Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Благодарности
Глава 7
Стоило ли говорить, что первая ночь обернулась для меня сущим кошмаром? Короткое платье не давало мне покоя, раздражало и напрягало, сколько бы я ни пыталась его растянуть и закрыть бёдра. Я не переставала думать о том, как выгляжу со стороны, что и стало отправной точкой. Далее последовали клиенты, буквально пожирающие меня глазами, несмотря на присутствие спутницы рядом. Наверное, это было в порядке вещей — обнимать одну демонессу, а пускать слюни по белокурой горничной, далеко не в ангельском наряде. На этом лишь всё началось. Стоны, крики — дикая какофония безумия и страсти звенели в воздухе и наполняли коридоры «гостиницы». И не прекращались на протяжении нескольких часов. Бесконечный круговорот секса, похоти и соитий, от которого кружилась голова и закладывало в ушах.

Демонесса, взявшая меня под свою опеку, не переставала причитать и ругать меня за промахи. То я оказывалась на грани срыва, стоило мне увидеть обнаженных демонов, свободно разгуливающих по коридорам, то начинала краснеть и заикаться, стоило стать невольной свидетельницей бурного секса в каком-нибудь из номеров. Довольно часто попадались парочки, которые нарочно оставляли двери полуоткрытыми, чтобы кто-нибудь смог подглядеть или подслушать. У меня не укладывались в голове их жизненные приоритеты — секс, извращения, наркотики, алкоголь и опять секс. Много секса. Очень много секса, словно он был для них самым главным развлечением в жизни и, разумеется, источником бесконечного удовольствия и блаженства. И меня трясло от происходящего. Я не хотела принимать такой образ жизни и становиться похожей на них. Не желала всей душой подчиняться Тёмному миру!

Ближе к утру в коридорах заметно поутихло, что принесло мне крайнее облегчение и даже крупицы радости. Убираясь в очередном номере, я стала снимать простыни и едва не закричала, ощутив на пальцах липкую субстанцию. Отвращение. Жуткое отвращение к этим мерзким демонам. С трудом сдержав рвотные позывы, я, как можно скорее, поменяла постельное белье, подняла разбросанные стулья и опрокинутый стол. Выбросила осколки от дверцы шкафа и бокалов из-под алкоголя. Нашла женские трусы под кроватью и тут же избавилась от них, отправившись в ванную комнату. Я мыла руки с какой-то особой жестокостью, представляя, чего они только не касались сегодня. Как можно более горячая вода, чтобы ладони приобрели красный оттенок. Покинув злосчастный номер, я громко хлопнула дверью и наткнулась на недовольную чем-то демонессу.

— Ты что, действительно поцарапала клиента сегодня? — прямо спросила брюнетка, едва сдерживаясь от более грубых реплик.

Я вздрогнула от тона, которым демонесса обвинила меня. За сегодняшнюю ночь произошло много чего. Меня зажали в каком-то коридоре, пытаясь уговорить на секс втроём. Одна демонесса предложила стать её рабыней на ночь за неплохую сумму денег. Еще Тёмные, спрашивающие мои цены за «услуги». Но одного клиента я запомнила слишком отчетливо, как-будто это произошло минуту назад. Он застал меня в одном из номеров, когда я заканчивала уборку, начал предлагать деньги за оральные услуги и, когда я дважды отказалась, начал буянить — ломать мебель и швырять стулья в стены, чем немало напугал меня. Я попыталась сбежать, но он прижал меня к стене и, вопреки моим протестам и крикам, начал лапать и залезать под платье. Я не выдержала и ударила его, поцарапав щеку. Он был в ярости, но не ударил в ответ. Лишь пригрозил, что мой отказ мне еще аукнется.

Когда я поведала свой рассказ демонессе, она устало коснулась ладонью лба и о чём-то стала раздумывать. В итоге, наказания мне было не избежать, пусть я и была новенькой. Клиент потребовал десять ударов плетью, чтобы указать мне моё место. Хозяин гостиницы не смог отказать. Слово клиента — закон. Единственное, что смогла сделать демонесса — это уговорить Томсона бить не так сильно, в связи с первым днём. И, наверное, он старался не так сильно хлестать мою обнаженную спину, но боль была настолько нестерпимой, что я упала на колени, не сумев сдержать криков дикой боли. Слёзы лились ручьем по щекам. Я задыхалась. Сердце рвалось в груди как бешеное. Боль захлестнула меня от кончиков волос до кончиков ногтей. Демонесса смотрела на мои страдания со стороны, пытаясь оставаться равнодушной, но я видела в её взгляде нечто схожее с жалостью. После десятого удара я ничком упала на каменный пол. После пережитого голову разрывало от внутреннего давления.

Не помню, как я оказалась в своей постели, с измазанными какой-то пахучей мазью ранами и перебинтованной спиной. Я смутно помнила, что демонесса ухаживала за мной двое суток, пытаясь поставить на ноги с помощью компрессов, «чудодейственных мазей» и горячей человеческой пищей. При этом она поговаривала, что я новая заноза в её аппетитной заднице. Раны от плети затянулись весьма быстро, благодаря хорошему уходу и питанию. И на четвёртый день мне предстояло опять вернуться в этот вакханальный ад. В мою голову даже закрадывались мысли о самобичевании. Однако это было неверной тактикой. Если я продолжу отлеживаться в постели и забирать рабочие часы у демонессы, то не задержусь здесь надолго и неизвестно, куда попаду. Быть может, в место, похуже этого.

***

Я выбрала самую глупую и жалкую тактику — стала избегать клиентов. Как можно незаметнее была в коридорах, тайно прокрадывалась в номера и закрывала дверь на замок. Моё положение улучшилось. Количество неприличных предложений резко сократилось. И я, было, стала думать, что мои дела пошли в гору, но нет, через неделю случился неприятный инцидент с демонессой. Она решила заработать до неприличия круглую сумму и вовлекла себя в оргию. Только вот дело это кончилось сильными ушибами и порезами по всему телу. В детали она не вдавалась, но попросила заменить её хотя бы на два дня. Мне следовало отправиться контролировать ситуацию на верхние этажи. Я вспомнила её уход и помощь, когда была на её месте, но верхние этажи... это было слишком опасно. Меня тут же растерзают, как свежее мясо, брошенное хищникам на ужин. Брюнетка схватила меня за руку и заверила, что там меня никто не тронет, пока на моей груди будет красоваться бейджик главной управляющей. Своеобразная защита. И в тот же момент, она, измученно улыбнувшись, назвала своё имя. Скарлет Уокер. И я, поддавшись уговорам и сладким речам, дала своё согласие.

Демонесса не обманула меня, когда пообещала, что никто из элитных клиентов меня не тронет. На самом деле, верхние два этажа в корне отличались от остальных более изысканным интерьером и хорошей звукоизоляцией. Никакого животного секса. Никаких голых богачей, расхаживающих по коридорам и никаких приставаний. Мне предлагали, но не принуждали и не бросались угрозами, если я улыбалась и вежливо отказывала. Не понимаю, почему я раньше обходила стороной эту часть гостиницы. Может, мне просто везло, или Скарлет преувеличила уровень опасности, исходивший от элитных клиентов. Помимо обычных блужданий туда-сюда и разглядывание картин, мраморных статуй и окон, с красивым видом на ночной мегаполис, в мои обязанности входило отвечать на все интересующие вопросы клиентов, рассказывать о наших услугах и ценах. Предлагать алкогольные напитки, которые, по словам Уокер, расслабляли, туманили разум и помогали раскрепоститься. Благо с этим не возникло проблем. Скарлет выплеснула на меня всю информацию, и я запомнила каждое слово с первого раза, чем немало удивила демоницу. Первый день в роли главной управляющей прошел успешно, если не считать моей маленькой истерики в туалете, стоило мне подумать о Шерри. Где она, в порядке ли, и что Тёмные собирались делать с человеческими детьми.

***

Дэмиен повращал виски в бокале, прежде чем сделать глоток и на мгновение задержать «напиток» на языке. Только так можно было ощутить всю гамму вкуса — кисловатый, терпкий и чуть горчащий одновременно. Глубокая затяжка обволакивала язык и горло привкусом горечи. Мортимер наконец-то посмотрел на хрупкое извивающееся женское тело на бордовых шелковых простынях. Его любимым сочетанием всегда был чёрный и бордовый. И слабость к белоснежной коже. Без розового румянца или сливочного оттенка. Только вот человеческая девушка из мира Светлых совершенно не обладала нужными внешними данными. Обесцвеченные волосы с тёмными выделяющимися корнями. Тонна пудры цвета алебастра не смогла скрыть истинный цвет кожи ни на лице, ни на теле. Чёрт. Подобная натуральная красота принадлежала ангелам, но никак не людям или демонам. А это... была жалкая пародия. 

Демон посмотрел на юную рабыню в чёрных кружевах, зазывающе раздвигающую в разные стороны стройные ноги. В отличие от девушки Дэмиен был полностью одет: элегантная чёрная рубашка с открытым воротом и брюки с безупречными стрелками. Мортимер вытянул длинные ноги, выставив напоказ начищенные до блеска туфли. Сложил руки. Лунные блики осветили его смуглое лицо без единой эмоции.

Девушка, не ощутив никакой реакции со стороны клиента, снова свела и развела ноги, поглаживая икры руками и открывая взгляду демона кружевные тонкие трусики, под которыми просвечивала её влажная плоть. И снова никакой реакции. Рабыня стала водить руками по плоскому животу, груди, слегка приподнимаясь. Прикусила губу, тихо постанывая. Ей отчаянно хотелось увидеть лицо этого демона в данную минуту, но повязка на глазах лишала такого удовольствия.

Действительно, а что было не так? Мортимер снова затянулся сигаретой и выпустил облако дыма. Чрезмерная покорность? Рабыня была словно ласковая кошка, готовая сутками сидеть возле его ног, в ожидании благодарности или одного единственного касания. Она никогда не противилась тому, что демон хотел испробовать с ней. Никогда не кричала и не звала на помощь, умоляя остановиться. Светлая не была похожа на жертву, потому что получала удовольствие от всего, что демон с ней вытворял. Светлая... все они такие недоступные и набожные в начале. Должно быть, в этом и была причина, почему интерес быстро угас. Сплошное безразличие к их третьей встрече. Наскучил её голос, запах, тело, стоны и судороги в преддверии оргазма.

Дэмиен поднялся с кресла, склонился над кроватью и провёл ладонью по бедру девушки, затем по животу и рёбрам, но так и не коснулся груди с чертовски напряженными сосками, торчащими из-под полупрозрачной ткани бюстгальтера. Рабыня застонала и тут же разочарованно всхлипнула, когда демон убрал руку. От последней встречи Мортимер решил получить иное наслаждение. Не от секса, не от прикосновений, а от эмоций, которыми рабыня была переполнена. Целая гамма человеческих чувств, плавающих на поверхности. Глаза демона задержались на верёвках, которыми туго были связаны руки. Как и в прошлые разы, на коже красовались синяки. На быстро пульсирующей жилке на шее. Девушка дышала быстро, не понимая, что сделала не так и почему всё происходило не по старому сценарию.

А проблема была в том, что сценарий наскучил. Оргии, извращения, бешеный секс, наркотики и все эти игры — пресытились. Всё осточертело, ничто уже не будоражило. Эти игры начинались и заканчивались одинаково. Все эти Светлые рабыни действовали и вели себя одинаково. Сплошное разочарование...

***

Я стояла возле окна, слегка покачиваясь, пытаясь подавить сон, накатывающий через каждые пять минут. Усталость ощущалась не только в ногах, но и во всём теле. До рассвета оставались какие-то тридцать минут, поэтому нужно было чем-то себя занять, чтобы ненароком не заснуть под чьей-нибудь дверью. Я прошлась по коридору, достигла лифта и решила подняться на самый верхний этаж, дабы убедиться, что у клиентов всё в порядке. Не это ли была моя главная обязанность? Одежда управляющей была не столь вызывающей, поэтому и не стесняла меня. Белая рубашка с длинным рукавом, жакет и юбка, пусть и выше колена. И главное — бейджик, который спас меня от домогательств сегодня не один раз.

Я была уверена, что Скарлет не забудет мою помощь и в нужный момент ответит взаимностью. В демоне нельзя было быть уверенным, но я надеялась, что демонесса поступит именно так. Иметь подобные связи за спиной было для меня только плюсом. Ощутив прилив бодрости и хорошего настроения, я прошла вдоль коридора и остановилась возле последней двери. Вроде бы тихо. Никому не нужна помощь. Можно вернуться обратно. Только я было развернулась, как услышала женский вопль за дверью. Крик о помощи. Не прошло и пары секунд, как задергалась дверная ручка гостиничного номера. Я не знала, что предпринять в экстренных ситуациях. Ворваться внутрь и прийти на помощь мешало главное правило для элитных клиентов — они могли делать всё, что хотели, и мы, работники гостиницы, не смели мешать им или прерывать. Я продолжала стоять на месте, прислушиваясь к шуму. Тишина. Быть может, очередная сексуальная игра. Подобное не было редкостью среди клиентов. Но что-то мне подсказывало, что крики о помощи этой девушки были не наигранными, а самыми что ни на есть настоящими.

Нужно срочно предупредить Скарлет и узнать её мнение, прежде чем что-либо предпринимать. Картины моего наказания продолжали время от времени возникать перед глазами. Боль казалась слишком реальной даже сейчас. Именно эти яркие воспоминания не позволяли мне вольничать и совершать новые ошибки. Я развернулась на каблуках, сделала два шага и замерла, услышав за спиной щелчок. Дверь номера медленно открылась, словно приглашая меня пройти внутрь, но я оставалась неподвижно стоять на месте. Я прищурилась, пытаясь разглядеть хоть что-то с такого расстояния, но комната находилась в полумраке, редко освещаемая лунными бликами. Я сделала неуверенный шаг вперед.

— Прошу прощение, у вас всё в порядке? Какие-то проблемы? Я могу помочь? — совсем тихо произнесла я, когда до порога оставался всего один шаг.

Тишина в ответ.

— Я... я могу позвать нашего хозяина, если вы недовольны нашим обслуживанием, — продолжила я говорить вслух занудные реплики, вглядываясь в темноту.

Лунные блики частично осветили номер. Перед моим взором предстала ужасающая и нелицеприятная картина, от которой у меня запершило в горле и напрочь отказал инстинкт самосохранения. Молодая девушка, так сильно похожая на Светлую, лежала на полу в луже собственной крови. Она попыталась пошевелиться, открыла рот, но вместо слов вырвалось бульканье. Меня замутило от количества крови и этих звуков. Я догадывалась, что в элитных номерах могло происходить нечто подобное, но... но такое? По телу тут же пробежался табун мурашек. Я опустилась на пол рядом с девушкой, пытаясь оценить её состояние и шансы. Множество глубоких порезов, укусов и, судя по всему, задета сонная артерия.  

Я откопала в своей памяти те дни, когда дома от безделья изучала медицинские книги. В моём мире не было причин, чтобы знать информацию о том, как оказывать первую медицинскую помощь, просто потому, что это были ненужные знания. Изучение книг было уже моей собственной инициативой, так как в свои выходные я сходила с ума от скуки. Кто же знал, что однажды эти знания, возможно, помогут спасти жизнь человеку. Я прикрыла глаза, мысленно перескакивая с одной страницы учебника на другую, остановившись в разделе сердечно-сосудистой системы. Как остановить артериальное кровотечение. Я зажала рукой область порванной артерии, ощущая, как под давлением струи крови продолжали биться теперь уже в мою руку. Так, главное без паники. Нужно взять себя в руки. Глубокий вдох и выдох. От напряжения и страха у меня возник тремор рук. Слишком много крови. Она везде! Нужно... нужно кого-то позвать на помощь, но как? На этом этаже больше никого не было. Девушке оставалось недолго. Слишком большая потеря крови. Кто мог сотворить с ней такое? И зачем?!

— Ты, видимо, новенькая, раз рискнула зайти сюда, — раздался низкий баритон за моей спиной, от которого меня словно ужалило током.
© Лилит Уорнер,
книга «Дьявольский Договор: Во Тьму».
Комментарии
Показать все комментарии (1)