Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Благодарности
Глава 6
Желтоглазый демон не шутил, когда говорил, что может продать меня за большие деньги, как весьма «экзотическую» штучку в этих краях. Властитель Тёмных дал ему полную власть в этом вопросе: именно он решал судьбу «заключенных». Моя судьба была предрешена. Тёмный выкупил меня как раба и продал за двойную цену своему знакомому, которому принадлежала та самая тридцатиэтажная гостиница в центре мегаполиса. Как вещь, совершенно наплевав на мои протесты, чувства и то, что моя сестра останется одна. Мои слёзы и мольбы лишь вывели его из себя, и он весьма простым способом заткнул меня, наотмашь ударив по лицу. Так я потеряла сознание во второй раз. Помню обрывками, что плакала во сне и без конца звала Шерри.

Мне не давали право выбора. Мне не позволяли ничего решать в своей судьбе. Даже открывать рта без разрешения. Я уже не была хозяйкой собственной жизни. Она перестала принадлежать мне. Моим хозяином стал некий мистер Томсон. Владелец гостиницы, огромных капиталов и любитель светленьких человеческих рабов. Пока мой новый хозяин рассматривал приобретенный «товар», я царапала ногтями ладошки, глядя в пол и сдерживая жгучие слёзы. Как я могла помочь Шерри, если не способна помочь себе в этом новом диктаторском мире? Я ничего не могу сделать. Устрою истерику — меня очень быстро успокоят, применив грубую силу. Начну умолять вернуть мне сестру и даже опущусь на колени — это лишь сильнее разозлит, ведь в демонах не было ни капли сострадания или сочувствия к чужому горю. Для них семья — неизвестные слова, лишенные всякого смысла. Погребенные столетиями назад ценности.

— Почему у неё разбита губа? — прищурившись, возмущенно спросил Томсон, явно не обрадовавшись моему изъяну.

Желтоглазый пожал плечами.

— Слишком много истерила. Нужно было успокоить. За этот маленький казус я снижу цену на пять процентов. Согласен?

Я тут же коснулась кончиком языка свежей раны на губе, зашипев. До сих пор болит. Демонам действительно незнакома жалость. Хотя... чего я ещё могла ждать от Тёмного мира? Вместо пинков в живот, распростертые объятия? Бред. Всё это бред. Я хочу обратно в свой мир. К своему народу, пусть и предавшему меня в момент истины. В Светлом мире я была кем-то. Я была личностью и занимала высокую должность. Была почти на самой верхушке. И где оказалась сейчас? На самом дне. Я хочу к свету и теплу, а не вечному холоду и тьме, окутывавшим каждый уголок мегаполиса. Всё моё существо отторгало нахождение здесь, инстинкт самосохранения кричал и призывал обратиться к здравому рассудку. Но что скажет здравый рассудок, который мне с таким трудом удавалось игнорировать? Что нужно бежать. Но куда? Я совершенно одна. Никто не поможет. Если меня поймают при попытке побега, то, безусловно, сотрут в порошок, не оставив и мокрого места. Демоны не станут долго церемониться. Прихлопнут, как надоедливую муху, и дело с концом. Искать и вызволять Шерри? Но как я проверну это без связей, плана или денег? Всё, что мне оставалось сейчас — это сжимать кулаки и жалеть себя.

— Что же, удачи, Лолли*! — мерзавец поцеловал меня в щеку на прощание и уверенной походкой направился к выходу из гостиницы.

Я подняла неуверенный взгляд на своего нового «хозяина», боясь, что он будет вести себя так же, как желтоглазый. Бить, кричать в лицо и говорить о моей никчемности. Отныне я — пустое место. Вот, что пытался демон донести до меня за короткий промежуток времени, проведенный вместе. И, если я хочу выжить, то нужно цепляться за любой выступ, за любой камень в этой глубокой яме, в которую я угодила. Разумнее всего было попытаться приспособиться к новым правилам. Моей главной задачей стало выживание в этом суровом мире и спасение сестры. Это дало мне стимул терпеть всё, что преподнесёт мне Тёмный мир. К моему удивлению, мистер Томсон спокойно попросил следовать за ним, посоветовав по дороге осмотреться и понять, как всё устроено.

И первой моей мыслью стало: «Не похоже это на гостиницу в Светлом мире». Здесь было нечто иное. Для другого предназначения подобное место строилось. На первых двух этажах царил полумрак. Редкие плафоны, источающие тусклый красный свет, отражались в полированном металле ручек гостиничных номеров. Я неспешно шла по тёмно-бордовому ковру, прислушиваясь к звукам. Но их попросту не было, что показалось мне несколько странным. Внезапно одна из дверей отворилась, выпуская оттуда парочку. Девушка была невероятной красоты: жгучая брюнетка со слегка влажными волосами. Тёмные тени идеально подчеркивали глубину взгляда, а бордовая помада акцентировала внимание на пухлых губах. Острые скулы, родинка на щеке, несколько проколов на ухе. Облегающее платье с тонким вырезом вдоль груди и талии лишь подчеркивало её формы, открывало вид на стройные длинные ноги. Она приковывала взгляд против воли, источала феромоны сексуальности, лёгкости и уверенности в себе. Истинная Тёмная. Я даже приоткрыла рот от изумления, когда эта красотка попрощалась со своим спутником и направилась к нам гордой походкой.

— Только не говори, что хочешь ещё одну Светлую мне на шею посадить, — демонесса осмотрела меня задумчиво-оценивающим взглядом: — Хотя, это лакомый кусочек. Человеческая девушка, похожая на ангела. Недурно.

— Пусть поработает пока горничной. Введи её в курс дела, познакомь с персоналом и расскажи всё, что ей нужно знать. Девственниц нужно беречь для самых щедрых клиентов. Ты же знаешь.

— Знаю. Теперь изволь откланяться, работы выше крыши, — буркнула брюнетка, поманив меня за собой рукой с тонкой кистью, изящными пальцами и ухоженным острыми ногтями под цвет помады.

Я засеменила за демонессой, ощущая себя полным ничтожеством на её фоне. В Светлом мире я была довольно красивой девушкой, которой мужчины уделяли внимание, дарили подарки и приглашали на свидания, но мне это было не интересно. В глубине души я знала, что не готова поставить крест на карьере и выйти замуж, родить детей и жить долго и счастливо. Превратиться в примерную жену и домохозяйку. У нас даже имелся закон, связанный с браком. Если ты выходишь замуж, то все расходы на себя берёт твой муж и впредь тебе запрещается работать. Если, конечно же, ты не заядлый трудоголик, готовый работать бесплатно. Но Тёмная, идущая впереди меня и без конца виляющая попой, была истинной соблазнительницей, а я — белой мышью, просто белым пятном.

— Добро пожаловать в наш «траходром», как мы его прозвали. Привыкай, — усмехнулась брюнетка и вышла из лифта, повернув налево.

Боже... забери меня отсюда поскорее. Из-за двери послышался пронзительный и неприятный женский вопль, после чего раздался протяжный мужской стон. Я замерла на месте, прижав руки к груди и пытаясь успокоить бешеный ритм сердца. Что там происходило? Похоже... похоже на совокупление. Из-за стены с другой стороны раздались новые стоны. Я так и не сумела понять, были ли это отзвуки удовольствия или боли, но через несколько секунд вновь послышался крик, на сей раз явно от оргазма. То самое божественное ощущение эйфории, которое хотела испытать каждая Светлая с мужем в первую брачную ночь. Демонесса захохотала, следя за моей реакцией через плечо.

— Ты само очарование, правда. Шарахаешься, краснеешь и едва передвигаешь ногами. Я бы сказала, что ты в моём вкусе, но нет, — насмешливо протянула демонесса, рассматривая меня плотоядным взглядом.

Я прикрыла грудь руками, ощутив себя обнаженной и беззащитной под взглядом обжигающих женских глаз, пусть на мне и была одежда. Кажется, брюнетка вдоволь наигралась и отвернулась, позволив сделать долгожданный вздох, полный облегчения. Тёмная остановилась возле последней двери в коридоре и провела ключ-картой. Какая неудобная система. Этот комментарий я решила оставить при себе, зайдя в посещение следом за демонессой. Не совсем номер для обычных посетителей. Больше похоже на комнату, в которой живут довольно долгое время.

— Первые две недели будешь жить со мной. Будет нужен за тобой глаз да глаз. Твоя кровать рядом с окном. Сейчас принесу твою одежду.

Брюнетка исчезла в другой комнате, а мне только и оставалось, что топтаться на месте и осматривать свою новую обитель. На самом деле, всё было не так уж плохо, как могло казаться на первый взгляд. Весьма широкая кровать с тумбочкой и окном, наполовину прикрытым жалюзи и пропускающим в комнату блики синего света от неоновой вывески снаружи. Я присела и несколько раз попрыгала, проверяя матрас на мягкость и прочность. Никаких раздражающих скрипов.

— Нет-нет, никаких клиентов чтобы сюда не водила, — провозгласила демонесса, восприняв мои действия в другом контексте.

Я вновь покраснела, надеясь, что голубоватый свет скроет мой румянец. Видимо, нет, раз брюнетка протянула мне чёрное нижнее белье и платье, нарочно коснувшись моих пальцев. И эта форма горничной? Какой кошмар. Короткая тряпица с длинным рукавом, но открытой зоной декольте, кружевом вдоль юбки и поясом с бантом на спине. Нет, я это не надену. Какое извращение и пошлость!

— Тебе помочь или сама? Давай, ночь только начинается. Скоро будет наплыв клиентов, — поторопила меня демонесса, а сама встала перед зеркалом, приподняла край узкого платья и поправила застежки на капроновых чулках.

— А как же сон? — удивилась я, отложив платье.

— Какой сон, милочка? Ночью ты не будешь спать.

Я закрыла и открыла рот. Какой был смысл возражать и высказывать своё мнение, если его не услышат и пропустят мимо ушей. Не понимаю. Этот мир меня так подавляет или причина во мне? На краю кровати я заметила чулки в мелкую сеточку, а на полу — туфли на шпильке. Боже. С таким каблуком платье будет выглядеть ещё короче и провокационнее.

— Итак, немного расскажу тебе об этом месте. Запоминай. Главное правило — не перечь клиенту. Они в курсе, что заниматься сексом с работницами нельзя, но не могу обещать, что совсем не тронут. Ударишь или покалечишь — будешь наказана. Второе правило — не нужно шарахаться от любых звуков и вести себя, как запуганный до смерти кролик, если увидишь что-то лишнее или выходящее за рамки твоего девственного разума. Сюда приходят не только со своими дамами, но и снимают работниц, если они дадут на то согласие. Клиенты у нас разные: могут устраивать оргии, а могут обойтись и обычным сексом. Садисты, мазохисты, садомисты**. Ну... и некоторые элитные клиенты, которым позволяется абсолютно всё. Поэтому не рекомендую подниматься на самые верхние этажи, если не хочешь стать их жертвой. Твоя задача убирать номера. Ничего сложного. Пока что всё. Одевайся. Буду ждать тебя снаружи.

От такой пламенной речи у меня закружилась голова. Я не поняла и половины слов из всего сказанного. Как только демонесса покинула комнату, я тут же схватилась за край кровати и несколько раз проморгала, пытаясь усвоить новую информацию. Выйти в таком откровенном наряде, было для меня сродни пытки. Хотелось швырнуть эту тряпку в лицо демонессе, послать всех и просто броситься на поиски Шерри. Пусть и безнадежные. Я не могу спокойно сидеть, зная, что она совершенно одна. Наверняка напугана, плачет и зовёт меня, ощущая себя преданной и брошенной. Прошу, милая, потерпи ещё чуть-чуть. Я найду тебя во что бы то ни стало. Как можно скорее. Тогда остается лишь одно — надеть форму и покинуть комнату. Заткнуть свою гордость и наступить на горло принципам, по которым я жила всю свою осознанную жизнь. Натянув чулки и защелкнув замки на подвязке, я обулась и быстро натянула платье, ощущая, как тесно оно облегает каждый изгиб фигуры. Я долго не решалась подойти к зеркалу во весь рост, зная, что разочаруюсь в себе.

И вот, момент истины и моего «падения» настал. Я выгляжу вызывающе, откровенно и... сексуально. Порочная Клер. Нет, только не это! Благодаря шпилькам ноги выглядят ещё длиннее, создавая яркий контраст между бледной кожей и тканью. И стоит мне наклониться, как всеобщему обозрению открываются кружевные полоски чулок и трусы, которые язык не поворачивался назвать «трусами». Я раскраснелась и покрылась липким потом, отвернувшись от зеркала. Нет, я не смогу. Не смогу никому показаться на глаза в таком вульгарном виде!

— Давай быстрее, клиенты уже прибывают. Хватит стоять как каменное изваяние.

Я сделала первый шаг навстречу протянутой ладони демонессы. Второй. Третий. Почему я ощущала себя такой грешной и жалкой? Словно позволяла тьме коснуться моего тела и души. Позволяла себя совратить...

***

Лолли* — девственница;

Содомия** — гомосексуализм, однополые отношения;
© Лилит Уорнер,
книга «Дьявольский Договор: Во Тьму».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Александра Назарова
Глава 6
У меня такое ощущение, что Клэр просто попала в наш сегодняшний мир) ну серьёзно, я даже немного разочаровалась, что наш мир похож на мир темных😂то что они творят во многих странах в порядке вещей. Выходит, многие из нас темные и почти в каждом есть что-то демоническое)
Ответить
2018-05-16 18:45:12
5