Предисловие
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
Эпилог
28
В каюте, как всегда один,
Сам пан себе и господин,
С очередной охоты возвращаясь,
Очередным успехом упиваясь,
Паук пил красное вино,
Разглядывая кубка дно.
Паук был цыганом по крови,
Короткий лоб, чёрные брови
Срастались густо воедино,
И прозвища его причина
Была ясна, как божий день,
Он был угрюм, как смерти тень,
Глазенки созерцали жадно,
И черной оспой беспощадно
Изрыто серое лицо.
Смакуя сладкое винцо,
Он будто кровь из жертвы пил,
Сквозь зубы не спеша цедил.
Снаружи доносился шум и смех,
После разбоя, – время игр, потех,
На бочках кости, на кону трофеи,
Ручьями пот бежит по грязной шее,
В глазах горит огонь, азарт,
И вот они шестерки – фарт!
Рекою – крепкое вино,
Здесь все пьяны давным-давно.
Но, кто-то правит кораблем,
Труба подзорная при нем.
Вдруг наблюдатель замечает –
Волна у берега качает,
За камнем, маленький челнок…
«Как появиться здесь он мог?»
Шипит, прищурившись, пират,
Виденью явно он не рад.
«Шлюпку на воду! Живей!
Китель, Зверь и Воробей!»
Трое названных, вскочили,
Как и все, как будто пили
И шутили, и чудили,
И пьяны, как будто были,
Но, услышав лишь приказ, –
К выполненью – в тот же час.
Лодка спущена, и вот,
Зверь старается, гребет.
Зверь силен был, как горилла,
И в движеньях его сила
Прямо, скажем, ощущалась –
Шея венами вздувалась,
Рукава по швам трещали,
В общем, парень без печали.
Воробей был коротышка
И взъерошенный, и шишка
На надбровьем-то, с кулак!
Глянешь, вроде бы дурак,
Но, лишь глянет он, понятно,
Тип хитер, невероятно:
Воровато ходят глазки,
Взгляд пытливый, наглый, вязкий.
Третий – Китель. Странный был,
Видно, раньше он служил, –
В каждом шаге дисциплина,
В том и прозвища причина.
Вот, причалив к берегу, они
Прячутся за валуном, в тени.
© Михаил Петриашвили,
книга «Виктор и Виктория».
Комментарии