Предисловие
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
Эпилог
19

Ветра под утро присмирели.
Она спала как в колыбели.
В окошко глянул лучик света
Но, вновь загромыхало, где то!..
И тут же стекла зазвенели.

Она привстала: «Неужели,
Нагрянул гром опять?»
Ответ пришлось недолго ждать;
Раздался, сотрясая, грохот,
По палубе, бегущих, топот,
И снова грохот, снова звон,
И едва слышно, чей-то стон.
В недоумении она,
Испугана, удивлена,
Бежит на палубу, а там,
Из пушек, залпом, по бортам,
Не прекращаясь ни мгновенья,
Палит в них судно-приведенье.
Ни флага нет на нем, ни люда,
Видно едва ль, как ниоткуда,
В густом тумане, не спеша, 
Идет, на них, огнем дыша.
У девы подкосились ноги,
Сердечко замерло в тревоге.
«На абордаж!» – раздался крик,
Раздался свист и в тот же миг,
Кидая петли и крюки,
Как паутиной пауки,
Борта сплетая меж собой,
Ползут разбойники гурьбой.
Бегут, кричат, перелетают,
Их морячки в штыки встречают.
И вот сойдясь в безумной драке,
Рыча как дикие собаки,
Грызутся человечки
И льются крови реки,
Ложатся замертво тела.
На пире этом смерть пила,
Из кубка, жизни без разбора
Служивого и гада-вора.
Да, это был кромешный ад,
Она попятилась назад
И у каюты, у дверей,
Мальчишка повстречался ей.
В его синеющих глазах
Панический читался страх.
Но, все же овладев собой,
Он поманил ее рукой
И прошептал: «Пока не поздно,
Иди за мной, но, осторожно».
Она, послушно, чуть дыша,
За ним по палубе спеша
Украдкой вышла на корму,
Волнуясь, говорит ему: 
«А как же папенька, что с ним?»
«Велел он нам идти одним,
Покинуть судно и отплыть,
А дальше, даст Бог, может быть…» –
На этом он прервал ответ.
Она в слезах шептала:
– Нет,
Без папеньки я никуда»…
Но вдруг, откуда то: «Сюда,
Сюда, мои друзья, бежать,
Я уже долго, долго ждать».
Да, это был тот самый кок,
Едва он изъясняться мог,
Но, все ж  старался, говорил:
«Я лодка на вода спустил,  
Бежать, мой друг, бежать,
Ли помогать, Ли ждать».
У них уж лодка под ногами,
А Ли беседует с врагами.
Он сдержан был, но как обычно строг,
И диалог их был как монолог –
Ни шанса он им не давал:
Опережал, давил и гнал,
Удары были молнии подобны,
Движения то кратки, то подробны,
И бой его на танец был похож,
А руки, то, как молот, то, как нож.
Но, превосходство их в числе,
Всюду они на корабле,
Как саранча на зрелом поле
И морячки уже в неволе.
А капитан и Ли дерутся,
Но, кажется, вот-вот сомкнутся
И эти два кольца.
Нет чести у подлеца,
Коварен он и тем силен.
Весь экипаж уже пленен.
© Михаил Петриашвили,
книга «Виктор и Виктория».
Комментарии