Когда становится неловко?
Все же, жалость
Ультиматум или условия?
Встречаемся?
Гордая прогулка
Дело во мне или в тебе?
Извинение
Вишневая конфета
Вариант из двух
Признание
Извинение

«Ты хочешь от меня действий, но я не испытываю к тебе никаких чувств! Хочешь правду? Я начал это пытаясь понять будет ли он ревновать, а в итоге Ник выводит меня на это. Он знает, уже давно о моих чувствах, но прямо сказал что испытывает только дружеские отношения. Ему интересно наше общение и мое мнение, так как оно более чем объективно! Я полный неудачник и мне совершенно плевать, что будет дальше! Меня ты очень позабавила, спасибо…»

После этого сообщения, я уже как неделю не появляюсь в институте, но получаю информацию от подруги и забегающего к нам Томаса. Как я могла оказаться такой идиоткой?! Почему до меня сразу не дошло это? Почему я такая тупая? Почему?! Вечно какие-то мрази нравятся, что за напасть такая?!

Что бы отвлечь меня от всего этого полного идиотизма, Томас заставил меня и Нату выбраться из дома в клуб. Собственно, а почему нет? Мы взрослые люди и мне бы пора начать развлекаться, а не мозг самой себе выедать. Все-таки рада, что у меня есть такие хорошие друзья, которые всеми силами пытаются помочь и так же, как это делаю я для них.

Что можно делать в клубе, кроме как танцевать в толпе с друзьями и переводить дух за выпивкой, но из-за Эммануэль все происходило в меру. Безудержное веселье ровно до трех утра.

Мы вышли из ночного клуба практически трезвые, но ужасно веселые, на все и всех было плевать! Есть только я и мои хорошие моменты жизни. В конечном итоге Томас остался унас отсыпаться на диване. Как обычно парень веселился больше всех, что ему присуще, из-за устал гораздо сильнее.

Я сидела в комнате с подругой и откровенно все рассказывала о том, что было на самом деле, и почему мне так обидно. Какова была причина не рассказывать ей правду…

— Так ты все-таки его любишь? — уточнила та, указывая на страничку Эзры в «Фейсбуке».

— Он мне симпатичен, — затем я добавила, — Очень сильно. Я готова смотреть на его фотографию вечно. Тем более он тут словно модель, такой сескуально-красивый и в то же время видно, что это случайное фото, — снова разглядываю его фото через телефон. Не могу остановить свое нескромное волнение, — но я не хочу с ним разговаривать, даже находиться рядом в живую, — блокирую телефон и откладываю в сторону.

— Я тебя поняла, но на учебу не нужно забивать, ты должна вернуться с новыми силами и утереть ему нос! — Натали, хотела подбодрить меня, поэтому взяв за плечи хорошенько встряхнула, — Доминика, ну правда, плюнь уже!

— Не могу, — шепотом возмущаюсь, — Лучше за место нравоучения разобралась бы со свой проблемой, — перевожу тему в ее сторону.

— Какой? У меня нет проблем, — Ната правда не понимала к чему я веду.

— Томас твоя проблема, — заявила я, — ты ведь сама понимаешь, что ты ему нравишься! Если он тебе нет, то скажи об этом.

— В том и дела, что вроде как нравится. Мне комфортно с ним и я задумывала о каком-то будущем, даже представляла первый поцелуй, но по факту, если мы начнем встречаться, это будут первые отношения в моей жизни!

— Боишься того, что ты не опытна в отношениях?

— Да, но ему знать не обязательно? — жалостно взглянув на меня, она долго ждала моего ответа. Потому что я удивилась услышав это и слова словно испарились из головы.

— Конечно обязательно! — выдала я, — Он должен знать о том, что ты в первые будешь в роли чей-то девушки.

— Думаешь признаться первой?

— Да, только ты не показываешь свои чувства. Томас постоянно это делает, всякими мелочами, а ты видя это просто молчала два года? — Вопрос был риторически, именно поэтому сразу продолжила, — Я тобой восхищаюсь.

— Но ты ведь тоже, не говорила о чувствах к этому ненормальному тихоне-психопату. Это звучало просто по идиотски, знаю, — посмеялась девушка и я вместе с ней.

После разговора, мы выпили еще немного, решив что в клубе нам было мало, только потом легли спать.

Утром я чувствовала себя чертовски хреново. Мне с кровати вставать не хотелось совсем. За то Томас был бодрый, как никогда прежде. Это потому что впервые остался ночевать у нас? Совсем рано утром отправить его домой мы с подругой не могли, мало ли чтобы случилось, а так все было под присмотром. Не знаю, как Ната поднялась, но я провалялась в кровати весь день.

Чтобы не мучить меня ребята пошли прогуляться и проветрить мозги. Надеюсь Ната признается и придет с хорошими новостями. Пока я была одна, то решила для себя многое. В том числе собрала себя в кучу и начла готовится к завтрашнему выходу в свет.

***

Почему теперь мне так неловко находиться в компании друзей, которые встречаются? Правильно чувство, что ты третий лишний. Неудачница, даже влюбить в себя парня, который нравится не смогла! Просто идиотка, но он тоже козел!

С враждебным настроем против двух парней, я влетела в здание учреждения с легкой походкой, улыбкой на лице, с великолепным нарядом и красивыми локонами, которые эффектно развивались при каждом шаге. Но почему у меня такое чувство, что меня кинули? Правильно это все Томас и Натали, они шли позади держась за ручку, оба смущались ужасно. Поэтому на моем таком эффектном фоне, просто слились с толпой и я осталась одна в этом мирке. Интересно какие слухи ходят о том происшествии? А обо мне? И все же на каблуках я чувствовала себя бездушной Барби! Что саму раздражало, но мне нравилось большое внимание со стороны парней. Я почувствовала этот сладкий привкус популярности, ровно до того момента, пока не встретилась взглядом с Миллером.

Не растерявшись ехидно прищурилась, а после подошла к подоконнику. Я сегодня слишком красивая, чтобы стоять рядом с ним. Даже если он без очков, даже если его прикид мне безумно нравится свой простотой, которая ему идет. Даже если безумно меня волнует и заставляет биться сердце чаще!

— Все хорошо? — спросила Натали у меня.

— Более чем, чувствую себя на высоте и не из-за каблуков, — я опустила глаза на свои туфли.

Я победила всех таким крутым появлением, так что чувствовала себя великолепно из-за внезапно поднявшейся самооценки…

На первых парах, я была чересчур активна, и часто отвечал на вопросы преподавателей, все внимательно слушала и конспектировала, что не могла не радовать. С первого курса на меня тоже возлагали надежды, но я их запороло из-за этого говнюк! (Ну, проще спереть на кого-то чем признать свои ошибки). Но теперь, когда меня так подло отшили, могу делать все что хочу и в первую очередь учится!

Мне правда понравилось привлекать к себе внимание. Я столько предложений обменятся номерами еще никогда не принимал за один день. Три человека точно подошли, в двое постеснялись, но было видно что они хотели подойти.

Но как бы я не выглядела, все равно неудачница, которую отшили! Обидно, но жить можно. Наблюдать из далека за предметом обожания самое верное решение. А еще тайно пялиться на фотографию на заставке телефона.

Я ничего не ждала от этого дня, но все вокруг меня радовало. Мое настрое не мог испортить даже Эзра, если бы вдруг подошел, но он не подошел за что благодарна, иначе я бы в него что-то кинула или вылила, или сбежала…

***

Выходные я провела на пляже с друзьями, которые слишком милые и мне часто хотелось потеряться что бы они остались наедине, но не получалось. Оба не отпускали меня далеко от себя. Видимо боятся что я наткнусь на кого-то из парней или на незнакомца с грязными мыслями… Зачем так беспокоится обо мне? Все же хорошо!

«Нет, все плохо» — думаю я каждый раз смотря на фотографию Миллера в телефоне. Я все еще не удалила его номер, хотя много раз хотела. И даже сейчас хочу увидеть его в близи хотя бы разок, буквально секунду. Как на зло, он растворился среды толпы как хотел ранее.

***

Пришло время понедельника и очередной тяжелой недели. Сегодня со мной рядом нет группы поддержки. Натали вчера вечером подвернула ногу и сегодня отсиживается дома вместе с Сангстером. Мне было ужасно одиноко без них. Я чувствовала себя ущербной, стоя одной возле кабинетов, а позже в столовой… Правда ведь неудачница! После такого появления скатилась в дно. Просто шик, блеск и вишенка на торте!

Перед второй парой одного и тоже предмета, я осталась в кабинете, конечно не одна, а с некоторыми одногруппниками. Не зная чем заняться, под звуки рандомной песни, рисовала всякую ерунду на листе в тетради. Позже облокотилась на руку, так чтобы не видеть кто проходит мимо. Так сказать на своей особой волне одиночества.

Заметив, как аудитория наполнилась студентами, сняла наушники и выключила музыку. Практически сразу после этого зашел преподаватель и началась… Этот монотонный голос снова усыпляла, но из последних сил я держалась и старалась не заснуть.

В какой-то момент я почувствовала, как заснула буквально несколько секунд. Меня прервало внезапное касание, теплой руки по ноге. Я не сразу осознала это, а как только посмотрела на того, кто сидит рядом тут же отвернулась и начала ерзать поправляя задравшуюся классическую юбку.

Слушав, как покатилась ручка и упала на пол, не стала лесть за ней. К тому же это явно не моя, той которой я писла была у меня в руке.

Меня мгновенно бросило в жар, когда Миллер, специально медленно провел по моей ноге тыльной стороной ладони, остановился у колен и окончательно выпрямился, убрав руку.

«И что это было?» — задалась я вопросом, по прежнему не смотря на него, — «Это правда случайность или специально?»

Через небольшой промежуток времени, когда я успокоилась и посчитала все случайность, у него выпал телефон из кормана прямо мне под ноги. Продолжая из-за злости игнорировать парня, ему пришлось лесть под парту чтобы достать телефон под моими ногами. Из той же вредности зажимаю телефон под ногой, чтобы ему жизнь легко не казалась, а в ответ получило легкое касание его губ на своем колене. Именно на том, где у меня не так давно был синяк. На прошлой неделе со своим эффектным выходном из учреждения я треснулась об дверь машины коленкой, было безумно больно. Почему он поцеловал именно туда? Он видел? Синяк уже практически сошел так, что и видно его только если сильно приглядеться.

Из последних сил сдерживаю свой возглас от внезапности с поцелуем и ложу голову на парту, так чтобы никто не видел моего смущения. Как он умудрился поцеловать коленку? Как? Просто — что? Вытянув телефон из-под моей ноги, Миллер сел на место и протер свой телефон об джинсы.

Решаюсь написать ему сообщение: «Что за твою мать? Ты издеваешься? Вроде сам сказал, что я ничего не значу для тебя, но целуешь мою коленку! Ты — нормальный? Мне кажется — нет!»

«Что хочу, то и делаю, как и ты.»

«Ты явно не чувствуешь границ. Все, стоп, хватит! Мы никто друг другу, а значит и трогать друг дурга не надо!»

«Даже если хочется?» — и тут я от своей фантазии, была готова провалится сквозь землю. Надеюсь все не так как представляет моя больная фантазия.

«Даже если хочется!»

Меня ужасно поражали его действия и оставшуюся пару думала только о его касаниях. Черт возьми, когда ты исчезнешь?! После пары я решила на прямую спросить что за ерудна происходит в его голове. Миллер, словно зная, что я хочу поговорить специально вывел меня на задний двор, но возможно преувеличиваю и это совпадение: — Что на тебя нашло? — спросила я перегородив собой путь Эзре.

— Ты о чем? — притворяется словно ничего не было? Он хотел обойти меня, но я не дала.

— О поцелуе! Почему ты поцеловал меня в колено?

— Ты просила действий, я подумал и решил идти по твоим правилам.

— Стоп, что? Ты сейчас серьезно? Ты отшил меня в сообщении даже друзьями не хотел стать, а теперь говоришь, что игра продолжалась все это время? — я постепенно повышала свой тон. Он выводил меня на самые ужасные и негативные эмоции.

— Нет, я начал новую.

— Без моего соглашения?

— Мне достаточно прошлого.

— Да, что ты о себе думаешь? — процедила я сквозь зубы.

— Ты просила действий. Я действую так как хочу, ты можешь делать то что хочешь, но только со мной.

— Только с тобой? А ты? Будешь делать все, что вздумается с ним и со мной? Может у тебя еще кто на примете есть?! Как же ты бесишь!

— Я чувствовал тоже самое, когда ты пропала на неделю игнорируя мои извинения! — его голос раздался в ушах так громко, словно мы парочка которая ссорится из-за какой-то мелочи…

— Извинения? — я заметно остыла услышав это ключевое слово.

За место ответа, парень достал свой телефон и залез в сообщения, в доказательство показал свои последние палания мне, где правда просил прощения.

— Но я не получала никаких сообщений, — «вылупив» на парня свои глаза, не знала что дополнить к своим словам, — Ты извинился, но это не меняет сути…

— Я хочу чтобы именно ты мне помогла, раз уже взялась во все это. Я буду делать все что скажешь, — Эзра заметно, так успокоился, да и я тоже.

— Прямо все? — он кивает, — Но есть же предел?

— Для меня нет, для тебя возможно.

— А если скажу поцеловать меня снова, ты прямо так сразу поцелуешь и не важно куда?

Быстро взяв мои щеки в свои ладошки, Эзра заставил потянуться к нему на встречу. Нежно, но в тоже время с долей власти касается своими, чертовски манящими, губами моих. Ослабив хватку, Эзра, все еще помню про чужой телефон и опускаю руки, надеясь что он станет еще ближе. Его губы были влажными, словно жаждал этого поцелуя долгого времени и не смог удержаться. Обиды показались мне вздором на фоне, но если их не решить, то этот жест вообще никчему.

Я не хотела чтобы этот миг не заканчивался, но он закончился так сладко и тягуче, будто парню самому было в тягость прекратить вот так.

— И как я по твоем должна реагировать на это? — шепчу я, — Ты говорил, что два года любишь Ника, а сейчас так просто поцеловал меня. По другому пробудить в тебе чувства ко мне нельзя?

— Нет, — отрицает, едва заметно качая головой. Его голос был груб, чтобы показать мне что по другому быть не может.

— Я не хочу целовать тебя, — шепотом, едва дыша, произношу, — потому что ты можешь в любой момент сделать это с другой или с другим.

— Если скажешь, — его голос начал хрипеть, — чтобы трогал только тебя, я не посмею коснуться кого-то еще.

— А ты сам-то хочешь этого, мой запрет будет табу и на Доминика.

— Я просил помочь забыть о нем, так что он первый в списке.

— Хорошо я ставлю тебе запрет, но впредь не делай ничего так внезапно, — сама лично убираю его руки со своих щек.

— А вот тут я ничего не обещаю, — он улыбнулся очарован меня окончательно.

Я не могу поверить, что мы поцеловались, до того как я начала это представлять! Это так странно и в тоже время мне понравилось. Дрожь в животе все еще не спала, а тепло от его губ оставалось на моих губах…

© MatoRosselli,
книга «Неудачники».
Вишневая конфета
Комментарии