Когда становится неловко?
Все же, жалость
Ультиматум или условия?
Встречаемся?
Гордая прогулка
Дело во мне или в тебе?
Извинение
Вишневая конфета
Вариант из двух
Признание
Ультиматум или условия?

Утро Доминики с самого пробуждения не задалось. Припалила шею утюжком, приводя волосы в порядок. Опрокинула кофе на этот чертовый светлый диван. Порвались капроновые колготки прямо на паре. Ей пришлось их незаметно снимать прямо на лекции. Теперь, на ее ноге было видно синяк, так как та ударилась неудачно об стол вчера вечером. День стал ужаснее из-за того, что Нат случайно рассказала Сангстеру о лживых чувствах к Доминику.

К тому же ее друзья, постоянно пытались завести разговор с Домиником при возможности, а в столовую и вовсе он пошел с ними. Было неловко слушать шутки Томаса, замечая, что это все клонится в ее сторону. Натали, каждую минуту подталкивала девушку к парню, чтобы она либо произвела физический контакт, либо начала с ним говорить непонятно о чем… Проще говоря, они ужасно хотели, что бы Мини быстрее начала общаться с Ником, а там по их словам все будет зависеть, только от нее. И им плевать на то, что у него, есть девушка. Друзья заявили: «Девушка — это не жена, все может поменяться».

Как не посмотри, это лучше чем правда о чувствах к Миллеру. В которых сама девушка не разобралась. Ей все еще обидно, за то что он так просто сказала «Уродина!»

— А что если мы сходим на пляж после занятий? — Предложил Ник, Мини начала мотать головой подумав — «только не это!»

— Пешком? — Удивился Томас.

— Нет на самокате, — пошутил Ник. Вандом усмехнулась вместе с Натой, а вот Томас фыркнул, мы практически не смеемся над его плоскими шуткам, — Конечно на транспорте!

Вандом хотела сказать, что не хочет на общественном транспорте ехать, но потом она вспомнила, что у Доминика есть своя машина, чтоб ее!

Мини постоянно молчала за разговорам и говорила только тогда, когда спросят или посмотрят на нее. Нат заметила, что Доминика отстраненно ведет себя, с того момента, как Ник начал общаться с ними всеми. Это на вело на мысль, что девушке либо правда сложно с ним заговорить, либо дело было не в нем.

— Эзра! — Внезапно Доминик встал с места, выкрикнул дурадское имя в мире, по мнению Мини.

Девушка окончательно поникла.

«Нет, только не сейчас!» — кричала она внутри себя. Вандом ужасно повезло, потому что Миллеру стояло посмотреть в их сторону, как он опустив голову быстро ушел из столовой. Ник был очень удивлен, это было видно по его мимике.

— Как давно вы знакомы с Миллером? — поинтересовалась за между прочем Ната.

— Со школы, — четко ответил парень сев обратно.

— А давно он стал таким недружелюбным?

— Сколько помню его, это все было на людях. Точнее не так, его родители, наши соседи в прошлом, хотели от своих детей дисциплины. Малейшее неповиновение каралось наказанием. Его сестра, как можно быстрее сбежала замуж. А вот на Эзру возлагали надежды. Мы с ним дружили в школе довольно хорошо, пока я не позвал его на вечеринку. Его не отпустили, но я не знал. Он соврал, что все хорошо, но на самом деле сбежал. Проще говоря он должен был делать… — и тут с парнем в такт заговорила Мини, — что велят, тогда смог бы получить все что захотел.

Доминика уставилась в одну точку на столе, словно завороженная. Ребята смотрели на нее. Слова Ника, прояснили некую ситуацию для Доминики, но из-за этого ей по прежнему не стать ближе к Миллеру.

— Так и, на пляже поедем? — Ник перевел тему, как можно быстрее.

— Я только за, — обрадовался Томас.

Доминиканка же кивнула мило улыбнувшись в ответ. Ребята продолжили говорить, а вот Доминика по прежнему смотрела в одну точку. Она понимала, что выглядела странна, очень. Ее мысли снова заполнились только рассуждениями и возможными попытками познакомится ближе с Миллером, но постоянно ей виделся неудачный исход.

Стало только сложнее понять себя.

***

Студенты после учебы собрались вместе снова и отправились на пляж. Доминика оставалась не разговорчивой. Пройдясь по пляжу, Томас предложил сходить за мороженым утащив за собой Нату. Снова их уловки, чтобы оставить девушку и Ника наедине.

Неловкое молчание, Вандом отвлеклась от мыслей, как только Ник накинул на ее плечи свою куртку. На улице поднялся холодный ветер, так как уже начинало темнеть.

— Спасибо не стоит, твоя девушка будет не в восторге, — Мини, сначала хотела снять куртку, а потом все же поправила и оставила на плечах.

— Моя кто? — Доминик был очень удивлен такому заявлению, хотя Вандом тоже вылупила глаза на парня.

— Девушка, — по слогам произнесла та, — разве у тебя ее нет?

— Нет, — Ник говорил без капли дрожи в голосе, он точнее не врал, да и по реакции было видно.

«Вот ублюдок. Я его убью! Соврал, чтобы я не ошивалась рядом с его предметом обожания?! Сука!» — ругалась Вандом, стискивая зубы и корча недовольную рожу.

— Доминик, мне кое-что интересно, — начала Вандом.

— Что же?

— Как ты относишься к людям с нетрадиционной ориентацией?

— Я не за, но и не против этого. Мне не сложно говорить с такими людьми, но при них я даже в шортах побоюсь пройти не знаю почему, возможно из-за старого восприятия на мир.

— Я тебя поняла.

— Ты спросила об этом из-за того что дружил с Эзрой? — снова, разговор ушел в сторону Миллера. Вандом, становится все сложнее молчать о своих странных чувствах…

— М, — протянула та, — возможно, — неуверенно ответила потерев бровь, Вандом мимолетом посмотрела на Ника. Он улыбался, очень приятно было смотреть, — Почему ты улыбаешься?

— Я бы очень хотел, чтобы другие студенты посмотрели на него по другому и перестали издеваться.

— А ты пытался как-то пролить на все свет?

— Да, но Эзра сам закрылся ото всех после того случая, — девушка не стала спрашивать, что произошло. Все же это не ее дело.

— Очень жаль, что так вышла.

— Прости, это наверное тебе было мало интересно, — извинился парень посмотрев на Мини.

— Все в порядке, — натянув улыбку, она пыталась не отводить взгляд, доказывая что ей все по прежнему безразлично.

— Эй, — позади послышался голос Томаса. Ната снова его легонько ударила по плечу, явно что-то не так сказал.

Доминика устремилась друзьям на встречу, чтобы забрать свое мороженое. Ее терзали мысли о том, что не стояло ничего не спрашивать. Ник может догадаться о ее влечении к очередному странному парню!

После разговора с Домиником, Мини начала вливаться в компанию и смеется, так как ей стало заметно легче от полученной информации.

***

Новый день. Все одногруппники заходят в большую аудиторию. Доминика следует за Натой чтобы в очередной раз сесть рядом. Как буквально за секунду, ее кто-то хватает за руку и тянет на себя в сторону. От неожиданности девушка подвернула ногу и все внимание перешло на боль.

— Извини, — практически шепотом произносит Миллер склонившись ближе к уху Доминики.

— Что тебе от меня нужно? — недовольно спросила та, подняв свои глаза на парня. Он только промолчал и поднялся на ступеньку выше. Не понимая всего маневра, Доминика выпустив пар села рядом с подругой.

Кто бы мог подумать, что Эзра сядет рядом. Обычно он сидит в углу подальше от всех. Томас и Натали переглянулись, а затем посмотрели на Доминику, та сжала губы и жестами спросила — «что?», но никто не успел открыть рот, как в аудиторию зашел преподаватель. Но вопрос — «что происходит?» был открыт и на него нужно было получить ответ.

«Зачем ты сел рядом? Вокруг мест мало?» — написала девушка в своей тетради и незаметно, для друзей подтянула ту ближе к Эзре.

«Я видел вас на пляже, умудрилась его куртку забрать, умница! Но у него есть девушка забыла?» — ответ не заставил себя ждать очень долго.

«У него нет девушки. А ты гнусный обманщик!»

«Ты не можешь быть с ним!»

«Как и ты!» — ответила светловолосая, но Эзра больше ничего не написал.

За двадцать минуту до конца, преподаватель раздал небольшие тесты на десять вопрос по новой теме, которую Доминика прослушала из-за того, что этот парень сидел рядом. Вандом боялась выдать себя и постоянно думала не о том, о чем надо.

В итоге, когда преподаватель начал проходить по рядам собирая тетради, Доминика незаметно, пока кто-то шумел, вырвала нужный ей лист, хоть с какими-то записями. Положила себе между ног под ляжки. Сердце бешено билось, она в первые так сделала, точнее совсем всю лекцию прослушала из-за парня!

Все начали писать и только Мини, не знала как бы подсмотреть ответ на вопрос. Пытаясь заглянуть к Нате в лист, она ничего не увидела за ее шевелюрой, так как та закрылась от Томаса, боясь что он будет списывать.

Посмотрев на преподавателя, который стирал с доски записи, Доминика воспользовалась шансом. Несильно раздвинув ноги обнаружила, что конкретно смяло лист и надо его как-то расправить. Подняв глаза на преподавателя снова, Вандом прочувствовала тепло руки Эзры на своей ноге. Мурашки пробежались по телу. Она моментально сомкнула ноги, как только Миллер попытался достать лист. Сердце начало бешено колотится. Опустив глаза, Вандом разжала ноги, потому что заметь это кто-то, явно подумают не о том.

Миллер успешно вытянул лист и незаметно положил перед собой на стол, а свой ответ наоборот опустил и положил на колени Мини. Если сказать, что девушка — удивилась, значит вообще ничего не сказать. Она была откровенно поражена такой добротой, но в тоже время, вопрос — «почему он помогает?» не двал покоя. Это не просто так, да и его рука трогала ее «жирную» ляжку. Как же неловко и в тоже время было приятно, настолько что перехватило дух и совсем не хотелось разжимать ноги.

Успешно списав, перефразировав на свой лад, девушка отдала лист Эзры обратно. По окончанию пары, парень быстро собрался и практически самый первый вышел. Доминика бросив свою сумку подруге в руки, побежала за парнем, но из-за вывихнутой ноги, не смогла догнать того в коридоре: — Миллер! — прокричала она его фамилию, но он не обернулся, девушка продолжила следовать за ним, — Миллер!

— Что? — он резко остановился и обернулся.

— Почему ты помог? — спросила она, из любопытства. Эзра наклонился к ней, его лицо так близко, уже не в первый раз.

Дыхание девушки перехватило, но практически сразу отпустило, так как он приблизился к уху: — Что бы ты отстала от Доминика. Хочешь буду постоянно помогать?

— В замен я не разговариваю с Домиником?

— Да, — четкий ответ. «Как предсказуемо» — промелькнуло в ее голове.

— Меня это не устраивает, — ответила Вандом и хотела сделать шаг, но Миллер схватил ее за руку и дернул вернув на место.

— Я буду делать все, что попросишь, — ставя свой ультиматум, парень был серьезен.

— Это меня тоже не устраивает. Неужели тебе приятно от этого рабства, лишь бы получить желаемое? — Парень промолчал, не зная что сказать. А вот Вандом убрала его руку, — как научишься говорить с людьми нормально не боясь, не зажимаясь от них по углам, я выполню твое желание, — Поставив свое условие, она снова не услышала ответа, да и он не был нужен, чтобы вернуться к друзьям и оставить парня в одиночестве.

© MatoRosselli,
книга «Неудачники».
Встречаемся?
Комментарии