Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Благодарности
Глава 18
Впервые Клер не хотелось просыпаться. Открывать опухшие после слёз глаза и возвращаться в ненавистную всеми фибрами души реальность. Девушке не хотелось покидать это умиротворяющее царство Морфея, где спокойно текут мысли, где нет места выжженной болью и страданиями пустоши, где есть родительский дом, убежище для души; наполненное жизнью, теплом, искренней любовью, ароматом вкусной выпечки, едва осязаемым запахом шампуня с карамелью, которым так любила пользоваться Шерри и мятным чаем, что отец пил по несколько раз на дню. Где живы родители. Где рядом сестрёнка.

Мама. Самая красивая женщина в мире, с добрым сердцем, открытой душой, лучистым взглядом и очаровательной улыбкой, от которой невольно в груди распространялось тепло. Она всегда смеялась ярко, заразительно и живо. Женщина, которая любила своих детей больше всего на свете. Отдавалась им вся и без остатка. Всегда думала в первую очередь о благополучии своих дочерей, а только потом о себе с мужем. Много лет врачи разводили руками, говоря, что Мэри никогда не сможет забеременеть естественным путем и выносить ребенка. Предлагали операции, пересадку искусственной репродуктивной системы, дорогостоящее лечение. Мэри оставалась непреклонна и отказывалась от каких-либо медицинских манипуляций. В глубине души она верила, что природа пошлет ей долгожданного первенца и всё произойдет естественным путем, как было задумано природой с начала времён. Рождение Клер стало сродни чуду. Малышка, которая внешне не была похожа ни на кого из их семьи. Светлый, маленький комочек, с насыщенно-голубыми глазами уже с первых дней. Сквозь слёзы счастья женщина коснулась дрожащими пальцами пухлой белоснежной щечки, посмотрела в глаза малышке, напоминающие волнующийся океан перед штормом, и едва слышно прошептала: «Клер, моя маленькая Клер».

Отец. Всегда носил идеально выглаженные рубашки, брюки и старые наручные часы с циферблатом на внутренней стороне кисти. Он был волевым человеком, статным и с гордой осанкой. Мужчина не был равнодушным, несмотря на то, что его лицо редко выражало какие-либо эмоции. Алан был в меру весёлым и строгим, но не подавляющим тираном. Всегда уверенный в себе мужчина, знающий цену семье и что такое ответственность. Трудоголик. Когда возникал стресс, время от времени, тогда и появлялась привычка пить мятный чай, заботливо приготовленный Мэри. Так, как он любит — не слишком горячий, но и не слишком холодный, с одной ложкой сахара.

И в сновидениях Клер воссоединялась со своей семьей. Там она была свободной и счастливой, совсем как раньше. Как будто не было всего этого кошмара, ураганом ворвавшегося в ее мирную и размеренную гавань. Солнечное утро, за окном чирикают птицы и распускаются цветы. Отец во главе стола читает свежие новости по планшету, попивая кофе. Мама сидит с полотенцем на голове и в пушистом халате, нанося на лицо косметику. Почему-то ей всегда было по душе краситься на кухне, после плотного завтрака. Шерри. Эта малышка любила начинать субботнее утро с блинчиков и мультиков. А Клер... Клер просто наблюдала за всеми, не переставая широко улыбаться и благодарить Бога за такую семью, за такую сказочную и счастливую жизнь. Она была готова остаться в этом сне навсегда. В этой уютной кухне, в окружении самых близких. Уж лучше стать пожизненным заключенным лимба, чем вернуться в реальность.

Кто-то настойчиво тряс за плечо, что-то нашептывал и снова пытался разбудить. Клер пыталась остаться на этой кухне с родными, которые смотрели на неё и улыбались. Она цеплялась изо всех сил за этот сон, отгоняя мрак, затягивающий со всех сторон. Беккер повторяла одно и то же: «Нет! Не уходите, не бросайте меня одну!». Настойчивой служанке всё же удалось «с мясом» вырвать Клер из царства Морфея. Когда молоденькая девушка зашла в покои наложницы, то изрядно испугалась вида хозяйки. Смертельно бледная, с едва слышимым дыханием и засохшей кровью не только на бёдрах, но и на простынях. Слишком много для той, что потеряла девственность. Служанка с перепуга подлетела к кровати, нащупала пульс на шее и мгновенно успокоилась. Жива. Тогда девушка и начала активно будить госпожу. Сначала просто трясла спящую Беккер за плечо, затем начала просить проснуться, но и это не помогло. Клер как будто сама не хотела просыпаться и от вида слёз, стекающих по её щекам, сердце служанки сжалось от жалости. Ей бы хотелось оставить госпожу в покое, но тогда по шеям получит она от своей наставницы.

С трудом, но Клер открыла глаза, быстро заморгав и хмурясь от яркого утреннего света. Состояние оставляло желать лучшего: под веки словно насыпали песок, в тяжелой голове тихо звенело, а между ног как будто прошлись щеткой с жесткой щетиной. Или острыми, как лезвие, зубцами. Служанка помогла подняться Клер, но тут же вздрогнула, когда госпожа застонала и схватилась за низ живота, крепко жмурясь.

— Простите, — пискнула служанка, позволив Беккер облокотиться на себя, — я приготовила для вас купальню и добавила в воду специальное масло и лечебные травы. Они помогут унять боль, — быстро протараторила Астрид.

Клер слабо кивнула. Расстояние от кровати до бассейна показалось самой настоящей тропой испытаний. Что ни шаг — выстрел внизу живота и ноющая боль в промежности. С горем пополам и остановками, они всё же добрались до купальни. Не совершая резких движений, Беккер забралась в исходящую паром воду. Она оказалась не такой уж горячей, как хотелось бы. Девушка откинулась на бортик купальной чаши и прикрыла глаза. Запах целебных трав приятно щекотал ноздри, а ноющая боль внизу живота стала постепенно затихать и успокаивать раздраженную кожу между ног.

Не так Клер себе представляла первый раз. Совсем не так. Демон просто взял и разбил все её розовые мечты, все представления о дефлорации. Многие женщины на работе делились своим первым опытом и почти все кричали в голос: «Это было больно сначала, а потом становилось приятнее. Мне так повезло с мужем. Он был нежным и внимательным, помогал справляться с дискомфортом и смущением!». Беккер однозначно не повезло с любовником. На нежность или заботу не было ни малейшего намёка и если сначала тело откликнулось на демона, то через мгновение от возбуждения не осталось и следа. Всё было быстро и грубо. Без чувств. Без эмоций. Хотя... что еще можно было ожидать от Люцифера? Лепестки роз на кровати, поцелуи и часовые ласки? Даже звучало абсурдно. Только вот теперь одна мысль о сексе вызывала дикий страх. Возникало стойкое желание убегать, не позволять даже пальцем себя коснуться, когда демон придет за очередным «расслаблением». Если он снова будет вот так грубо и резко вколачиваться, то Беккер надолго не хватит. У её тела, в отличие от демонов, был предел.

— Скажите, Дэмиен в замке? — с надеждой спросила Клер, не открывая глаза и молясь всем богам, чтобы служанка сказала «нет».

— Да, — коротко ответила служанка, начав натирать спину душистым маслом, — я не должна вам этого говорить, но вам ещё повезло.

Клер распахнула глаза и уставилась на служанку как на умалишенную.

— Повезло? Вы называете это везением? Этот монстр изнасиловал меня как... как племенную кобылу! — выплюнула разъяренная Клер, поморщившись.

— По крайней мере, вы живы, госпожа. А они — нет, — двусмысленно произнесла служанка и тут же прикусила кончик языка, как будто сболтнула лишнее.

— Они? Кто они? — после новости Беккер тут же остудила свой пыл, удивленно глядя снизу-верх на болтливую Астрид. Девчонка явно не умела держать язык за зубами, за что частенько и получала от наставницы.

— Другие... другие наложницы. Я видела список. После сегодняшней ночи из двадцати пяти осталось всего тринадцать. Люцифер, конечно, еще тот зверь, но чтобы так... Такое впервые, — парировала служанка, приняв задумчивое выражение лица. — Прошу, никому не рассказывайте, что я рассказала. Наставница отрежет мне язык, если узнает, что я снова с вами разговариваю. У нас это запрещено! — Астрид приложила ладони к губам и умоляюще взглянула в глаза госпоже.

— Не волнуйся, я ничего не расскажу, — заверила Клер служанку, вновь откинувшись на бортик.

— Спасибо... — прошептала девушка за спиной, принявшись натирать плечи госпожи.

Час от часу не легче. Уж лучше бы она умерла этой ночью вместе с другими. Происходящее в замке ужасало с каждым новым днем. Скелеты и черепа драконов так и кричащие всем: «Глядите, даже таких монстров я покорил и стёр с лица земли». Служанки, которым отрезают языки за одно лишнее слово. Целитель и верный пёс Люцифера со своими непонятными психологическими играми. Наложницы, умирающие как мухи, физически не выдерживающие потребности демона. И как выжить в этом аду, когда ты совершенно один? Ни друга, ни союзника, ни семьи. Никого. Можно полагаться только на себя. Это страшное чувство...

***

Лечебные травы Астрид значительно облегчили состояние Клер. Боль была настолько незначительной, что Светлая о ней позабыла, когда очередь дошла до библиотеки. Чтение должно отвлечь от всех навязчивых мыслей о случившемся ночью. Взяв со стеллажа потрепанный фолиант с разорванным переплетом, Беккер с ногами забралась на широкое кресло, в которое могли поместиться, как минимум, три человека. Почему выбор пал именно на этот фолиант? Потому, что казался зачитанным до дыр. Значит, там обязательно имелась какая-нибудь интересная и полезная информация. Желтые страницы едва не крошились под пальцами, но девушка не обращала на это внимание, листая записи на странном и непонятном ей языке. Было похоже на латынь, но нет. Какой-то древний язык. Клер разочарованно вздохнула, и чуть было не пропустила страницу со знакомыми инициалами и фамилиями.

— Мо... Мортимеры, — прищурившись, произнесла вслух девушка, проведя пальцем по выпуклым буквам и гравюре с изображением мерзкого цербера с тремя головами и широко открытыми пастями, — Фады и... Беккеры? Что здесь делает фамилия моих предков? Или... Это обычное совпадение? Мало ли, сколько семей было с такими фамилиями до нас. Действительно, — успокаивала себя девушка.

Пусть Клер и не знала этого древнего языка, но даже дурак бы понял, что здесь говорилось о трех семьях. Мортимеры, Фады и Беккеры. Пусть это могли быть и не предки Клер, но определенно однофамильцы, о которых не рассказывали на уроках истории в школах или университетах. Что произошло между этими тремя семьями в прошлом — оставалось загадкой, покрытой столетней пылью и паутиной. Мортимеры были как-то связаны с церберами. Трехголовыми псами, у которых из пастей капала ядовитая слюна. Злые, кровожадные и враждебные монстры, служившие Тёмным. Под стать демонам зверушки.

Семья Фад была связана с грифонами. Их голова, верхняя часть туловища и передние конечности были как у гигантского орла. Этот орел был покрыт золотыми перьями от кончиков крыла до острого, как бритвы, клюва. Их мощные передние лапы заканчивались длинными, крючковатыми когтями. Задняя половина грифона — ото льва. Желтый темноватый мех охватывал мускулистые когтистые задние львиные ноги. Хвост рос из мощных задних бедер грифона. И Беккеры. Зрачки Клер расширились.

— Драконы... Беккеры имели связь с драконами, — почти шепотом произнесла девушка, завороженная гравюрой молодого дракона в доспехах и воинственной девушкой, сидящей верхом. У наездницы были длинные белые волосы, заплетенные в диковинные косы и серебряные доспехи с мечом.

Еще одно совпадение? Случайных совпадений не бывает. Только не таких. Клер старалась дышать размеренно, но паника то и дело накатывала, лишая необходимого кислорода. Спрятав фолиант среди других мемуаров, едва не уронив остальные книги, Беккер стала наворачивать круги по своей комнате, не переставая хрустеть пальцами от волнения. Сердце в груди стучало гулко, она ощущала каждый его удар и в висках время от времени возникала тупая боль. Она то садилась на краешек кровати, но долго не выдерживала и снова вставала, то подходила к окну, надеясь, что вид бушующего океана хоть немного успокоит, то хваталась за голову, пытаясь усмирить рой, разбушевавшихся мыслей.

Разумеется, Беккер, бывало, задавалась вопросом, почему не похожа на Шерри, отца или маму, даже бабушку и дедушку. Она была как белая ворона в семье. В прямом смысле этого слова. Мэри всегда разбивала в пух и прах все сомнения, показывала даже фотографии новорожденной Клер, всеми правдами и неправдами доказывала, что Клер их дочь, а не приемная или подкидыш. Но вот она собственными глазами увидела древнюю гравюру предка-женщины. Бледнокожая платиновая блондинка, с аристократичной внешностью и таким взглядом, что невольно прошибает током. И где правда? Где начинается правда, а где кончается ложь и вымысел? Где взять эти ответы, если не к кому обратиться? Что делать с этими знаниями? Еще одна проблема, овладевшая умом Беккер.

***

Клер отчаянно захотелось покинуть свою комнату. Здесь было невероятно жарко и душно, а фолианты на древнем языке лишь сильнее разжигали злобу, ведь все эти иероглифы казались бессмысленными, если ты не знаешь, что они означают. В коридорах замка было определенно прохладнее. В спешке покинув комнату, Беккер начала глубоко дышать и обмахивать раскрасневшееся лицо руками. Она ходила туда и обратно, изредка поглядывая в окна до пола. Мерила шагами длинный коридор, но не решалась открыть дверь в главный зал и столкнуться лицом к лицу с каким-нибудь обитателем этого проклятого места. Всё никак в голове не укладывалось случайное открытие. Быть может, это всё же совпадение? Одинаковая фамилия и внешность не дает повода думать, что она произошла именно от этого древнего рода, существование которого оборвалось в первую магическую войну. На то указывали даты под гравюрой. И всё-таки, возможно ли то, что в книге она увидела своего предка?..

— Клер? — послышался взволнованный и до боли знакомый женский голос.

Частый стук каблуков бежавшей к ней подруги. Беккер так и замерла на месте, неверующие глядя на Джесс. Здесь. В замке Люцифера. Совершенно изменившуюся внешне. И с треклятой заколкой в волосах, показывающей принадлежность к наложницам. Кажется, время сюрпризов только началось. Не успела Беккер сказать хотя бы одно слово, как Уильямс заключила ее в крепкие объятия, едва не сбив с ног.
© Лилит Уорнер,
книга «Дьявольский Договор: Во Тьму».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Юлия Устинова
Глава 18
Воу! Это слишком шикарно, чтобы быть правдой! Потрясающую головоломку ты нам подкинула...ах, не зря прототип Клер та самая блондинка - мать огнедышащих существ. Очень вкусно подаёшь 👍
Ответить
2018-05-18 10:29:39
3
Александра Назарова
Глава 18
Что-то мне подсказывает, что Джесс тут не просто так. В мире темных реально нельзя никому доверять, тут и лучшая подружка может подставить) Очень интригуешь, вообще прям ух)) и начались тайны с фамилиями, я обожаю когда в книгах много всего намешано, это заставляет не отрываться от них ни на минуту. Я жду, что будет дальше! ;)
Ответить
2018-05-18 10:43:21
1