Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Благодарности
Глава 12
Прошлое, 3 года назад...

— Как я выгляжу, Роберт? Как я выгляжу? Волосы не торчат? Платье не слишком вульгарное? А украшения уместны? Не хотела сначала надевать это ожерелье, уж слишком громоздкое. А ногти? Не слишком длинные? Что вообще думаешь? — быстро и весело тараторила Клер, смущенно поглядывая на своего начальника.

Уже после первого вопроса Роберт не выдержал и начал безудержно смеяться над своим секретарем. Девушка уж слишком серьезно подошла к делу. Разумеется, любой бы нервничал перед первой встречей с правителем, но Беккер побила все рекорды. Выглядела сонной, хоть и тщательно пыталась скрыть тёмные круги под глазами чудодейственной косметикой. По словам девушки, она штурмовала магазины несколько дней, а затем провела четыре часа в салоне красоты. Опрятный внешний вид всегда приветствовался в высшем обществе, особенно правителем. Ухоженные и всегда чистые волосы, здоровая кожа, аккуратные ногти, правильно подобранная по размеру и стилю одежда, прямая осанка, уверенная походка и лаконичная речь. Что касалось хороших манер, то в список входили скромность, милосердие, эрудированность, умение контролировать свои слова, способность тактично, вежливо и внимательно общаться с собеседником.

Эти золотые правила, которые вели к расположению правителя, Клер знала назубок. Запомнила за несколько минут, бывало, часами репетировала перед зеркалом мимику и жесты, готовясь к столь знаменательному дню. И вот, час пробил. Момент истины. Клер была среди высшего общества песчинкой по сравнению с гордыми и величественными ангелами, но она была там, занимала своё место среди своего народа. И это, пожалуй, было самым главным. Не удивительно, что она не спала всю ночь, а сейчас забрасывала многочисленными вопросами своего начальника, уж слишком громко стучала каблуками и с трудом сдерживалась, чтобы не начать нервно кусать губы, хрустеть пальцами или грызть ногти. Было жалко портить столь красивый маникюр, на который мастер потратила полтора часа. Да и нельзя было забывать, где она и как нужно было себя вести.

— Ты прекрасна, Клер. Очаровательна и мила. Не стоит так переживать, — тихо произнес мужчина каким-то странным, но успокаивающим тоном.

Беккер, взволнованная такой искренностью своего начальника, попыталась усмирить глупую улыбку, но не сдержалась и сдавленно хихикнула, положив руку на предложенный локоть Роберта. Они шли вместе, рука об руку, улыбаясь, как два нашкодивших подростка. Приветливо здоровались с другими гостями, отпускали дамам комплименты и улыбки. Роберт был светским человеком, совершал все эти формальные действия по привычке, хотя на самом деле его воротило от всей этой расфуфыренной компании, шика и блеска. На этом балу, несмотря на его ежегодный размах и торжественность, чувствовалась фальшь. И только неопытный глупец увидит в этом каплю неравнодушия.

Роберт краем глаза посмотрел на «неопытного глупца», которого он вёл под руку. Никакой макияж не украшал так хорошо лицо Клер, как искренность в улыбке и чистота в глазах. Чуть подкрашенные ресницы сделали взгляд более выразительным, а густые длинные волосы лежали волнами на хрупких бледных плечах, так и маня, чтобы кто-нибудь коснулся их. Беккер казалась сегодня хрупким цветком в этом белоснежном ампирном платье, струящемся в пол, и золотистых босоножках. Архангел на секунду прикрыл глаза, глубоко вздохнул и выдохнул, отгоняя навязчивые мысли. Он ведь не должен смотреть на свою работницу так, как и думать в подобном контексте. Они коллеги. Быть может, друзья, но не более того. Нельзя пересекать эту границу, как бы сильно не хотелось.

— Я всё же посещу дамскую комнату, хочу быть уверенной в том, что выгляжу идеально, — виновато проговорила Клер, убрав ладонь, покоившуюся на локте босса.

Беккер, приподняв подол платья, спросила начальника, где находится помещение, завернула за нужный угол и быстро зашагала по блестящему мраморному полу, ища глазами нужную дверь. Еще один поворот, и девушка наткнулась на дамскую комнату, откуда вышли две пожилые дамы в платьях из дорогих тканей, увешанные изысканными украшениями и оставившие после себя стойкий шлейф из парфюма. Ради приличия Беккер сдержала порыв закашлять прямо в присутствии дам, поэтому кивнула головой и зашла в дамскую комнату, начав кашлять в кулак. Глаза заслезились, и защекотало в носу. Клер обмахнула руками раскрасневшееся лицо и подошла к раковине. Положение не улучшила чрезмерная белизна и яркое освещение, которое буквально ослепляло.

— Отличное начало вечера, — бубнила себе под нос Беккер, опустив руки под холодную воду.

За спиной Клер раздался низкий, чуть хрипловатый голос:

— Вы всегда разговариваете сами с собой?

Беккер подпрыгнула от неожиданности и обернулась, увидев незнакомца, облокотившегося о дверной косяк. Мужчина наклонил голову и двусмысленно провел большим пальцем по нижней губе, о чем-то раздумывая. Клер показалось, что его красные глаза пробрались прямо к ее сердцу и обожгли адским пламенем. Потребовалось всего мгновение, чтобы осознать, кто стоял перед Беккер. Демон. В белом, как полотно, смокинге. В Светлом мире. И в дамской комнате. Что могло быть еще абсурднее и невероятнее, чем эта картина? Быть может, она потеряла сознание от удушья, и теперь ей мерещилось невесть что? На данный момент это казалось единственным логичным объяснением происходящему. Девушка засмеялась крайне нервно.

— Иногда, когда очень нервничаю. И, кажется, стресс достиг своего апогея, — подвела итоги Клер, сложив руки на груди.

— Вы думаете, что вам это мерещится? — губы демона изогнулись в насмешливой улыбке.

— Разумеется. В противном случае, мы бы с вами не разговаривали здесь. По всем законам вселенной — вас здесь быть не может.

В подтверждение своих слов Клер подошла к незнакомцу, приподняла голову, чтобы видеть глаза «демона», и уверенно провела ладонями по его груди.

— Вот видите, я не чувствую вашего... — девушка запнулась, когда под пальцами ощутила жар, исходящий от кожи, и размеренно бьющееся сердце. — Не может быть, слишком реально, — задумчиво произнесла Клер, тут же больно ущипнув себя за руку.

— А вы забавная девушка, — его грязная, полная скверны улыбка выдала в нем истинного демона. Он поправил пиджак, после чего без тени сожаления добавил: — Жаль, что придется стереть нашу встречу из вашей памяти. Надеюсь, что мы еще увидимся.

Клер оступилась, неуклюже подвернув ногу, но не упала. Подхваченная крепкими руками демона, она оказалась лицом к лицу с самим дьяволом и, кажется, совершенно и безвозвратно потерялась в его глазах, затаив дыхание. Провалилась в засасывающую, бездонную воронку, так и не осознав до конца, что всё происходящее было не плодом воображения, а самой что ни на есть реальностью.

***

Настоящее...

Поиски архангела Роберта не давали ощутимых результатов. Шесть покоренных и разрушенных городов за спиной, так сильно отличавшихся от столицы Светлого мира, море пролитой крови, порабощение жалких людишек, гора трупов, зверства, насилие, пытки. Всё то, что раньше будило в Дэмиене силу древней крови и дремавшее с военного времени безликое зло, царапавшее проклятую душу изнутри своими ледяными когтями, перестало приносить прежнее удовольствие. Наслаждение. Наполнение. Упоение, когда когти вскрывали очередную черепную коробку человека, решившего оставаться верным своему правителю до конца. Какая жалость. Бог не видел интерлюдию, оттого не мог оценить жертвы, которые приносились ради его доброго имени. Все эти слёзы, сопли, мольбы, вопли о помощи доводили до исступления Мортимера. Большую часть грязной работенки он поручал низшим демонам забавы ради, но и сам был не прочь поучаствовать в казни и замарать руки. Ведь так приятно иметь силу, способную решать, кому жить, а кому умереть. Выступать в роли палача — особое удовольствие, от которого каждый мускул в теле вибрировал. Подобная власть опьяняла. Придумывать еще более изощренные пытки и доводить людей до безумства. Вот, где была сокрыта настоящая нега.

Штурм города на Юге под названием «Салим» произошел спустя месяц после падения стены. Было глупо надеяться, что до отдаленного городка, больше походившего на деревню в горах, Тёмные не доберутся. Настала их очередь. Тактика оставалась неизменной: ворваться, взять силой, никого не жалеть, сжигать дома, грабить, насиловать женщин и убивать мужчин после двадцати пяти. Людей, что были согласны преклонить колено и принять нового правителя, забирали в рабство, а тех, кто отказывался — убивали. Желательно более изощренно и мучительно долго. Дэмиен был благосклонен настолько, насколько позволяла его черная, истекающая ядом, душа. Выкурив очередную сигарету, Мортимер бросил на землю окурок, придавив его толстой подошвой сапог. Расправив полы пальто, демон провел ладонью в кожаной перчатке по встрепанным от ветра волосам. Луна была единственным безмолвным свидетелем происходящего в эту ночь. Её свет придавал небывалую силу Тёмным. Светлых же истощало серебряное сияние, что было Мортимеру только на руку.

Происходящее вокруг радовало глаз. Некогда отдаленный красивый и благоухающий райский уголок превратился в горстку пепла и развалины. Руины прежней счастливой и полноценной жизни, где люди жили, наполняли свою жизнь смыслом в виде работы, семей, редких развлечений, садоводства. Они украшали свои дома, придавая уют. Создавали домашний очаг, за который держались стальной хваткой. Заводили отношения. Мило общались с соседями. Ходили на работу, как на праздник. Трудяги, частенько пропадающие на полях или в садах, где выращивали фрукты и овощи, выводили новые сорта и безмерно гордились своими успехами. Столица «по достоинству» оценила вклад, внесенный в общество этими «недофермерами». Без сомнений. Райский уголок отказывался впускать на свой порог современный мир и технологии, предпочитая застрять в прошлом.

Что за блядство? Дэмиен скривился и раздраженно сплюнул, как бы выражая тем самым своё пренебрежение к этим идиотам, чтившим свои божественные территории. Как Мортимер еще не стер с лица земли эту дыру под названием «Салим». Прям гребаный катарсис. Засунув руки в карманы штанов, демон двинулся вдоль главной улицы, изучая последствия нанесенного ущерба городу и разрушений. Большая часть домов полыхала в адском пламени, крики не смолкали на протяжении нескольких часов, что означало - низшие демоны неплохо справлялись с заданием. Мортимер замер, когда перед ним из серого облака дыма вышел один из ищеек. Неужели...

— Мы нашли его. Вместе с женой. Прятался в доме на окраине города. Ребята уже неплохо над ним поработали. Архангел архангелом, но иногда количество куда важнее качества, — отрапортовал ищейка и ни один мускул не дрогнул на его лице.

Губы Дэмиена расползлись в хищном оскале, что обычно появлялся на его лице, когда он затевал очередную незабываемую игру. Кушать подано. Оставалось лишь разбудить долго дремавшего зверя внутри.

***

— Роберт.

— Люцифер.

Послышался пренебрежительный смешок.

— Я предпочитаю имя Дэмиен, если ты не против, — ехидно произнёс Мортимер с напускной вежливостью, открыто издеваясь и насмехаясь.

Голос Люцифера скрипел, словно ржавый гвоздь, карябающий стекло снаружи дома. Именно такие ассоциации возникли у архангела. Мортимер был крайне тяжелым типом собеседника. Казалось, что он говорил открыто, обескураживая своей прямотой, двусмысленно, а на самом деле ни одно слово не было сказано просто так. У него есть сотни трудно сплетенных между собой сценариев в рукаве, которыми он пользовался крайне искусно. И никто не знал, какая роль была прописана очередной марионетке в его игре, и какой финал ее ожидал. Эти психологические игры доводили до слёз, отчаяния, истерики. Ложечкой выскабливали мозг, изувечивали до неузнаваемости психику, выпотрашивали все внутренности. Это было гораздо, гораздо хуже физических пыток. Если внешнюю оболочку можно было залатать, то внутреннее состояние «живого мертвеца» не поддавалось никакому лечению. И Дэмиен прекрасно знал об этом.

— Не будем тратить время на прелюдии. Ты знаешь, почему я пришел.

Слишком резкая перемена в настроении. Тон голоса стал ниже, глаза потемнели. Мортимер бросил короткий взгляд на избитого и покалеченного Роберта, привязанного к стулу, продолжив изучать комнату для гостей, где и происходило раннее избиение, «детские пытки» и выбивание правды. Кто бы сомневался. Не так легко было заставить говорить архангела, помешанного на службе Богу. Даже под угрозой смерти он не выдавит и слова, как-либо подвергающего опасности своего правителя. Один из низших демонов проявил смекалку и смочил веревки «лунной водой», которая значительно истощала силы Светлого. Умно. Однако теперь уже не понадобятся все эти уловки для удержания архангела. Одного взгляда Люцифера было бы достаточно, чтобы заставить Светлого сожалеть о любом неверном движении или слове.

— Ты же знаешь, что я ничего тебе не скажу. От меня ты не получишь никакой информации, уж лучше убей сразу, — злобно прошипел Роберт, сплюнув кровь, накопившуюся во рту.

— Было бы слишком просто, тебе так не кажется?

Дэмиен с жутким скрипом отодвинул стул в сторону, уселся и закинул ноги на обеденный стол. Роберт сжал челюсти, и на его щеках заходили жевалки. Любые действия этого монстра заставляли архангела буквально трястись от ярости. Даже тот факт, что они дышали одним воздухом, доводил до горячки. Демон осквернял их дом одним своим присутствием. И этого было достаточно, чтобы захотеть свернуть шею врагу и стереть эту наглую улыбку с его лица раз и навсегда. И плевать, что этого самодовольного ублюдка был способен убить только Бог. На каждый яд находился свой антидот.

— Я подписал мирный договор с одним единственным условием. Подарил вам столетия процветания и мирного сосуществования без войн только с одним условием. Одним. Гребаным. Условием. Жизнь Бога взамен на мою печать. Срок истек. Не мне ли тебе говорить об этом, —Люцифер говорил слишком равнодушно, хотя кровь в венах начинала потихоньку закипать, а пальцы против воли сжиматься и разжиматься. — Мне казалось, что вы ещё те бюрократы.

Роберт отвел взгляд в сторону, ощущая, как воздух в помещении начинал электризоваться и потрескивать. Люцифер был явно недоволен таким «обманом», не собирался с этим мириться. А напротив — заставить всех пожалеть за содеянное. Расплатиться собственной кровью за то, что посмели оставить его в дураках. Это обезумивало. Лишало самоконтроля, когда дело доходило до мести. Нестерпимой и жгучей.

— Он осознал... что не готов сдаться. У него еще есть время. Пусть немного, но есть. Это затишье перед бурей, Люцифер, затишье перед твоей скорой погибелью, — голос архангела приобрел небывалую уверенность. Глаза наполнились надеждой. — Тебе ведь тоже немного осталось, — окончательно осмелев, сказал Роберт, усмехнувшись.

Архангел был уверен, что своими словами хоть немного, но задел демона. Какие-то струны в его душе. Если те вообще существовали. Однако Светлый никак не ожидал подобной реакции. Дэмиен засмеялся так громко и неуместно, что отзвуки этого дьявольского смеха наверняка долетели до соседнего дома. Роберт с непониманием смотрел на демона, поджав губы.

— Я смотрю, у вас всех отличное чувство юмора, — хохотнул демон, после чего принял серьезное выражение лица. — Да, ты прав, мне осталось не так уж много, но вот время Бога на исходе. И я достану его из-под земли, переполошу весь мир, но достану, потому что его жалкая жизнь по праву договора принадлежит мне. И только мне.

Дэмиен поднялся со стула и подошел к Роберту, наклонившись и поставив ладони на подлокотники. Как же чертовски сложно было сдерживать зверя внутри. Он жаждал возмездия. Крови. Мортимер тряхнул головой, подавляя желание. Убить или не убить. Убить. Или... не убить? Оно назойливо стучало в голове, царапая изнутри. Дэмиен заглянул в глаза Роберту, сжав пальцами подлокотники. Ногти потемнели, вытянулись и приобрели заостренную форму.

— Мне надоело с тобой болтать, пора приступить к маленькой, но жутко интересной игре, — тяжело дыша, произнес Люцифер, силой мысли заставив ногти вернуться в привычную форму. — Приведите сюда его жену, — приказал демон одному из своих ищеек.

— Что? Нет, она здесь не причем! Это только между мной и тобой. Не нужно ее в это втягивать! — Роберт начал кричать и вырываться, от отчаяния выкрикнув: — Она ведь беременна!

— Меня это должно остановить? Никогда не трахал беременных. Будет, что вспомнить, — язвительно проговорил Мортимер, убрав руки с подлокотников и выпрямившись в полный рост.

Буквально через минуту ищейка приволок жену архангела, крепко удерживая ту за локоть. Человеческая женщина. Совершенно ничем не примечательная. Пресная и обыденная что ли. Тусклые каштановые волосы, невыразительные серые и заплаканные глаза, опухшее от слез круглое лицо с веснушками. Курносый нос, тонкие потрескавшиеся губы. Маленькая грудь. Необъятный уродливый живот, из-за которого вся фигура в целом казалась непривлекательной. Дэмиен приподнял бровь.

— Ты выбрал эту замухрышку, когда перед носом мелькала такая строптивая сучка? — с долей иронии уточнил демон, заметив краем глаза как Роберт дернулся и напрягся после его слов. — Дорогая, подойди сюда, — протянул ладонь Мортимер, жестом приглашая подойти жену архангела к нему.

Женщина долго смотрела на предложенную ладонь, не переставая поглаживать округлившийся живот и вопросительно, с долей страха и мольбы поглядывать на мужа.
© Лилит Уорнер,
книга «Дьявольский Договор: Во Тьму».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Леди Ами
Глава 12
Интересно, какие же отношения будут у Клер с Дэми?😉😏😏😏 сокращенно мне нравится больше чем Дэмиен или Люци😂
Ответить
2018-05-17 17:31:50
2
Алиса Халитова
Глава 12
Ох, даже представить не могу как трудно Клер сдерживаться при таком парнишке
Ответить
2019-03-10 21:23:27
1