Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Благодарности
Глава 17
Клер стояла перед зеркалом во весь рост, пока две служанки заканчивали образ. Девушки не переставали оглядывать свою «госпожу» завистливыми взглядами, полными восторга, а Беккер безрадостно осматривала себя с ног до головы. Женственное длинное платье нежно-голубого оттенка с V-образным вырезом, с золотистым ажурным декором на плечах и талии в виде широкого ремня под грудью. На ногах удобные сандалии в тон платью на ремешках. И одна из отличительных черт наложниц — заколка в виде черной орхидеи с рубином в центре. Большую часть волос служанки распустили, заколов на затылке две тонкие косички той самой «особой» заколкой. Из макияжа на губы нанесли ненавязчивый блеск.

— Вы так прекрасны, госпожа! — не выдержала молоденькая служанка, за что получила нехилую оплеуху от своей «коллеги».

— Ты что, без языка хочешь остаться, Астрид? Нам не велено разговаривать не по делу с наложницами! — начала причитать наставница, схватив за шиворот простенького серого платья подопечную. Хорошенько тряхнув, женщина продолжила: — Словно ты не знаешь, в окружении каких коварных мы змей! Ничему тебя жизнь не учит!

Пристыженная молоденькая служанка склонилась в извиняющемся поклоне и поспешила покинуть комнату, громко шмыгая носом. Клер крайне удивили слова и угрозы женщины, бросившей это в сердцах и без малейшего колебания. Неужто здесь правда всё настолько чопорно? Нарушил правило и всё, наказания не избежать. Никаких поблажек. Но почему нельзя было разговаривать? Могут сболтнуть лишнего? Много видят и слышат? Женщина извинилась и покинула покои вслед за подопечной. Беккер проводила задумчивым взглядом служанку и облегченно вздохнула, как только дверь закрылась. Значит, первоначальные догадки оказались правдивыми. Служанкам и правда было велено не разговаривать с наложницами. Наверняка на то была серьезная причина.

Клер вернулась к своему отражению. Красивая, в каком-то смысле безупречная игрушка, облаченная в дорогие ткани и золото, увешанная «цацками». Не зря наложниц так балуют, ведь они должны выглядеть соответствующе статусу своего господина. От внешнего вида многое зависело. Как, например, показатель благополучия или успешности демона. Однако Беккер не волновали все эти привилегии, сытные завтраки из нескольких блюд на выбор, которые приносили прямо в покои, элегантные и утонченные платья из натуральных дорогостоящих тканей, все эти драгоценности, бассейны, наполненные молоком, прогулки по замку и мероприятия. Всё, что волновало Клер — это безопасность и поиски Шерри, с которыми Дэмиен, возможно, поможет, если очень постараться и получить его расположение. Девушка так расхрабрилась, что подумала, может, лечь под демона не самая худшая участь, если это поможет достичь желаемого. Но уже через мгновение Беккер задрожала как осиновый лист, представляя свой первый раз.

У нее еще был один день. Целые сутки, чтобы морально подготовиться к встрече с Дэмиеном, а пока можно было заняться изучением своих покоев. Комната была поистине огромных размеров, с высоким потолком, старинной мебелью, мягкими коврами и кожаными креслами, гобеленами на стенах, двустворчатым шкафом из красного дуба и тяжелыми шторами. Помимо подсвечников, источником света являлись и хрустальные люстры под потолком. Больше всего Клер заинтересовала библиотека, для которой был отведен небольшой закуток со столом, креслом и несколькими стеллажами, заполненными книгами, старыми фолиантами и мемуарами. Беккер радостно улыбнулась, осознав, где сможет проводить свободное время. Подальше от всех обитателей замка. В этом закутке, где можно было удобно расположиться в кресле и черпнуть информации из книг, настоящего кладезя знаний. Беккер нехотя покинула библиотеку, услышав, как щелкнул дверной замок и на пороге появился странный незнакомец.

***

Клер не знала, кто обставлял помещения замка, но вкус у этого Тёмного явно имелся. И весьма специфичный. Присутствовала страсть к металлам, чёрному мрамору и драгоценным камням. Готика всё же оставалась главной составляющей интерьера, но вдохновение некоторых комнат было почерпнуто из двадцать третьего века. Просто невероятных размеров окна, стрельчатые своды и тёмные витражи. Особенность стиля определенно заключалась в стремлении вверх, создание мрачности из-за полумрака в замке, легкости и фантастических нереальных форм. Своды, арки и двери были украшены резьбой. Коридоры и галереи украшали напольные вазы и диковинные статуи. Всё это произведение искусства вводило в ступор. Правое крыло замка больше походило на владения правителя Светлого мира, но никак не безжалостного демона. Кто бы мог подумать, что Властитель Тёмных такой ценитель «прекрасного» и хранитель семейных традиций. Или, быть может, эта часть крыла имела иной вид специально для здешних обитателей замка? Беккер успела рассмотреть достаточно помещений, чтобы прийти к выводу, что они построены исключительно для наложниц, прислуги и прочих работников, но никак не для Люцифера. Что находилось в левом крыле — можно было только догадываться. И «гид» предупредил, что туда запрещено соваться обитателям правого крыла. Дневным пташкам, так сказать. Еще один факт, который показался Беккер странным — по дороге она не увидела других наложниц.

— Откуда вы столько знаете про Люцифера? — спросила Клер прямо.

— Моя семья уже вот как несколько столетий прислуживает Мортимерам. Мои предки заключили с Люцифером дьявольский договор, и моя семья обязалась служить верой и правдой Тёмному господину в течение восьми поколений. По-вашему, как мы излечили вас, практически вытянув с того света? Я из рода целителей. Люциферу тяжело понять то, что люди крайне хрупкие создания и то, что показалось бы Дэмиену безобидной царапиной, вас может убить.

Беккер пораженно приоткрыла рот, но тут же опустила взгляд в пол. Такая прямолинейность и откровенность изумила. Подобная информация является из разряда «крайне личной» и рассказывать секреты семьи незнакомке было рискованно. Хотя, как бы Клер могла использовать эти данные? Видимо мужчина прекрасно об этом знал, потому и не сдерживался в высказываниях. Они продолжали гулять по замку и наслаждаться непривычной тишиной и безмолвием. Служанки сновали из помещений в помещение, обязательно совершая поклон в знак уважения при виде целителя и наложницы.

— Готовы увидеть кое-что особенное? — спросил мужчина каким-то заговорщицким тоном, остановившись перед массивными дверьми.

— Не уверена, — прошептала Клер, переминаясь с ноги на ногу.

— Не будьте такой трусихой, — искренне засмеялся мужчина, толкнув тяжелую дверь.

Это был парадный тронный зал, гордость замка. От восторга Клер чуть было не задохнулась. Небольшая часть пола была стеклянной. Под хрупким на первый взгляд настилом струилась ярко-голубая вода, в которой плескались диковинные рыбы, медузы и прочая живность. Беккер сделала несколько неуверенных шагов, боясь, что под напором веса стекло всё же треснет. Это было похоже на сказку. Девушка начала по-детски водить ногой по полу, разгоняя любопытных рыбок, подплывших к человеку. Секунду спустя вся кровь отхлынула от лица Светлой. Стоило стае рыб переместиться, как в кругозор попала поистине устрашающая картина. На песчаном дне лежал драконий скелет. Огромный, безмолвный и по-прежнему внушающий ужас и трепет. Беккер словно ударили под дых. Она схватилась за грудь, сжала ткань платья влажными от волнения пальцами и шумно задышала. До современного мира история сумела донести лишь сухие факты существования звероящеров, которые, в конечном итоге, выродились по официальным данным, как, в принципе, грифоны и церберы. Драконы были грозными существами, обладающими чудовищной силой и мощью. Способные сжигать города дотла, извергать живой огонь и рассекать небеса своими гигантскими крыльями.

— Драконы были сильными противниками Тёмных и верными союзниками людей. Это был единственный способ для ваших предков оказаться в небе и, сказать честно, лишь мешать своими жалкими попытками повлиять на исход первой магической войны. Тёмные истребили каждого дракона весьма простым способом. Убили всех всадников. Между драконами и людьми была крепкая и нерушимая связь. Если умирал всадник, умирал и его дракон. Эта история падения вашего народа, Клер. Ваша недальновидность и глупость уничтожила расу невероятных созданий, — безэмоционально изрек целитель, сначала равнодушно осмотрев драконьи черепа, украсившие величественный трон по обеим сторонам, затем вгляделся в побледневшее лицо Беккер и полыхающий гневом взгляд.

«Странная девчонка, растрогалась после услышанного рассказа печальной участи всадников и давно вымерших драконов» — подумал про себя мужчина.

— Не хочу это слушать. Извините, — холодно произнесла Беккер, пройдя мимо удивленного целителя и легонько задев его. Девушка остановилась на пороге и обернулась: — У моего народа могла быть другая участь. Мы могли бы стать вам ровней. И, возможно, сейчас бы вы не были у власти.

Мужчина злобно усмехнулся, прожигая взглядом спину Клер. Ему удалось её задеть, поднять на поверхность нужный инстинкт, что лишь подтвердило догадку целителя касательно «особенности» девчонки. Остается провести ещё несколько исследований, чтобы предъявить своему хозяину достоверные факты. Ох, если догадки окажутся верными, Люцифер без труда уничтожит последнюю преграду на пути полного подчинения всего мира. 

***

Клер лежала на кровати, подложив ладонь под голову. За окном наступили сумерки, небо потемнело, поднялся сильный ветер. Луна еще не появилась, предоставив возможность «заботливым» служанкам затопить камин и зажечь свечи перед наступлением ночи. По стенам дрожали огоньки — их было столько, что не сосчитать. Беккер неотрывно смотрела в окно, наблюдая за буйством природы и одновременно размышляя о случившемся в тронном зале. Целитель намеренно спровоцировал этот всплеск ослепительной ярости. Если подумать, другой бы человек так остро не отреагировал на слова мужчины о падении своего народа. Что произошло, того уже не исправить. Зачем зря кричать, срывая голос и лить слёзы? Нет, тут дело было в другом. Что-то необъяснимое произошло с телом Беккер. Словно всё внутри накалилось до предела и взорвалось в одно мгновение, словно искры, обжегшие внутренности. Какой-то непонятный инстинкт, доселе никак не проявлявший себя. С другой стороны, Клер исполнила свой гражданский долг и защитила честь своего народа после выпада со стороны врага. Мужчина-то оказался не таким уж добрым и заботливым, каким показался на первый взгляд. Что-то промелькнуло в его лице тёмное и опасное в тронном зале. Двуличность. Несколько масок, которые он умело менял в зависимости от ситуации. Какой-то сумасшедший огонек вспыхнул в его взгляде, когда он смотрел не просто на черепа драконов, а трофеи.

И почему это не вызывает разочарование или очередной болезненный укол в сердце? Наверное, потому, что Скарлет отбила всякое желание отныне довериться хоть одному Тёмному, какие бы сладостные и обманчивые речи не лились из его рта. И пусть девушка знала, что собой представляли Тёмные, сердце всё равно стремилось довериться, потому что такова была сущность Светлой. Однако сейчас Беккер могла доверять только себе. И малышке Шерри. Мысли о сестре поднимали из глубины души апатию и горесть. Никак нельзя было позволять себе погрязнуть в этом болоте меланхолии. Неожиданно дверь в покои громко хлопнула, отчего задрожали стёкла. Служанки всегда заходили тихонько, боясь лишний раз потревожить, целитель вряд ли бы решился прийти после неприятного разговора, оставившего осадок в душе Беккер. Девушка нехотя привстала с нагретого места, отодвинула полупрозрачную ткань в сторону и потеряла дар речи.

— Дэмиен?.. — полувопросительно-полуутвердительно произнесла Беккер, моментально ощутив дрожь в ногах и мурашки вдоль позвоночника лишь от одного присутствия своего худшего кошмара наяву.

«Разве он не должен был вернуться завтра? У меня был еще целый день! И выглядит он не лучшим образом. Раздраженный. Определенно не в лучшем расположении духа. От злости даже подергивается губа. Почему он так смотрит на меня и быстро дышит? Неужели... вернулся раньше, чтобы спустить весь пар... здесь?» — внезапная догадка, озарившая Беккер, буквально вывернула все внутренности от страха.

Ничего не сказав, Дэмиен подошел к Беккер и остановился перед полупрозрачной занавеской, отделявшей их друг от друга. Демон чуть было не сорвал ткань вместе с балдахином, когда «уничтожал преграду». И всё. Была мнимая защитная стена, секунда, и нет её. Непроизвольно Клер задышала чаще, боясь посмотреть демону в глаза, потому стала рассматривать его тело, туго обтянутое водолазкой до горла. От него исходил неприятный запах гари. Да и вся его аура была угнетающей и дико давящей. Парализующей. И привычный первобытный страх в присутствии Люцифера лишь подлил масла в огонь. Дэмиен схватился за платье, с треском разорвав ткань на груди. Беккер лишь успела вскрикнуть от испуга, но даже это не остановило демона, и он продолжил освобождать Светлую от одежды. Рьяно, с такой яростью, что Клер совершенно растерялась. Впала в шок от происходящего.

Его движения были быстрыми и какими-то жадными. К ногам полетел золотистый пояс, разодранное в клочья платье и треклятая заколка, которую Мортимер грубо содрал вместе с клоком волос. Клер не успела пискнуть, как предстала перед Люцифером полностью обнаженной, не поспевая за действиями демона. Смущенной, до чертиков испуганной, взлохмаченной и дрожащей от страха перед неадекватным поведением Господина. Сейчас Дэмиен походил на обезумевшего: глаза пылают адским огнем, дыхание частое и сбивчивое. Одного взгляда на перекошенное лицо демона хватило, чтобы горло Клер сковал ужас, и сердце замерло, а потом бешено заколотилось в горле. Беккер неловко прикрывала грудь руками, старательно отводя глаза в сторону от всепоглощающего чувства стыда и скованности. Она сотни раз прокручивала в голове возможные сценарии «первого раза», морально подготавливалась, успокаивала себя тем, что он возьмет своё и опять пропадет на сутки, а то и больше. Даст время зализать раны. К тому же, бунты, непослушание и проклятья, вылетающие изо рта, вряд ли расположат к себе Люцифера. Если это поможет отыскать Шерри, то Клер была готова терпеть эти пытки. Стиснуть зубы, прикусить язык и просто терпеть, потому что деваться было некуда.

Дэмиен резко развернул Клер и намертво прижал спиной к груди. Материал тёплой водолазки приятно тёрся о лопатки. Сохранять здравый рассудок было сложнее и сложнее. Сердце продолжало бешено колотиться, а руки трястись. Это неимоверная сила, исходящая от крепкого тела Люцифера, будоражила мысли и растекалась по жилам словно яд. Тугая грудь Клер высоко вздымалась, лицо раскраснелось, играло румянцем. Едва заметные слёзы сверкнули на ресницах, как самоцветы. Как будто душевная казнь. Мортимер склонился к шее Клер, легко коснувшись носом синеватой пульсирующей жилки, и шумно втянул ноздрями запах её кожи. Дыхание демона мгновенно участилось, словно легким не хватало воздуха. Казалось, будто ему на грудь стал давить некий неподъемный груз. Рука мужчины сильнее сжалась на талии, буквально впиваясь пальцами в кожу. Окружающая атмосфера давила, ноги подкашивались от опьяняющего ощущения близости с демоном. Это не была нежность. И даже не страсть. Нет. Это была дикость. Необузданная дикость, которая происходит между зверями. Нечеловеческая. Девушка не выдержала и, буквально задыхаясь от пугающих чувств, попыталась отстраниться, но не сумела сдвинуться ни на йоту.

— Еще раз дернешься, и я свяжу тебя, — с плохо скрываемой угрозой произнёс Дэмиен.

Девушка на несколько секунд, казалось, перестала дышать, огромными глазами глядя в пространство перед собой. Мортимер бы не стал открыто бросаться угрозами, если бы всерьез не думал об этом. Демон грубо толкнул Клер на кровать. Разумеется, падение на перину никак не смогло бы нанести существенный вред, но вот недвусмысленность позы заставила густо покраснеть до кончиков волос. Возникло естественное желание перевернуться, но Клер тут же в корне подавила его, оставаясь лежать на животе. Вот такой открытой, беззащитной и уязвимой. Уж лучше не видеть его лица, а просто смотреть перед собой, сжимая пальцами простынь. За спиной брякнула пряжка ремня и тихий шорох — кажется, Дэмиен спустил штаны вместе с громким лязгом пряжки, ударившейся о мраморный пол. Стало страшно. До холодного пота на спине и дрожи в коленках. Захотелось отползти, спрятаться и даже спрыгнуть с окна, но это были естественные эмоции перед тем, чего не разу ни делал, а только слышал рассказы, искажающие реальность.

Пока Клер искала «маяк» в этой кромешной тьме, пытаясь за него держаться и не натворить глупостей, Дэмиен коснулся всем телом сразу. Навалился сзади, полуобнаженный, горячий и твердый как скала. Тело девушки пробил озноб, когда она ощутила нечто пульсирующее, обжигающе-горячее и огромное, упирающиеся прямо в ягодицы. Нет, никакие рассказы счастливых жен не шли ни в какое сравнение с реальными ощущениями. Когда кожа к коже, когда все напряженные мышцы подрагивают и электрические разряды скапливаются внизу живота, готовые в любой момент взорваться. Это непередаваемо. Это женское естество. Древние инстинкты, механизмы которых заложены глубоко в психике, на уровне подсознания. Обычная здоровая реакция на мужчину. Именно так себя успокаивала Беккер, жадно глотая воздух.

Ухватив поперек талии, и приподняв, Мортимер поставил девушку перед собой в нужную позу. Отчего-то было мерзко понимать, что демон возьмет её сзади как какую-то рабыню. Хотя, наложница и рабыня два слова с одинаковым смыслом. Разве что жизнь наложниц была немного приукрашена и подслащена. Надавив меж лопаток и с силой прижав щекой к перине, демон приподнял бедра наложницы на нужный уровень. Какое унижение! Без предварительных ласк и прелюдий попытался войти в Клер, но ничего не вышло. Дэмиен зарычал от злости, выплюнул какое-то ругательство сквозь зубы и, смочив пальцы слюной, болезненно и слишком несдержанно вторгся вовнутрь, туда, где еще никто и никогда не касался, растягивая и причиняя боль, даря лишь смутное представление о настоящем вторжении. Его пальцы приносили сплошной дискомфорт. Решив, что на этом хватит, Дэмиен снова подался вперед бедрами. Надавил с силой, прорываясь сквозь девственную плеву и не позволяя привыкнуть или прийти в себя. Бастионы пали. Внизу живота Светлой прошило острой болью. Клер, как бы сильно не закусывала губу, всё же не выдержала и громко вскрикнула, услышав совсем тихий смешок позади.

А ведь ему нравилось. Вот так, грубо и без подготовки, вторгаться в «телесный храм», рвать, причиняя лишь страдания и оторопь. Он упивался ими, вдыхал пряный запах полной грудью и поедал такие любимые человеческие эмоции, как самое изысканное и дорогое блюдо в мире. Просто брал сзади, как какую-то подзаборную псину, не заслуживающую никаких поблажек, показывал место и предназначение. На большее женщины были не способны. Девушка вцепилась пальцами в простынь, комкая её и сжимая от нестерпимой боли. Тело само по себе выгнулось, и Беккер инстинктивно дернулась вперед, желая вытолкнуть из себя член демона и отстраниться.

Дэмиен схватил за талию и притянул обратно отползавшую от него Клер, вновь одним движением заполняя собой узкое лоно Светлой и наслаждаясь хныканьем девушки и «возбуждающими» криками. Приятная музыка для ушей. Сжав ладони на ягодицах Беккер, демон задвигался внутри Светлой резво и отрывисто. Наличие крови лишь упрощало задачу. От движений мощного тела Мортимера кровать заходила ходуном. Грубые толчки отдавались болью внизу живота, между ног невыносимо жгло и пульсировало. Еще глубже, причиняя муки страдающей плоти, но никак не удовольствие. Сдавленное и хриплое подвывание лишь было тому подтверждением. Демон пытался ментально сожрать Беккер, тараня хрупкое тело, совсем неподходящее для демонического секса. Темп всё нарастал. Люцифер забыл об осторожности и «чрезмерной хрупкости» человеческого тела, буквально вколачиваясь в девушку — стремительно, жестко и уверенно до такой степени, что Клер начала ощущать проникновения стенками матки. Сорвав голос от криков, Беккер хрипела, плакала и молила, чтобы это остановилось. Даже в худших сценариях она не могла представить, что можно так «умирать и задыхаться» от боли. Не только физической, но и душевной.

Что-то прорычав, Дэмиен резко вышел из Клер, быстро натянул штаны и, не удосужившись даже застегнуть ремень, вышел из покоев, оставив истерзанное тело Светлой содрогаться на кровати от рыданий. Беккер свернулась калачиком, продолжая плакать и завывать от боли, которая то накатывала, то снова на время затихала. Её словно разорвали изнутри на куски. Между ног было мокро, противно и саднило так, что любое движение приносило приступ адской боли. Тело налилось слабостью, и Беккер даже не поняла, как провалилась в сон, крепко сжимая бёдра вместе.
© Лилит Уорнер,
книга «Дьявольский Договор: Во Тьму».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Юлия Устинова
Глава 17
О, да ! Он это сделал. И я очень рада, что именно так. Истинный демонюга, чтоб его перекосило, только не сильно 😹 Отлично, шикарно, роскошно, очень жестоко и действительно демонически!👍 Тебе удалось показать зло злющее, теперь мне любопытно, каким образом ты будешь нас возвращать обратно к Свету. Мои аплодисменты, книксен и браво!💓😘
Ответить
2018-05-18 09:36:29
4
Алиса Халитова
Глава 17
Черт, я думала это будет романтичный, я чуть не обкакалась сама когда он только вошел в комнату
Ответить
2019-03-12 21:46:54
1