Предисловие
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
Эпилог
25
На рынке тесно, как всегда.
Виктор, в толпе, не без труда,
Нашел тот самый уголок.
Пестрил узорчатый платок
На статных плечиках цыганки,
Все те же формы той осанки,
И тот же волос завитой,
И взгляд небесно-голубой
Но к удивленью не она,
Эта цыганочка юна.
Торгует, курит так же важно,
И так же держится вальяжно.
Денежку  потрет о ручки
В кошелек ее до кучки.
Вновь клиента зазывает,
Видно толк в торговле знает.
Виктор подходит к ней, она,
Стройна как медная струна,
Румянец на щеках горит,
Надменно смотрит, говорит:
«Чего желаешь, молодой?
Быть может оберег, какой?
Или на картах погадать?»
«Старуху помоги сыскать,
«Зовут ее Надежда»
– А ты, мой друг, невежда,
Гадаю я не хуже,
Уважь Любашу, ну же,
Расскажу тебе, что вижу,
Не бойся так, я не обижу».
Глянула Любаша на ладонь,
И в глазах ее блеснул огонь,
Как будто стало ей все ясно.
«Не стой здесь более, напрасно,
Вдоль моря, на восток, дорога,
Минуя порт, пройдёшь немного,
Там, у подножия горы,
Стоят цыганские шатры.
© Михаил Петриашвили,
книга «Виктор и Виктория».
Комментарии