Предисловие
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
Эпилог
41

Несла по венам злобу кровь,
Но безответная любовь
Хранила в сердце уголек,
Он сдерживал себя, как мог.
Костлявой, жилистой рукой,
Коснувшись шара раз, другой,
Он произнес дрожа: «Селена…»
Пульсируя, вздувалась вена
На смуглой шее колдуна.
Блеснула вспышка и она
В тумане появилась.
«Селена, ты мне снилась,
Люблю тебя, как прежде,
Не дай пропасть надежде,
Ответь взаимностью, прошу,
Тобой живу, тобой дышу».
Ее не тронуло признанье.
Еще с минуту ожиданья,
Надеясь на взаимность, он,
Как будто сдерживая стон
Боялся глубоко вздохнуть.
Но вот, безумной злобы муть
Коснулась разума и вмиг
Он выдавил из глотки крик,
Подобно раненому зверю:
«Не лги, Селена, я не верю,
Что шар покинуть не можешь ты,
Я раб твоей безумной красоты,
Но ты - рабыня моей воли!».
Он, стиснув кулаки до боли,
Сотрясая ими, прошептал:
«Тебя я слишком долго ждал,
Терпению пришел конец,
Не знала ль ты, что я подлец,
Что я безудержно жесток?
Я преподам тебе урок!
Но прежде, милая богиня,
Покажешь мне, моя рабыня,
Вчерашний злополучный день».
Селена стала, словно тень,
Вот ее вовсе не видать,
Туман же стал сильней сиять,
Возникли образы, ожил мирок,
Сплетаясь, звуки рождают слог
И вот уже звучат слова,
Ожил прошедший день, глава,
Ушедшая в историю… И все же,
Ещё творятся чудеса, похоже.
© Михаил Петриашвили,
книга «Виктор и Виктория».
Комментарии