Предисловие
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
Эпилог
24
Все было – как она желала;
Луна над городом сияла,
Свет сочился сквозь окно,
Виктор во власти снов давно.
Хотите, верьте, или, нет,
А будто ожил лунный свет,
Весь заиграл и заискрился,
Над ликом вихрем закружился.
Виктор глаза открыл и что же?
Он легок как перо, похоже,
И манит, манит яркий свет,
В душе покой, сомнений нет,
И страха нет, и нет предела,
Лишь сделал шаг и к небу смело.
Летит, небес рукой касаясь,
Летит, полетом наслаждаясь,
Летит, без всякого труда,
Летит, неведомо куда.
Под ним бескрайних вод простор,
И, что-то манит его взор…
Предмет пока еще далек,
Но, вот уж виден островок,
И, вот уж видится, у края,
Лицо ладонью утирая
Сидит Виктория безмолвно,
В сиянье - статуэтка словно.
Он потянулся к ней, но нет,
Погас во всей вселенной свет
И мрак явился в этот мир,
И в сей же миг на его пир
Слетелись страхи и страданья,
Нарушив тишины молчанье
Гуденьем, стонами, возней.
Виктор проснулся: «Боже мой,
Ведь не к добру был этот сон,
Дурную весть принес мне он».
В думах пролежал он до утра,
Но, вот светает, встать пора.
Ждет день его вполне обычный:
Друзья, работа, – ритм привычный,
Но травит душу сон былой,
Ему не справиться с собой.
Угрюмый ходит и усталый,
Капризный, как ребенок малый,
То хочет, то не хочет есть,
Лишь встал, уж ищет место сесть.
Переживают мать, сестра,
Виктор, как сам не свой, с утра.
И средь друзей картина та же;
За  день не улыбнулся даже,
В раздумьях мрачных бесконечно.
Друзья с вопросами сердечно:
«О чем печалишься Виктор?
Куда девался твой задор?».
Он отмахнётся лишь в ответ:
«Причин для беспокойства нет».
Те дни тянулись как года
И от предчувствий – никуда,
Но дольше дней тянулись ночи,
Под утро лишь смыкал он очи.
Сомненье было не напрасно,
И вот уже все стало ясно –
С утра трезвонили в порту:
«Корабль Мечта попал в беду»…
Плохие вести быстрокрылы.
Виктор собрал в себе все силы,
Мысли стал перебирать
И цыганку вспоминать:

«Все вышло, как она гадала,
Ну, кто же знал? Она все знала!»
© Михаил Петриашвили,
книга «Виктор и Виктория».
Комментарии