , это была твоя воля. - все по прежнему молчали, - и если дружба со мной причиняет тебе ежедневную боль, то зачем ты продолжаешь оставаться со мной? Строишь из себя героя? - Мин хмыкнул по прежнему не поднимая взгляда,- Вообразил себя мучеником на пути веры и добра ?
Хосок молчал чуть заметно приоткрыв рот. Намджун по прежнему стоял рядом с Хосоком возвышаясь на всеми хмуро и растеряно изучая макушку Шуги. Тэхен по прежнему сидел рядом, все так же крепко обнимая хена со спины опустив голову на его плечо.

- Пытаясь меня спасти, ты не спросил главного - хочу ли я быть спасенным ? - Мин Юнги поднял свой взгляд на Хосока. Уже совсем не тот взгляд, какой был десять минут назад. Теперь он был опустевшим , безэмоциональным и равнодушным - не выражавшим ничего.
Если глаза - это зеркало души, то в настоящий момент можно было сказать, что зеркала в глазах Мина разбились .

- Зачем ты терпишь?

- Потому что ты мне дорог, Мин Юнги...-шепнул Хоуп, - Потому что ты единственный, кого я подпустил к себе предельно близко... и не смотря на всю боль ,ты- мой самый лучший, дорогой и близки друг...

Намджун смущенно перевел взгляд на балкон. Руки Тэхена ослабил хватку, выпустили плечи Мина из объятий. Сейчас в этой комнате происходило что-то напоминающее исповедь, в которой на самом деле не было лишних. Это заставило парней шире открыть глаза на происходящее внутри их семьи - что тяжелый якорь проблем Мин Юнги по прежнему тянул его кораблик ко дну, не смотря на то, что он пытался бороться и делать вид, что с ним все в порядке.

- Я не собирался прыгать,- шепнул Мин, и все , кроме него переглянулись.

- Что ? - так же тихо переспросил Хосок.

- Я не собирался прыгать...

Мон нервно посмотрел на Чона.

-Я же говорил!- вскликнул Тэхен,- Я говорил тебе, что это ты балбес бывалый , а не Мин Шуга! - парень вновь крепко обнял старшего брата плотнее прижимая его к себе.

- Тогда , что ты там делал ? - спросил Намджун.

Мин отсутствующе пожал плечами:

-Курил... Пытался сделать хороший кадр... Ловил ракурс...

-Р-ракурс?..- заикаясь выдавил Хоуп.

- Немного перестарался? - спросил Намджун.

- Судя по всему...

- И в итоге тебя словил Чон Хосок,- блондин попытался пошутить.

- Именно...

- Боже ... - осознав всю свою нелепость сложившейся ситуации , Джей Хоуп закрыл глаза и сведя брови к переносице прикрыл лицо рукой. - Боже, прости меня Мин Юнги... Пожалуйста прости меня...

Мин ничего не ответил. Просто устало высвободив себя из рук Тэхена поднялся с пола:

- Я хочу спать,- сказал он и медленно поплелся в свою комнату огибая стоящий впереди себя диван.

Хосок виновато смотрел вслед уходящему хену.

- А как же пицца и горячий шоколад? - спросил Намджун,- Ты так ничего и не поел с утра.

- Спасибо , Намджун, я больше не голоден, -ответил Мин,- я сыт ...по горло.

Хлопнула дверь. Донесся звон ключей и характерный звук замка.
В комнате остались Намджун , Тэхен и разрыдавшийся Джей Хоуп. Парни успокаивали его, пытаясь доказать, что он все сделал правильно и ему не за что себя винить. Намджун отметил, что данная ситуация только подтвердила их опасения в том, что эмоциональное состояние Мин Юнги по прежнему оставляло желать лучшего , и он находится на стадии « в двадцати шагах от пропасти», и волнение их не было необоснованным и слабопочвенным. Ведь земля из под ног Мина действительно медленно, но все же рассыпалась затягивая в еще более глубокую пучину.
Тэхен пытался убедить Чона в том, что Мину сейчас просто нужно побыть одному- подуется и успокоится. Но Хосоку все равно было тяжело, ведь он так долго добивался этой дружбы и расположения старшего.
Мон и Тэ сошлись на том, что сегодня останутся у Хосока до ночи, и если все будет хорошо, ттолько тогда разойдутся по домам. Хосок был искренне благодарен своим младшим друзьям за столь крепкую поддержку, в то время как Мин Юнги спрятавшись в своей комнате, лежа на кровати свернулся калачиком под двумя одеялами и горой подушек. Его бледная кожа горела, а губы стали искусаны . На дрожащих ото сна ресницах раскинулись хрустальные жемчуга непрошенной печали, а рядом с ним, прижавшись груди лежал белый синеглазый кот , который сквозь тихое болезненное сопение Мина , мурлыкал ему свою утешающую кошачью колыбельную.

_________
Примечания:
Хен* - (с кор. сташий брат) в Южной Корее  считается почтительны обращением молодых мужчин  к старшему по возрасту собеседнику (брату, другу, товарищу или коллеге взависимости от близости взаимоотношений).

Нуна** - (с кор. - старшая сестра)  применяется при обращении молодых парней к старшей по возрасту девушке (обычно к старшей сестре или близкой подруге).

Мин Юнджи***- женская адаптация и "склонение" имени Мин Юнги. [так же является отсылкой к персонажу , которою играл Мин Юнги в одном из эпизодов RUN BTS]

Черлидерша**** - член команды группы поддержки той или мной спортивной  команды (обычно в твкиз видах спорта как футбол, регби, баскетбол)

____________________

Не обращайте внимание на глупые ошибки в словах. В процессе редактирования они будут исправлены.

© Minseo Himuro,
книга «10 дней (Мин Юнги)/ Роман/Драма.».
Глава 2. Фотография.
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Александр Азаров
Глава 1: Кот. D-1
Хорошо пишешь
Ответить
2018-09-13 19:59:00
2
Kelen Amnel
Глава 1: Кот. D-1
Ооо они же BTS ,приятно- приятно, я ранше про Чонгука читала но тогда не была с ними знакома, а потом познакомилась и вот мой boysband BTS, понравилась, удачи
Ответить
2018-10-17 03:08:31
4
Кристина Ли
Глава 1: Кот. D-1
Нам это первая часть имени, Джун - вторая. Следовательно Нам Джун. Прочла до конца главы) Хороший слог) спасибо)
Ответить
2020-01-23 17:07:17
Нравится