Анемона
научи меня летать... опять ты смотришь деревянно, странно мне в твоих глазах встречать отпор, вчерашний разговор так сложно не понять: упасть в глазах нестрашно, даже если не на пол, а ниже. ты же бьёшь опять словами в пустоту и дышишь, выпуская пар. удар, опять удар... ты говорил мне: лучше всех... на смéх такие лавры! варвар ты, обычный пустотел! свистел, потом легко оставил. правил ты заложник ложный мастер... здрассте и прощай, спускай без тормозов, я без азов хочу летать, и в бездну выжимаю двести двадцать пять, плевать, пусть шины задымятся, пятки ада целовать я буду рада, и исчезнуть... @MalyAl, 2020 https://youtu.be/OIcXERFic8I
2020-05-16 10:45:37
10
0
Похожие стихи
Все
Бирмингем
Говорят, Бирмингем сегодня слегка остыл, градус упал и в нем стало прохладно. Ты же помнишь, как мы мечтали уехать туда безвозвратно? Взять пару билетов без раздумий, в один конец, — написать историю солития двух сумасбродных сердец. Потеряться этими улочками старинного города, ты хотела купить винтажное платье, а я — наконец отпустить себе бороду. Мелочами дополнив наш изначальный стиль, мы стали бы счастливы, осознав ради чего же проделали столько миль. Дом на окраине, рядом — новокупленный автомобиль, на завтрак твои лимонные кексы, в которые ты без конца добавляешь ненавистный имбирь. А еще мы когда-то мечтали создать семью. Ты помнишь? Не похожую ни на твою, ни мою. Что-то совсем иное и, оставив прошлое наконец в покое, закопав его глубоко внутри, вспомни, как мы обещали на крыше сидеть до зари. Каждую пятницу. Чтобы глубже увидеть разницу между тем, что было и тем, что мы создали, обнимаясь под ночным небом и его всеми звездами. И я бы слушал, как ты мило вспоминаешь нашу первую встречу, так робко со спины обнимая меня за плечи. Целуешь в шею, без красноречий. Крепче. И все говоришь, что, если у нас будет сын, то пусть с моими глазами, мол, твои карие, уж слишком в переизбытке умылись слезами, и вообще они ни черта никому не к лицу. Вот только, за тебя в груди у меня благодарность к Творцу. За твои черты, голос и за всё, из чего ты соткана. За то, что смогла божеством вырваться из самого тесного кокона. За то, что уже тебе не страшны никакие бездны, и что ты со мной куда-угодно по дорогам, ранее никому неизвестным. А знаешь, я ведь и сам любил вспоминать наше начало, как ты испуганно смотрела, вечно молчала, боялась проронить пару слов, а потом приходила ночами, лишая меня рассудка всякого сна и снов. Моя наивная, робкая девочка, после которой изрядно помятой оставалась постель, лучше тебе и не знать как же сложно дался мне этот чертов апрель. И не зря говорят, что Бирмингем в нем беспощадно остыл. Впрочем, в своих иллюзиях я, кажется, тоже не слабо поумерил свой пыл. И сейчас этот холод ощущая собственной кожей, понять не могу одно: где же та, что была мне всего дороже?
126
7
393
На мосту
Стираются грани сознания, И вот я один стою на мосту. Что там - на краю мироздания? И где бы найти дорогу к плоту? Спуститься тропинкой на берег? А может стремглав прыгнуть вниз? Кому же ты нужен, бездельник? Через перила вниз головою повис. Подо мною только быстрая река, Куда же занесет водоворот течения? А что за этим, только адовая тьма? И мысли все на точке кипячения. Я не прошу меня за все простить, Я сам у тебя молю прощение. Прошу лишь только отпустить, И дать мне срок на возрождение. Как феникс, восстану из рыхлого пепла, Стремясь покорить к сердцу пути. Я знаю, моя любовь к тебе не ослепла, Сжигая пожаром, что бьется в груди.
61
15
1538