Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Благодарности
Глава 14
Лишение девственности Светлой человеческой девушки было особым ритуалом среди Тёмных. И особенность данного «обряда» заключалась не в физиологическом процессе, а, скорее всего, духовном. Точнее, лишение этого духовного превосходства. Человеческое тело всегда считалось храмом Божьим. Нетронутым и чистейшим местом. И для демонов было усладой вторгнуться туда, запятнать, опорочить и первым сорвать к чертям собачьим прекрасный цветок, разорвать на части, растоптать и уничтожить без капли сострадания. Поэтому демоны были готовы отстегивать кругленькие суммы, чтобы почувствовать этот особый трепет, разрывая нежную плоть, царапая девственное тело, не знавшее мужской ласки и наполнять своим порочным семенем до краев. Ничто не сносило так крышу, как дефлорация. И, пожалуй, с этим ритуалом могла посоперничать только кровавая бойня.

Клер привели в особую ритуальную ванную комнату. Хотя, ванной, как таковой, там не оказалось. Помещение больше напоминало царскую купальню, отделанную чёрным мрамором с вкраплениями из обсидиановых камней. Они искрились и сверкали, как крохотные звёзды на ночном небе, создавая некое подобие атмосферы открытого космоса. На стенах висели витиеватые серебряные канделябры с высокими чёрными свечами, создавая иллюзию тепла и света. Здесь не было окон. Небольшой круглый бассейн, такой же чёрный, как и стены с полом. Дно мягко светилось из-за тех же вкраплений драгоценных камней. Двое молодых не то служанок, не то работниц гостиницы, стали открывать шкафчики, доставая всевозможные баночки-скляночки, расчески, духи, благовония, мочалки и одежду. Одна из молчаливых девушек стала наполнять бассейн водой, поочередно добавляя туда несколько разноцветных жидкостей с лёгким цветочным ароматом. Другая девушка разложила необходимые «инструменты» на маленький столик под шкафчиком.

Беккер стояла, ни жива, ни мертва, всё еще пытаясь отойти от новости и переварить один крайне важный факт, который изменит её прежнюю личность и понятие о «первом половом контакте». Сегодня неизвестный демон лишит её самого сокровенного. Любая женщина Светлого мира по всем законам имела права отдать свою девственность одному единственному мужчине, законному мужу, с которым была обязана провести всю свою жизнь. Поэтому у Светлых не существовало такого понятия, как развод, а у Тёмных — брак. Грех для души — как глубокая и незаживающая рана на теле. И постоянное напоминание о провинности. А что, если когда-нибудь мир станет прежним, заново возродиться, вернет своё былое величие, силу и власть, а она доживёт до этого судьбоносного дня? Что будет тогда с ней? Кто захочет брать её в жены, когда-то опороченную демоном? Но разве у Беккер был другой выход сейчас? В этот день и эту минуту? Её ткнули носом в этот неоспоримый факт, как слепого котёнка. Без права голоса.

«За тебя заплатили, трахнут, насладятся видом и выкинут, как использованный товар. И всё, твои особые преимущества и привилегии на этом закончатся. В тебе больше не останется ничего, что могло бы заинтересовать Тёмного. Разве что милая мордашка и ангельская внешность. Но ни у каждого встаёт на девчонку, похожую на извечного врага. Спасибо, я, наконец-то, хоть что-то получила из этого дельца. Неплохие деньги за сотрудничество с Томсоном. Теперь смогу расплатиться с долгом и выбраться из этого гадюшника. Или ты действительно думала, что я с тобой подружилась просто так, по доброте душевной? Не будь дурой, Беккер. Такие долго не живут. И еще, дам совет в качестве прощального подарка. Если хочешь спасти сестру и стать хоть кем-то в нашем мире, то найди влиятельного покровителя. Давай ему то, что он хочет и пользуйся положением, пока он не наиграется. Только так у тебя появится шанс выкарабкаться из дерьма!».

Это были прощальные слова Скарлет, болезненно хлестнувшие Клер, словно плеть. Демонесса показала своё истинное лицо, свою прогнившую насквозь и разложившуюся сущность, когда получила то, что хотела. Она виртуозно сыграла роль «Я не такая, как все демоны, можешь мне довериться, и я стану твоим другом». В итоге, Уокер оказалась такой же продажной тварью, как и все Тёмные. Стоило почуять запах и шелест денег, как всё остальное на фоне банкнот померкло и стало ненужным балластом.

Весь сыр-бор вокруг девственницы-альбиноса из Светлого мира прекратится после сегодняшнего ритуала. Большая часть демонов, восприявшая интересом и увлечением с первых дней, забудет о существовании «недоангела». И даже Дэмиен. Использованная кем-то другим игрушка вызовет в нем только глухое раздражение и приступ отвращения. К такой он ни то, что не прикоснется, но даже не сочтет нужным одарить взглядом. Должно быть, предательство Скарлет не задело Беккер столь глубоко только из-за предстоящего ритуала, который занимал все её мысли. Во что её жизнь превратится после дефлорации? Скарлет уйдет из гостиницы, Томсон уже не будет столь снисходителен и мягок с «испорченным товаром». Какие шансы на то, чтобы спасти Шерри? Ничтожно малые. Если только... не найти покровителя. От беспомощности даже это показалось выходом из плачевного положения и стало слабым лучом света в непроглядной тьме.

Молчаливая служанка подошла к Светлой. Без каких-либо церемоний помогла избавиться от одежды и забраться в бассейн с обжигающе горячей водой, от которой исходили клубы пара и сладостный запах масел. Клер не дернулась, не вскрикнула и даже не издала болезненный стон, погружаясь всё глубже и глубже. Присев на ступеньку, Беккер вытянула ноги, коснулась пальцами дна и стала наблюдать за служанками, бегающими вокруг неё. Одна девушка стала тщательно вымывать длинные волосы, другая терла спину, грудь, ноги, а затем добралась и до самого сокровенного, без какого-либо стыда орудуя рукой и там, от чего Клер возвела глаза к потолку и мысленно возжелала испариться от дискомфорта, создаваемого грубыми пальцами служанки между ног.

Горячая вода распарила кожу и подарила Клер расслабление, кратковременное ощущение чистоты. Служанки вымыли тело Беккер, помогли выбраться из бассейна и с обеих сторон стали досуха вытирать мягкими полотенцами, как будто перед ними стоял не живой человек, а статуя. На этом процесс не закончился. Обе девушки начали избавлять тело Клер от ненужной растительности, несмотря на то, что светлые волоски были практически незаметными. Какой-то странный пунктик. Мучения закончились через час. Служанки начали расчесывать волосы, пока те не стали блестеть, как расплавленное серебро, надушили тело, растерев по капле за ушами, на запястьях, сосках и половых губах.

Помогли надеть полупрозрачную сорочку ниже колена, накинули шелковый халат, туго затянув пояс на талии и помогли обуть туфли на маленьком каблуке. Осмотрели свои труды, и также молча покинули купальню, оставив Клер в одиночестве. Неужели дали время на размышления? Осмыслить предстоящее «шоу», свою участь и роль в ритуале? Беккер опустила голову, поджала пальцы ног и вдохнула густой пар, окутавший помещение. Вот и наступил момент, которого охотно ждал демон, купивший девственность и первую ночь, Томсон и даже Скарлет, а Клер мысленно старалась отрешиться от окружающего мира, но всё же умирала от нахлынувшего страха и инстинктивного отвращения ко всему происходящему в целом.

Что за зверство, продавать чью-то девственность, а потом стать молчаливым свидетелем сего действа? Каким нужно быть моральным уродом, чтобы так поступать с человеком, так низко опускать его и втаптывать в грязь лицом из-за его происхождения и отсутствия магических способностей? Беккер вдавила ногти в ладони, оставив полукруглые отметины. Это неправильно. Жестоко. Гнусно. Мерзко. Грязно. И ещё сто пятьдесят слов, олицетворяющих образ жизни Тёмных, который Беккер яростно ненавидела в душе и каждый новый день, проведённый в окружении демонов, лишь распалял пламя внутри. Дверная ручка опустилась, и в помещение вошел довольный и перевозбужденный Томсон со своим треклятым блеском в глазах, словно собирался вести овцу на заклание.

— Пора, детка, пора!

***

Они шли доселе неизвестной дорогой. Спустились на лифте на самый нижний этаж и, когда створки бесшумно разъехались в стороны, Клер осознала, что они в подземелье. До этой минуты она не знала о существовании этого тайного места. Узкий и длинный проход, уходящий в неизвестность. Их шаги грохотали по коридору, факелы потрескивали, освещая путь неровными, трепещущими языками пламени. От каменной поверхности стен и пола исходил ледяной холод, пробирающий до костей. И можно было только догадываться, что Тёмные здесь промышляли и чем занимались.

Через некоторое время Беккер осознала, что отстает от Томсона на добрых несколько шагов, всем своим нутром не желая идти на поводу у своего хозяина. Нет, она не только ни желала лишиться девственности таким варварским способом, но и боялась до оторопи, до тихого животного подскуливания и до сводящего мышцы ужаса. Хотелось развернуться на каблуках и убежать прочь. Это было бы так легко. Но ведь не всегда побег является выходом из любой ситуации? Беккер, втянув сырой, влажный воздух ноздрями, скривилась. Глубокий вдох как ножом в лёгкие. Оставалось только перетерпеть. Мысленно схватиться за хорошие воспоминания, зажмурить глаза до белых пятен под веками и просто позволить демону забрать желаемое. Совсем не во время к горлу подкатил комок, на глаза набежали слёзы. Тихонько хлюпнув носом, девушка быстро взяла себя в руки, и Томсон, идущий впереди, ничего не заметил. Только вот слёзы не помогут. Да и не увидят эти твари их.

Томсон остановился возле двери, боком повернулся к девушке и, покопавшись во внутреннем кармане пиджака, выудил оттуда маленький флакон с непонятной жидкостью. Клер тут же внутренне напряглась. С хлопком открыв пробку, Томсон протянул Светлой, но та сделала шаг назад и отрицательно замотала головой, с недоверием глядя на мутноватую субстанцию. Чем её пытаются опоить? Демон, кажется, вмиг растеряв терпение, подошел вплотную к Беккер и с силой всунул горлышко флакона ей в рот, предварительно зажав нос пальцами. Данная хитрость всегда работала безотказно. Девушка надсадно закашляла, сморщившись так, словно выпила самый горький напиток в мире. Эффект наступил незамедлительно. От груди стали распространяться волны лёгкой дрожи, расслабляя каждый напряженный мускул и натянутые до скрежета нервы. Глаза помутнели, и зрачки в них стали огромными. Движения стали обретать плавность и некоторую заторможенность.

— И не смей звать своего дьявола, маленькая дрянь, он ведь придет на твой зов. Будь умницей и тогда выживешь после этой ночи, — злобно прошипел на ухо, словно змея, хозяин, впервые так близко разглядывая лицо своей рабыни.

***

Какая же умиротворенность. Никаких тревожных мыслей. Никаких мыслей вообще. Все чувства притупились. Клер словно плавала на волнах, омывающих её тело со всех сторон. Почти нежные касания. Она то выныривала, то снова погружалась под спасительную толщу воды, перестав адекватно соображать. Наверное, так даже было лучше. Ничего не испытывать. Ничего не помнить. Это что, был акт милосердия со стороны Томсона или очередной способ поглумиться и выставить посмешищем? Хотя, какое к черту милосердие? Демоны и милосердие две параллельные прямые, никак не пересекающиеся между собой. Девушка попыталась распахнуть глаза пошире, но веки словно налились свинцом и тут же опустились. Только вот тело всё равно ощущало чужие касания. Широкие мужские ладони оглаживали гладкие икры, затем острые коленки, пока не добрались до бёдер и резко не распахнули халат, открывая вид на сорочку. Послышался шумный выдох сквозь зубы.

Беккер что-то невнятно промычала, повернув голову в другую сторону и стискивая между пальцами прохладную ткань простыни, вновь попыталась открыть глаза. На этот раз удалось. Перед глазами замелькали смазанные пятна бордового с чёрным. Какие-то тени, то ли силуэты на втором этаже в омерзительных серебряных масках, внимающие каждому шороху и действию на кровати. Немые зрители. Беккер повернула голову, посмотрев на лицо своего мучителя. Не получилось рассмотреть. Всё расплывалось. Ладони легли на мягкие полушария, начав терзать соски под тонкой тканью сорочки. Клер плотно закрыла губы и протестующе замычала. Впрочем, долго мычать не пришлось, так как почти сразу демон шикнул и ударил её по лицу наотмашь, не сдерживая силу удара.

— Заткнись и не мешай, дрянь, — проговорил демон, снова переменившись в лице и голосе: — Ох, какая сочная и нежная. Какие прелестные и маленькие розовые соски! Никогда таких прежде не видел.

Демон продолжал играть с грудью Беккер: безжалостно сминал руками, выкручивал вставшие соски и зажимал металлическими зажимами, как можно сильнее и крепче. Не жалея, а получая изощренное удовольствие от писков жертвы. Кажется, дурман, окутавший разум Светлой, начинал медленно рассеиваться. Кожа на щеке после удара продолжала неистово пылать. Любое касание Тёмного к телу Беккер приносило лишь боль. Острую, когда когти проводили борозды по выступающим рёбрам, оставляя весьма глубокие раны. Этому гаду определенно доставляло удовольствие портить столь нежную и чистую кожу своими грязными ручонками. Оставлять кровоточащие раны на груди, бёдрах и руках. И всё, что могла делать Клер, так это всхлипывать и мычать, потому что язык онемел. С треском разорвав сорочку и откинув лохмотья в сторону, демон зарычал от представшей картины.

«Боже... услышь меня. Прошу, помоги мне. Умоляю, спаси от этого унижения и боли! Это невыносимо!» — мысленно обращалась Клер к Господу, в надежде, что, быть может, он всё же услышит и придёт на помощь. Как же это было глупо и наивно. Именно в этот момент вера в Бога окончательно погасла.

Молчание. Ничего не произошло. Ничего не изменилось. Демон продолжал «вспарывать» кожу Клер своими когтями, оставляя порезы, как будто умело орудуя скальпелем, не желая оставить ни единого участка с чистой и нетронутой кожей. Всё должно быть окрашено в прекрасный алый. От вида изуродованного тела демон буквально закатывал глаза от удовольствия, тяжело дышал и стонал, облизывая языком кровоточащие раны. Он впивался губами в израненную кожу, словно хотел высосать всё до последней капли. И от боли Беккер буквально лихорадило. Она не могла кричать. Ничего не могла, как только лежать на кровати, словно пригвожденная бабочка на столе коллекционера.

«Если мне не поможет Бог, то остается обратиться за помощью к демону... Дэмиен, услышь меня и приди на мой зов. Прошу!» — отвращение и жалость к себе затопила Беккер с головой. До чего же она докатилась, если просила помочь самого дьявола, возможно, лишь тем самым усугубив своё положение. Как же это было опрометчиво и глупо!

— Наконец, можно засадить тебе, малышка, — буквально промурлыкал демон, расстегивая пряжку ремня на брюках.

— Н... не надо, — только и смогла выдавить девушка заплетающимся языком, на что мучитель лишь громко засмеялся.

Демон схватил девушку под колени и широко развел ноги в стороны, буквально глазами пожирая девственную плоть Светлой. Столько желаний, столько идей, что можно сделать с этой малышкой до того, как лишить самого главного. Долгие часы только в его распоряжении. Похотливо облизнувшись, демон потянулся вниз, чтобы лишить себя последней части белья, сдерживающей его подрагивающий от возбуждения член. В помещении послышался какой-то посторонний треск. Сильный порыв ветра со спины озадачил демона, и он выпрямился, бросив ноги своей жертвы обратно на кровать. Клер подтянула колени к груди и приняла позу «эмбриона», желая сейчас лишь одного — чтобы никто больше её не трогал.

Дэмиену понадобилось всего несколько секунд, чтобы оценить ситуацию и понять, что происходит. Немые зрители со второго этажа переполошились, закопошились и в спешке покинули зрительские места. Разбежались, как тараканы, почуяв опасность. Демон, рискнувший тронуть Его игрушку, побледнел. Вся кровь отхлынула не только от его лица, но и от члена. От возбуждения перед предстоящей игрой не осталось и следа. Глаза расширились от ужаса, а губы превратились в тонкую полоску. Мортимер отвёл равнодушный взгляд в сторону и осмотрел израненное и подрагивающее от рыданий тело Клер в изголовье кровати. На ней не осталось ни одного живого места. Люцифер сжал челюсть и сделал шаг вперед, хрустнув костяшками пальцев.

— Кажется, я вовремя, — ухмыльнулся Дэмиен, приподняв уголок губ.
© Лилит Уорнер,
книга «Дьявольский Договор: Во Тьму».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (4)
Кристина Ли
Глава 14
Ну шооо)) хух *вытерла испарину с лица* я добралась аж сюда😱 В общем меня не было в этом бренном мире часа три... да? А всё почему? Господин Дьявол и его жесть в чистом виде. Знаешь я когда начинала читать... *вангую* ...думала .... ну всё моя любимая тема - религия .... мифы... Но! Я вот ору с того, что тебе удалось создать! У тебя талант👍 Начнём с жестокости которая тут описана не как "кисейная барышня" а как жестокость. Твой конёк это детализация и она шикарна👍 Мне вот к такому только идти😉 и это... только не пиши " не льсти... глупости... я новичок ..." Давай будем честными - это добротное чтиво, хоть сюжет прост (я о том что здесь три линии всего) но МИР... это что-то шикарное... Очень тонкий стёб пороков и чрезмерной фанатичной веры))) От твоего Дэмиана я вообще обтекла вся (чё греха то таить?) Яркий и хорошо продуманный персонаж👍 жаль Клэр совсем чучуть теряется на его фоне (всё потому что в мыслях полнейшее противостояние светлого с тёмным). Некоторые сцены были даже пугающи, но мой кумир Мартин и меня мало чем испугаешь)) Более конкретно... Я бы купила печать это сто процентов! Наташе нужно подогнать вагон вкусняшек за тебя👍 Ты чудо❤
Ответить
2018-05-17 19:29:05
4
Леди Ами
Глава 14
Я аж ноготь сломала, пока читала... ой капец... я уже люблю Дэми... пусть он и демоняка, какого поискать, а чем дальше тем еще круче, я это уже поняла, но он вовремя!😂😉👍👍👍
Ответить
2018-05-17 20:42:18
4
Юлия Устинова
Глава 14
Ну просто рыцарь 👍знает, когда надо врываться😂
Ответить
2018-05-18 08:44:31
1