Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Благодарности
Глава 22
— Вот видишь, Клер, у всех есть цена. Даже у тебя. Ты добровольно продалась мне за встречу с сестрой, это видно по твоим глазам, — хладнокровно произнес Дэмиен.

Демон исподлобья взглянул на девушку, которая безуспешно пыталась выбраться из его объятий. Его едкие слова точно попали в цель и определенно ранили чувства Светлой. Они смотрели друг на друга и, казалось, что в покоях начинал трещать воздух. В глазах Клер под тонкой корочкой выдержки полыхала чистая и беспримесная ненависть. Наверное, если дотронуться до ее лица, то можно ощутить это обжигающее чувство кончиками пальцев. Дэмиен не захотел преодолевать искушение, потому протянул руку и позволил себе эту маленькую «шалость»: провел большим пальцем по бледной щеке, обхватив остальными подбородок. Какая нежная и в то же самое время горячая кожа, словно под ней плескалось жидкое пламя. Мортимер не раз заглядывал в лживо невинные голубые глаза своих наложниц, но у этой девицы взгляд был холодным и пронзительным, как сердцевина айсберга. Невероятное сочетание пламени и льда. Люциферу определенно нравился этот контраст.

Глубоко внутри Клер рассыпалась на осколки, испытывая все оттенки боли, отвращения и ненависти к этому монстру, пытавшемуся соблазнить её. Разумеется, долго она не сможет сопротивляться, потому что на кону стоит нечто дороже собственной гордости — встреча с Шерри. И как бы ей не хотелось выцарапать этой сволочи глаза, изувечить смазливое личико и для пущей уверенности заехать со всей дури коленом между ног, Беккер этого не сделает. Пусть он считает ее продажной шлюхой, такой же, как и всех других девушек из Светлого мира. Пусть так. Она забудет об этом гложущем чувстве, как только увидит своего ангела и, наконец-то, сможет обнять сестренку. Больше она ее не выпустит из объятий. Не совершит чудовищной ошибки. Не прогнется под страхом перед Тёмным. Клер сделала судорожный вдох, окончательно приняв решение. Если цена встречи с Шерри — это покорность и хоть какое-то ответное желание, то Беккер станет на одну ночь той, что хочет видеть Люцифер. Девушка слегка вытянула шею, этим жестом показав свою беззащитность и доверие. Полную покорность своему хозяину.

Дэмиен обнажил плечо Клер, проведя кончиком носа по ключице, затем шее. Светлая пахла так, что Люцифер был близко к тому, чтобы потерять самообладание. Ее запах был слишком волнующим, притягательным и таким соблазнительным, что было сложно удержаться от невинного укуса. Ничего подобного прежде Мортимер не чуял в женщинах. И, сказать честно, до конца не понимал, нравится ли ему и эта особенность наложницы. Клер стойко выдерживала эту пытку. Подавляла желание отойти в сторону или задрожать, как только дыхание мужчины возле уха стало сбитым и шумным. Не успела она отойти от странного поведения демона, как он шокировал её еще не менее странным действием. Поцеловал. Но не жестко, не страстно и даже не грубо, а нежно, что абсолютно не вязалось с образом демонической сущности. Это стало самым большим изумлением.

Как такой жестокий король, который наводил ужас на окружающих одним своим взглядом и распространял хаос на земле, был способен проявлять хоть каплю нежности? Как мог целовать женщину так нежно? С таким искусным соблазнением и какой-то одержимостью? Оказывается, ласковые поглаживания его губ и языка могли не только причинять боль, приказывая и подавляя. Беккер бы никогда не поверила, что Люцифер был способен на такое, если бы сама сейчас не испытывала это на себе.

— Я могу быть разным, Клер, в этом и есть демоническая особенность, — с придыханием проговорил Дэмиен, схватив девушку за волосы на затылке и оттянув голову назад до такой степени, что на глазах наложницы заблестели слезы. Такие противоречивые желания возникали: желал услышать сладкий хруст, когда сворачиваешь тонкую шею и в то же самое время хотелось неистово целовать её, прикусывать зубами кожу и ласкать языком.

Он играл с чувствами Беккер, как опытный кукловод. То приручал нежностью и лаской, то обескураживал грубостью, болью и жестокостью. Беккер не поспевала за ним. Всего на мгновение она ощутила зарождающееся тепло внизу живота от того, насколько естественным казалось теплое скольжение его языка по ее языку. Однако еще через секунду призрачная пелена возбуждения бесследно исчезла, когда Мортимер через боль вынудил запрокинуть голову, начав кусать шею острыми клыками. Девушка не сдержала всхлипа, чем лишь сильнее завела демона.

— Раздевайся, — приказал Дэмиен, оттолкнув Беккер от себя и облизав губы, на которых осталась её кровь.

Клер едва удержалась на ногах, вовремя схватившись за край туалетного стола, чем и спасла себя от падения. Лицо девушки пламенело от вновь вспыхнувшей ненависти и страха. Ощутив слабость в ногах, Светлая провела ладонью по шее, ощутив подушечками пальцев несколько неглубоких ран от укусов, из которых сочилась кровь. И что-то во взгляде Люцифера говорило ей пошевеливаться, иначе ей несдобровать. Беккер слишком резко сорвала платье с плеч, чудом не порвав ткань. Дрожащими пальцами схватилась за пояс, начав его развязывать. Платье мягко соскользнуло с ее груди и облаком упало на пол. Сразу же стало зябко. Лишь на короткое мгновение, пока пожирающий взгляд Люцифера не стал откровенно блуждать по её телу. По вмиг вставшим соскам, напряженному плоскому животу с выпирающими рёбрами и лобку, покрытому практически незаметными светлыми волосками.

Демон начал наступать, вынуждая Беккер инстинктивно пятиться назад и прижимать руки к груди. Воспоминания первого раза буквально парализовали тело Клер, когда ноги коснулись кровати. Сейчас всё повториться. Снова нестерпимая боль, разрывающую изнутри. Снова слёзы и жалкие мольбы. Снова жалость к себе и вынужденная помощь Астрид во всём. Девушка всем своим естеством не хотела снова испытать это на себе. Не хотела вновь ощущать себя жертвой насилия. Только не так. Всхлипывая, Беккер повернулась спиной к Люциферу, ожидая, что он вновь возьмет ее сзади, как и подобает брать королям рабынь. Однако и тут Дэмиен удивил. Схватив за плечо, он развернул наложницу лицом к себе.

— Хочу видеть твоё лицо сегодня.

Из легких Клер словно выбили весь воздух, когда мужчина навалился на неё всем телом, вжимая в перину и зарываясь пальцами в спутанные волосы. Не успела она сделать вдоха, как демон вновь припал к ее губам. Он целовал её варварски грубо, властно, наполняя рот девушки жадным и подвижным языком, разделяя с ней своё дыхание. От нехватки кислорода и такого напора голова Беккер стала кружиться. В ушах шуметь. Она задыхалась. Задыхалась эмоциями и пугающими чувствами, которые, по сути, априори не могла испытывать с тем, кого ненавидела всем своим существом. Или же именно это опасное чувство усиливало все ощущения в десятки раз?

— Давай же, сопротивляйся, Клер. Твоя покорность мне наскучила, — с усмешкой произнес Дэмиен, крепко сжав пальцы на шее девушки. — Ты прекрасно умеешь играть жертву.

Девушка крепко зажмурила веки, а когда открыла, то перед глазами заплясали чёрные точки. Сколько бы она не царапала руку Люцифера, хватка от этого не слабла, а усиливалась. Еще чуть-чуть и он запросто свернет ей шею. Но что-то в последнюю секунду его остановило, когда глаза Беккер закатились, и она была на грани того, чтобы потерять сознание. Как только пальцы исчезли с её шеи, Клер раскрыла опухшие после поцелуев губы и со свистом втянула воздух в легкие. Теперь не просто хотелось играть жертву, а действительно стать ею, бороться за свою жизнь, ведь монстр перед ней еще больше обезумел от игры. Девушка начала брыкать ногами, пытаясь высвободиться, вертела головой, не позволяя взять свои губы в плен. Очень скоро ей представилась прекрасная возможность сделать то, о чем она давно мечтала. Не пожалев силы заехать ладонью по этому самодовольному лицу. Он хотел сопротивления, он его получит сполна.

Беккер шумно дышала, прижав к груди горевшую огнем ладошку после удара. Вряд ли для кого-то вроде Люцифера девчачий удар нанесет существенный удар. Скорее, напомнит укус комара. Дэмиен как-то зловеще рассмеялся, коснувшись пальцами места удара на щеке. Жертва оказалась куда проворнее и в подарок оставила даже царапины. Ну, точно необузданная кошка. Смотрит своими большими голубыми глазами, в которых наверняка сейчас бушевал шторм, шумно и быстро дышит ртом. Все черты лица заострились: губы плотно сомкнулись, в ямочке над верхней губой появилась тяжелая капля пота, скулы свело от неуправляемого спазма. Да, такой она нравилась ему гораздо больше. Такой, когда не пыталась быть кем-то другим ради выживания, а была сама собой, открыто демонстрируя свои эмоции и чувства.

— Черт тебя побери! Убери от меня руки или пожалеешь! — от бессилия Клер застонала.

— Неразумно угрожать мужчине, во власти которого ты находишься.

Беккер следовало внять его совету или предупреждению. Было неважно. Кровь бурлила в венах, а все инстинкты накалились до предела, предупреждая о смертельной опасности. Только вот было уже поздно. Клер прекрасно понимала, что ее жизнь целиком и полностью зависела от этого существа. И, в конце концов, если постоянно бунтовать и не следовать правилам, то очень быстро ему наскучит такое поведение. С другой стороны, если быть слишком покорной и ласковой, как другие наложницы, то и тут ее ждало поражение. Вернее всего было держаться середины и не перегибать палку. Так она сможет продлить срок своего пребывания здесь, что даст заветное время узнать обо всех секретах, скрывавшихся в стенах родового замка. В частности, другого крыла, куда было запрещено ступать практически каждому здешнему обитателю. Довериться демону было себе дороже. Их обещания ничего не стоили. Тут либо сдержит, либо нет, а проверять судьбу и удачу девушка не хотела.

Все мысли разом вылетели из головы, когда рука демона нетерпеливо поползла вниз по животу и встретила слабое сопротивление в виде сжатых бёдер. Дэмиен привстал на локтях и протиснулся между ними коленом, широко раздвинув ноги. Кажется, эти жалкие попытки лишь веселили его. Клер вытянулась, как струна, стоило демону коснуться ее набухшего клитора. Как бы она не старалась в корне подавить возбуждение, против физиологии не срабатывали даже самые мрачные мысли. В этот самый момент Беккер явственно ощутила, что голова и тело, кажется, жили своей собственной жизнью. Внизу живота стали медленно собираться жар и влага, пульсируя и требуя больше. Легких прикосновений было недостаточно. И Люцифер этим пользовался, то касаясь, распаляя кожу, то убирая руку, вынуждая дрожать тело от странной неудовлетворенности. Это было самой настоящей пыткой, бороться не только с врагом, но и собственным телом, потому что оно отвечало на его ласки, вопреки разуму. Беккер задохнулась, когда пальцы Мортимера проникли внутрь, скользя во влажном и тугом лоне. Растягивая. Вонзаясь ритмично, очень глубоко и сильно, чтобы на секунду выйти наружу и снова ворваться болезненно и резко. Демон набросился на рот Светлой. Теперь его язык вторил движениям пальцев внутри женского тела.

Щеки девушки обожгло от стыда и разврата, которым они занимались. Словно время разделилось «до» и «после». Каждый нерв вибрировал, сквозь губы то и дело вырывались сдавленные стоны, что лишь подтверждало полную капитуляцию Светлой. Она не могла больше сдерживаться. Не могла держать в себе этот сгусток энергии, так и норовящий вырваться наружу. Клер лихорадило, спину покрыла испарина. Пальцы на ногах сводило судорогой. Глубокий вдох. Стон. Какое-то утробное рычание Люцифера при виде податливого и мучительно нежного тела под ним, содрогающегося от первого оргазма. Демон убрал руку и поднес к лицу, демонстративно облизав влажные пальцы.

— Пожалуйста, не нужно больше, — через паузы проговорила Клер, с трудом фокусируя расплывающийся взгляд на жестком лице Люцифера.

— Мы только начали, — притворно ласковым тоном произнес Дэмиен, расстегивая ремень на брюках. Знакомый звук металлический пряжки, ударившей об пол, возродил в Клер воспоминания первого раза.

Но стоило члену начать медленно погружаться в нее, как из головы всё выветрилось, оставив лишь одно единственное чувство. Чувство какой-то болезненной наполненности и дискомфорта. Она закусила губу, чтобы не закричать и не доставить еще хотя бы каплю удовольствия от победы Люциферу. И вот тут началось то, чего так сильно девушка страшилась. Пронзительная боль охватила всё тело Светлой, как только демон начал набирать дикий ритм, заставляя выгнуться в пояснице и принять его целиком. Он не останавливался, то грубо сжимая ладонями подпрыгивающую в такт его движениям грудь, то наклоняясь и кусая соски.

— Страх и возбуждение это лучшее сочетание, — Дэмиен прорычал эти слова прямо в лицо девушки, чем немало напугал ее очередной резкой сменой настроения.

Очередной глубокий толчок вынудил девушку зажмурить глаза. Всё между ног жгло и болело, когда член, наконец-то, покинул лоно. Не спасла ситуацию даже естественная смазка. Клер прикрыла веки, а когда нехотя открыла, то лишь испуганно ахнула, не сразу осознав, что произошло за несколько секунд. Первое — непонятно, как и откуда в руке Дэмиена мелькнуло лезвие заостренного кинжала. Второе — почему этот кинжал так плавно и безболезненно погрузился в плоть Клер. Прямо в сердце. Один точный удар. Всё произошло слишком быстро. Глаза Беккер удивленно распахнулись, пока вмиг ослабевшие и похолодевшие пальцы скользили по рукояти кинжала, торчавшей из груди. Изо рта вместе с кровью вырвался судорожный хрип. Клер ослабла, ощущая, как жизнь медленно покидала её. Как немели кончики пальцев, и всё тело обдавало ледяным холодом. Смерть дышала прямо в затылок. Нет, всё не могло произойти именно так. Нет, нет, только не так! Что Беккер сделала не так? Чем заслужила смерть? Перед тем, как тьма в очередной раз затянула девушку в свои объятия, демон произнес последние слова.

— Я ведь обещал тебе встречу с сестрой, — безэмоционально прошептал Люцифер эти слова на ухо Светлой, нежно погладив по волосам с какой-то странной улыбкой на губах.

Он встал с кровати, поднял ремень, неторопливо застегнул ширинку и бросил последний взгляд на уже мертвое тело Светлой. Его любимицы. Пусть и недолгой. Оставлять в живых «чудо» было опасно. Люцифер был, пожалуй, единственным, кто не жаждал великого спасения перед падением великих империй. И единственным, кто желал лишить этого шанса всех остальных, утянув за собой, предварительно поквитавшись со старым врагом. Это было ожидаемое завершение вражды, длившейся столетиями. У любой игры есть логический конец.
© Лилит Уорнер,
книга «Дьявольский Договор: Во Тьму».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (5)
Кристина Ли
Глава 22
Я ждала именно этого🙈 мням👍 молодец😉💓
Ответить
2018-05-18 15:05:12
1
Александра Назарова
Глава 22
Как красиво и неожиданно. Выполнил свое обещание. У меня нет слов. Я просто в шоке, я так обалдела, когда дочитала до конца главы...Это просто нечто! Меня переполняют эмоции, ну как так? Если за Беккер я уверена, что она будет жива, не знаю каким способом, но будет, то Шерри... Как мне ее жаль, я этого демона, хоть все его и любят, ненавижу, вот серьезно) не обижайся только, но тебе плюс, что вызвала во мне такие эмоции. Очень жду продолжения.
Ответить
2018-05-18 19:53:03
5
VI Menteri
Глава 22
Ооо, как насыщенно) аж мурашки по коже волной катнулись туда-сюда. Глава и удивила и позабавила немало. Отличительная твоя черта: ты умело описываешь интим) мы давненько уж говорили о проблеме описания сцен секса и интима. А у тебя все чин по чину, все по красоте - залюбуешься. Понравилось то, что Клер не принесла эта близость никакого удовольствия (хотя в подавляющем большинстве аналогичных сцен в конечном итоге героиня бы "сгорала от вожделения и блаженства" в итоге). Очень эффектной вышла концовка - Дэм и вправду обещание сдержал ("а я че? А я ниче"), по сути, но безумно жаль Шерри (тут мы понимаем, что она мертва, этот милый невинный ребенок).
Ответить
2018-05-23 18:00:57
Нравится