Леонид Жмурко
@Leonid_Zhmurko
автор 13 изданных сборников стихотворений(разместил в МОИ КНИГИ)
Стихи
Подумаешь Иосиф
«Но пока мне рот не забили глиной, из него раздаваться будет лишь благодарность». И. Бродский ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Подумаешь Иосиф, не святой ведь, чтоб граффити работу штукатура попортили. Таких бы гнать метлою, как Бродского из сов. литературы. И ничего, что угол не заделан, зато портрет извёсткою замазан... Дурак, завхоз, который это сделал, против того, кто Музою помазан. Его клеймили, пачкали, марали и не такие ухари и хваты, когда несоблюденье сов. морали вменяли недоучки-горлохваты. Сменилась власть, и флаги, и устои, казалось бы: виват Иосиф Бродский! Но те же в кабинетах из соц. строя, и так же ненавидят его скотски. И так и просится из под извёстки: «Пока мне не забила рот бездарность...» Стихов и слов набат предельно хлёсткий: «За граффити потомкам благодарность». . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020 . жаль не входит коллаж, ссылочку на источник в личку только могу скинуть, здесь её блокируют
7
1
105
Алгебра
Всё начинается «с мам, я сама»... Дочка домой к десяти не явилась. Мама не спит. Мама сходит с ума, мама звонила и не дозвонилась к ней, на подружек её номера... Мама глотает от сердца таблетки, глаз, не смыкая совсем до утра. Дочь возвратится, соврав, что у Светки делали алгебру, что телефон сломан... Но выдадут губы и очи: «Нокиа», Светка совсем ни причём к этой сердечно-таблеточной ночи. Дочь безмятежно поест и уснёт. Мама украдкой на кухне поплачет, зная, что дочка про алгебру врёт, помня, что губы припухшие значат. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
4
0
118
Тримай мене
(По мотивам есе Русани LaLoba https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1846426932323262&set=gm.2503931113190838&type=3&theater&ifg=1) ~ Коли у цьому світі я зневірюсь й замкнусь в собі, піду на саме дно душі, та від усіх у ній закриюсь, тримай мене за руки все одно. Будь поруч мене. Я тебе благаю! Кричатиму образливо, але не відпускай, бо іншої немаю людини, що утримає мене, у час важкий занурення у прірву себе... В мені засохло джерело життєвих сил, та втратила я Віру. Тримай мене усім пліткам на зло! Пручатимусь, волатиму: дай волю! кусатиму тебе як дикий звір, тримай мене, не піддавайся болю, що хочу я на волю, в те не вір! Тримай мене, колиш, немов дитину, що заблукала в темряві жахіть, та притискай щосили як єдину, не відпускай від себе ні на мить. Колиш та слухай як руйную мури страхів та зрад, наклепів і образ, як віддаю себе я на тортури дитячих травм, думок страшних... Гаразд? Колиш та слухай, наче спів сирени, я помираю в тебе на руках, все тихше пульс, та холодіють вени, кров запеклась на зранених вустах... Тримай мене! Лиш витримай, благаю! та доведи, що любить світ мене, так, через тебе. Не святий, я знаю, та в час коли знесилення прийде й лежатиму тихенько я на мохах померлих мрій, й образ – не відпускай! Бо заблукаю знову на дорогах які ведуть у пекло, а не в рай... Так, вмерлих мрій про крила, про кохання, домівку, прийняття, й тепло долонь. Тримай мене, бо в світі ти остання людина, що несе в собі вогонь одній мені, народженій для тебе, ти дочекавсь допоки йшла в пітьмі. До скону буду вдячна я за небо, що був зі мною там, на самім дні... Ти винеси мене із темнолісся душі на світло місяця та зір, з грудей твоїх нехай лунає пісня, яку виводить переможець звір. Зціли мене цілунками, сльозами, я вічно пам’ятатиму того, хто вимолив і серцем і вустами, хто чашу болю розділив мого. Я пробуджусь і вирину із пастки страхів та підсвідомості... Прийми! Цілуй та песть, кохай, та вір, будь ласка, тримай що сил, собою обійми́. . Леонiд Жмурко, 2020
5
0
108
Кохання починається з...
(По есе з інету) Скажи у вічі. Так, на прямоту прості слова: «Я хочу до нестями тебе!», а не «бла-бла», словесну гру. Не вірю у кохання манівцями. Не вірю я у перший погляд теж! Що чимось зачепила?.. З цим я згідна. Але, але... Це не кохання все ж – закоханість, можливо, своєрідна. Тілесний голод?.. Не кохання, ні! Та смс або дзвінка чекання, ще не любов, і не доводь мені. Це не кохання ще! Це не кохання! Кохання починається з торкань, із дотиків, із відчуттів тактильних, із подихів із вуст в вуста, мовчань без зайвих слів, із поглядів всесильних: коли замало Всесвіту свого, коли обох як струмом пробиває від співпадання хвиль твоїх/його. Тоді кохання в душах пребуває. . Леонiд Жмурко збiрка ЛIРИКА З ПРИСМАКОМ ПОРОХУ, 2016-2020
5
0
199
Пронеси
«Пронеси», – просила незачатия, не хотела быть пелёнок пленницей. Истово молилась, без понятия – Бог исполнит просьбу, не поленится. Всё как в требе: и коса, и талия, прослыла в кругах своих красавицей, под ноги Мальдивы и Анталия, всё, что красотою пышной славится. Под ноги красивые, богатые парни и мужи. Ей всё хохочется. Холостые и порой женатые... Только по ночам ей мамкой хочется стать во снах тревожно-неприкаянных, на́ утро подумает: «Успеется,– о молитвах позабыв отчаянных. – Сон лишь блажь забудется-развеется. Час придёт и шире станет платьице пояском кокетливо подвязано. Для себя б пожить, вишь время катится, никому ничем я не обязана»... Пронесло... И пронеслось веселие, отцвела и стала неприметною, накатило горькое похмелие, всё милее мамочки ей с детками. Ночью плача просит Бога: «Господи! Мя, услышь, была дурёхой-девою, я тебе взамен богатств дам россыпи, что тебе угодно то и сделаю»... Но таких у Боженьки немеряно – пронесённых, покаянно-праведных, молящих о милости растерянно. Только Он не нарушает правила. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
4
0
109
86.400
(86.400 – количество секунд в сутках) «Между небом и землёй» Марк Леви ~ Представь: в ноль-ноль-одну тебе дают большую сумму денег – трать свободно на безделушки, пищу, на уют, другим дари... Трать, как душе угодно. Условие – подводит ночь итог, и отбирают то, что не потратишь (а ведь помочь кому-то этим мог, знакомым или тем, кого не знаешь)... Растерян ты?.. К чему весь разговор? «Никто не даст ни тысяч, даже цента». Но выдают... Не понял до сих пор? Секунды выдают нам беспроцентно. И как истратить их тебе решать, они ценней всей мировой валюты, однажды может попросту не стать такой необходимой всем минуты... Кредит закроют... Трать же не жалей на разговоры, смайлы, на покупки, на незнакомцев трать, и на друзей, на чувства, на любимых, на поступки... Пусть лучше скажут: «Выбран весь лимит и ни секунды лишней не осталось». Чем горевать: «А мог ведь подарить...», испытывая запоздало жалость. . Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ,2019
3
0
71
Ультра-фиолетово
А солнцу так смешливо и проспектово, и свет и тени чересчур загущены, на мненья наши – ультра-фиолетово, и с озорством оболтуса растущего оно пускает «зайчики» оконные в глаза прохожих и автолюбителей, пожалуй, что довольны им влюблённые и не считают «заек» за вредителей. Но солнцу, вобщем, ультра-фиолетово, довольны или нет, ему июлево, воздушно-невесомо, рыже-летово, подглядывает в окон царство тюлево высвечивая скрипку с тощим мальчиком; моток и спицы; часики стоящие; и девочку, что «заек» ловит пальчиком, она то знает – «зайки» настоящие... Но солнцу всё до лампочек зажёгшихся, оно устало за день и умаялось, с крыл валится, как мотылёк ожёгшийся на облако, что как ладонь подставилось. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
8
0
85
Вона не боїться...
(По есе з інету) ~~~ Вона не боїться ні зморшок, не знати чогось в цьому світі, чи перепитати. Вона не боїться тонути щоночі у снах чи безсонні; що викажуть очі думки або мрії, їй байдуже навіть що кажуть про неї. Її не цікавить. О ні, не байдужа до світу та себе, досвідчена стала, та знає що треба для серця й душі. Не боїться поїсти, не так щось зробити, чи стати, чи сісти... Навчилася бути з собою – собою, невпевненості викидати сувої. Не встигнути теж і не відповідати – вона не боїться... Їй є що сказати. Промовчати також уміння набула, й забути про тих, хто про неї забули. Та спати із тим, з ким ніяк не заснути, і стати такою, що й годі забути – вона не боїться. Та робить, що хоче, про що серце просить уголос й шепоче... Вона почала не здаватись, а бути, та стала такою, що й годі забути. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020 г.
7
1
133
ИВЛ небу
Небо опять задыхается городом: чадные выхлопы, выдохи, выбросы, насквозь прострелено, в клочья изорвано, взявшим в полон человеческим вирусом. Ангелы наспех латают ранения, и с ИВЛ тянут маску с озоновым... Только напрасны старанья и рвения, небо не хочет страданий по-новому... Срок карантинный не скоро закончится. Ангел Верховный весь взмок, так старается. Небу не так, чтоб совсем жить не хочется, но по себе по былому икается: чистому, синему, с ливнями, с грозами, и не затянутым в смокинги смоговы... Дым? Да, над избами – белый с узорами, и над свечой пред иконою Боговой. Небо больно кислородовым голодом, бредит о мире, где нет человека и: выбросов, выхлопов, смога над городом... Ангел утёрся: «Задёргало веками». . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
9
2
166
Закутаюсь в дожди
Закутаюсь в дожди и отрешусь от мира, под мерный каплепад, как Принц Экзюпери, и стану октября частицею эфира, как пар из уст, как свет, что дарят фонари. И звёзды разгляжу в октябрьской занавесе. И жёлтая луна, как облетевший лист приблизится, и мир, огромный мир, но тесный, уткнётся в грудь мою доверчиво, как Лис. . Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ, 2020
8
0
107
Яблоня
(по одноимённому рассказу http://stihi.ru/2013/07/21/8668 Ирины Лазаренко) ~ Он улыбался: «Сам стал, как кора, как ветви вены, пальцы узловаты. Ей не скажу, что мне пришла пора, пускай цветёт и дальше возле хаты». Ушёл Старик, а Яблоня ждала... Состарились почти одновременно. Ах, если б знала, где искать – нашла б, его на белом свете непременно! Не верила, что мог её забыть. Просила Ветер подсказать дорогу... Ответил: «Не дойти и не доплыть». Ветр не развеял яблони тревогу. Тянула ветви к Солнцу: «Расскажи!». Но Солнце только тускло улыбалось, разбрасывая зной и миражи: «Туда дорог для смертных не осталось»... И лишь Зима прошамкала, что Смерть его взяла, и кутала снегами, рассказывала сказку ей про Дверь, открытую для тех, кто стали снами. «Но кто она и, как её найти? Скажи Зима, тебе плодов за это не пожалею, подскажи пути, я спрашивала Ветер, Солнце, Лето»... «Спи, Яблоня, а то и впрямь найдёт». Её отчаясь вьюгами пугала, мол, Смерть её навеки заберёт. Над Яблоней глумилась и ломала... Но Смерть не шла. Зима сошла на нет, – отхохотала вьюгами, пропала, а Яблоня, как в пору прошлых лет, вся зацвела, чтоб... Смерть её узнала. Но та бродила где-то по земле, не замечая чудо-превращенье, что отозвались ветки по весне полуживые яростным цветеньем... Осенний ветер листья обрывал, о землю кулачки плодов стучали, как в Дверь, что ей никто не открывал, но в день дождливый меж корней в провале увидела себя и Старика, и створки перед ними распахнулись, срослись их руки-ветви на века и головы цветущих трав коснулись... . рисунок-коллаж Ирины Лазаренко . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
5
0
119
Минское Ghetto
Минское Ghetto Пятнадцать минут перед фильмом ~ ... военное минское лето, всего три недели война, евреи все согнаны в гетто, им выпала доля сполна хлебнуть... Кой хлебнуть?.. Захлебнуться! – кто кровью, кто болью утрат, с работы домой не вернуться... И не защитит Юденрат*. Погромы, расстрелы, малины**, звезда на груди, пропасть глаз; детей забирали в машины***, врубая губительный газ... Сто тысяч – вселенская малость, погубленных душ... Ерунда... В живых половина оста́лась, в них въелась навеки беда: вкричалась, встучалась, вселилась, по жилам, глазам растеклась, детьми душегубок втравилась, расстрельным огнём запеклась!.. До рвоты, до цыпок на коже сюжет киноленты потряс... Наш род не еврейский, но всё же я вышел, покинув сеанс. Пятнадцать минут перед фильмом, журнала, потом де Фюнес, смешить будет в сценках умильно... Утерян к нему интерес... Бесилось июньское лето, кольнуло в глазах до слезы. Как мальчик из минского гетто я замер от залпа... Грозы. . Юденрат* – в годы ВМВ административный орган еврейского самоуправления в гетто; малины** – вырытые погреба и ямы, где люди укрывались при опасностях... (иврит. «мелуна», обозначает «пристанище»; … в машины*** – душегубки на колёсах. . Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ, 2019
5
0
118
... Элиза – рубаху плела
Крапивными стеблями руки сжигая, безмолвно рубашки плетёт и плетёт с надеждою, что лебединая стая её от сожженья, за верность, спасёт... Ах, преданность, верность... Костёр разводили, чтоб «ведьму»-молчунью на площади сжечь, и люди проклятья, как бесы, вопили, желая услышать из уст её речь. Она всё плела, обещанию веря, что братьев от чар сможет этим спасти, безмолвно молилась – заклинило б двери, хватило б крапивы рубахи сплести. «Заря, погоди, мне осталось немного – двенадцать сплела, и осталось одну. Ведь знаешь, что я неповинна пред Богом», Бросалась, в отчае безмолвном, к окну... «Король, погоди! То костёр багрянится» – глядела с любовью в глаза и плела. Шептали ей в спину – гляди, не боится... А лебеди плы́ли, расправив крыла. И люди, что только что скотски ревели: «Колдунья! Изжечь, чтобы не извела!..» на стаю лебяжью с восторгом смотрели, и только Элиза рубаху плела. . Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015
7
0
168
СТРИЖИ
Короткий миг, мгновенье, взмах ресничий... А сколько в нём событий и смертей! Что рассказать о перелёте птичьем каких-нибудь летящих к нам стрижей? ...там – пирамиды слушают Сахары напевы, вой и ветер тишины, и слёзы звёзд пред ликом высыхают прижавшейся к окну небес Луны... Стрижи на север с юга улетают, на родину, чтоб вывести птенцов; Ложится дождь огня и рваной стали на головы живых и мертвецов. А там где снег с весною уживался, и ждал стрижей покинутый обрыв, ребячий взгляд в отцовский взгляд вжимался, тот стекленел, навек в глазах застыв... Пока стрижи отмеривают вёрсты, чтоб возвратится снова по весне, страна грызёт войны сухарик чёрствый. Но что стрижам известно о войне?.. Что дома нет? – сметён огнём из «Смерчей», что обживать другой реки обрыв? Что не постичь им сути человечьей, как снёсший берег правый чёрный взрыв? Что смерти рёв со «Смерча» рёвом спелся?.. Летят стрижи под стали суховей к обрыву, что на части разлетелся... Что с неразумных спросится стрижей? . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
5
2
137
Запоминаю
Апрель пронзительней, острей, пространство пробует наощупь кольчугой новою ветвей и наконечниками рощи. Драконьи зубы – мурава сквозь слой отживший прорастает... И в сердце просятся слова, что для стихов так не хватает, и в душу просятся, как вдох, и вязнут, как смола на дёснах. Они теряются, как вздох в янтарно-медных стройных соснах. Мне не хватает, люди, слов – так многого не понимаю... Напамять, как катрен стихов, я этот миг запоминаю. . Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
7
0
134
Друг Иуды
У Иуды друзья были безупречны. Поль Валери ~ Как во сне недосмотренном бесконечно лечу, как листочек оторванный, мотыльком на свечу чьей-то радости сбывшейся, чьих-то сбывшихся грёз, чьих-то глаз недоснившихся до обиды и слёз. Я лечу, неприкаянный, мимо старых ракит... Кем-то трижды охаянный, кем-то трижды забыт. Тонко тянется трещина- горизонт по стеклу, где-то милая женщина тянет руки к теплу своего одиночества, своей памяти, лет... Ах, как жаль эту женщину, разве кто-то согрет может быть одиночеством в комнатушке пустой... Колоколенка плачется тихой песней простой... Сердце полнится тайною непорочных ночей; Свет над тайной вечерею и объятья друзей... Боль пронзает запястья мне и ступни бо́сых ног, Мне бы просто участия, но никто не помог... Я лечу над Вселенною, между звёзд, между строк, как искра за мгновения проживая весь срок всех живущих и будущих... Кто родится опять... Скатерть, свечи, одиннадцать... Где же я? Я – распят. . Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ. 2018
11
0
177
Смешались – тени, запахи, тона...
Смешались – тени, запахи, тона... цветов и света, слившись безраздельно. Сгустилась тьма и канула стена, простор жилья, расширив беспредельно. И заоконье хлынуло в проём, дом, затопив безудержным теченьем. И в том потопе плыли мы вдвоём, манимые пленительным свеченьем. Нет... не Луны, но звёздочки в выси, (безлунна ночь и от того уныла). Лишь птица робко пела: – ...Иже си, слова молитвы... Я, её забыла. Качалось небо ветром и сосной, меж рам оконных бабочка мечтала. А я плыла, и где-то надо мной, Душа Луны, как пёрышко, летала. . Леонид Жмурко сборник НЕБЕСНЫЙ СТРАННИК, 2013
9
0
117
Ти чуєш?..
Так хочеться щоб ти щаслива була, шепочу я торкаючись волосся. Щоб пам’ятала... Ні, щоб не забула ні мрій, ні митті, щоб усе збулося що забажаєш серденьком. Ти чуєш?.. Тремтливий дотик подиху у груди – ти замість «так» поквапливо цілуєш, у темряві відшукуючи губи. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
11
2
196
Теряются люди
Теряются люди не только в пространстве. Искусу поддавшись: в наркотиках, в пьянстве, в отчаянье, боли, во лжи беспросветной, и даже в любви, если та безответна. Теряются в книгах, сбежав от реала, как в море кораблик сорвавшись с причала, захлопнувши души – в себе; и в инете... Теряются люди на нашей планете! Их нет в новостях, не пополнены сводки, но их узнаёшь по глазам, по походке, безликим, обиженным жестам и лицам,– подобны по клеткам рассаженным птицам... Им ни GPS, ни ГЛОНАС не поможет найтись, отыскаться. Улыбка, быть может, случайных прохожих и чашечка чая, звонок, SMS-ка с: «Я очень скучаю». И лучик улыбки, как лучик надежды согреет теплее, чем ворох одежды, дав веру, что их и таких кто-то любит... Прошу: улыбайтесь, почаще им, люди. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
10
0
193
Мало ль...
~~~~~~~~~ Скомкана тень, световые расплывы, скомкана речь и минуты прощанья. «Ну, мне пора»,– произнёс торопливо, вместо «прощай» сорвалось «до свиданья». И улыбнулся в душе: «До какого?», парусник ветер подхватит, и в море бросит играя. «Да, что тут такого? Мало ль кому обещал златы горы»... Мало ль таких он бросал на причалах запах вдыхая и в губы целуя? Мало ль чего, что дурёха встречала с тайной надеждой, не встретив, тоскуя, в тайне молясь: «Пусть вода не погубит». Мало ль чего... Забывал он в Марселе с очередной, ту, которая любит, ночь, проводя с потаскухой в веселье. Штурман отличный, но ветреный малый, парень «что надо», к тому же везунчик. Но всё кончается... В рейс на Кейптаун выпал единственный, может быть, случай на миллион. Сбился вахтенный, может?.. Но налетели всей грудью на рифы, и дело дрянь, здесь ни Бог не поможет, ни амулеты родимой Коринфы. Чайки ль? Сирены?.. Над рифами рея чуют поживу, горланя печально... Вспомнил ни мать, от воды цепенея, ту, что оставил, соврав, на причале. Взгляд, но не имя (не спрашивал даже). Мало ль разбитых сердец, обещаний, что непременно вернётся однажды?.. Но лишь одной он сказал «до свиданья». . Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ, 2020
12
1
80
Несознательный чел
Не читаю газет, не смотрю новостей, много лет «Панасоник» пылится (позабыл как включать), а зачем? Чтоб властей смаковать ожиревшие лица? Чтобы слушать о бойне, убийствах и лжи, наркоманах, преступниках, ворах... Разве нет в этом мире иного, скажи, чтоб вести не о них разговоры? Тридцать суток на месяц! И так целый год, изгаляются СМИ и пугают, превращая людей в одичалый народ; о потопах вселенских вещают... Упрекаешь, что я несознательный чел, равнодушный к событиям в мире, что останусь однажды совсем не удел, вот сказали ж сегодня в эфире... Улыбаюсь: «Сказали? Ты веришь всему? посмотри не ТВ, а в окошко, всё так плохо за ним? Доверяйся уму своему и рассудку, немножко». Отключи телевизор и выбрось газет целый ворох, пойди, прогуляйся. Посмотри на весну. Или времени нет? Незнакомцам в ответ улыбайся... Несознательный чел? Я кропаю стишки? Мне не стыдно нисколько, кропаю. В истерии всех СМИ оставляя стежки – оглянитесь, ведь жизнь не такая! В ней весенний разгул, щебетание птиц, в ней листва пробивается к свету... Но молчит о весне "колоннада" страниц, пандемию смакуя при этом. Заливается смехом вокруг детвора. Но не пишут газеты про это!.. Отключайся от СМИ. Повзрослей, друг. Пора. И читай ты побольше поэтов. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
13
0
144
Подумаешь птицы
Грачи прилетели, расселись по веткам и тынам, добавилось гама и самой печальной из красок. Подумаешь птицы, но как подмалёвок пустынный, вдруг ожил унылый пейзаж. Как же прав был Саврасов... Грачи прилетели, не красок, надежду добавив, что скоро и серость небес, и сугробы растают. Не их то вина, что почти по вороньему славят весну и ручьи; и цветы, что сквозь снег прорастают. Грачи прилетели, и лица людей потеплели. Подумаешь птицы. Но что-то вокруг изменилось: улыбок добавилось, смеха... Грачи прилетели! А прежде казалось: зима на века поселилась. Галдят и латают в макушках деревьев гнездовья. «Подумаешь, важность, – сорвётся из губ пустомели, – шумят, как вороны». А кто-то в возне богословье расслышит и скажет: «Дождался, грачи прилетели». . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
11
0
137
Валаам
Остров Валаам, в 1952-1984 годах – место одного из самых бесчеловечных экспериментов по форми-рованию крупнейшей человеческой «фабрики». Сюда, чтобы не портили городской ландшафт, ссылали инвалидов – самых разных, от безногих и безруких, до олигофренов и туберкулёзников. Брали тех, у кого не было родственников, кто не хотел нагружать своих родственников заботой о себе или от кого эти родственники из-за увечья отказались. Те, которые жили в семьях, боялись показаться на улице без сопровождения родствен-ников, чтобы их не забрали. Считалось, что инвалиды портят вид советских городов. ...Их собирали за одну ночь со всего города специальными нарядами милиции и госбезопас-ности, отвозили на железнодорожные станции, грузили в теплушки типа ЗК и отправляли в эти самые «дома-интернаты». У них отбирали паспорта и солдатские книжки – фактически их переводили в статус ЗК. Да и сами интернаты были в ведомстве МВД. Суть этих интернатов была в том, чтоб тихо-ша спровадить инвалидов на тот свет как можно быстрее. Даже то скудное содержание, которое выделялось инвалидам, разворовывалось практически полностью. `~`~` Города умещали: крестьян и рабочих, школяров и студентов; Калек, среди прочих. А куда их? По ним прокатилась война, заслужили почёт от страны, ордена. Ведь: «Никто не забыт и ничто не забыто». Кровью алой земля и победа омыта. Воспевали плакаты их подвиг в боях... Но ни слова, нигде не было в новостях о бесхозных и брошенных, всеми забытых ветеранах-бродягах... Что издан Указ – отловить и свезти всех в вагонах закрытых, чтоб не портили вид, и подальше от глаз иностранцев и граждан... Подальше, подальше. И страна утопала в плакатах и фальши. А калек, как ЗК, заключал Валаам осквернённый, но верный своим куполам. Став пристанищем, домом, могилою, зоной из которой вовеки уже не сбежать. Кто-то мыслил – державно, а значит – резонно: «Лучше голодом выморить, чем содержать...». И они проходили опять круги ада, как в боях под Москвой, как в снегах Ленинграда... В благодарность спасённой от смерти страны – «лепрозорий» героям великой войны. Угасали безропотно, без похоронок, без крестов на могилах, без крашеных звёзд, без салютов болезненных для перепонок, без толпы провожающих, равно без слёз. Закопали без имени. Дело закрыто. А газетки по-прежнему ложью пестрят: новостройки, свершенья. И рьяно твердят – «Что никто не забыт и ничто не забыто». / Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ,2020
9
0
135
Сумятица
Застрял как лепесточек в волосах, запутался в словах и чувствах «в клочья», и в прежде серых, – пепельных глазах (как раньше цвет не разглядел?), а впрочем, я многое в тебе не разглядел... Наш разговор бессвязен и невнятен, как дождевых просыпавшихся стрел вкрапления в сумятицу из пятен плащей, зонтов, асфальта и домов, и солнечного брызнувшего света... Был с толку сбит букетиком цветов я сон-травы сиреневого цвета. Любимый цвет, любимые цветы, вслух произнёс, в ответ, кивнув, смолчала. И вспомнил я в отчаянье, что ты, сама себе цветов не покупала. . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020
9
2
77
Пустяковый стих
~~~~~~~~~~~~~~ Днём вёдро по прогнозу. Как сказать... Соврал прогноз, вот-вот гроза вопьётся в вишнёвый сад и будет целовать; мгновение и молния сорвётся... Застрял весенний пустяковый стих, как солнце в лепестках ветвей цветущих, и кроткий выдох ветра замер, стих; цветенья дух насыщенней и гуще поплыл пьяня... Такие пустяки. Но от чего так слёзно, гулко, звонко, как в доме позаброшенном – внутри, и хочется поплакать, как ребёнку? Не от того ль, что солнца карамель растаяла?.. И повторилось снова: далёкий гром, как басовитый шмель, задев, пропал в листве болиголова. . Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ, 2020
9
0
165
Иное измерение
Волнуешься: «А, что у нас со временем?». Не торопись, дела все подождут, живём сейчас в ином мы измерении: воскресный полдень, осень, листья жгут. Размыты краски, звуки и течения воздушных масс, тумана и речей. Да времени... С избытком! Для прочтения любимых строк, касаний губ, очей твоих. Моих... Взаимотолкования примет и снов, каких-то пустяков... Лишь краток миг взаимоцелования, объятий нежных, подходящих слов, чтоб рассказать, как дороги мгновения, когда транжирим жизнь, не торопясь, мы на себя без всякого зазрения, любуясь тем, как дым летит, клубясь, как льнут цветы к полоске света вышнего, как тень пересекает твою тень... Благодарю я про себя Всевышнего за бесконечно длинный-длинный день. . Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ, 2020
10
1
247
А может быть Ева...
Храм души превратился в пристанище снов и романов. Никому я не верю. Уйду от тебя в шесть часов. Кроме имени, было по-честному всё, без обмана... Ты красив и во сне... Я шепчу: «Спи. Приятнейших снов». Будет кто-то другой на коленях взывать: «Королева, подарю тебе мир за волшебную сказку любви!» Новым именем я назовусь в эту ночь... Может – Евой, чтобы утром уйдя, его вычеркнуть прочь из груди. Бред сиреневых глаз. Бред ненужных, под утро, сомнений под каким из имён я вчера согласилась с тобой в авантюру свалиться, без всяких в душе треволнений, чтобы новую ночь не пришлось коротать вновь одной. Липнет к телу каирская ночь, словно чёрное платье, и твой странный парфюм (так похожий на запах ветров...). Не морских, но пустынных, несущих песок, как проклятье за моря, волшебству подчиняясь магических слов. Дом чужой. Пять утра... Так какое же всё-таки имя назвала я тебе, когда платьице падало вниз?.. И меня опьянял, обещая блага все мирские... Анна, Берта, Франциска... А может быть Рут? Эль Таис?.. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
10
0
150
Припухшие губы
А утром, когда ты в вельветах и кофте готовишь на завтрак омлет и салат, и два бутерброда с роскошнейшим кофе, мне трудно представить: минуты назад была ты раскованно- страстна со мною без взглядов стыдливых, дарила себя до дна, откровенно... Была ты иною, впиваясь, вжимаясь всем телом в меня. Сейчас ты тиха, и наряд вязки грубой скрывает изысканность тела. Постой... Ложбинки все помню под ним я; и губы припухшие нас выдают... С головой! / Леонид Жмурко сборник /Грамматика наития и чувств/, 2020
10
2
157
Vana Tallinn
Старой пекарни витрина нарядно-стеклянная, а за витриной гирлянда с вертепом из пряников... Память зачем-то меня возвращает упрямая в старенький Таллин с Рождественским суетным праздником. Толпы туристов и гам голосов лоскуточками вшиты в узоры мозаики вычурно-красочной окон и стен, и дворов проходных с закуточками (в детстве казались нам чем-то загадочно-сказочным), в шпили и башни, в кривые булыжные улочки и в переходы одним пацанам лишь известные между домами... Нам город казался шкатулочкой – мы постигали все тайны его интересные... Старой пекарни витрина с вертепом из пряников; Смотрит ребёнок, прижавшись к стеклу, с восхищением: ясли, ягнёнок, младенец, волхвы... Светлых праздников. Теrе, шепчу Vana Tallinn, я рад возвращению. Теrе (эстон. яз.) – приветствие; Vana Tallinn – Старый Таллин . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020 г.
8
0
119
ЖЕНЩИНА
Кто к тебе такой, слова б повыдумал?.. Да, я знаю, множество есть слов. Что ни жест, то грация и... Выпады, что ни взгляд, то учащает кровь ток и пульс, и сердце так и просится на свободу ль, пленником ли стать?.. И душа готова в душу броситься, навек... Или ночку переспать? Кто тебя такую вот повыдумал? О таких судачат! Лгут! Им льстят! Да, в таких влюбляются без выбора. О таких мечтают и хотят! Взгляд – ожог, – не вынести, не вывести, если вдруг поймал его в упор, столько в нём (невинности? Наивности?), словно ты невинна до сих пор. Столько в нём... Ни мудрости, ни робости. Просто понимания того, что есть в жизни, что-то, кроме гордости, что слова не значат ничего, что есть в жизни, что-то кроме крайности выбирать с кем жить, кого любить, а ещё есть радости и странности, и возможность женщиной побыть любящей, любимой, вожделенною!.. Взбалмошной... Тихоней... Просто быть Космосом, единственной Вселенною! Господи, шанс просто день прожить!.. Слов, конечно, видимо-невидимо в мире есть. Мне ль выдумать дано? Если до меня Орфей не выдумал... Да и ладно, понял я одно: ЖЕНЩИНА, к тебе сто раз относится, не причислят к стервам и бабью. В ссорах, не проклятье тебе просится, а молитва с губ: «Тебя люблю». . Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020 г.
10
3
140
Меня, пока что, не нашли...
Ни о́рдена и даже ни медали... Я в списках не вернувшихся с войны из тех, кто сутки лишь провоевали, закрыв собой почти-что полстраны. Как давит грудь земля и медальона витая нить (вовек вам не понять)... Нас много полегло из батальона. Но приведись, мы б полегли опять. Я ни минуты, верьте, не жалею, что защищая Родину свою, безвестным стал, и маком в поле рдею, как капля крови пролитой в бою... Нас много здесь. И нас давно отпели дожди и грозы, в небе журавли, осенние ненастья и метели... Но знали б вы, как горек вес земли. И даже не земли... Но безызвестность и горе постаревших матерей, напамять заучивших строчек пресность, в сердцах не веря в смерти сыновей. ~~~*~~~ Не за награды насмерть воевали. Мы дальше поля с рожью не ушли... Вчера случайно друга откопали. Меня, пока что, так и не нашли. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
8
2
138
Лапки
Друг у глаз моих «лапки» заметил, я шучу: «Что поделать теперь? Видно Бог за «полтинник» пометил». И припомнил: мне пять, карамель... В целлофановой пёстрой облатке карамельки в «пенале» лежат стеллажа в магазином прилавке и названием странным смешат, непонятным – «Гусиные лапки»... Мам, купи, попросил, мне конфет. «Может, лучше возьмём шоколадки?»... Миг припомнил из давности лет. Карамель за щекой нежно тает, и не вязнет к молочным зубам... Мне сегодня «полтинник» влетает, если паспорту верить. Я: «Мам, а прикупим «Гусиные лапки», к снеди той, что готовим гостям. Разносолы, торты, шоколадки... Будут многие рады «Гусям». Вот увидишь: «Как в детстве», - нам скажут, - вкус и запах, лишь фантик не тот», а сосед непременно расскажет, что делился и не́ был я жмот». Карамельку под нёбом катаю, вспоминая, как стих наизусть, всех, кого я к столу поджидаю, тех, кого никогда не дождусь. . Лапки* – карамельки «Гусиные лапки» и складочки у глаз. - Леонид Жмурко сборник СТЕКЛО, 2020 г.
10
0
158
Два человека
Поезда гул. Видно северный ветер... Только лишь он этот звук в дом приносит. Дождик старательно лепит весь вечер, мы выжидаем, кто принципы бросив, заговорит. Ну, конечно о личном, том, что касается нас персонально. Кто виноват? Выяснять неприлично. Оба, как водится. Верно – банально... Чашки, печенье и дым сигаретный, звёздочки-Led в потолке приглушённо глупые светят, но тьма беспросветна в сердце (в душе), сознаём сокрушённо. Заговорили синхронно, бывает... Перебивая и путая фразы, не замечая как чай остывает, впрочем, он стынет на кухоньках разных. Три остановки – три сотни парсеков... Раним неистово тех, кто нас любит. Кухоньки – две, а в них – два человека. Странные принципы... Странные люди. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020 г.
8
0
84
Монолог Як-9
Я врезался в землю!.. Нет, в воду вошёл, «бубновым» прошитый из пушки навылет, приют свой последний в болоте нашёл – в нём свой завершив девятнадцатый вылет... Эх, жаль, не хватило тогда у меня снарядов, горючки, везения малость! Но мне ли жалеть, что прикрыл от огня того, кому в первый же вылет досталось?.. Давно отгремела над миром война, мы вместе с летёхой с войны не вернулись, над Родиной нашей стоит тишина, и раны-воронки почти затянулись. Пропавшие без вести... Сколько с войны таких не пришло? Очень длинные списки. Искал нас, прикрытый, из чувства вины, объездив напрасно в полях обелиски... Вросли в жадный ил! Но мы птицам видны!.. Года за годами летят и проходят. Над нами всего лишь три метра воды... Кто станет в болоте искать? Не находят... Но в день девять тысяч семьсот пятьдесят – нашли! Я считал эти дни как заклёпки в дюрале. Я солнце увидел опять. Отмыли, оставив все раны без штопки. Решив, что стоять будет правильней мне на глыбе гранитной. Обласкан был прессой... Останки пилота предали земле, на родине малой, в селе под Одессой. И снова забыли до памятных дат. Да я не в обиде, хоть раны так ноют, как раны пришедших живыми солдат, и бой девятнадцатый снится порою. . Леонид Жмурко сборник "Грамматика наития и чувств" 2020 г.
7
0
92
Чувства
Заклинанья, клятвы, обещанья – все давно избиты, на слуху. От чего же верим мы в признанья, как молитвам к Богу, на духу? Не бывает в чувствах дна и ровни – бездна, пропасть – только шаг ступи... И уже – пожизненно виновен, что иного не избрал пути. Чувствам – и покорны, и подвластны – вознося и проклиная их. Счастливы и, донельзя, несчастны мы в метаньях жизненных своих. Нет, они – не ноша, не повинность – треволненья, страсти, непокой... И тоска, и робкая невинность – как застёжка платья под рукой. . Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА, 2015 г.
8
0
105
Первый снег
Круг замкнулся – вытропили зверя, выпал нечет волку на заре. Он стоит, ещё судьбе не веря. Первый снег ложится по земле. Не бежит – уводит свору дальше от волчат, от логова, неё – преданной до смерти и без фальши... Перед ним открытое жнивьё. А за ним погоня – псы и люди. «Увести подальше, увести, а иначе выводок погубят – чтобы шкуры волчьи унести». След петлист. Жаль, первая позёмка выдаёт, и хитрость ни к чему – первый снег, с наивностью ребёнка, егерей ведёт, смеясь, к нему. Лай всё ближе, ближе смех и говор, кровь и норов требуют дать бой, оглянувшись, в степь под гул моторов, он ведёт погоню за собой. Он спешит, торопится быстрее увести подальше от волчат, а стерня впивается острее в лапы и они кровоточа́т. Он бежит, не замечая боли, перед взором нежная – она, та, что любит пуще волчьей воли – спутница, подруга и жена. Страх играет с жизнью в злые прятки – хочется поддаться и залечь, но бежит с оглядкой, без оглядки, только раз поймав под шерсть картечь. А собачья свора ближе, ближе... развернуться б и задать им бой... перед взором – мать-волчица лижет четверых волчат, горда собой. Он бежит на грани и за гранью, только свора движется быстрей. Знать, он по́жил и морозной ранью примет смерть натравленных зверей. Боль в загривке, навалилось тело, волк охотнику в зрачки смотрел и на то, как юный, неумело целился, как лоб его вспотел... Умирать совсем, совсем не страшно – что капкан, что пуля или нож... «Я умру, но мне не это важно, но взрастит волчица молодёжь. И они сильней и крепче будут, а клыки длиннее и белей. И ничьей обиды не забудут, и меня травивших, егерей». ~~~*~~~ А с добычи никакого толку, в клочья шкура и испорчен мех... Смолкли все. Растерзанному волку на глаза ложился первый снег. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
11
2
116
А в воздухе...
~~~~~~~~~~~~ Весенний пар, как выдох или дым, струится ввысь, зари приход итожа. Приход весны не может быть иным. Но передать в словах...Нет, невозможно. В рассветный час лиловости полны дворы и окна, выпуклости почек... Зрачки и вены пустотой больны незавершённых стихотворных строчек. А в воздухе цвета растворены, изломы крыш и крон, и строгих шпилей. И глубина небесной быстрины нанесена без всяческих усилий. . Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
9
0
157
Стать бы тихим дождём
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Если верить буддистам с их кармой и Буддой, говорящим – в иную, мол жизнь воплотимся, я хотел бы, когда путь земной весь избуду, стать той крохотной серою певчею птицей, что поёт не за ради воды или хлеба, в городах ли бетонных иль в дикой глуши – славя листья, траву и дождливое небо, ото сна пробуждая дремотность души... Стать бы тихим дождём, что пустыню наполнит или русло реки индуистского Ганга, или просто глотком, что росточек напоит, чтобы тот не пропал среди складок барханных... Или дикой травой, неприметной в каменьях, в искупление – если бы прочим не смог, чтобы в трещинах жить и в плетистых кореньях и следы целовать, что оставит их Бог. ~~~*~~~ Вот сижу, рассуждаю о Ганге и Будде, пью вино, умножая вселенский свой грех... И подумал – а здорово, всё-таки, будет, если стану вдруг солнцем, горящим для всех. . Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
10
2
154
Завис...
Я делал вид, что верю февралю, твоим глазам, упрятанным в ресницы, в некстати прибавляемое «лю», и в Givenchy... И думал: «Как влюбиться я мог в тебя?.. А впрочем, как не мог? Ты мне нужнее всех вселенских истин. Когда я влип в ресниц твоих подвох, стал от тебя пожизненно зависим... Ты произносишь нежные слова, а я завис над пропастью подвоха. Бросаешь взгляд, так, ради баловства... Я разжимаю пальцы вместо вдоха. . Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА", 2020 г.
9
0
175
Косулёнок
(по двум схожим ситуациям, происшедшим с моими знакомыми) ~~~~~ Осенняя ночь, скорость точно по знакам с бегущим оленем, но стайка косуль влекомая гоном (на голос? На запах?), попала в свет фар, и авто не свернуть. Отбросило зверя, машина заглохла, косули исчезли в подлеске, и лишь осталась одна, что от боли оглохла, и рядом совсем несмышлёный малыш. Ничуть не боялся авто с человеком, пытался поднять неподвижную мать, но жизнь уходила слезой из под века, и кровью, что стала уже остывать... Она оттащила косулю с дороги, в грязи и в крови перепачкавшись вся, а тот несмышлёныш ей тыкался в ноги: «Спаси мою маму!», не веря в «нельзя». А после, когда осознал вдруг потерю, он бросился прочь и меж веток исчез... Она загадала везения зверю, быть может, и вправду, спасёт его лес. Наплакалась вволю и села в машину. Стараясь унять одолевшую дрожь, подушку поправила спящему сыну подумав, что на косулёнка похож. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020 г.
11
0
153
Вставать пора
Вставать пора. Но этот запах лилий... И память сна, и тёплая кровать, и полутьма, и змейки мокрых линий на стёклах окон... Но пора вставать. Один бы день без суеты и стрессов и без нужды ни строить, ни сажать и ни растить, в погоню за прогрессом (как за маршруткой нужной) не бежать... ~~~*~~~ Но шепчет Он: «Давно вставать пора: не смолото зерно, ты не умыта, и дел полно... Да, с самого утра – от бытия высот до прозы быта». И ты встаёшь разнежено-боса, идёшь – вся ню и светишься как лучик, и подбираешь в шпильки волоса́... Он шепчет: «Без ночнушки тебе лучше». Леонид Жмурко сборник НИТЬ, 2020 г.
9
0
150
Не участвую в акциях...
Не участвую в акциях к памятным датам, запускаемым «галочек» ради, в инете. Размещаю стихи, посвящая солдатам круглый год, чтобы помнили все на планете о полёгших в боях, о живых, о пропавших – занесённых землёй, или о неизвестных – ни отцами, ни дедами так и не ставших, но когорту пополнивших доблестных, честных. Размещая, делюсь по страничкам и сайтам, получая порой возмущения, «баны»: размещаешь не в тему; не к праздничным датам; молодёжные сайты не для ветеранов. Ну а я размещаю по книгам, по блогам, мне приходит в ответ: «Как о папе»; «О деде...»; «Мира всем на Земле!»; «Все мы ходим под Богом»; «Нам нельзя забывать о Великой Победе»... Не ношу я ни фото и ни иллюстраций (часто, просто бросают их после парадов). А смотрю за могилкой, без помпы и акций, со звездою над тумбой, что с дедовой рядом. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020 г.
9
3
139
Кузнец и Смерть
(по притче Кузнец и Смерть) ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Кузнец увидел Смерть в дверях, и вытер пот рукой со лба, сказал: «Видать, пора? Ведь ты за мной пришла?». Но прозвучало: «Не спеши. Пока, не за тобой. Мне бы подправить инструмент». – Садись... Коли вошла. Не веря в то, что не за ним, в усах он прятал страх... Возился с лезвием полдня: ровнял, клепал, точил... – Так странно, что твою косу держу в своих руках. «Как много душ сгубила ты?», – Отважившись, спросил. Смерть хохотнула: «Ни одной. Но не поверишь ты. Вы сами губите себя пороками, войной... Я прежде, на дороге в рай, дарила всем цветы... Всмотрись, Кузнец, как я страшна! Что сделало со мной... Не время! Нет... Людское зло! Смотри, Кузнец! Смотри!.. Оно состарило меня. Заклеймена со зла – что отбираю жизни я, что сердца нет в груди. Спасибо за косу тебе, достаточно остра. Смерть повернулась, чтоб уйти... «Хочу тебя спросить», – шепнул Кузнец ей вслед... «Зачем коса мне?.. Знай, – чтоб на нехоженой давно тропе, бурьян скосить». Опешил Мастер: «На какой?» «Какой?.. Ведущей в рай». / Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
11
0
125
Этиловая смесь
(где то попалось, что состояние влюблённости приравнивается к какой-то там стадии опьянения) ~~~~~~~~~~~~~~~~~ Ты знаешь, чем опасен алкоголь?.. Не только тем, что быстро привыкаешь к тому, что утоляет, вроде, боль, но тем, что сознавая, увязаешь, – его глотком невинным пригубив и... Без него уже жизнь невозможна. Вот так и ты, однажды позвонив, в мой организм повенно и подкожно влилась, вошла... И я совсем пропал: этиловая передозировка твоя любовь, ведь я тогда не знал – против неё бессильна кодировка... Любить – не страшно. Страшно – не любить. Привычкой вредной ежедневной стала... Клянусь порой: «Бросаю, к чёрту пить!» И увеличиваю дозу для начала. Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ, 2019 г.
21
0
1595
Синичий Бог
Такой себе... Небритый Бог синичий с кулёчком круп напротив ателье, как манну раздавал ватаге птичьей, свои дары, приткнувшись на скамье. Морозно, снег. В пальто, видавшем виды, он кормит птиц... Кто знает, почему? Я, подойдя, дал деньги. Он с обидой: «Не надо мне». – Для птиц. «Для птиц?.. Возьму». Он ковылял в продмаг с шальной улыбкой. Кольнула мысль: «За водкой. Жаль, пропьёт». Но возвратился вскоре не с бутылкой, с крупой в кульках, сзывая свой народ... Я, покраснев, откланялся... Работа. Заметив вдруг, сколь просветлело лиц, взирающих, как кормит беззаботно синичий Бог доверившихся птиц. Леонид Жмурко сборник НИТЬ, 2020 г
14
4
158
Мишура
Мишура и гирлянды... В витринах китайские ёлки, новогодние слоганы, шопинг... Сует суета. Как знак «Stop » на хайвэй, как на теле красивом наколки, нас коробит порой человеческих глаз пустота... Детских. Взрослых... Им праздник грядущий не благость (пережить бы морозы, свести бы с концами концы), теплотрасса их дом, а к «столу» новогоднему в радость не продукты из маркета, а из ларька леденцы, водка, пиво, вино... Сколь кому мы подкинем в ушанки, в коробчонки, в ладони, в пакеты, на мёрзлый картон, то не видя, как смотрят нам вслед благодарно подранки, кто-то пойло глотнув, кто-то птицам скормив свой батон... Из «Иронии» вечной мелодии, сцены, герои... Суета: обзвонить, накормить... Конфетти, мишура; «Новостей» свежий выпуск... И сердце вдруг сжалось от боли: тот, кормивший пичужек, замёрз, не дожив до утра... Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
6
0
125
С тобой поплачу
(переложение с турецкого) A;lamak istedi;in zaman beni ;a;;r. Seni g;ld;rmeye s;z vermiyorum ama seninle birlikte a;layabilirim. E;er bir g;n ka;mak istersen beni ca;;r..Seni kalmak i;in ikna etmeye s;z vermiyorum ama seninle birlikte ka;abilirim. E;er bir g;n hi; kimseyi duymak istemezsen beni ca;;r. Ben senin i;in gelmeye ve sessiz kalmaya s;z veriyorum. Ama e;er ki bir g;n ca;;r;rsan ve benden ses ;ikmazsa, bana ko;! Galiba o anda benim sana ;ok ihtiyacim var... ~ Когда не сможешь слёз своих сдержать, лишь позови, и я с тобой поплачу, когда захочешь от всего сбежать, с тобой сбегу, чтоб поддержать, иначе я не могу ничем тебе помочь, но в силах разделить твои печали, чтобы смогла все беды превозмочь, и чтобы слёз, враги не замечали. Захочешь помолчать, зови меня, чтоб рядом был. Покой твой не нарушу ни словом и не всполохом огня, я и без слов расслышу твою душу. Не отзовусь, когда ты позовёшь?.. Ко мне спеши, нуждаюсь я, быть может, в тебе, и только ты одна спасёшь, когда никто мне больше не поможет. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019
9
1
126
Волчонок
Как стонет в логове волчица, чтоб расплатиться за двоих, пиши одна, чтобы родиться мог, как волчонок влажный, стих. В пульсации сердцебиенья дрожи над плотью первых слов с рождённого стихотворенья, по-волчьи слизывая кровь. Не плачь, ты многого хотела и необъятное объять, но вот исторгнуты из тела слова, как жизни – на тетрадь. И грех пред Богом отрекаться от них – живая плоть они; вот в эту жизнь хотят влюбляться, как в ночь зажжённые огни. Не плачь, утихни понемногу, тебе разрешено сейчас быть ближе к небу, ближе к Богу вот в этот мимолётный час. Воздень над головою руки и, голову подняв, глаза, потрогай музыку за звуки и слушай, слушай голоса. И мир, что прежде был неясен, волчонком ляжет подле ног. И будет гладить – тихогласен его, задумавшийся, Бог. Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА, 2015
8
0
96
Лесоруб
Раззадорившись валит стволы лесоруб, с охом падают сосны в сугробы, шапка прочь и расстёгнут в азарте тулуп, эхо птицей кружит по чащобе. ... вот и стройному древу приходит конец: надломилось, на землю упало, как осиновый кол входит в толщу колец топора ненасытное жало. Дровосек улыбается, пот утерев: «Потрудился сегодня недаром», не заметив душ хвойных, что к кронам дерев поднимаются облачком, паром... Будет в доме веселье, и снедь, и тепло, куча дров, допоздна разговоры. Будет звёздною ночь, а под утро в стекло души сосен проступят узором. Он проснётся с тяжёлой, как куль головой: «Вьюга, что ли всю ночь бушевала? Плач мне чудился и, что пришибло сосной, и не выбрался из-под завала». Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020
8
2
166
Тебе идёт...
Тебе ошеломительно идёт июльский день, и джинсы от Versace тебе идут (и кто такие шьёт?!), помада лаку в тон, а как иначе? Духи (всё не запомню, чей разлив) тебе идут, и стрижка под Матье... Всё в масть идёт, как к Бри аперитив... И только я не подхожу тебе. Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ 2020 г.
11
0
124
...Снег попал в глаза
Здравствуй, мама, свиделись опять. Ты прости, что вёл себя беспутно, жаль, что не могу тебя обнять. Я надеюсь, здесь тебе уютно... Нет, не плачу – снег попал в глаза, рукавом, как в детстве, утираю. Губ коснулась горькая слеза... Ты ждала... Конечно, мама... Знаю. Не обнимешь нежно, не прильнёшь ты к груди седою головою. «Ничего не нужно», – не шепнёшь, только б, сын мой, свидеться с тобою. Вот и встреча... Снег попал в глаза, рукавом, как в детстве утираю, губ коснулась горькая слеза... Ты ждала... Конечно, мама... Знаю. Белый снег, а может седина... Волосы мои посеребрило, тошно, мама, мучает вина, что не до тебя мне вечно было. Я не плачу – снег попал в глаза, рукавом, как в детстве утираю, губ коснулась горькая слеза... Ты ждала... Конечно, мама... Знаю. Леонид Жмурко сборник НИТЬ, 2020 г.
9
0
116
Спам
Забрось в корзину спам моей любви: все фото, письма... Клавишу «delit» нажав, непринуждённо удали – не видит око – сердце не болит. Входя в азарт, все напрочь удаляй из папки «love» мечты и сны со мною. Ни бита мне на «С» не оставляй, не то, как вирус, память твою вскрою, и не поможет функция «откат», восстановить не сможешь ты систему, когда забудешь в папках пару байт – со мной иконка выскочит на стену. Иконка в интернете (значок, пиктограмма) – это элемент графического интерфейса, маленькая картинка которая представляет какое либо приложение, файл, окно... Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020 г.
11
0
124
***
Мне больно не от слов холодно-губящих, не от бесцельно прожитых часов, но от того, что я не помню любящих касаний рук и звук твоих шагов... Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020 г.
6
0
98
Послушай...
Послушай про дальние, дальние страны, народы чернее чем летняя ночь. Не всякий отважится чрез океаны опасный, неведомый путь превозмочь. Но тот, кто достигнет желанного края, увидит немало чудес и волшебств – диковинных птиц и животных из рая, дворцы махарадж, и прекрасных принцесс. И воинов сильных, как дикие звери, быстрее, чем лань, и ужасных, как смерть. И бедных крестьян, обитателей прерий, открытой держащих пред странником дверь. Там золото родит земля и, каменья – такие, что краше не видели мы. Их в груды сгребают, чтоб волю коренья растений могли обрести, дав плоды. Там дети бросают, играя, в пучину, пугая диковинных рыб, птиц и змей, алмазы с кулак, и смеясь беспричинно, глазеют, наивно, на белых людей. Послушай, в далёких, неведомых странах не золото ценят, но верность и честь, и преданность роду, любимым… Так странно, что путь в эти страны, опасный, но есть. Там девы стройнее, чем пальмы и пери*. Птицы певучей, чем в скалах сирены, ценнее их пенья, лишь дивные перья. Кари** и перлы для них драгоценны. Там грозные бродят, в траве, носороги свирепей, чем сотня бывалых парней, и горе тому, кто не даст им дороги, надеясь на пули винтовки своей. Послушай, в далёких, неведомых странах не золото ценят, но верность и честь, и преданность роду, любимым… Так странно, что путь в эти страны, опасный, но есть. пери* – волшебные красавицы, ка(у)ри** – ракушки, экв-т денег © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2020 Свидетельство о публикации №120011400862
9
0
276
Уговор
по видео "Тайны любви" ~ Она сидела на краю скамьи. Давно сама – ни кошки, ни семьи, и думала: ну вот, и жизнь прошла, а я так в ней того и не нашла, кого смогла бы сердцем всем любить, и долго-долго в мыслях говорить и наяву... Как только говорят, два любящих, кого боготворят, и кто боготворим... Не зная: рядом подслушивал с сочувствующим взглядом обычный Ангел смерти, есть такой являющийся в срок наш роковой. Он, кашлянув, сказал ей: «Ты права, прости, но я подслушивал слова души твоей. Твой час сегодня в шесть, последнее желанье знаю есть, исполню я его, а дальше – в путь... «Поговорить бы долго с кем-нибудь», произнесла. «Ты, знаешь, когда в лица глядят?.. Увы, такого не случится уже со мной». Он молча затянулся, кивнул, пуская дым, вдруг улыбнулся: «Чудак живёт и хочет, нет, не жить, а с кем-то долго-долго говорить». Вновь затянулся: «Странные вы люди, так вам необходимы те, кто любит... Если согласна, вас к шести сведу? Но только лишь одно имей в виду: что будете вы живы до тех пор, пока не завершите разговор»... Она ждала, предчувствия полна, назначенное время у окна. «Пора. Идёт» – раздался голос в ней, и застучало сердце чуть сильней. Спустилась вниз, забыв свои года, так в юности спускалась иногда: не замечая лиц и этажей, пытаясь оказаться поскорей на улице и встретиться ... С судьбой? Не представляя внешности какой и возраста. Но разве это важно?.. Дождь моросил среди многоэтажек, они навстречу шли, светились лица, авто летели, листья, капли, птицы... Они на расстоянье говорили, сближаясь постепенно: где, как жили, не вслух, конечно, мысленно, ментально, совпали оба «я» их моментально. Сошлись и продолжали говорить, но не о том осталось сколько жить, дождя не замечая, суеты, сбиваясь с «ты» на «вы» и с «вы» на «ты»... Она вдруг вспомнила об уговоре... Но Ангел смерти их оставил вскоре, услышав, как её, поцеловав, он произнёс, что будут и во снах с ней говорить, им есть что рассказать. Ангел ушёл к тем, кто не может ждать. Леонид Жмурко сборник ВДОХ-ВЫДОХ, 2020 г.
7
0
164
Пунктиры
Задержать бы дыхание – воздух смакуя хмельной. Снег мелькает пунктиром засмотренных снов или кадров. Первоснежья пьянит, обжигая, холодный настой; память, вдруг прихватила, как приступ в груди миокарда... Свежевыпавший снег, а на нём – ни следа, ни штриха... Только синие тени деревьев, домов и пичужек. След проляжет, как чувство стыда или может греха пролегает порой в наших душах лишённых кольчужек лицемерия, лжи... Покаянное чувство вины захлестнув, загуляло, как пламя по спичкам в коробке, оставляя золу, что не греет... В преддверье зимы, как ребёнок хватаю губами снежинки неловко. Снег горчит на губах, словно сны не дождавшихся нас или слёзы, что их не заметив, что плачу, стекают. Кто-то меряет снег, размечая пунктирами наст... Задержать бы дыханье, но памяти приступ мешает. Леонид Жмурко сборник ВДОХ-ВЫДОХ, 2020 г.
7
0
120
Я видел пустынь...
... и мне не представить весь сумрак веков, что где-то пылятся в эпохе и эре, и свет, тех – грядущих, как вещих волхвов. Я пла́чу, в отчае, теряясь в Эребе* незнанья, догадок, библейских легенд – как след каравана в песчаной пустыне. И ноет душа, как старинный серпент**, волнующий музыкой сердце доныне. Нет, помню: светило над мрачной страной, её караваны ослиц и наложниц, рабов, что дешевле скотины порой, и груды фальшиво-монетных изложниц.*** Я видел колодцы в песке и следы – до них не дошедшие полперехода, и марево с замками – признак беды... И Красное море пред ликом восхода. Я видел пусты́нь, что легла, как века, и слушал легенды о стенах Сиона; И знал, что в стране протекает река могущественнее царя-фараона... Я слушал рассказы рабов и купцов о Боге, сошедшем в еврейские земли, о том, как по воле невежд и глупцов Его распинали, как вора... И пели... Как Он возродился – израильский Бог, а люди всё так же не верили в Бога, слепцами блуждая по ниткам дорог... И жили всё так же в безверье – убого. И думалось мне под полночной луной, что Он не вознёсся в отчае на небо, а бродит пустыней с такой же толпой... Их путь разделяя с водою и хлебом. И слушая сказки купцов и рабов, согретый верблюдом и за́литый светом полночной луны, бедуинских костров, я плыл между Новым и Ветхим заветом. эреб* – мрак, серпент** – музыкальный змеевидный инструмент, изложница*** – форма для выплавки. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
9
0
166
Оставьте
Над синими кронами сосен декабрьской вьюги металл... Читаю: «Рубцов был несносен, но как он любил и писал!». Оставьте... Оставьте в покое его и её... Чья вина выискивать?.. Знали лишь двое: Рубцов и его Дербина. Незнанье... Лишь слухи, догадки, обиды завистниц, молва: «Он был по характеру гадкий. Она...» Подбирали слова, чтоб хлеще, обидней, чернее... Умеют всезнайки чернить, и сделать словами больнее; Да просто... Лежачих добить. Он был (всё отбросьте). Поэтом! Он женщин безумно любил; и зимы, как мальчик, при этом... Но вы беспощадны: «Он пил!..» Да что же неймётся вам, люди?! Мол, сам напророчил себе, что будет любимой погублен, что сгинет в шальном январе?.. Стихи не важны вам. До крови должны докопаться: с кем пил, с кем спал по любви или кроме, как спьяну посуду крушил... Уймитесь. Судить не пытайтесь: её ли, его ли вина. Вчитайтесь в стихи... Ну, вчитайтесь! – Любила его Дербина. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
9
1
201
Странная немного
К тебе спешу! Боясь: судьба отнимет. К тебе лечу, подрастеряв цветы. Их кто-нибудь, смотря мне вслед, поднимет, перекрестив средь шумной суеты. Табло сморгнёт и сменит расписанья, отмерив меру щедрую минут до нашей встречи после расставанья... Чуть опоздала! Воздуха б глотнуть. Но я бегу! Слетела с бантом лента (наверно это глупо и смешно), твой восхищённый взгляд одномоментно поймав, в душе смеюсь: «Мне всё равно»... Мне говоришь: «Ты странная немного. Как Фрези Грант, не ходишь, а летишь, пути не разбирая и дороги, так непривычно странно говоришь». Перебиваю я, целуя руки, лица касаясь, губ твоих и глаз: «Я проклинала каждый час разлуки, молилась я за встречи каждый час. Я так ждала, я так к тебе бежала, порастеряла шпильки и слова, чтоб ты не ждал, ведь я же обещала... Не утешай, что женщина права. Я ни к кому ещё так не стремилась; Обняв, из рук своих не выпускай... Бежать к тебе не труд, но радость, милость! Шепчу, уткнувшись в свитер: «Ты мой рай». Наверно грех любить ещё сильнее, рассудочность свою не растеряв? Но я люблю. Не это ль слов главнее?.. Не выпускай из рук своих, обняв». Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ 2020 г.
10
1
165
По-волчьи
Татуировкою на коже, не тушью, нет – сжиманьем рук, мы пишем правдою и ложью, истории своих разлук. Мы искренни во лжи сердечной, мы лживы, правду говоря, и в этой схватке бесконечной, как пламя на ветру горя, наносим раны, забываясь, в плену неистовых страстей, ногтями, плотью в плоть, вонзаясь, забыв о нежности своей. И на краю беды-размолвки, когда полшага и... Обрыв, глаза сцепляются, как волки, одну добычу раздобыв. И прижимая твои локти, я не стыжусь и не боюсь, чтобы зрачки мои намокли, выказывая сердца грусть. Игрой судеб в одну мы свиты, как след на выпавшем снегу, прощая ссоры и обиды, переступив – чрез не могу. Хоть я шепчу, что кровь бродяги, во мне рыдает от тоски. И рвётся, как листок бумаги душа на мелкие куски. Я одиночка, брошусь снова в Ковши небесные светил; ты отвечаешь – Гончей сворой последую изо всех сил. Давай по-волчьи, кожа к коже прижавшись, как в последний раз, утонем в правде лживой той же, зрачков в упор сведённых глаз. Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА, 2015 г.
8
0
137
Хочется быть
Холодок, как свинец, под лопатку скользит, не от утренних рос, не от прели осенней. От сознанья того, что вся жизнь лишь – транзит и что мчимся до точки на карте... Последней; а ещё от того, что понятен сейчас бытия весь расклад, непонятный нам прежде, мы встречаем других по уму, равно нас, а совсем не по статусу, не по одежде. От сознанья, что сделано нами не так, и, что жизни не хватит, доделать, подправить. От того, что над нами совсем не простак (свято верим, как дети), что нас не оставит с пониманием, что нам нужна чистота; с девальвацией истин и, веры, быть может... (Даст попытку начать, нет ни с нот, ни с листа, а исправить хоть что-то, что сердце нам гложет?) Холодок под лопаткой... Так хочется быть, хоть на чуточку лучше, терпимей, мудрее... Рвётся к строчкам душа, чтоб в стихи перелить не свинец, а слова, чтобы мир стал добрее. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020
10
0
129
Дождь
Сегодня всё в предчувствии дождя. А ты забыла зонтик дома утром так опрометчиво, в день сентября, наполненного влагой перламутра. Под дождь попав, ты вспомнишь обо мне, прикосновенья ощущая смутно мои, а не дождя... Как сон во сне, как вспышка всё воскреснет поминутно... Я подходил без всяческих причин и обнимал нисколько не стесняясь, а ты шептала: «Лучший из мужчин», в меня вжимаясь и не отстраняясь. И я, как дождь, повсюду проникал, лаская тело, платья презирая цветастый щит, до самых пят стекал... А ты шептала: «Мне не нужно рая». Но я... Лишь дождь, ласкающий тебя, скольжу по телу вниз по позвоночкам, груди, ключицам... Пальцами ведя по всем заветным эро... тайным точкам. Забывшись, вслух ты позовёшь меня... И кто-то обернётся из прохожих, недоуменно глядя на тебя, лишь только цветом глаз со мною схожий. Я только дождь в начале сентября... Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
7
0
182
Притяжение масс?..
Мир свихнулся на брендах, престижных айфонах, авто, на бозоне и нано частицах... Век инновации. Спорят мэтры наук безуспешно, занудно, давно о природе Вселенских событий, о гравитации. Магнетизм? Притяжение масс?.. Ну, скажи, что за чушь?!. Астрономы и физики, точно, как малые дети – перепутали пазлы небесных законов и душ утверждая наивно, что знают все тайны на свете. Аномалии мозга?.. Сердец? Выпадаем порой за периметры бешеных ритмов бурлящего века. Гравитации суть в аксиоме таится простой: лишь любовь и удерживает на Земле человека. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2020
8
0
386
Сцеловывая...
По стихотворениям Натальи Малининой ~ Ты помнишь, день был ветреный, как мы – летела пыль и вербная пыльца, бродили мы по краешку весны, сцеловывая «зайчики» с лица... ~ Сцеловываем нежность, робость, стыд. Как краток миг даренья поцелуев, как долго плачет иволга навзрыд... О чём? О том, что не расскажешь всуе: как нежно гладишь ты по голове (такие вечно помнятся мгновенья), о том, что нам отпущен краткий век, а мы его транжирим без зазренья на эти дни, когда цветёт багул, на суету синиц в ветвях снующих, на то, как в мы подслушиваем гул не колокольный, льдин по льдинам бьющих... ~ Целуешь ты, почти что, не дышу, в душе моей такая благодать, я, замирая, шёпотом прошу: «По голове ещё меня погладь». Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ 2020 г.
8
0
205
Метко
(Слава, благодарю за идею) ~ Всё то, что в душе, как зарубки и метки, (что мы никогда, ни за что, никому... Ну, может быть – самым, и то очень редко, чтоб их уберечь, а себе самому доверили или опять доверяем, как страшную тайну с зароком – молчать), нас делает жёстче... Но боль окрыляет (ведь чёрные птицы умеют летать); Боль делает злее и хлеще, обычно черствее во взглядах, сужденьях, словах. Пытаемся маскироваться привычно за ложной улыбкою губ и в глазах... У каждого есть, что другим знать не надо, – нам проще стерпеть и собой обойтись; своим пониманием кривды и правды... О, нет, не гордынь! Натаскала так жизнь. Ведь кто доверялся, те биты... Известно: своими, в сплетенье. И в этом подвох: не выдали, нет... Рассказали всё честно... А честность в предательстве – лучший предлог. Чернеем от тяжести тайн и предательств, всё жёстче и всё недоступнее взор, мы дружим (пытаемся) без обязательств, до первого выстрела в сердце, в упор. А после... Не смерть, а ещё одна метка: становятся крылья и сердце черней, от боли? От крови засохшей?.. Так метко нас ранят удары вчерашних друзей. Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ 2020 г.
10
0
136
Вот как-то так...
(по рассказу «Я любила его так...» Долиновой Натальи) ~ Не вопреки, и точно ни за что-то она его любила словно в первый или последний раз. Он стал тем «кто-то», из-за кого покой теряют, нервы, о том нисколько не жалея после. Цепляясь за мгновенья, взгляды, встречи, смакуя всё от радости до боли, до состоянья «вылета на встречку»... Влюблялась очень-очень постепенно (так исподволь вода кап-кап из крана), чтобы сорвать и затопить мгновенно, себе не веря: «Я ли это? Странно». Он стал ей всем: рассветом, тьмой и фоном, счастливейшим сияньем глаз, которым гордилась. Да! Заставкой телефонной и номером «забитым» выше «скорой». Перенимала жесты и ужимки, не протестуя, как с другими, прежде, как он бросала в чай горячий льдинки, в манерах подражала и одежде... И думала о нём – ложась, вставая, с родными говоря или друзьями... Он стал ей всем, взаимопрорастая, и правдой и, конечно же, лганьями... Он стал ей всем... Сто раз клялась: «Забуду! И стану жить как все, ростки сминая сомнений»... Но опомнившись: «Как буду я без его любви?.. Не понимаю!» пугалась, как девчонка-малолетка. Писала письма и не отправляла, квартира становилась тесной клеткой и без него О2 ей не хватало... Он стал всем-всем... Луной, дождями, солнцем, целительным глотком, мольбы словами; угадывался в каждом незнакомце; хранила сны в коробочке со снами о нём, о них... Иначе не умела его любить. Не прятала улыбок, а по ночам бывало что ревела, к утру прощая множество ошибок ему, себе... Его боготворила. Ждала под дверью, чтоб обняв прижаться, о всякой чепухе с ним говорила без страха полной дурой показаться... Шутила, наливая чай в стаканы: «Вам с молоком? А может с поцелуем?» Любила вслух читать ему романы; его: «Давай под Пресли потанцуем». Хотелось с ним обычной быть, домашней, готовить, шить. Единственной быть, милой, растрёпанной, смешной и настоящей... Вот как-то так она его любила. Леонид Жмурко сборник ВДОХ-ВЫДОХ, 2019 г.
8
0
130
Волхвы
(по TV-новостям в 2000) Та, родившая, больше не может терпеть... Воссияла звезда над младенцем в постели. К ней торопятся три не волхва, им успеть... Им успеть бы в снегах, в завываньях метели. Неприступная ночь, непроглядная мгла, в тучах спряталось ночи пугливое око, тьму сирена пронзает, как сердце игла, закопавшейся «скорой» в сугробе глубоком. Им успеть бы, успеть бы, успеть бы, успеть!.. Лифт завис в черноте, и пешком подниматься... Та, родившая, в трубку орёт, что терпеть нету сил детский крик, впору в окна бросаться. И уставший неволхв ей твердит: «Погоди... Мы в подъезде уже, потерпи ещё, дочка». И молчит, что одышка, и колет в груди, и в глазах полыхает – сверхновою, точка... Пар струится в подъезде из лопнувших труб, на руках у врача отказни́к спит, пригревшись, и улыбка лучится из складочек губ, и сиянье над ним, словно нимб, разгоревшись... Над проспектом проносится, как серафим, «скорой» тень, завываньем сирены ликуя. А неволхв, поправляя седины, как нимб, восклицает в душе небесам – аллилуйя! Леонид Жмурко сборник ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, 2016 г.
7
2
174
Закутаюсь в дожди
Закутаюсь в дожди и отрешусь от мира, под мерный каплепад, как Принц Экзюпери, и стану октября частицею эфира, как пар из уст, как свет, что дарят фонари. И звёзды разгляжу в октябрьской занавесе. И жёлтая луна, как облетевший лист приблизится, и мир, огромный мир, но тесный, уткнётся в грудь мою доверчиво, как Лис. Леонид Жмурко сборник ГРАММАТИКА НАИТИЯ И ЧУВСТВ 2020 г.
9
0
181
Не её собачье дело
по рассказу «Не твоё собачье дело!» Арины Царенко ~ Снова ссорились, долго, привычно: причитая истошно Она, Он – отрывисто, смачно и зычно... «Посходили, наверно с ума» размышляла пятнистая сука на подстилке у самой двери, слушать брань ежедневно – вот скука! Зря их пробовала примирить. «Не твоё это дело собачье, прочь пошла, надоевшая дрянь! Отвали, я сказала, иначе поводком отметелю! Ты глянь на неё!»... И она отходила, глаз не смея покорно поднять (их обоих всем сердцем любила), перемены не в силах понять в отношеньях меж ними и с нею: «Да, конечно, хозяйка права: храп, отдышка и лапы немеют... Может, злится, что стала стара?» И Ему стала явной помехой: «Расскулилась под вечер опять!», А ведь прежде охотно, со смехом выводил во дворе погулять. «Не моё это дело собачье», по шерстинкам скатилась слеза. Нет, конечно, собака не плачет – постарела, слезятся глаза. Задремала и суке приснилось: стала с варежку, двое людей не торгуясь, купив, расплатились восторгаясь покупкой своей. К псам бродячим долой сантименты!.. Перепутав реальность и сон, вспоминала собака моменты лучшей жизни, срывались на стон её выдохи чаще и вдохи, заскулить бы, на помощь позвать! Бесполезно, на кухне оглохли, продолжая безбожно орать. Выдох сделан и замерло тело, ни обид, ни побоев, ни ссор... Не собачье, конечно же, дело, чем закончился их разговор. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2019 г.
8
2
218
Ненастье
Утро холодное, белое, льдинки плывут в небесах. Что ж ты, ненастье, наделало, веры лишив в чудеса? Сад под туманом сутулится, кроны в пожаре горят, в полымье длинная улица, листья, как искры, летят. Тычутся в руки озябшие листья, дождинки, ветра, словно тепла и не знавшие, как побирушки – добра. Ты и меня растревожило. Мысли по-птичьи летят в небо, на бездну похожее, с верой слепой журавлят; Сердце, как каторжник, мается где-то в застенках груди. Мне бы поплакать, покаяться, мне бы грехи замолить... Листья и ягоды рдяные в жадном сгорают огне. Мысли, как дождь, окаянные... Холодно, Господи, мне. Леонид Жмурко Сборник "Шестое чувство", 2016 год.
8
0
127
Гадкий утёнок
Как детская книжка-раскраска мелодий диковинных мир, едва уловимая сказка, и выдумки тонкий эфир в его притаились ресницах – седого, как лунь, старика, держащего в тонкой деснице припудренный ком парика. В глазах бесконечно искрилась тоска, как богемский хрусталь, и губы в улыбке кривились печальной – прославился враль?.. Увенчанный славой всемирной, он гадким, по-прежнему, был утёнком, с душою ранимой, и женщинами не любим. Дюймовочка, Герда, Аннета... Кого провести он хотел? За образами – Хенриетта – её безответность воспел. Солдат оловянный и Краин, любовью спасаемый Кай... Судьбы он своей не хозяин, сколь копий судеб не ломай. Старик (но извечный ребёнок), сановник, любимец двора... Но вслед ему – «Гадкий утёнок!» орёт, хохоча, детвора. Вздохнул... Воротник поднимает, надев свой нелепый парик; идёт, и под нос напевает о лебеде сказку старик... А воздух пронзительно тонок – в нём птиц серебристая взвесь. Их, Андерсен, гадкий утёнок, окликнул – смотрите, я здесь! Шаги его тише и тише, слова растворились во мгле... Жаль сказки своей не допишет о добром, как сам, короле. Идёт он, в полнеба врастая и выдумки тонкий эфир... Его приняла к себе стая и сказок диковинных мир. Леонид Жмурко сборник ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, 2016 г.
9
1
159
... и сигарет полпачки
По водостокам катится вода. Промозглый ветер. Мартовские лужи. И небосвод – изорванный, простужен, как змей бумажный виснет в проводах. Стою в толпе у пригородных касс, не видя лиц, как на асфальте птица. Мечта одна – билетик бы сейчас и в электричке тёплой очутиться. Занять бы место, где-то у окна, чтобы затем, разглядывая талость полей, лесов, уткнувшись лбом со сна в окно, делить с ним страшную усталость. Под говор пассажиров и бродяг, под объявленья станций и рекламы на час уснуть, устав от передряг... И очутиться в домике у мамы. Где все заботы кажутся пусты. Мне мало лет, и в окна лезет лето. Где правда, ложь – наивны и просты, как стёклышки, прикопанные где-то. Где ни житейской прозы, ни стихов, где мной, босым, промерены все лужи и в грудь не бьют, не поверяют слов и не вверяют раненные души... Где нет измен, продажности Иуд – от клерка до правительства и дальше... Где раны все до свадьбы заживут, где слёзы льют от радости, без фальши... Но от себя – вовек не убежать в другую область или на край света. Всё так же будут за душой лежать все тяготы, как письма без ответа. Всё так же, в пепел, душу будут жечь нелепые проступки и уступки, и все ошибки, что из них извлечь не смог урок... И скверные поступки. И безнадёга вцепится, как в плащ цыганский мальчик, требуя подачки... И ты отдашь, хоть смейся или плачь всю душу. Всю. И сигарет полпачки. Леонид Жмурко сборник ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, 2016 г.
8
0
116
Зачерствела душа
Ночь легла... А мне пишется до́ света, Как птенцы в темноту жадно тычутся все слова желторотые, досыта им души моей мало насытится. Зачерствела до корочки с плесенью, а они непутёвые просятся накормить их, хоть тихою песнею, и на чёрствую жадно набросятся... До рассвета пируйте и властвуйте надо мной и над ночью, горластые, а с зарёю прощайте и... Здравствуйте!.. Без меня... Все стихи голенастые. Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
6
0
216
Ты ничего не знаешь обо мне.
В глаза глядишь, пленяясь глубиной, и шепчешь мне: дарован, мол, судьбою, что хорошо безмерно лишь со мной... Не зная, что неискренен с тобою. Ты ничего не знаешь обо мне, совсем ином – жестоком, беспощадном, что убивал на проклятой войне в бою людей, от смерти непроглядном. Ты тихо шепчешь нежные слова, когда в бреду, как Одиссей Итаку, я покидаю жизни острова, во сне кидаясь вновь и вновь в атаку. Ты ничего не знаешь обо мне, читаешь Гумилёва и Петрарку, разогреваешь пищу на огне, зовёшь гулять по дождевому парку. А я... Я привыкаю по чуть-чуть, к тебе... Что нет войны и медсанбата, что, может, расскажу про страх и жуть военных лет. Но не сейчас... Когда-то. Ты ничего не знаешь обо мне. Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
8
0
249
Дурочка
Косы перепутаны, как рукой охальника, беспардонно, тонкими ветками ольховыми. В платьице в горошину бродит вдоль ольшаника, улыбаясь, дурочка с пятачками новыми. Меж ладошек маленьких потрясёт монеточки, и лучится взгляд её... как звенят копеечки. Наклоняясь, слушает, говорит им: «Деточки, милые, пригожие, хорошо ль за печечкой?» А затем опомнится: «Дети, детки, деточки!», и бежит без устали, вот дорога, улочка к пепелищу чёрному, в кулачке монеточки. Их целует, радуясь... Что тут скажешь? Дурочка. Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
7
0
228
Глаза предадут...
А днём сохранить не сумеем, как дети, мы тайны, в любовь из эдема сбежавших, из суетной эры компьютерной сети... Глаза предадут до рассвета не спавших. ~~~*~~~ Волшебное время. Июльское утро. В сиреневой дымке заря трепыхает почти невесомо (стрекозкой как-будто, когда свои крылья огнём обжигает). В окно лезут запахи южного лета, садовые мальвы и тень кипариса... Лишь в нежность объятий моих ты одета, и в простынь расцветки цветущих ирисов. Сквозь сумрак рассветный черты проступают и линии тела. Губами касаюсь сосцов, ощущая как отвердевают... Я пью тебя жадно. Нет... Я упиваюсь... В бездонное лето с планетой сорвёмся, друг в друга вжимаясь с неистовой силой, о синее небо мы не разобьёмся... Ты шепчешь, что сделал тебя я счастливой. И в миг, когда оба достигнем мы мели, устав от соитий (порой запредельных), похожий по цвету на цвет карамели, черкнёт моё тело сосок затверделый... Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2019 г.
8
0
117
Забулдыга стихирного братства
Вы простите, пииты и братцы, может что-то я сделал не так. Видит Бог, что хотелось остаться, но душа не желает – никак. Перемешаны густо: паяцы, графоманы и мэтры искусств; не желал бы я обособляться, проявив солидарность из чувств сопричастности к касте, к когорте – изводящих бумагу, как плоть, отдаваясь по букве, по ноте, приумножив щепотку светлот. ~~~*~~~ По рассветам, как книги, открытым наугад, собираюсь читать – о теперешнем и, о забытом, и о том, о чём смел лишь мечтать. Забулдыгой «стихирного» братства я ору, сочинённое вслух, когда рвётся на волю, в пространство рифма девушкой гордой из рук. Не хотел бы я обособляться, но душа, как нахальный птенец, хочет к небу скорее пробраться, сокрушив скорлупу, наконец. Проявляя нахрап и упрямство и крыла подставляя ветрам, отвергая привычное братство, учит сызнова жизнь по слогам. И его розоватому тельцу, несмышлёнышу (да, вы правы), я сочувствую – всем своим сердцем, соглашаясь кивком головы: «Будем жить, совершая паденья. Буду снова учиться писать, чтоб ожившие стихотворенья не смогли разучиться летать». Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА,2015 г.
8
1
144
Пантера
В час, когда под чёрные деревья проникают тени, как пантеры, обуяна страхами деревня, не ложится спать подле Этеры*. Видя в тенях яростные очи, слыша шёпот, ветром приглушённый, той колдуньи, под покровом ночи, на костре безжалостно сожжённой. С воплями глядят в луны глазницы, взор отвесть не смея и рыдая. В них проклятье абиссинки-жрицы, с неподдельным ужасом, читая. Восклицают старцы, плачут дети, барабаны яростно грохочут... Но, ступая на сухие ветви, чуя смерть, гиены зло хохочут. Старый вождь один не восклицает, курит трубку и сжимает крепко древнего копья, что чуть мерцает остриём заговорённым, древко. Кривит губы злобно и надменно, призывая всех богов Этеры. Думая – сегодня, непременно, поражу, копьём, сердце пантеры. На костёр глядит и замирает, колдовству и чарам поддаваясь. Поселенья врата открывает и ступает в сумрак, сотрясаясь. Сорок жён вослед ему рыдают воя так, что смолкли и гиены. Косы рвут и пеплом посыпают, и в отчае режут себе вены. Грозный муж, воитель и правитель, как дитя, беспомощно вздыхает. Он ли тот ужасный повелитель, что пощады ни к кому не знает? Уронив копьё, пав на колени, в иступленье деву призывает. И она, пантерою из тени, распугав гиен всех, выступает. И в глазах, пронзительно-огненных, ни пощады нет и нет прощенья, тело рвёт, в прыжках своих мгновенных, сотрясая воздух, воем мщенья. Этера* – река Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА, 2015 г.
8
1
211
Говорят – такого не бывает
Свет ночной стекает, как вода, по окну, и утро прорастает – как цветы и первая трава. Говорят – такого не бывает. Затихают речи. Тишина, ставши осязаемой, витает лепестками яблонь у окна, на ресницы тенями спадает. Мне в тиши – ранимой, как стекло, в тишине – торжественно-тревожной только звук дыханья твоего кажется единственно возможным. Напряженье в комнате висит – шевельнись и искры пробегают. Что об этом физика гласит?.. – Вроде бы, что люди не летают. Господи, невежество прости Ты – моё, ведь вопреки науке за спиною крылья отросли от любви... И слышу мысль – как звуки. Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА, 2015 г.
7
0
134
35 декабря
(пересказка в стихах сказки "12 месяцев") тридевятое королевство; принцесса, она же королевна; учитель, он же проф.; солдат, он солдат и есть; сирота; мачеха; дочь мачехи; 12 братьев-Месяцев; автор; и другие. P.S. ни одно животное не пострадало. ~~~*~~~ ...Словно зверь рыдает вьюга, подпевает ей метель. Лес. Мороз. Служивый ищет для дворца на праздник ель. Все не те. Глаза ль подводят, али сбился он с пути? От мороза руки сводит, а не может ель найти подходящую принцессе (на расправу та быстра)... «Эх, сейчас бы кружку чая, да согреться у костра»... Чу! Шаги. Дивится он: «Кто в лесу? Кому не спится в непогоду на печи?.. Эвон как – навстречь девица, санки хвороста полны». «Кто ж тебя в такую стужу в лес спровадил? Расскажи. Али с головой не дружат? Аль под праздник пьян-пьяны?» Отвечает робко та: «Мачеха меня послала. Я, служивый, сирота»... Он помог свести ей санки... Благодарная, в ответ, показала чудо-ёлку, что на свете краше нет. ~~~*~~~ В это время во дворце шик и блеск наводят споро повара, лакеи, паж... Новогодний праздник скоро. В светлой горенке тепло, за столом сидит принцесса, изучает что по чём и вникает в суть прогресса, в НТР и ВВП, дипломатию и счёты, чтобы в курсе быть во всём и свести к нулю просчёты; Учит алгебру, латынь, геометрию и «инглиш», козни, яды, нашатырь, и зубрит в нагрузку идиш... А за стенами метель... Ученица на иголках (чё в подарках Дед Мороз приготовил ей под ёлку?) Хоть пятнадцать лет давно, и уже в Сорбону метит, но под самый Новый год свято в «Дед Мороза» верит. Репетитор, между тем, просит разрешить дилемму, где, какой проставить знак, чтоб раскрыть полнее тему перемены дат, времён, и диктует ей прилежно: «Запишите: средь снегов, тёплым днём расцвёл подснежник». ~~~*~~~ Призадумалась принцесса, с полуслова завелась: «Я хочу цветов на праздник!» Тут и сказка началась... ~~~*~~~ Сколь учитель не старался, но её не убедил, что весной цветёт подснежник. Лишь в немилость угодил. Без пяти минут двенадцать оглашён в стране Указ: кто подснежники добудет, рассчитаются тотчас баш-на-баш – цветы на злато. Только где ж цветы добыть? Разгулялись снег и вьюга, разыгрались во всю прыть. Не видать домов, деревьев, всё снегами занесло... Тут и мачеха со сводной подвернулись как на зло. Суть просёкши – расцвели... За подснежники монеты золотые – баш-на-баш. Раздобыть бы первоцветы... ~~~*~~~ Но самим идти негоже: снег, мороз, метель метёт. Доченька смекалкой блещет: «Сирота пускай идёт, ну а мы снесём корзину и разделим пополам призовые...». – Ай да дочка!.. Молодчинка! По рукам! ~~~*~~~ Снеговую взвесь внеся, дверь тихонько отворилась – то с вязанкой на плечах сирота домой явилась. Ни обсохнуть не успела, ни согреться, ни поесть, мачеха: «Вернуться нужно снова в лес. Заданье есть»... Хошь не хошь, а делать неча, уяснив заданья суть, не поев, не обогревшись, вновь отправилася в путь. Исходила и чащобы, и сугробы обошла, вся промёрзнув, ни былинки, ни цветочка не нашла... «Как домой мне воротиться? Не дадут совсем житья – лучше, чем терпеть побои, здесь в лесу замёрзну я». Села девушка под елью, греет руки на груди, кажется сквозь вой метельный песня... Всполох впереди. «Али брежу? Что за чудо?.. Вправду песня и костёр...». Робко вышла на поляну, а на ней цветной шатёр, братья-месяцы пируют, чин по чину в свой черёд все сидят. (Бывает, бают – это лишь под Новый год). Испросила разрешенья у костра на пень присесть... Незаметно в разговоре рассказала всё, как есть. Старший Месяц молвил: «Сможем, мы помочь в твоей беде. Встань, Весенний Месяц, посох уступлю на час тебе»... Набрала цветов корзину. За добро благодарит братьев-месяцев... Весенний, чуть зардевшись, говорит: «Вот, возьми кольцо на память. Приключится коль беда, оземь брось и мы на помощь поспешим к тебе всегда. К заповетному жилищу ты пути не выдавай. Мы ж наведываться будем... Всяк в свой срок. Не забывай». ~~~*~~~ В это время во дворце королевишна чудесит: отменила Новый год, всех грозит казнить-повесить, коль не выполнен Указ – нет подснежников на праздник. Сгоряча под гнев попали – все, и даже шут-проказник. На лесничем нет лица, бел садовник, паж – в опале, репетитор, как бунтарь, заперт накрепко в подвале... Весь вспотев, усердно писарь составляет календарь с тридцать третьим... С тридцать пятым декабрём, стерев январь... ~~~*~~~ В зал вбегает казначей, и ничуть не отдышавшись: «Принесли цветы... Ура! Я уже и расчитамшись». «Рас-чи-там-шись...», – хорошо. По заслугам и награда. С Новым годом, господа!.. Амнистировать бы надо педагога-чудака. Впредь наука будет в тему – капиталу нет преград, разрулит он все проблемы. Позовите мне того, кто принёс цветов корзину. Любопытно: Что? Где? Как? За наводку сверх накину... Мать и дочь, беды не чуя, врут про лес напропалую, как измучились в снегах, чтоб добыть красу такую... А принцесса входит в раж: «Слуги, снаряжайте сани! Едем в лес!». И вруньям двум: «Путь укажите мне сами». Тут и вскрылось всё враньё... Плачут так, что сипнут глотки: «Не ходили по лесам. То негодница сиротка знает путь к лесным цветам...». ~~~*~~~ Все блага ей обещали, лишь бы выдала маршрут к той поляне заповетной, где подснежники цветут. Непокорная сиротка отказалась наотрез показать... Но за цветами согласилась сбегать в лес... Ночь прошла. Не скрипнув дверью, дом покинула с утра, знать, не зная, что крадётся по следам за ней сестра, оставляя всюду метки для кортежа из дворца. (Не жалей, – молва правдива, – ни лгуна, ни подлеца). Сколь была ни осторожна её сводная сестра, выследить всё ж не сумела до заветного костра – оступилась ненароком, выдав возгласом себя. «Ах, негодница, сестрица! Пожалела вас, а зря! Коль меня вы обманули, возвращаемся домой». А сестрица: «Врёшь! Покажешь! Едут в саночках за мной королевна, мама, свита... Нет назад тебе пути, по сугробам-перемётам от погони не уйти»... Тут и санки с королевной и со свитой подоспели, люди, кони... Кутерьма... Окружили, налетели: «Говори без промедленья: где подснежники растут? А иначе в наказанье замерзать оставим тут». «Шапку снять с неё и шубку, чтоб сговорчивей была. Рукавички тоже наземь... Ах, колечко!.. Где взяла? Не расскажешь?! Распрощайся!..», – Размахнулась, и в сугроб бросила его принцесса, утерев от пота лоб. Тут же небо потемнело, лес укрыло серой мглой, закружило всё метелью непроглядной снеговой... ~~~*~~~ Улеглася непогода... Ни сиротки, ни саней, разбежалась свита, стража, кто шустрей угнал коней. ~~~*~~~ Мачеха да дочь её, репетитор, Королевна на поляне средь снегов... Вдруг шаги слышны напевно. «Эй, вы кто? Спасите нас! Ну а я, по-королевски, отплачу: хоть серебром... Хоть суфле по-конголезски...». Улыбаясь, Дед Мороз отвечает: «Мне награда не нужна, я сам богат. Говорите, что вам надо? Королевна: «Я хочу очутиться снова дома», Проф.: «В природе чтоб всё шло по не попранным законам». Мать и дочь, промёрзнув очень: «Шубы! Шубы потеплей!» Дочь: «Пускай собачьи даже, только дайте поскорей!». Мать ругается на дочь: «Коль просить так горностая!». Дочь не промах, тянет две: «Мне сгодится и такая...». Разругавшись в пух и прах, в дележе дошли до драки. Глядь, сцепились на снегу две рычащие собаки... Королевна присмирела, прикусила язычок, да и проф (в душе опешив) сохранять решил молчок... ~~~*~~~ В серебре дубы и ели, у костра толпится люд: братья-Месяцы, сиротка. Веселятся и поют. Тут и гости подоспели: проф, принцесса и два пса. Удивляется сиротка: «Так знакомы голоса двух собак. Впервые вижу, А как будто знаю век... Мачеха с сестрицей?! Уж-то, быть собаками вовек?!» ~~~*~~~ Пусть три года караулят двор и дом. Там поглядим. Коль исправятся, то облик человечий возвратим... ~~~*~~~ Дед Мороз велит в салазки впрячь собак, чтоб во дворец отвезли принцессу с профом... Тут и сказочке б конец. Но... Бубенчиков разливы – расписные, все в мехах санки едут по поляне, не увидишь и во снах краше тройки... Не к принцессе, а к сиротке. Братьев дар. Королевишну от злости не хватил едва удар. Королевская натура прёт из всех щелей души (кто здесь главный?..). У сиротки все наряды хороши: и сапожки, и дублёнка, муфта, шапочка на ней – шик сплошной. У королевны вряд ли что есть помодней. Вся дрожит от зла и хлада: «Подвези-ка нас домой! Я тебя по-королевски награжу, и проф со мной». «Ваших мне наград не надо». «Как ты смеешь простота?!..» Проф: Видно вы не так спросили, раз ответили вам так. Попросите по-простому, так как я вас обучал. Осознала всё принцесса, тихо голос прозвучал: «Будь добра, возьми с собой нас». «Ну, конечно, подвезу. Шубку дам и рукавички, и назад не отберу». ~~~*~~~ Старший брат благословляет: «В путь-дорогу, господа»... И принцессе: «Помни встречу». «Не забуду... Никогда». ~~~*~~~ Тройка мчится по дорогам, потерялся бубенец. Правда ль, выдумка?.. Не знаю. Кто дослушал, молодец. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
12
3
558
О, как смеялся, хмуря взор
О, как смеялся, хмуря взор, и, нервно веточкой сирени, похлопывал свои колени, наш продолжая разговор. Ни громкий смех, ни блеск очей, ни ревность, скрытая бравадой, не скрыли, что ты стал бледней, пред узнанной, тобою, правдой... Зачем выспрашивал о ней – моей любви, давно прошедшей, любви давно минувших дней, той, окаянно-сумасшедшей? Её клеймо мне будет жечь, до смерти, ласканное тело, а ты выспрашивать сквозь желчь, глядя в глаза мне, то и дело. Ты, не простишь мой юный грех... что не с тобой купалась в росах, и, что не твой слыхала смех, репей вычёсывая в косах. Леонид Жмурко сборник ПРИОЗЁРНАЯ СТЫНЬ, 2013 г.
8
0
162
Не хнычь
Не хнычь, не уповай на завтра, спеши творить, мечтать, любить, и подавать любимой завтрак... Ведь «завтра» может и не быть. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2016 Свидетельство о публикации №116111907776
10
4
204
Мишура
Мишура и гирлянды... В витринах китайские ёлки, новогодние слоганы, шопинг... Сует суета. Как знак «Stop » на хайвэй, как на теле красивом наколки, нас коробит порой человеческих глаз пустота... Детских. Взрослых... Им праздник грядущий не благость (пережить бы морозы, свести бы с концами концы), теплотрасса их дом, а к «столу» новогоднему в радость не продукты из маркета, а из ларька леденцы, водка, пиво, вино... Сколь кому мы подкинем в ушанки, в коробчонки, в ладони, в пакеты, на мёрзлый картон, то не видя, как смотрят нам вслед благодарно подранки, кто-то пойло глотнув, кто-то птицам скормив свой батон... Из «Иронии» вечной мелодии, сцены, герои... Суета: обзвонить, накормить... Конфетти, мишура; «Новостей» свежий выпуск... И сердце вдруг сжалось от боли: тот, кормивший пичужек, замёрз, не дожив до утра... Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
7
0
202
Душно
Зимние дни всё отчётливей, ближе, полупрозрачным стал старенький сад. Ягод рябины алеет бесстыже свет, как на вороте след от помад. Жизнь на излёт. Не сложилась по сути: встречи, потери... В итоге – один вновь, как вначале пути, на распутье... Жгучей настойкой не вышибить клин горьких потерь, равнодушия, сплина... Мало осталось родных мне людей; не дал мне Бог ни дочурки, ни сына, и отобрал самых верных друзей... Осень. Унылое небо проточно, яблочный жемчуг рассыпан в траве – вызревший, спелый, светящийся сочно в тон уносимой ветрами листве... Раннюю стужу сулит равнодушно в радиоточке от метео Бог. Ворот рванул. В тесной кухоньке душно. Дверь приоткрыв, я ступил за порог, в мир окунувшись иной в одночасье, в свет невесомый, как в лужицах лёд, в полузабытое детское счастье, где меня ласково мама зовёт... В нём все заботы глазасто-наивны, смена сезонов совсем не беда, и... Все друзья и враги так невинны, как дождевая на веждах вода. Ветви даруют плодов переспелость, и перепачкан от мякоти рот; В нём взгляд девичий – награда за смелость; Звуки Вселенной понятны без нот... Кто-то окликнул, разрушивши словом миг или вечность... Пойми тут, поди... Точно заточкой пронзила ознобом боль, затерявшись осколком в груди. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
7
4
133
Купола
Города в куполах, в куполах, каждый год их становится больше. Отчего столько боли в словах, и молитвы к Всевышнему горше?.. Что-то в мире и в жизни – не так. Нет, не так, как учили нас прежде – подаём безнадёге пятак, а не руку упавшей надежде. Подаём, но в глаза не глядим, мы боимся обжечься о муку незнакомцев, и знать не хотим, от чего протянули к нам руку. Колокольная медная звонь затмевает все звуки и речи. Мы, к груди прижимая ладонь, зажигаем Всевышнему свечи. И не слышим – ни мольб и ни просьб, и не слышим ответного с неба – не пятак, презирающий, брось, а отведай просящего хлеба. Но куда нам до требы простой? Пред Крестом, а забыли что ищем... Ну а, Бог, как калека слепой, тянет длани к нам в рубище нищем. Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА, 2015 г.
10
0
242
Зимарь
Коньяк для настроеньица – полрюмочки на порцию кофейную... Кто ленится, ловите, люди, опцию – рекламный баннер сочными пестрит словами, пляжами с отелями, песочными полосками наряженный... А здесь зимарь, распутица, промозглость беспроглядная, шатаешься по улицам, лишь ёлочка нарядная ну точно, как девчоночка на первом несвиданьице: покрашенная чёлочка, коротенькое платьице... Растеряно-смущённая, и не стоять, не спрятаться, что дурочка влюблённая, то видно всем, кто пялятся... А баннер морем щурится, в карманах ветр полощется, какая к чёрту Турция? не очень то и хочется... Ведь не скажу: «Что, где уж мне», хотя, так баннер нравится... Подмигиваю девушке у ёлочки: «Жди. Явится». © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119122902348
10
8
215
Рыжий нахал
Если вдруг ты заметишь, что кто-то по крыше крадётся, чуть касаясь, опасно намокших листов черепиц. Знай, что это не рыжий, отважный охотник на птиц, а, тот рыжий нахал, что орёт по ночам и дерётся... ... Пред тобою, бросаясь на свору дворовых собак, я в отчаянье думаю: «Видит ли белая кошка, что сидит на каком-то своём этаже, из окошка, что тот рыжий задиристый кот ... Ну, совсем не слабак»... Если вдруг ты заметишь, что кто-то по крышам крадётся, чуть касаясь, опасно намокших листов черепиц. Ты взгляни на него, из под длинных пушистых ресниц, И ... Я песню спою, что любовною песней зовётся. Пусть кричат, что сошёл я с ума и не март на дворе, И все хором желают... «Здоровья», и всяческих... «Благ». Я не скромный, на бис буду петь, под луны сырный флаг, О тебе... И о марте... На крыше... В снегу... В декабре! Леонид Жмурко сборник ПРИОЗЁРНАЯ СТЫНЬ, 2013 г.
9
4
156
Сюр...
Тона Дали – от флага-занавески, испачканной тенями, светом, дымом моих LM; и завитков гротески струятся в доме пыльно-нелюдимом. Кусты в цвету сугробами белеют... О, как ранимы краски! Как контрастны!.. Я море на конвертик серый клею с письмом к тебе, надписывая красным. Так грациозна тьма, как поступь пумы, чудовищны предгрозовые тучи... Я вчитываюсь в текст, что весь продуман... И понимаю: не отправить лучше. Не будет зверь тоски вгрызаться в душу, не будет жаль со снами расставаться... И твой покой внезапно не нарушу произношеньем рванным иностранца. Пески Дали, уродцы и калеки, таинственные хищники и птицы: слова письма. Сквозь сомкнутые веки ночь прозорливо смотрит в наши лица. Но ничего конвертик не изменит... отправлю ль, нет... Не избежать разлуки – всё племя звёзд свирепо в сердце метит, с усердием натягивая луки. И жизнь, и смерть, и бег единорога схлестнулись так... Но нет, не безнадёжно. Горит свеча и тянется дорога, как нитка Ариадны, осторожно... Иссечено пространство, время, чувство, изломан свет, как сабля иноверца... Цветок любви на грани соисскуства гротескным жалом прорастает в сердце. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
9
2
247
Распадаясь на атомы...
Я вернусь: отражением, ветром, частицей из вобравшей, как капельку, мглы бесконечной, тьмою, светом... Иль звуком, изроненным птицей, или тенью, как тайный попутчик, заплечной. Распадаясь на атомы и на нейтрино, в твоём мире, где ценятся вещи и речи, невесомую шаль из объятий накину на твои вдруг озябшие нежные плечи. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
10
7
87
Птичка за пазухой
Мы с тобою до чёртиков разные: увлечения, взгляды, друзья... Отогрев, словно птичку за пазухой ты к себе приручил «донельзя». До нельзя: разругаться и броситься по пролётам с площадками вниз, за такое, конечно же, спросится, Тем, кто дарит израненных птиц... Да мы разные: сильные, слабые. Всё условно... Но рядом с тобой, я себя ощущаю не «бабою», просто женщиной. Знаешь, порой забывала... Заботы с рутиною, неурядиц сжимающий круг оплетали крыла паутиною, разучилась мечтать как-то вдруг... Отогрел, взявши птичку за пазуху,– ожила и могла б улететь, но... Как счастье великое праздную, твоих рук обнимающих клеть. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119111600644
10
0
157
Дочка выросла...
(из переписки в инете) ~ Дочка выросла. Стала похожа на мать... На тебя... Говорят мне друзья и соседи. Я, кивая, молчу, что ей нравится спать с Коломбиной, хотя класс остался последний... Что заметил давно в «рванных» джинсах «de luxe» и табачные крошки, и фантик «Дюшеса». Возвращается вовремя – маленький плюс, в повседневности будней из страхов и стресса. Жесты, мимика, взгляд твой и голоса тембр, в ней, не знавшей тебя, проявляются... Гены. Её жизненный ритм и неистовый темп для меня непонятны, порой запредельны... Она выросла... «Lee» и БУшный Айфон, ей к лицу (мне твердит)... «Купим новые после»... Забирая у спящей из рук телефон, осознал, что не выросла дочь... Стала взрослой. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119120201146
10
3
402
Таких , как ты...
...он зло цедил с улыбкой: «Ради Бога! На все четыре стороны катись!» Вослед летело: «Скатертью дорога! Дверь за собой закрыть не поленись...». Ты уходила так, что в лутке, охнув, заклинивало «Каlе*» механизм, и лифт летел, от слов твоих оглохнув, метеоритом сваливаясь вниз. Невзрачный тип... А ты под стать актрисам... Да от таких не отрывают глаз и потакают всяческим капризам, ложатся в штабеля у ног – на раз! Таких, как ты купают в ласках, винах, а ты идёшь в дешёвенький мотель... А утречком заявишься с повинной, чтоб разделить, как, в первый раз, постель... Тебе такого в жизни не хватало?.. Безумных ссор, чтоб не хотелось жить?.. А впрочем, что я?.. Смыслю, право, мало в том, как умеют женщины любить. «Каlе»* – замок дверной Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
9
1
179
Сорняки
«Поэзия – отстой, сорняк! Ты опоздал, она не в моде. Попсу гони! Попса – крутяк! А за поэзию – по морде»! Я вышел прочь, под дождь попав, как-будто в прошлую эпоху. Старушка подошла, сказав: «Бледны, как мел. Вам очень плохо?» Мотнул упрямо головой: «Нет, пустяки. Пройдёт. Бывает. Благодарю. Мне не впервой (сорняк повсюду выживает)...». И, сев в шестнадцатый маршрут, поехал, словно на край света, на кладбище*, где слово чтут... Там тесно от Больших поэтов. Но и сюда я опоздал (всему виною сумасбродство весны, и ливневый обвал, как стих, зачитанный вслух Бродским). ~~~*~~~ Пока я дождь пережидал, стихи под рёбрами грудины вращались, как клинка металл, войдя почти до середины. А впрочем: бред вам говорю... Попал под ливень аллегорий. Я лишь простужен и горю (тоской неизлечимой болен...). Я вспоминал наш разговор о нужности стихов и слова, и понимал – заочный спор проигран безнадёжно снова. Вам выпал жребий, а не мне: крюк и петля, склеп «Англетера»... От пули смерть не на войне, но высшая, от власти, мера... В ГУЛАГе, или от струны фортепианной вокруг выи... Безумной от крови́ страны вас рвали псы сторожевые. Вам выпал жребий в первых быть рядах. А первых выбивают в игре, войне; из слова «жить»... И всенародно проклинают. Граховский*, Губарев*, Деркач*, Крючков*, Зубакин*, Нуров*, Бабич*, Зарудин*, Дударь* и Субач*, Малиев*, Олык*, Итин*, Радич*, Цветаева и Мандельштам, Блок, Гумилёв, Есенин, Бухов*... На всех один казённый штамп. И чтоб не пахло вашим духом!.. Мне не дано спасти из вас, ни одного, как спас однажды стихов животворящий глас от чёрных дум безумной жажды свести концы – в конце концов с болезнью, нищетой, смятеньем (вонзясь, как стёклышко в лицо, от зеркала, с остервеньем). Меня спасла катрена нить: «А жизнь дана нам не напрасно». Я осознал, что надо жить, за вас слагая громогласно... На целый век я опоздал. Нет. На эпоху. Нет – на вечность. Я не попал в «девятый вал»; не проверял на человечность. друзей, ЗК, родных, конвой... Да и меня не проверяли. Я жил в стране совсем другой, в ней по-иному истребляли: Хмельное пойло, наркота, изгнанье с гиком из союзов с издёвкой: «Гений?!. Мелкота!» Прочь выставляли из Союза... ~~~*~~~ И прошлый век, и этот век: всё ж для поэтов одинаков: Стране не важен человек, пусть будет дважды, трижды знаков! Кто не угоден, тех – долой! Стишочников в союзы-свору... Очнись Отчизна, что с тобой?! Ведь не в «союзы», в петлю впору! Ведь, не поэтов голоса звучат, даруя слова чудо... Попса, бездушная попса всепроникает отовсюду. ~~~*~~~ Про дождь забыв, продолжил путь пространство вешнее тасуя, не жалуясь на жизнь. Отнюдь. Итожа всё, и всё плюсуя... На перекрёстке двух дорог, чуть заикаясь от волненья, читает юноша, как Бог, Ахматовой стихотворенья... Смеюсь, припомнив разговор: поэзия – сорняк... Как пра́вы, изрёкшие свой приговор... Ведь сорные живучи травы. Им не страшны ни сквозняки, ни то, что тени всходы глушат... Весна. Наивно сорняки врастают в небо, в окна, в души. ~~~*~~~ Кладбище* – Ваганьковское Фамилии* (не известные большинству читателей) приведены из неполного списка репрессированных поэтов. Это ссылка на одну из страничек, на которой постоянно обновляют список: http://bessmertnybarak.ru/article/repressirovannye_poety/ ~~~*~~~ Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
11
1
237
Куноити
女 Алый шёлк кимоно лепестком ниспадает и ложится у ног изумительной гейши. Наслаждение тело тебе обещает, ты трепещешь пред нею, как даром ценнейшим. Пьёшь её наготу, по глоточку смакуя, прикасаясь, целуя, впиваясь до стона сладострастного гейши... И сердце ликует! Её нежность, как небо ночное – бездонна. И от неги и ласки, как юноша страстный, захлебнувшись, желая одних лишь соитий, как цветок исцелуешь... Смертельно опасный – утончённую гейшу, с тату куноити*-女. Она встанет свежа и в зрачки твои глянет, улыбаясь холо́дно, до цыпок на коже, и тебя, словно камень на дно их затянет этих глаз обжигающих душу до дрожи. Сотрясаясь в агонии, чётко припомнишь сладкий привкус сосков и ласкающий голос... Осознав, что их сладость – отрава всего лишь, и заметишь на простыни розовый лотос**. куноити* – (смертоносные цветы), женщины-ниндзя, 女, http://world-japan.livejournal.com/844868.html розовый лотос** – знак мести Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
9
2
174
No problem
Чёрти что происходит со мной... Возраст? Опыт? А может подводит сердце душу, и та не находит смысл во встречах случайных с тобой. ~~~*~~~ Ярлыков избегаю, клише, в лексиконе нет слова «любимый» (обжигалась не раз я уже, каждый раз становясь всё ранимей). Отреклась от любви, дав обет не влюбляться... По жизни – так лучше... Переспали, а утром: «Привет», вспоминая, как красочный случай вечер, свечи, цветы и вино... Всё привычно, банально... Похоже на заезженный титр из кино... Кроме ласк, обжигающих кожу... No problem, справляюсь одна. Наши встречи?.. Лишь прихоть, не боле... Или похоть. Зато не должна никому ни любви я, ни боли. Убеждаю себя в тишине: мол, признанья – примета к разлуке. Без любви мне спокойно вполне... И некстати припомнила руки... ~~~*~~~ Уговор – разбежимся к пяти по маршрутам, по судьбам привычным. Прокололась. Нет, влипла с поличным – не бужу. Полвосьмого почти. ~~~*~~~ Чёрти что происходит со мной... Возраст? Опыт? А может, подводит сердце, душу... И та вдруг находит смысл во встречах случайных с тобой. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
10
4
229
Я знак бесконечности
Фантазия, выдумка чья-то, нет, даже не Бога... Меня ещё нет в человеческом теле, пока. Я знак бесконечности, повесть, но вместо пролога лист белый (ещё не коснулась чернильно строка); феерия света, и ветра в мятущихся кронах, я тонкий росток, пробивающий наст по весне – неясно-размытый, волнующий сердце до стона пленительный образ, к тебе приходящий во сне. Ещё безымянна... Я снег, пролетающий с неба, желанье, что ты загадал вслед мелькнувшей звезде. Я выдох и вдох. Я упавшая крошечка хлеба на руку твою. Или тень, что с тобою везде. Ещё бестелесна почти, и почти невесома, я нить-паутинка, листочек... Я – слово. Нет – слог... Мной грезишь во сне, и твой сон вожделенье, истома. Меня пока нет... Не придумал ещё меня Бог. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
9
0
205
Ноябрь, стужа, снегопад
Провинциальный город мой, осенних переливов гамма. Сижу над нервною строкой, нет, не моей – О. Мандельштама. Читаю неумело вслух стихи о Трое и Елене... И в комнате витает дух царя, рождённого в Микенах... Париса, Ахиллеса, дев, воителей, готовых к бою, и Одиссея, что презрев опасность, проникает в Трою... Обитель скромную мою пронзают свет и тени, блики, но я не в комнате – в бою: осада, воины и крики... Но что-то отвлекает взгляд от плавных строк стихотворенья, снежинки белые летят, в немыслимом столпотвореньи. И книгу отложив, стою, забыв который век, эпоха, как будто первенец в раю, ещё не разгневивший Бога... Провинциальный угол мой, Микены, Троя... Всё сместилось во времени. Во мне строкой стихотворенья уместилось то, что рифмуется в стихах: ноябрь, стужа, сад, осада... И город, тонущий в шелках и органзе из снегопада. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
10
0
160
До-Ми-Соль...
(по рассказу из интернета) – Сыграй на мне, лишь пальчиками рук. – Как на тебе сыграть? Ведь нот не знаю. – Закрой глаза, коснись, услышишь звук внутри себя... Смелей, я подыграю! Закрыв глаза, касался, «Ми» – плечо отозвалось во мне, ты прошептала: «Расслышал, да? Давай смелей ещё». Запястье – «Фа» протяжным прозвучало – вибрируя, ликуя; нежным – «Соль» – прикосновенья к шее... Улыбнулся, врастая в незнакомую мне роль, дойдя до «Си», я, покраснев, запнулся. Входя во вкус по телу пробегал, и звук во мне витал волшебной птицей, я, наслаждаясь музыкой, играл от пяточек до пряди над ключицей. От «До – Ми – Соль», до «Соль – До – Ми, Ля – Ре» в тональности мажорной ты звучала... Сыграй ещё, пожалуйста, на мне... На «Си» был сбой, с неё начни сначала. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119081107501
10
1
282
Ты ждёшь его
В снегах деревья, как фигурки нэцкэ, такая утончённая витьба заиндевелых крон, как шрифт немецкий готический, иль по кости резьба. Ты смотришь за окно, красот не видя, ты ждёшь его (а вдруг твоя судьба?). ...звонок дверной, не подавая вида, что хочется бежать, идёшь едва открыть ему – заснеженному, двери в свою обитель, душу и постель, забыв... Нет, напрочь вычеркнув потери (ты так устала в жизни от потерь). И тихий свет забрезжит в сердце снова от слов, от глаз, заснеженных ресниц... И ты поверишь в счастье до смешного, до пенья в сердце тысячи синиц. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
10
0
224
Когда возвращается старый трамвай...
По мотивам одноимённого рассказа Лины Городецкой ~ А в Праге сегодня плюс десять, весна, отель наш на улочке скромной. Так тихо, уютно. Вдруг в створку окна ворвался звоночек знакомый... Ко мне возвращается старый трамвай: со скрипом, со стоном-трезвонницей, с призывами: «Сонюшка, утро, вставай!», и с маминой горе-бессонницей от звона и скрипа. (Его... Нет давно, на радость всей улицы старенькой. И звуки не лезут нахально в окно, как лезли, когда была маленькой). ~ Но в пражском отеле припомнились вдруг: трезвонье, волненье, мелодия... И первой любви ликованье-испуг, не «дурочки с улочки», вроде бы... Хотя и придумала сказку сама... Влюбившись во взрослого встречного. Но школьницы сходят, как с рельсов, с ума, влюбляясь в чуже- безупречного... Сейчас всё смешно... А тогда мне трамвай казался чудесно- таинственным: вожатый включал под окном «Live Is Life», «случайный» казался – единственным... ~ «Случайный» был чей-то. Почти, как отец, по возрасту, с взглядом усталым, не знал, что влюбилась девчонка-птенец в него и, что стал идеалом... Трамвайный звоночек... Припала к окну. Трамвай провожаю, как в детстве, я: «расплющенный» нос... Я, как ма, не усну, но звуки мне вовсе не бедствие, а память красивая: бал выпускной, катанье на красном трамвайчике; признанье в любви и я стала женой, но вышла за рыжего мальчика из нашего класса (хвала небесам!)... Не знала я тайну трамвайную: вожатого он упросил (чудеса!) включать мне мелодию «лайфную», и то, что привычки мои изучил, маршруты, стихи и мелодии, в кружок театральный не просто ходил, – со мной за компанию, вроде бы... «Чудес не бывает», – Смеясь, муж сказал. «Как видишь, вполне объяснимо всё». «Но чудо бывает. Ты разве не знал?..» «Сегодня поверил, любимая». ~ По Праге кружатся трамваи, весна, мелодии, птицы, прохожие... Увидела девочку я из окна, глазами так с нею похожи мы... © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119012205615
8
2
279
Вы ждёте правду жизни...
Вы ждёте правду жизни от меня в поэзии, но не родня по крови она и я... Как всполохи огня и тьмы кромешной чёрные покровы. Я вымещаю в строчках нищету словарного запаса, чувства тленность, любого из известных, и тщету красивого понятья – современность. Поэзия... И боль, и быль, зола... Нет, не бумажных душ, но душ поэтов, несущих свет, сгорающих дотла и не жалеющих себя при этом. А смог бы я, вот так же до конца светить, гореть, нести слова как знамя, не пряча глаз от страха, и лица, когда оближет душу скверны пламя наветов, лжи, ударов от своих в лицо и в спину, с кем единокровен по духу был. И не предавшим стих после сурового клейма: «Виновен» на личном деле папки ВЧК, ОГПУ, иного ли процесса... Когда из сердца вырвана чека, когда тела ломаются от пресса... Вы ждёте правду жизни от стихов?.. Помилуйте, зачем вам правда эта? Готовы ль вы подставиться под слов кнуты и камни... И простить поэта? И не кричать: «Заткните ему рот!» свинцом ли, кляпом... Всё равно в итоге. Казнит не власть, а собственный народ, молчащий, словно точка в эпилоге. Вы ждёте правду жизни от стихов – поэзию. Но я пишу иное: цветы, любовь... За вычурностью слов упрятав сердце, правдою больное. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
7
1
110
Метро. Дежавю
Кольцевая с утра, как волчок, по орбите несётся, увлекая с собой миллионы спешащих и нет. Наверху снегопад из последних и робкое солнце над одной из летящих по кругу прекрасных планет. Этот город большой... Нет огромен и множество станций, пассажиропоток вовлекается в круговорот эскалаторных лент, переходов на... И констатаций: через день будет март, что весна наступает вот-вот. Дежавю?.. Может быть. Но вот так же с тобой прошлым мартом мы в потоке неслись, как планеты, в сплетении масс. И тоннели глотали, как чёрные дыры, с азартом уезжающие поезда торопливо, без нас. Дежавю?.. Может быть. Город наш окольцован, как птица. Он уже пообвыкся с подземки железным кольцом... По кольцу я лечу и гляжу в отражённые лица, безнадёжно пытаясь твоё рассмотреть в них лицо. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
8
0
172
Метро. Цветы
Июль. Метро. Час Пик и суеты. Двух эскалаторов ползущих змейки. Снуют вокруг, торопятся, лишь ты сидишь с букетом на углу скамейки. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
9
0
170
Дежавю
Иероглифы тени, на стенах в обоях, как титры. На исходе сентябрь, а душа на краю листопада. Через час мы разъедемся с нанятой на ночь квартиры к половинкам своим, вопреки всем резонным «не надо». Центрифуга метро разбросает на юг и на запад, на шесть каторжных дней, эсэмэски, звонки без ответов. Мне оставишь на память слова и духов нежный запах, и в кармане пальто, в пачке Мальборо – две сигареты. Дежавю. Повторяется всё. Всё несётся по кругу – эстакады и станции, лица и глянец журналов... Повторяется всё, как симптомы сезонных недугов, у других мы воруем себя... И нам этого мало. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
8
0
142
Ты знаешь...
https://youtu.be/9XTOsk-ccbE Ты знаешь... За окном кружится снег, из темноты вдруг к окнам прилетая. Точь-в-точь, как мотыльки, летя на свет, о лете в холода напоминая. Крылами жадно тянутся к теплу, ранимости своей не понимая. И ластятся к узорному стеклу, к цветам морозным нежно припадая. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119102601295
7
1
161
Дождь
Сегодня всё в предчувствии дождя. А ты забыла зонтик дома утром так опрометчиво, в день сентября, наполненного влагой перламутра. Под дождь попав, ты вспомнишь обо мне, прикосновенья ощущая смутно мои, а не дождя... Как сон во сне, как вспышка всё воскреснет поминутно... Я подходил без всяческих причин и обнимал нисколько не стесняясь, а ты шептала: «Лучший из мужчин», в меня вжимаясь и не отстраняясь. И я, как дождь, повсюду проникал, лаская тело, платья презирая цветастый щит, до самых пят стекал... А ты шептала: «Мне не нужно рая». Но я... Лишь дождь, ласкающий тебя, скольжу по телу вниз по позвоночкам, груди, ключицам... Пальцами ведя по всем заветным эро... тайным точкам. Забывшись, вслух ты позовёшь меня... И кто-то обернётся из прохожих, недоуменно глядя на тебя, лишь только цветом глаз со мною схожий. Я только дождь в начале сентября... Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
9
4
260
Снегири
Звучит «Аккорд*», и свет течёт из тьмы, мелодия. И голос... Многотонный взваливший груз пришедшей вновь зимы, иным казалось вовсе неподъёмный. – У нас «снегирь**», ещё один убит. Умолк напев, и лица погрустнели, Связист кому-то в трубку говорит, чтоб переждали до конца метели... Белы окопы, блиндажи, шатры палаток. И белым-бела округа. О, как ветра январские щедры! О, как поёт нам, не фальшивя, вьюга! И, согревая руки у огня, и тело чаем, разогретой снедью, сказал солдат: «Я видел снегиря, перед обстрелом утренним, намедни»... А мы курили, слушая рассказ, и каждый думал о родных и доме... Сосед шепнул: «Моя, как раз сейчас, покруче чем в бою – впервой в роддоме». А тот, «ботан», о снегирях вёл речь; мы слушали его, как дети в школе; кто где присел, или сумел прилечь... А ветер выл забористее в поле. А кто-то спал и видел снегирей в снегу замёрзших, грудки розовели... Не снегири... Тела... Тела людей под органзой узорною метели... О сколько в эту ночь погибло их – людей и птиц. Они не долетели ни до весны, ни до родных своих, уснув в степной разостланной постели... На воздух вышел в стужу января и замер, на хрустально-индевелом кусту – снегирь... И алая заря... Как пёрышко лежала в поле белом. «Аккорд*» – аккордеон; у нас «снегирь**» – убитый (смертельно раненный) Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
7
0
225
Веснушки
Горевала, что тебя подружки задразнили на виду у всех: мол, у рыжей на лице веснушки, стала дважды рыжей, просто смех. Рыжая?! Нисколько! Золотая! Я твердил: «Завидуют, поверь! На все классы – ты одна такая, потому неймётся им теперь»... ~ На твоём лице веснушки снова, снег лежит, но март вступил в права. Помнишь, как тебе я возле школы на ходу придумывал слова, что не март, а оборотень-леший поборов февральскую ленцу вербу раскачал, как ветер вешний, осыпая котиков пыльцу, а тебе чуть больше всех досталось. Жаль, что впрок пыльцу не запасти. Ты, забыв обиды все смеялась, разрешив портфель свой поднести... Ну, не прав я был, скажи на милость?.. Сколько мод прошло с тех школьных лет, лишь одна никак не изменилась – люди восхищённо смотрят вслед. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119100400721
7
3
181
Ты права
Ты права... Всё скучно́ и избито, чувства древни, как мир и как свет. Всё говорено, слышано, пито, потеряв свой изысканный цвет. Слов иных не придумано кем-то. Ну, а мы?.. Почему бы и нет?.. Разве это записано где-то, что не волен придумать поэт. Чтоб сказать о другом человеке новью слов, неизбитых пока, что там, в прошлом, в теперешнем веке... И чтоб их повторяли века. Ты права… Их придумать не сложно, чтоб восполнить затасканность слов... Только чем заменить возможно эфемерное слово – любовь?.. Леонид Жмурко сборник НЕБЕСНЫЙ СТРАННИК, 2013 г.
8
0
205
Знамя
Испачкав платье ежевичным соком, ты надевала что-то из старья. И позабыл о мире внешнем я... Ты не казалась больше мне высокой. Полуденные зайчики искрились, сушилось платье белое в окне, а ты... Чуть-чуть придвинулась ко мне. И ходики в углу остановились. Скрипел диванчик старенький под нами под радиолы новости и джаз. И до утра, как будто напоказ, в окне белело платьице... Как знамя. Леонид Жмурко сборник ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, 2016 г.
8
0
178
Море внутри
Море внутри тебя, знаю. Я знаю... Так выдаёт его отблеск очей. В них глубина, обещание рая или погибели для кораблей. Как тебе с морем в себе?.. Ты послушай; топишь по-прежнему чьи-то мечты? В души вгрызаясь волнами, как в сушу или лаская, как можешь лишь ты. Море внутри, оно рвётся наружу криками чаек, до вздутия вен, требуя дань – чью-то бедную душу с алчностью в скалах поющих сирен. С алчностью тёмной бездонной пучины, птицы наметившей в жертву макрель... Ты наслажденье, ты горе мужчины – травы морские сплетаешь в постель. Море внутри тебя, знаю. Я знаю... Мне не избыть твоих глаз приворот. Синее море, но в нём погибают... Я попадал в этот водоворот сине-лиловый, влекущий, манящий, и от восторга дышать забывал, слушая глас твой, как ветер звенящий, не замечая, что близится шквал... Море внутри, оно рвётся наружу криками чаек, до вздутия вен, требуя дань – чью-то бедную душу, с алчностью в скалах поющих сирен. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
8
0
140
«Delete»
Не сплю всю ночь и не смыкаю век: свет ночника, «LМ» и кофемолка. Я не один – мой Чёрный человек вещает по-иудьи без умолку. Он, словно тень преследует меня, и не сбежать в иное измеренье. Креста он не боится и огня. И музыка, увы, не избавленье. Он шепчет, что мне надоело жить в стране, погрязшей в распрях и расправах. Ах, если б можно было заглушить «сто граммами» смысл новостей кровавых... (Я так устал от депутатских драк, и от разбоя сволочной элиты... Срываюсь я в «спасительный» кабак под неусыпным оком чёрной свиты). Коньяк не выход, клавиш «Delete» врёт, и паритет добра и зла условен; мир истекает из сквозных пустот не кровью, нет... Но словом, словом... Словом! Я издаю, как зверь, утробный звук, в стихи попав, как в механизм капкана, кровоточу, мне не хватает рук кровь перекрыть из рваной в клочья раны. А он стоит, кривя в ухмылке рот, сквозь зубы цедит: «Выживешь, не дрейфи. Писаки, крепкий вобщем-то народ, за исключеньем,схлопотавших «трефи»*... Бью наугад, и в зеркало попав, крушу его, не сознавая боли... Мой Чёрный человек исчез, пропал. Окно открыв глоток хватаю воли. ~ Он возвратится снова... Не сейчас. Шепчу себе: «Нормально. Всё в порядке», сумятицу черкая рваных фраз в видавшей виды старенькой тетрадке. схлопотавший «трефи»* – получивший могильный крест Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
9
3
190
Подаяние
По электричке шёл (хмельной немножечко) смешливый бомж, звенела в кружке ложечка, просил копеечку, и в кружку синюю бросали помощь граждане посильную. То сыпал шуточки, но всё не пошлые, то костерил, не эту власть, но прошлые, бубнил тихонько что-то из Есенина – любовь, цветы и красота осенняя... А я сидел, зажав гроши последние, на граждан злился, злился на Вселенную, завидовал бомжатской беззаботности, проездив выплату по безработности сегодня зря – работы нет по-прежнему, и денег нет... А этому, прилежные, бросают денежку... Бомжу везучему... Он подошёл, я выдал правду сучьему отродью нищему – мол весь бардак достал... всё, что хотел я говорил, а он молчал... Я говорил, а он стоял с растерянной улыбкой и моргал глазами серыми. Вдруг ткнул мне в грудь (подумал в страхе – ножичек) свои рубли, бубня: «Прости... Немножечко»... ~ И только когда поезд, взвизгнув, двинулся, опомнившись, я вслед бродяге кинулся, но он сошёл на станции «Осенняя». Качалась электричка и Вселенная... Не сдерживал я в тамбуре рыдание, прижав к груди бродяжье подаяние. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
7
0
100
Девочка и её Медведь
Помнишь сказку о Медведе с Машей, той, что заблудилась в чаще раз? Прижилась,– варила щи да кашу, и с Медведя не сводила глаз... Так и я, однажды заблудившись, постучусь в берлогу... Пустишь ведь? Быть моим ещё не разучившись, неуклюжий ласковый медведь. Шубу примешь... Натопчу в прихожей. Чай поставишь, дашь колючий плед (я его колючки помню кожей, и от сигареты круглый след). Ты, взглянув в глаза, чутьём медвежьим, не спросив ни слова, всё поймёшь, вдышишься в меня целуя нежно и в объятья крепкие сгребёшь... Навсегда останусь и забуду в мегаполис путь-дорогу впредь, и назад нести просить не буду, так как в сказке относил медведь. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119060401238
9
0
160
Август пахнет яблоком, нет спасу
(в августе 1921 расстрелян Н. Гумилёв) Август пахнет яблоком – нет спасу, Тёплый день... Эх, жить бы не тужить! Подтолкнули, провели по плацу, Не спешите, дайте докурить. Затянулся... Табачок хороший, Улыбнулся, вспомнив старый стих, Тот, где пулю отливал рабочий, Для него. Что ж: перст судьбы настиг. Те, в строю, стоят, нахмурив брови, Побледнев, молоденький застыл. Видимо не нюхал ещё крови... Или, может, Бога не забыл. Бьёт озноб, вцепился в трёхлинейку. Подмигнул: не дрейфь солдат – пали! Как отдаст, закованный в кожейку, Вам приказ коротким словом: «Пли»! Поднял взор: как облако похоже, На крадущегося в сельве льва, А вот то – на одеянье Божье... Грянул гром... И обняла трава. Леонид Жмурко сборник ПРИОЗЁРНАЯ СТЫНЬ, 2013 г.
10
0
255
Лети воробей
– Дать тебе шанс?.. А зачем? Всё равно ты уйдёшь. Тот, кто уходит хоть раз – тот бросает нас снова. Пищу подам и воды – посмотрю, как ешь-пьёшь... В то, что ты голоден верю. Не верю лишь в «слово». Ты всё такой же – джинсовка, ирония... Круть. Куришь прищурившись, голос и тих твой, и ломок. Только глаза посветлели от снега, чуть-чуть, а в остальном, ты такой же, как прежде, ребёнок. Ну, расскажи, отчего стал упрямее взгляд, не присылал много лет телеграммы и письма. Что за душой и в душе вытворяют (творят) боги и бесы. Ведь жизнь без меня не зависла? Бедный воробышек правды зажат в кулаке, пальцы сожми и не выдержит сердце до хруста. – Всё хорошо?.. Всё ОК?.. Как всегда – налегке?.. Знаешь, глаза выдают, что соврал безыскусно. Неисправимый. Несёшь несусветность и вздор... Знаешь, а я разучилась уже поддаваться. Взгляда не прячу, привыкла всю правду в упор; и без любви и без денег... Чтоб утром расстаться. Сбит мною с толку беседой?.. Забудь и забей. Я изменилась за время разлуки, за годы. Пальцы разжав отпускаю – лети, воробей – сердце пленив, не лишаю пленённых свободы. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
11
0
230
Веро́. Гейша
по рассказу Игоря Чемоданова «Японец» 1 – часть «Веро́» ~ Куренье – вред. Но, как она курила!.. Без резких вдохов и вульгарных складок, и отпускала дым неторопливо, смакуя вкус ментола. Он был сладок, мне эфемерным существом казался, перемещаясь медленно в салоне, и в тот момент, когда стекла касался. Она подобрала меня на склоне как раз за миг до ливня. Вот удача! Ей тридцать пять, но выглядит моложе. А разве может выглядеть иначе? Ей всё к лицу... И дым с ментолом тоже. Вела «Фольксваген-Жук» кровавой масти на грани утончённого искусства... Всецело подчиняясь её власти, машинка, маневрируя искусно, шла на обгон по мокро-чёрной трассе, попутные по встречной пролетая. Я прибывал в нирване или трансе: авто... И рядом женщина такая... Вела беседу, зная слову цену, ну и себе, конечно, априори. Такую бы на подиум! На сцену! По внешности с любой из «звёзд» поспорит. Была два раза замужем, есть дочка, Любовник есть, Японец, из спортсменов, боксёр. Две травмы, на карьере точка. Был в рэкете. Теперь стал бизнесменом... Любовник у Веро́? Звучит нелепо. Она проникла в мысли?.. Замолчала. Неслись навстречу трасса, ели, небо, фигурка гейши головой качала, и я молчал... Студент, ещё не спится?, – Веро́ спросила. Прикури из новой. Не думала, что может так сложиться судьбы пасьянс, и замолчала снова. Я смаковал, как женщина курила (ей Богу – утончённо, филигранно), Веро́ о дочке что-то говорила и о судьбе своей какой-то странной... Что у Японца есть семья в столице, что он помешан на восточных фишках; о бизнесе, машинах, загранице. О том, что он бывает грубым слишком... Летели капли, трасса, и сплетались... Очнулся от: «Вставай! Мотель, попутчик. Поспи, студент, за номер рассчиталась»... Веро́ мне протянула с биркой ключик. продолжение: Монгол и Бакс https://surgebook.com/Leonid_Zhmurko/poem/mongol-i-baks Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2019 г.
8
4
534
Монгол и Бакс
По рассказам Игоря Чемоданова с прозару: «Японец»: Монгол и Бакс - 2 часть и Непутёвый - 3 часть На федеральной трассе дождь и я, рванувший к морю автостопом сдуру… Твердили мне: «Не подберут, – друзья, Ни в частников авто, ни даже в фуру. Езжай, как все». Но я был на бобах, а лезть в долги? Не находил причины… К тому же горд, и вроде не слабак: что вещмешок для взрослого мужчины? Так рассуждал, и к морю то пустяк – пять дней пешком, а там работы валом, наймусь к знакомым: и с жильём ништяк вопрос решу, и платят щедро налом. Пять дней пути в кроссовках летом – кайф: романтика и тренировка вроде, приблизится вплотную моя life к естественной среде, то бишь к природе... Так рассуждал часов: четыре-пять, красотами любуясь и восходом, пока рюкзак не начал донимать и мысль: «Погорячился, мол, с походом». Накаркали – никто не подвозил; ежу понятно, если автостопер, в карманах – ноль, не стоит жечь бензин на остановку даже, дохлый номер... *** Визг тормозов, тонированный джип, поплыло вниз немного боковое. «Тебе куда, хиляк?, – раздался хрип,– нам по пути, я тоже в Штормовое». Водила – босс... Такому «Крузер» мал, качок в цепях, в тату и модной коже. Ты кто, хиляк? Ему себя назвал, и он в ответ Монгол, сказал, похоже. Я не расслышал – рок «крушил» салон, да и не важно было мне в итоге, крутой мажор или пустой пижон... Спасибо, что не бросил на дороге. Сто двадцать по сплошной. «Пошли вы все!»,– сипел, не разжимая губ почти что, а то летел по встречной полосе, но я привык к манере необычной его езды... Убавив рок, сипел про бокс, про лес и про бои собачьи, что многое за жизнь свою успел, и что во всём сопутствует удача. «Пивка возьми. Себе и мне открой»,– и указал на кнопку меж сидений… «Не жлоб», – я улыбнулся,– хоть крутой...» Вдруг от зубов застыл в оцепененье: мастифф, весь в шрамах латаных, держал запястье и смотрел в глаза Монголу… Тот «отпусти» спокойненько сказал, а то откусишь вправду кисть малому... Бойцовский пёс. Немного проиграл собачьих драк, он больше мне, чем кореш. Мне за него Японец предлагал в Москве квартиру... Но ты больше стоишь. Лицо водилы подобрело враз, любя он потрепал по холке псину: ведь мы друзьями не торгуем, Бакс. И мне: «Допил? Погладь мастиффу спину». *** Сто восемьдесят, прочь пропал мандраж, Монгол лениво вёл со мной беседу про то, как Бакс в бою входя в кураж одерживает странную победу: ныряет под противника и – хвать... лишает ошалевшего наследства, или до смерти будет глотку рвать, и оторвать (кроме убить) нет средства. И ведь никто не верит из дурил, особенно Японец зол за Бакса (что, я его «подкату» не учил)… Бакс через месяц снова будет драться... Достань лопатник, скоро пост ГАИ, мне с капитаном нужно повидаться, у нас дела-делишки с ним свои, за лесовозы нужно рассчитаться, а ты с мастиффом выйди, освежись, – душок от вас, и разомнёте ноги. Ну, всё давай, идёт сюда кажись, я подберу вас дальше по дороге... *** «Не по пути», – растеряно Монгол, сказал, и сунул мне купюры в руки, «Бакс, место!» Я успел заметить «ствол». Пока, хиляк, достали меня суки!» И чёрный джип, как трассер полетел, по федеральной удаляясь трассе. Ото всего я просто обалдел: стоял с пол пачкой баксов, словно в трансе... *** Какая-то без возраста мадам меня подобрала облезлым бусом, до моря оставалось с часик нам, когда промчали параллельным курсом «Ноль два», «Ноль три» в сиренах и огнях к обочинам прижав автомобили. И вдруг, как током стукнуло меня: «Монгол и Бакс! Наверно их убили!». Покинув бус, бежал на вой сирен... Слоился дым, три джипа обожжённых, вода хлестала из гидратных вен бензин, смывая с трассы. Поражённый шёл к ленте и не верил, что Монгол... Да мало ли блатных на джипах чёрных?!. Но рядом составляли протокол и говорили громко, увлечённо: Монгол троих на месте уложил, а дальше – взрыв, похоже всех накрыло, один Японец – ранен был, но жив, пока мастифф не вгрызся ему в рыло... Смотри: «Шесть пуль, а пёс его достал»... Движение возобновилось вскоре. Я в бусе делал вид, что крепко спал... Мне снились Бакс, Монгол, девчонки, море... первая часть «Веро́. Гейша» https://surgebook.com/Leonid_Zhmurko/poem/vero-geysha Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2019 г.
6
6
451
Я просто лист
Прозрачно всё и небеса ранимы, трепещет свет в рассветной полумгле. Я просто лист, ветвями не хранимый, как сирота, прижавшийся к земле, растеряно ищу тепла и август. Иных миров тишайшая печаль, в моей груди комочком малым сжалась, произнеся беспомощное «жаль». Душа легка, как паутинка. Рвётся. Ей хочется изведать высоту, притронуться к волокнам тонким солнца, запутавшихся в кронах поутру. Я просто лист последнего изрона. Кленовый лист, застрявший в тишине. Мир тих вокруг. Ни шороха. Ни стона. Ни всполоха в рассветной полумгле. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
9
5
188
Сапоги
Он хрипел: «Ничего, что остался без ног – побратимам достались земля да водица переправы речной. Им тогда не помог... Буду с совестью как-то пытаться мириться». Он метался на койке и снова шёл в бой, ужасаясь, что ноги отрезали... Гады. И в бреду прикрывал, тех – погибших – собой, чтоб сберечь чью-то жизнь, а не ради награды... К укороту вполроста, к тележке привык, вспомнил навык тачать сапоги, довоенный. И тачал. Как бы свыкся. И только кадык выдавал – не смирился, что будки он пленный. Он мячи «за спасибо» мальчишкам латал, и угрюмо смотрел на «войнушки» в окошко, сотрясаясь порой, если кто-то кричал: «Ты убит!». (Ну и что, что убит – понарошку). Время шло... И однажды он, будку открыв и привычное место заняв на «насесте», улыбнулся и – тут же от вспышки застыл, как осколком горячим сражённый на месте. ...А в квартире пустой только пара сапог, ордена и медали... И сверху записка: «Неудобно пред Богом явиться без ног, когда жизнь меня вычеркнет напрочь из списка». Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
8
8
135
Волчье сердце
Нынче доброй была охота – три матёрых, а самки мех... Просто сказка. Легка работа свежевать – разговоры, смех. Юный пёс, кровь почуяв, воет, с языка стекает слюна. – Хочешь мяса? Лови! Достоин. В сердце волчье вгрызайся. На! На лету пойман сгусток ловчей и проглочен почти за раз... Вздрогнул пёс, будто голос волчий померещился, всполох глаз. И охотник в ознобе плечи передёрнул: «Домой, Алтай!.. Что-то зябкий сегодня вечер, ужин впору и крепкий чай». ~ Ночью ныла метель, металась, им всё чудился волчий вой... То ли волчья душа осталась, то ли их забрала с собой. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
7
0
162
Лизонька Тараканова
(ремейк стихотворения Али Воронковой) Чёрные «бусины» крыс терпеливы, знают – Нева разойдётся в разливе, и помещенье затопит волна, кару сторицей свершая сполна. И не спасут ни молитва, ни стены и не отменят царицы указ. Неумолимо проступят из пены чёрные дыры внимательных глаз. Пушек пальба и речное теченье не оставляют надежд на спасенье. Где вы, влюблённые прежде в неё – графы, князья?.. Прохиндеи... Жульё. Воды всё ближе и в ожесточенье в клочья рвут берег, как тщету надежд... Слышится Лизоньке нянюшки пенье, слёзы текут из-под сомкнутых вежд. «Спи сладко, ласточка, пусть сон приснится: Санкт-Петербурга дворцы, ты – царица, платье бордо на подшивке атласной...» Молится Лизонька, но... Всё напрасно. Рокот Невы беспощаден и ближе, крысы, спасаясь, по платью бегут, пенные воды железные лижут прутья окна, в подземелье текут. Нет, не спасут ни Орлов, ни Голицын из каземата. Им страшен царицы гнев (кабы только измену прознала). Бедная Лиза пропала... Пропала. Воды Невы подступают всё ближе. В платье бордо припадает к стене. Слышится песнь колыбельная Лизе: «Спи, моя ласточка, в сладостном сне...». «Спи сладко, девочка, пусть тебе снится: Санкт-Петербург и дворцы, ты – царица, платье бордо на подшивке атласной...» Молится Лизонька, но... Всё напрасно. ~~~*~~~ Белый цветок из орловской петлицы, та, что пред ней не вставали с колен, сгублена мщением императрицы... Жизнь – сказка нянюшки, выдумка, тлен. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
8
1
253
Пробуждение
Створки окна, как душа – на распашку, что там об этом в поэме у Фета? «Спрячь поскорей наготу под рубашку...» Чью наготу? Сладко спящего лета в смятой постели... А может девичью? Пусть же любуется утро, бледнея, правила все позабыв и приличья, словно подросток, застыв перед нею: спящей, раскрытой, во сне безмятежной, с плавностью тела и персей изящных, с лёгким румянцем волнующе-нежных губ приоткрытых коснуться манящих... Как порождение гения Босха тени со снами бы не перепутать, с неумолимостью таянья воска тает рассвет, приближая минуты не просыпания (что за банальность?), преображения, перерожденья... Нет, перехода в иную реальность дня наступившего и пробужденья. Леонид Жмурко сборник НИТЬ, 2019 г.
7
4
207
Zapor на базаре мужик продавал
(в инете несколько вариантов этой истории, не утерпел, свою написал. :-)) На рынке корову старик продавал... Сергей Михалков ~ Плечом подпирая на рынке заборчик, старик продавал развалюху-«Запорчик», ему прослуживший десятков N лет... Никто не давал даже сотню монет. «Машина» была... Неказистая. Очень: замазана ржавчина краской и скотчем, колёса в заплатах и гнутый капот (похожий на втянутый козий живот)... Короче – товар, не товар был, а хлам, скажу откровенно, читатели, вам. Но слесарь подвыпивший, из СТО, принявший на грудь, видно, больше чем сто, решил, раздобрев, пожалеть старика: «Запор» за три дня подлечу, по рукам? Умею я с хламом творить чудеса, в субботу придёшь и оценишь всё сам»... В субботу, на чудо надеясь не очень старик, был на рынке, как штык ровно в восемь. Ах, ма!.. Запорожец, боками сияя, стоял всех зевак крутизной завлекая: покраска – весь в лаке, тонирован, никель, колёса-шиповка... А ручки... А нипель... Старик слегонца обалдел от обновы (да он не бывал таким, будучи новым). Ерошит остатки волос на затылке: «Да мне б никогда за заначку в копилке не то, чтоб такое с авто сотворить, а даже накладку на руль не купить». А слесарь, ничё что рукастый трудяга, торги развернул что твой брокер-деляга: «Кому Запорожец? Почти что новяк! Пробег – никакой, «сотка» – сущий пустяк. Стоял на препоне, не ржавый, не битый, ни разу не крашен, нигде не «подшитый», на сто километров – шесть литров бензина, рессоры как в «Мэрсе», под стать им резина...». И цену при этом не очень ломал он. В толпе подсобралось народца немало. И слесарь, как истинный в сердце торгаш, поймав вдохновенье, впадая в кураж: «Продам! Подходите, могу прокатить, чтоб вы убедились, что стоит платить. Старик (по традиции) чешет в затылке: «Такую продать?! Сам останусь в убытке! «Запор» не продам, ни за что, никому, такая машинка нужна самому!». И дверкой чуть хлопнув, в момент предрасчётный, как глиссер, покинул он рынок зачётно. И долго народец глядел ошалевший, на угол в единый момент опустевший. А чё это было?.. «Запор» кто купил?». А слесарь со ступора вышев вопил: «Где дед?!! Прохиндей! Лоханул меня ловко!..». А дед покидал городок Щебетовку и думал, рукою лаская рычаг: «Ничё, не убудет деньжат у деляг. «Запор» не продам, ни за что, никому, такая машинка нужна самому!». © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2018 Свидетельство о публикации №118031109345
7
2
119
Помпеи спят. Покой и тишина
Помпеи спят. Покой и тишина. Лишь сторожа и тени Гериона* следят, как растекается по склонам унылых гор кровавая луна. И лишь у Плиния окно горит, ни лая псов, ни говора, ни звука. Ещё тревожного не слышно стука сердечных мышц Везувия… Он спит. А воздух густ от запаха олив, тяжёл и вязок в лозах винодела, стекая, как вода, с нагого тела, ложится пеной белой на залив. И беззаботным предаваясь снам, спят безмятежно боги и пииты,– во сне равны рабы и сибариты. О, Фавн, благоволи своим сынам. ~~~*~~~ Помпеи спят. Покой и тишина. Ещё не заворочен город пеплом. Одетая в полупрозрачный пеплум,** к Везувию торопится Луна. ~~~*~~~ Помпеи спят. Покой и тишина. Герион* – побеждённый Гераклом великан пеплум** – женская накидка Леонид Жмурко сборник ТАЛИЦА, 2014 г.
7
0
210
Декабрь, снег и мы...
Не обещали снега пару дней, но вот пасьянс погодный не сложился – не устоял прогноз: снег на людей, и на дома ложился... Он кружился, как захмелев, повеса из повес, притом без всякой видимой причины он обнимать и целоваться лез... Шутила ты: «Такие все мужчины». А я в ответ тебя поцеловал, поймав недоуменный взгляд шутливый, сказал, что приставучие снимал снежинки с губ... Мы шли неторопливо, не потому что не спешим под кров, но приходилось часто целоваться... Губами губ касаясь, щёк и слов, от снега помогали избавляться. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119121601173
7
18
238
Выскитавшись
Дворовыми, гавайскими гудят деревья струнами; потоком света, ливневым, магнитными извивами охвачены, опутаны, зашёптаны мы рунами, и так весна губительна для губ... Нетерпеливые, касаясь, обжигаются... Глазам весна губительна, с намокшими ресницами, – твоим глазам Ассолевым. В них столько откровения, их нежность так целительна. Но рвусь за ветром сиплым я, за зовом струн бемолевым, диезовым, стоккатовым... Хмельной молвой наполненным. Я в акварель весеннюю, в хрусталик солнца розовый, в полутона и отзвуки бросаюсь, как опоенный, зашёптанный, опутанный волжбою чар берёзовых... Но выскитавшись по миру, как в долгом-долгом плаванье, сто раз тобой отмоленный у горестей с напастями, к твоим глазам Ассолевым прибьюсь, как к тихой гавани, шепча: «Искал я по миру, других чудес напрасно я». © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119012806078
7
1
116
Лги
Лги подругам, соседям, другим обо мне, о себе говоря... Мол, ни капли тобой не любим – так – причуда в судьбе твоей я. Изживай, как тату, как ожог прикасания губ, рук и слов, изгоняй, словно грешника Бог, из Эдема души, глаз и снов. Уничтожь мои вещи, сожги, и замок замени на входной; Если легче, любимая, лги, что тебя осчастливил другой... Лги другим. Люди падки на ложь. Не себе... Я ведь тоже не смог... Жги что хочешь, но фото не трожь с моим адресом наискосок. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
10
1
249
Не патріот
Подейкують, що я не патріот, та закидають мало чи не зраду, мовляв з-за мене гибіє народ (не вихваляю рідну мову й владу...). Багато ще чого: пишу, не так, не ношу двоколор та вишиванок, що не в провладних лавах я писак; не з того свій розпочинаю ранок... Не патріот бо гасел не кричав ніде, ні разу, та не бив у груди себе з трибун, та осторонь стояв в часи біди... Подейкують паскуди. Подейкують й волають люто ті кому все рівно що, аби палити, хто не читав із віршів й пари слів, та ладен за «ворожу мову» вбити... ~~~*~~~ Це вже було – палили на вогні книжки й людей – півсвіта запалало... Навчило це чомусь? Я бачу – ні. Лють у очах, війни для них замало, потрібен хаос більший й більший скрізь (розруха завжди бізнес прибутковий), між українців сіють розбрат й злість: тарифи, мова, церква, стан військовий... Таким, і справді я не патріот. Вже чверть століття, замість будувати, ці крикуни грабують свій народ, під гаслами що треба воювати за те, за те... За краще майбуття. Але чомусь стає все гірше жити, дорожчає усе окрім життя... Хоча би щось хай спробують створити. ~~~*~~~ «Віршовані рядки не хліб, не сіль», – сичать вони. Погоджуюсь охоче. Не хліб, не сіль, але гамують біль в душі людській, я бачив зблизька очі людей, яких віршовані слова від зашморгу спасали, чи від прірви вікна, даху... Ступи й все трин-трава... Не хліб, слова жить додали їм віри. ~~~*~~~ До патріота й справді не доріс, – нічим не виділяюся із маси, так... Сумку для вагітної підніс; додав старенькій гривень біля каси, зняв з дерева сіреньке кошеня на радість дітворі та мамі кішці, «Вам дякую», – сплакнуло дівченя... «Про вас мені читав татусь у книжці». Зніяковів: «У книжці?.. То не я. У книгах супермени героїчні». Промо́вчав, що веду просте життя, без подвигів урапатріотичних. Вірші пишу?.. Так знову ж не про тих, хто лиш кричить: «У бій!», замість творити. Мої вірші про трударів простих, а не про тих, «що дай поговорити». Таким, і справді я, не патріот. Леонід Жмурко збiрка(нова редакцiя - 2019 р.) Лiрика з присмаком пороху , 2016 р.
9
6
313
Не телефонный...
... за окном вид на старенький Киев, перепутаны тени и свет, облаков парусины тугие наполняли прозрачный рассвет, В изумрудной листве утопали пазлы взглядов и слов, мокрых крыш... Что-то капли дождя лепетали (не припомнишь о чём... А, малыш?). В телефоне помехи и хрипы, «Киевстар» расхворался опять... Сквозь помехи слышны твои всхлипы, что-то нужно б другое сказать, чтоб хандра, как стакан разметалась по стене, от печали б отвлечь... Но заноза под сердцем осталась – безысходность опущенных плеч, – образ твой, как эстамп или фреска: старый Киев, квартирка на час, ты, укутавшись в край занавески, наготу прикрывала от глаз любопытных, случайных прохожих... Изумлённо глядел на тебя, и на то, как на нежную кожу свет струился и брызги дождя... © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2018 Свидетельство о публикации №118071407500
8
4
162
Тетрадь
Она была такой... С ума литфак сходил... Мужская половина – точно. Все принимали дар её, как факт... Она перевелась же на заочный. Сменила на Париж шальной Союз, в разнос и в дерибан под нож пошедший. По слухам вышла замуж и союз прекрасен был – на зависть сумасшедший. Завидовал Елене весь поток. Девчачья половина – это точно. Но вот прошёл: «Спивается» слушок, и обрастал подробностями сочно, что бросил муж, и ходит по рукам, и на Монмартре подгибает ножку у стен кафе. Ах, знать бы мужикам про ту тетрадь в клеёнчатой обложке где все стихи прекрасны и чисты... А как читала и с какою силой... Ото всего остались лишь листы... Помилуй, Бог, пропащую, помилуй. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
10
0
246
Если птиц не кормить
Ежедневно мы слышим, как птицы щебечут, попривыкли как к фону к наречиям их, что ликуют влюблённо, грустят и лепечут, славят птичьих богов в песнопеньях своих... Мне сегодня приснилось, что птицы пропали, и зияет пространство без них пустотой, потому что их люди кормить перестали. Не осталось, представьте, из птиц – ни одной! Мало кто о них помнил, а дети... Не знали! Старики вспоминали о них иногда. Но они им не верили: «Враки! Летали... Не бывало на свете таких никогда!». Я заплакал во сне, ощутив боль потери, а ещё, что и сам обескрыленным стал – разуверившись в людях и небе, и вере, а ещё от того, что во сне осознал: что и сам не кормил: «Без меня обойдутся! Есть важнее дела, чем пичуг покормить, в этой сфере всегда доброхоты найдутся, пустяковое дело. О чём говорить?»... ~ Пробудившись, вздохнул облегчённо: «Приснится ж»... Птичий гам за окном и привычно мелькают. Ты спросила: «Что снилось?». «Да, так, сон о птицах... Если птиц не кормить, то они умирают». © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119073104817
7
2
119
Какого цвета ветер
«Какого цвета ветер мне скажи...», – просила ты, глаза не открывая. И я шептал: «Он цвета спелой ржи, зелёный он, как мята луговая. Он цвета ржавой пыли и воды, охряный всплеск, пастельный блик над рощей, он цвета длинноногой лебеды, он, как колпак расшитый скомороший...». Ты улыбалась лёжа на траве, что, мол, такого ветра не бывает. А я шептал, почти склонясь к тебе: «Открой глаза, иначе он растает...». Какой наощупь ветер расскажи... И я касался губ и век губами. Ты улыбалась, уличив во лжи, а ветер васильковый млел над нами. Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017 г.
7
0
140
Доедешь – позвони
по статусу из инета ... Не говорил «люблю» день через день. Но ей не очень нужно это было... Звонил: «Ты, потеплее шарф одень, чтобы простуду вдруг не подхватила». «Ремень пристёгнут»?.. «Завтрак не забыт»?.. «Поди, приляг, я разберусь с посудой»... Не то, чтоб в тягость ей домашний быт, но не давал почувствовать прислугой. Ей нравилось: «Доедешь – позвони», или когда он, выходя с работы, звонил: «Я скоро буду, всё купил»... И так лучился голос от заботы, что ей иных не нужно было слов. Ему носки с халатом согревала, не говоря ни слова про любовь, пальто приняв, целуя, подавала... Скупы, быть может, оба на слова? А так ли им они необходимы, когда и так понятно им сполна: по мелочам, по взглядам, что любимы. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119062100627
9
0
177
Угловатость ей шла...
Угловатость ей шла и веснушки некрупные шли, и коленки, и локти в зелёнке, как раз в колер глаз. Из одежды любила футболки и синие Lee... На физре обгоняла, играючи, в кроссе весь класс... Длинноногая... Дылда... (Хотя не была таковой), метр семьдесят два плюс не очень высокий каблук, в школьном платье немного смешна, с непослушной копной... Как стеснялась своих утончённо-изысканных рук... Подросла. В смысле опыта... Носит небесные Lee. Дважды сбегала замуж... (Чинуша, киношный артист); Сократила прекрасное имя до краткого Ли, разлюбила Шопена, влюбилась в неистовый твист... ~~~*~~~ Непослушные волосы те же... Опасней стал яд, в изумрудных глазах притягательность самки голодной. Выбирала мужчину на ночь, подарив только взгляд, уходя по утрам, ощущала эйфор и свободу... Возвращаясь домой, забиралась под душ и в постель, открывала Сенеку, в наушниках слушала Догу, засыпая, смакуя релакс, как во рту карамель... Так похожа была на когдатошнюю недотрогу. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
8
3
250
Старик и море. Море и старик...
Он шепчет: «Ветер, грудь мою огладь, не предавай, как тело мою душу, или, как берег водяная гладь, вгрызаясь штормовой стихией в сушу». ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Хитиновый покров зари, песок, ветра звенят как части такелажа. Старик устал, но дух упрям, высок, упрямей старика порою, даже. И что ему, что будет ураган? И что ему, что рыба измельчала? Он рвётся на простор, как мальчуган, которому не моря – мира мало... Старик с улыбкой грустною глядит на бег волны, на профиль дюны тонкий, и сам с собою тихо говорит, что не соврали, видно, в газетёнке: всё гуще кобальт неба и глубин, и перламутр на гребнях пенных чище... Сегодня в море выйдет он один, улёгшись в челноке своём на днище, на отмели надежд пустых и дум, на берегу, но сердцем где-то в море, где чайка-память тонкий профиль дюн не различит, шныряя на просторе. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ И море убаюкает челнок на берегу, и будет время течь попутно, как над дюнами песок, сплетая с ветром старческую речь... © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2017 Свидетельство о публикации №117051110636
6
0
122
Отогреться бы...
Ане Прилепе ~~~ Только человеческое тепло придаёт смысл каждой минуте жизни. Его никогда не бывает много и никогда не бывает достаточно... Антоний Сурожский ~ Осень. Любимая сердцу погода... В город мигрируют люди, как птицы, мёртвый сезон – до весны, на полгода. Рай для любителей уединиться с книгами, мыслями, с лесом под боком, с несовпадением судеб и взглядов... (Спросите: «В чём?..» Не отвечу вам толком. Спросите: «С кем же?..» Со всеми, кто рядом...). Кружка с жасминовым чаем. Вот счастье!.. На тройку дней. Наслажденье покоем до той поры, пока вдруг... В одночасье не возмутишься: «Да что же такое?!.. Ни SMS, ни звонков, и не едут...». Да, я твердила: чертовски устала... Как в одиночестве скучно обедать. Господи, я же об этом мечтала: всех разогнать. Нет, совсем не навеки, но по работам, занятиям, счастьям... (как без меня вам мои человеки?) мне одиноко, как ночью на трассе... Здесь безмятежно, спокойно, и слышно говор листвы, бег дождинок по стёклам. Поторопились исполнить там – свыше, женский каприз. Моё сердце промокло от тихих слёз «очень сильной и гордой», от непонятной тоски. Отогреться б... Я вывожу на поверхности мокрой: всех вас люблю... И осеннее сердце. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
9
2
179
Старик и море
«... тихую песню зюйд напевает, а старику показалось, то Бог». ~~~ На берегу никого не осталось, кто твоего возвращения ждал бы, только хибарка, в ней пришлая старость и засушённые звёзды и крабы. Море, как жизнь, или жизнь твоя – море, ты просолел, словно парус на лодке. На берегу нищета ждут и горе – нерастворимые в джине и водке. Где твоя А́нсара, где твои дети? – Их, как и долгие годы, украло море, потребовав новые сети – в откуп за них (никого не отдало). Шторм, будет шторм, шепчешь, рыб отпуская, правишь в открытое море, не к брегу (может, возьмёт к себе сила морская – лодку волнами накрывши с разбегу). Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
7
2
160
Отключила G-seven
Мир в снегов понарошечность вечную врос, завывает пурга, словно дикие звери. Вырос за ночь сугроб в человеческий рост... Я шучу, что теперь не откроются двери. Мол, застряли в плену снеговом на века, всю серьёзность момента забыв, ты – босс фирмы, всем примером служившая вечным всегда, как герой положительный из кинофильмов. Умолкаю, заметив дорожку из слёз, и шепчу, обнимая тебя, еле слышно: «Никогда, ничего не бывает всерьёз... Даже эта пурга... Просто шутит Всевышний»... Не решит ничего телефонный «налёт» (бесполезны, коль рулит стихия, все связи). Мир заснежен, закован в сугробы и лёд; как инет мир завис в замороженной фазе... Отключила Джи-семь, оборвавши звонок, мы застряли в плену снегового проклятья. В тишине наступившей скользнул ползунок так фривольно вдоль офисно-строгого платья...
8
0
119
Веточка мимозы
(Плечевая) ~~~*~~~ За бортом пятнадцать минус, караван двенадцать «фур» путь – то косинус, то синус, груз – от блёсток и до кур. Незнакомые бродяги познакомились в пути... Путь далёк, а в передряге лучше друга не найти, чем такого же водилу (имя можешь и не знать), не дадут тебя в обиду... А сколь могут рассказать!.. Вот и нынче: анекдоты, мат, смешок, в эфире трёп; чем гружён? Откуда? Кто ты?.. Жёны, тёщи... Смех да стёб. Вечереет. Зимник. Вьюжит, Всё в порядке, держим путь, за бортом лютеет стужа... Главное, чтоб не уснуть. Впереди огонь мерцает, «фуры» в отблесках видны, видно кто-то отдыхает из таких же, как и мы. Подъезжаем. Жгут... «резину». Ни смешков, ни говорка. «Чё стоим?», – спросил верзилу, что торчал у «кузовка». «Так, дела свои решаем, вы б езжали стороной». «Ну, бывайте, коль мешаем». «Всё, разделались с одной...» выскочил мужик с канистрой, и умолк, нас увидав. Длинный шикнул: «Ну-ка, быстро, чтоб тебя здесь не видал»... Мы уехали к Надыму, «Что-то там не то, братва, есть дрова, а жгут резину...» «Чё тереть? То их дела». ~~~*~~~ Снова рейс, идём по трассе, пелена над головой. Плечевые в «тарантасе», сзади едущий за мной, снял одну... Мол, просит тело, (ретивое ж не молчит...). «Ну а нам какое дело?», – мой напарник в ус ворчит. Ну а тот, что снял деваху вдруг в эфире: «Спишь, бугор? Помнишь груз везли по вахтам... На обочине костёр?». «Помню. Ну а в чём там прелесть? «Помню я, «десятый». И?.. Грелись парни...». «Нет, не грелись. Плечевых убитых жгли». ~~~*~~~ Всё плечо, почти ни слова. То же место... Снег укрыл круг сожжённых до основы вместе с плечевыми, шин. Кем-то брошена мимоза... Сколько сгинуло таких на кострах иль от морозов (оставляют их одних: чтобы не платить по таксе, из-за скотства...). Мать твою!.. Новый круг от шин на трассе. «Я немного постою» с хрипотцой в эфир забросил, еле выдавив слова. Вспомнил дылду с папиросой... И булыжные глаза, и того – с канистрой красной... (Жаль не вспомнить номера) «Чё, бугор, стоим напрасно?», – подбегали шофера. «Пять минут и по машинам, успеваем до утра...» Белый снег засыплет шинный корд и чёрный круг костра. ~~~*~~~ «плечевые» – это доpожные шлюхи; У дальнобойщиков часть рейса от погрузки до выгрузки – «плечо»; «фура» – большегрузные машины; «кузовок» – бортовая машина типа «ГАЗель», «УАЗ» и пр.; ретивое – сердце; «тарантас» – легковые с плечевыми; Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
10
2
180
В маленькой комнатке, где помещаются двое
В маленькой комнатке, где помещаются двое, В полуподвале с волшебным квадратным оконцем, Жил человек ... для неё это счастье такое – Кошке, согретой случайно пробившимся солнцем. Он приходил, наливал молоко из бутылки, Молча смотрел, улыбаясь, как кошка ласкалась. Ах, если б знал он, что только лишь ради улыбки, Кошка в затерянном полуподвале осталась. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2017 Свидетельство о публикации №117100501249
9
1
222
Кошка
Её называли, кто – дурой, кто – дрянью: живёт неизвестно зачем на земле... То носится с кошкой бродячей, то с пьянью: пальто отдала, что купила себе, – бомжихе, и шапку в придачу, и боты, а после хворала почти весь январь, лишившись, не то чтоб престижной работы, но лучше такой, чем бутылки сдавать. О нет, не пила – собирала «по точкам», тянула на жалкие эти гроши, ходила в обносках почти и платочках, что продали ей за сто грамм алкаши... Отдушиной в жизни её стала кошка, которую утром у бака нашла. На женщину «дулась» вначале немножко, но в кошкину жизнь незаметно вошла. ~~~ Давно разуверившись в «женской натуре», влюбился он в кошку, взаимно причём, казалось: готова вся вылезть из шкуры, и чтобы не делал, сидела при нём. Ласкалась о руки и ноги снимая все стрессы, и вправду легчало всегда, глядела, казалось всё-всё понимая вставляя мурчанье своё иногда. Инстинкт подкачал – сорвалась из окошка, пытаясь ворону (ему раздобыть?..). Обклеил весь город: «Пропала, мол, кошка. Кто кошку отыщет, клянусь заплатить». ~~~ Искал много дней, всё надеясь, – найдётся... Однажды зашёл в магазин, чтоб купить обычную воду, увидел, как мнётся особа, стесняясь бутылку просить. С усмешкой спросил: «Подбирать не обидно? Ещё не стара ведь. Работать бы шла». И слушал вполуха: привыкла, не стыдно... И что-то про кошку, что как-то нашла. Про, чёрную, с белой отметиной кошку. Он вдруг прохрипел: «А скажите, давно её Вы нашли? Извините, немножко я Вам нахамил... Моя кошка в окно за глупой вороной рванувшись упала, пока я спустился (сглотнул в горле ком), её не нашёл. Вот с тех пор и пропала... А вдруг Вы мою принесли к себе в дом? Не знаю, наверное, так не прилично, но можно на Вашу мне как-то взглянуть? Не против? Спасибо. Прекрасно. Отлично! Взгляну на неё, а не то не уснуть»... А кошка ждала напряжённо у двери, каким неизвестно чутьём из шести развязку просёкши (так могут лишь звери), добавив седых волосков на шерсти. ~~~ С тех пор «сумасшедшая» в доме пропала, другие вселились жильцы... И весь сказ, казалось бы, но... Не конец, а начало истории здесь. Расскажу я для вас. Она расцвела. Нет, конечно, не кошка, а женщина, встретив любовь двух сердец: мужчины и той, что ревнует... Немножко. Теперь завершаю рассказ, наконец. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2019 г.
7
2
217
Ангел печалей
(по рассказу Катерины Мурашовой «Хранитель печалей») ~ Сидит на стуле вся сама в себе: грустна, чуть узкоплеча, большеглаза; родители, волнуясь о судьбе, дошли до пустословного экстаза... А инфы – ноль. А девочка сидит, как-будто не о ней пекутся предки. Не знаю сколько... Десять ей на вид?.. Не детский взгляд, да и для взрослых редкий. Веду приём, уже почти что час... Отец: «Спросите, кто она такая?». «Хранитель снов», – ответила тотчас девчушка на вопрос. И уточняет: «Ещё печалей всех кому не снесть: детей и взрослых, мне их доверяют, и я храню в сердечке их вот здесь, избавиться от них всем помогаю». Родители заплакали навзрыд, их в коридор отправила, подальше. – Ты Ангел снов?.. А так проста на вид, в словах твоих не усмотрела фальши. – Не знаю я, мне нравится ли – нет, хранить печали, в сердце запирая. В какой-то показалось мне момент затем я рождена, чтоб собирая печали все, облегчить людям путь... Пусть на чуть-чуть, на йоту, на немного. Не тяжело ни капельки, ничуть. Мне помогают Ангелы. Нас много... – Тебе не больно, девочка, нести чужую боль? Не устаёшь до жути? – Не больно. Помогаю обрести крыла им, отпуская в рай, по сути... Они ушли, и я ушла домой, до полночи обзванивая списки (наверно, кто-то думал что со мной не всё в порядке. Я же в группе риска). Но я нашла Хранящую мечты: «Поможешь мне?», – с надеждою спросила. «Конечно – да. Смогу к шести прийти...». Я с ней почти полночи говорила, Опять свели с Хранящею пути... Её узнала через много лет. Конечно же, немного изменилась, Но этот взгляд, как взгляд иных планет, и грациозность жестов сохранилась. Они сошлись – два Ангела, а я тихонько вышла, чувствуя излишность присутствия, судьбу благодаря, и чертыхая степень, стаж и книжность. О чём вели беседу?.. Тайна тайн, родня девчушки нас благодарила. Я думала: как выбор не случайн всевышних сил... И как покорна сила нежнейшим душам – хрупким, как мечты, их наделяя даром превращенья всех бед земных в пичуг или в цветы, чтоб замирали мы от удивленья.
9
0
161
МРТ
А областная уютна, как гнёздышко, все корпуса как с игрушечной полочки, Сёстры в халатиках лёгких, как пёрышки, что за фигуры и суперпоходочки. Мне б МРТ... А в каком отделении? Слушал бы век голос низко-контральтовый, но удаляюсь в другом направлении, меряя шагом отрезок асфальтовый. В здании звуки и краски приглушены, лица тревожные и напряжённые, шепчутся тихо законопослушные граждане в очередь жизнью сведённые. Мне б МРТ... Ясно. Мой номерочек. Слева подслушал: «...а может не онко?..» Взгляд полудетский и влажный платочек, девушка... Даже, скорее, девчонка. Ей бы любить и любимого радовать, счастья земного, да полною мерою... Но любит жизнь, как карманник обкрадывать. Ма тихо крестится став суеверною... Пара напротив и девочка с бантиком, розовощёкие, ждут свою бабушку, немилосердно шурша красным фантиком, девочка хнычет (то пить, то оладушек)... Очередь длинная, судеб сплетение. Лица тревожные, часть отрешённые, движемся медленно в двух направлениях, мысленно перерешав нерешённые кучи вопросов, задач... Пустяковые, ведь не идут ни в какое сравнение с тонкими строками, как приговорами. Всё поправимо, возможны решения. Ссоры, кредиты... Проблемы решаемы. Очередь, медленно-медленно движется... Женщина слева: «Не дрейфь, как-то сладим мы». Франт, рядом с ней, в это «как-то мы» впишется?.. Мой номерок. Пять минут облучения, я хорохорюсь: «Ну, что там, порядочек?» «Думаю, да. Подождём заключение», – строго взглянули глаза из под прядочек. Да, не пошутишь, порядки больничные. Вышел на улицу, брызнуло хвоею, здесь все цвета и все звуки привычные. Свет захватил корпуса, территорию; низко-контральто флиртует с медбратиком; глухо гроза громыхнув приближается; пара и бабушка с девочкой в бантиках... Вроде в порядке всё... Жизнь продолжается. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2018 Свидетельство о публикации №118081307579
13
2
212
Она некрасива?
Она некрасива? Наверное – да по меркам модельным... Не стильна, не модна. Но тянутся к ней, почему-то всегда... В общенье легка и в движеньях свободна. Неправильный абрис фигуры и глаз не впишутся в глянцев стандарты и мненье, но есть в ней идущее не напоказ, а для разглядевших – сиянье, свеченье. И странное дело, простецкий наряд всегда ей к лицу, словно супербутичный, задержится самый изысканный взгляд, казалось бы, к штучным красоткам привычный, на чувственность губ или глаз налетев, растерянность выказав или смущенье, в неправильности красоту разглядев, и к чёрту послав золотое сеченье... Она некрасива? Неправильность черт? Отбросьте, сограждане, чопорность взглядов и зависть к несущей свой внутренний свет для тех, кто по жизни находится рядом.
8
2
130
Аватарка
Аватарка – из комикса супер-герой, я завёл для тебя со стихами страничку, утешаясь нелепой, быть может, игрой, предложив подружиться посланием в личку. От тебя даже краденой весточке рад, прорывая блокады душевной границу, смайл оставив, как высшую степень наград, ты читаешь стихи, посещая страницу... Все без подписи... Автор? Пишу «интернет» (а стихи все, конечно, мои, из блокнотов, сочинил без тебя их в последний момент; жизнь тогда показалась оборванной нотой, беспросветной, как сумрак, как с неба вода... Ты ушла, в бытие разуверившись, в быте. Вся на грани, а может за гранью, когда чувства все оказались, как пиксели биты...). Ты читаешь стихи, удивляясь тому, как безвестный поэт угадал все оттенки сокровеннейшие, что почти никому... Присуждая им статус «шедевры», «нетленки». Любопытства не скрыв, ты мне пишешь в ЛС*: «Подскажите кто автор, не Вы ли случайно?». Отвечаю: «Не знаю. Инет – тёмный лес, аватарки хранят очень ревностно тайны». ЛС* – личное сообщение
7
0
152
Моє ім’я
https://www.youtube.com/watch?v=PIgrVaNWMys Моє ім’я – кропивний обпік лютий, луни щемливий зойк та вітровій, цнотливий поцілунок. Незабутий. Сполохана душа в безодні вій... Сон найсолодший, сонячне проміння; У мене сотні, тисячі облич. Я – невагомість. Я – важке каміння. Я – німота. Я – стоголосий клич... Наскрізь прозоре, як джерел волога, п’янке, гірке, гаряче, наче кров... Клянуть не раз... Й вимолюють у Бога. Моє ім’я – проста земна любов. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
7
1
276
Вот таких на кострах сжигали
В изумрудных глазах не льдинки... Только что? Объясни, поди. В них полёт. В них любви бесинки... Прижимаю, шепча, к груди: «Вот таких на кострах сжигали, неповадно чтоб было впредь вам летать... Ну а вы летали. Причисляли вас к клану ведьм...». ~~~*~~~ Эй, палач, подноси лучину, веселее смотри народ. Мы нашли для вины причину, чтоб закрыть окаянной рот. Ишь удумала: песни-пляски на лугу разводить в посты; доставала, чертовка, краски, на домах рисовала цветы; Признавалась сама – летала, по причине... Неважно какой... А ещё (крест, крест, крест) мечтала о любви... О любви земной!.. В цвет огня цвет волос... Бесовка. Не горят, отсырев, дрова. Приуныла вокруг тусовка, точно – ведьма, летит молва. Полыхнуло! Возликовали!.. И затихли. Раздался смех: «Вы мечтали, как я? Летали? На костре я сгораю за всех...». ~~~*~~~ Ах, как корчилось алое пламя, бесновалась в экстазе толпа!.. Огнь лизнул её белое платье, пробежал вдоль сухого столба... Расходились, насытившись, люди, только девочка (косы медь) молча плакала: «Я не забуду. Я ведь то же из клана ведьм». ~~~*~~~ Вот таких на кострах сжигали: с непонятною тайной глаз... Ну а вы, слава Богу, летали, я шепчу: «Окрыляя нас». Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
12
5
215
И совершая глупостей чреду
Таинственно звезда глядит в окно и тишина звенит и серебрится, и лунный свет в янтарное вино как снадобье волшебное струится. Пью по глотку, гляжу на свет и пью, вдыхая аромат необычайный, листаю томик, век не тороплю, свидетель дум, суде́б чужих случайный. И замираю, строки находя, и обо мне, и о тебе... Ушедшей. О том, как в души светлой приходя, любовь нас покидает... Сумасшедшей. И совершает глупостей чреду, из чувств в подруги ревность выбирая, ей доверяет тайное в бреду, о вероломной сущности не зная. И надорвав нечаянно листок (в отчаянье того не замечаю), я тру, осатаневшим став, висок, вдруг осознав, как по тебе скучаю. Но не унять саднящую во мне ни боль вином, ни память скучной книжкой. Рукой стираю профиль на окне, тебя напоминающий мне слишком. Леонид Жмурко сборник ТАЛИЦА, 2015 г.
6
0
106
Рубили лес
«Рубили Лес, по плану, чаще... Без. И разрасталась вольно лесосека, что им тайга, зэка, жизнь человека...» Л. Жмурко / За время сталинских репрессий погибли миллионы людей, точное количество которых – не известно /. ~~~*~~~ Рубили лес под лай сторожевых, под перекличку мрачных конвоиров. Не верилось, что рядом с нашим миром есть без колючки мир... Без часовых. Пила, топор. И норма за паёк во всепогодь, а смерть... Как искупленье. А коли жив – руби в ожесточенье кедрач – за перекур и чифирёк. Летела щепа, падал лес на снег, и деловито обрубая сучья, кто-то шептал, что эта бытность сучья не для него и совершит побег... И совершал. И даже пару дней был как в раю, а после мечен пулей. Нас гнали на мороз, и чуть сутулей читал приказ к нам сосланный старлей... И поминая тихо беглеца за увеличенную норму вала, нам думалось под завыванье шквала: что ж не прикрыли тряпицей лица? Мело и выло, и читал старлей... А чрез метель, невнятная вначале, взметнувшись, песня грозно зазвучала с охрипших глоток мёрзнувших людей. И сатанели псы, орал конвой, нас на морозе целый день держали, и кто надломлен был – те умирали... Рубили «Лес»! Прореживая строй. Рубили «Лес»! А песнь плыла, плыла, пугая край заснеженный таёжный крылатой, вольной, чистой, невозможной, как птица, распростёршая крыла! И сатанели псы, вгрызаясь в плоть, а сторожа, срывая карабины, стреляли в грудь, и в головы, и в спины, не в силах страх трусливый побороть. Рубили «Лес», который не согнуть, бросали в топку жадного ГУЛАГа. Под древком окровавленного флага сколько Людей, окончили свой путь. ~ Залечит раны-вырубки тайга, целительное время всё излечит. И нас в себе кедрач увековечит, впитавши кровь чрез талые снега... ~ Рубили «Лес», и падали «Стволы». Мы – как деревья – умирали стоя с несокрушимой верой древостоя, что поросль вновь пробьётся в плоть золы... Леонид Жмурко сборник ТАЛИЦА, 2015 г.
7
0
126
Я брошенный город
Я брошенный город... Дома и проспекты, махины ржавеющих аттракционов, проросшие насквозь торчат, как скелеты, пристанищем ставшие традиционным зверью, что не знает про стронций и радий, про фон превышающий нормы стократно и месту под солнцем свободному рады не рвутся особо на волю обратно... Фонящие стены, дороги, деревья, незримым для ока пропитаны ядом. И сам я, порою забывшись, не верю про панцирем скрытую опухоль рядом... Деревья, трава, перелётные птицы, – привычны и лишь... К тишине не привыкну без гула людского... Я помню всех лица, бывает сквозь сон их нет-нет да окликну, проснувшись от скрежета павшей постройки, и предощущая кончину всё ближе. Врёт ветер, как брат милосердья у койки, что всё хорошо, время раны залижет. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2019 г.
7
2
238
Цветаева
из-за этого стихотворения, которое разместил на поэмбуке в 2015 году, я покинул проект... (Матронессы от литературы, не от поэзии, нет, хотя они таковыми называли себя и свои творения, - уровня семиклассниц рефлексирующих на разнообразных фобиях, взбеленились в 2019 г., на тему: "Да, как ты смел!.. Порочишь светлое имя!.." И пр. пр. пр., при полном молчании админа, который выбрал это стихотворение в "стихотворение месяца"). Я использовал при написании - общеизвестные данные и никакой отсебятины и тем более каких бы то ни было попыток опорочить... ~ Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве в день, когда православная церковь празднует память апостола Иоанна Богослова. Август, последнее** – 31 августа 1941 г. (покончила жизнь самоубийством? (повесил(ась(и)? ) в доме Бродельниковых, куда вместе с сыном была определена на постой. Мур***, Мурлыга*** – так она называла сына Георгия. Петропавловка* – кладбище в Елабуге, где похоронена Марина Цветаева. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Пёстрые тени сквозь ставенок щели рвутся и лезут, как черти, в окно. Сыро, предосень, в холодной постели до смерти так одиноко... Давно. Тихо, спокойно. На той половине ходит хозяйка, как еле жива. Дым папиросный, паук в паутине... взглядом слежу, как плетут кружева. Гулко в висках, и назойливо жжётся то, что мне снилось... Елабуга, что ль? Да... Петропавловка*. «Всё обойдётся», – чей-то надтреснутый голос сквозь боль. Холмик набросанный, крестик с табличкой, два человека, а сзади конвой. Сердце забилось тревожною птичкой: муж постаревший и сын весь седой. Это лишь сон, ничего не случится, встану, закончу писать перевод. Только в висок неустанно стучится: август, последнее*... Нынешний год. Нынешний... Август... Завтра последнее. Села к столу... Перевод? Ни к чему. Долго писала... Не стихотворенье, Муру*, Мурлыге* – сынку своему... Долго писала про опустошенье, голод душевный. Попала в тупик! Боже Всевышний, прости отреченье, слышишь ли, Боже, души моей крик? Села, взглянув равнодушно на сволок, где-то верёвки лежали в углу... Господи, что ж ты не спрятал верёвок? Всё ведь поведала, как на духу. Август, последнее... Что ж – пусть случится. Тихо качнулась... Как гирька часов. Так и не ведая, долго молился в красных углах Иоанн Богослов. Леонид Жмурко сборник ТАЛИЦА, 2015 г.
7
0
163
Пульсация
Пульсация мелодии в груди, я удивляюсь: разве так возможно?.. Как лезвием по донышку зари форель скользнула, так неосторожно задев рассвет острейшим плавником. Истёк багрец на пики сухостоя, и днище лодки чёрным топляком виднеется из водяного слоя... ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Туман и ветр, сплетаясь не спеша, в прорехах тают ивняка. Так тихо, что синевой прельщённая душа скользит, как мотылёк, цветастым бликом... Как будто нет... Да, не было меня... Но нет, я есть... Я – воздух, я – водица; Лечу на всполох солнечного дня, как вновь обрётши волю голубица. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Я свет, что осветил твою ладонь, четверостишье, что неумолимо летит в чистилище стихов – огонь... Я тишина, застывшая пугливо. Ты не держи меня, дай шанс лететь, чтоб высь испить, как ты с ладони воду... Дай шанс душе, возликовав, воспеть полёт и обретённую свободу... ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ (Я возвращусь, как ветер в поле ржи: дождём, стихами... Еле уловима, любимой женщиной. Ты... Удержи, чтоб не срывалась в небеса пугливо). Леонид Жмурко сборник ЭЛЕГИЯ ИЗМЯТОГО ЛИСТА, 2017
8
0
156
Медведь
(Шатун) Я тебя приглашаю на танец под снег, не отказывай, сделай мне милость. Посмотри, как кружится, как падает свет. Ты ночами так часто мне снилась... Ты смеёшься: «Неловкий совсем, как медведь, я учила тебя...». Но вот губы с такта сбили опять и не выровнять ведь, я шучу: «Косолапый и грубый». И о музыке вальса и снега, забыв, мы стоим на границе наитий. И весь мир, как волчок откружившись, застыл, Нас опутали снежные нити... ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Расплетаю в волнении косы твои, и лицом зарываясь вдыхаю, пряча слёзы шепчу: «Погоди, посиди на коленях, прижавшись, родная»... А за окнами снег, словно белый туман, задевает деревья и крыши... Пальцы нежно скользят по вискам, по губам, мы целуясь, почти что не дышим... ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Как устал растворяться в чужих голосах, снегопадах, квартирах и койках... Утопать на полночи в глазах, волосах не любя... В кутежах и попойках... Падать в жизнь, как с обрыва, летя на авось, продавать свою душу и тело. Никого, тебя лучше, в пути не нашлось, понимаешь, такое вот дело. Я срывался на Север... На крайний. На юг, забирался в глубинки такие, где медведь или волк наилучший был друг, где чащобы бескрайне-глухие. И на время покой находил для души, я работал в две смены за пайку и за пай – золотишко копая в глуши, износив кирзачи и фуфайку. Но и там забираясь в охотничий дом, словно каторжник всеми гонимый, голос твой вспоминал, в сон впадая с трудом: «Расплети мои волосы, милый». ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ Утопает рассвет в лебединых снегах, гладят волосы нежные пальцы. Я шепчу: «Как хотелось бы в этих руках, сколь отмерено свыше, остаться». © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2016 Свидетельство о публикации №116111800843
7
0
161
Ми тонемо...
Сріблястий дощ. Сріблясте павутиння, снує ліхтар в мережеві гілля. Дощить два дні, дві ночі безупинно (о, як люблю цю безупинність я!), шепочеш ти, та тонеш у обіймах душі та рук... Ми тонемо в пітьмі, а дощ малює «сюр» на мокрих вікнах, обводить листя кленове на склі... Ми потопаєм в дощовій негоді, у спогадах, у ритмі Boney M... Вишукувати щось для щастя годі у вечір з ароматом хризантем. Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ, 2019 г.
8
2
220
Спрячу
Тебя упрячу осторожно в стихотворение, в дневник, в ладанку, в кровь свою подкожно, в души неистовой тайник. В зрачков пространство межресничье, в дыханье – выдох твой и вдох, и то смущение девичье, и нежных глаз твоих подвох. Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ, 2019
8
0
134
Остался миг...
Поэт, как Бог, исчёркает листок и перечтёт, сгорая от волненья, глотнёт вина дешёвого глоток, затем продолжит нить стихотворенья. Он не смущён, что прежде много слов посвящено любви. Что для поэта слова других?.. Рифмует кровь-любовь, знакомя мир с Ромео и Джульеттой... Прозрачна ночь, луны свеча горит, баюкает Адидже сны веронцев. Джульетта заклинательно твердит: «Не торопи приход свой новый, Солнце. Пусть вечно длится сей счастливый час (Ромео спит с улыбкою прекрасной), не разлучай, прошу, светило, нас...». Она бледна. Предчувствие ужасно. Поэт, как Бог, судьбу двоих вершит, струятся строки вязью по бумаге... Поэт запечатлеть сюжет спешит: вражда домов, любовь, интриги, шпаги. Его пленит заманчивый сюжет – война семей Монтекки, Капулетти. Ему не жаль Ромео и Джульетт бросать в страстей расставленные сети... Во сне Верона, сны её чисты. В бумагу вписан гнев, и блеск кинжала... Поэт рифмует шпили и мосты, любовь и кровь, и смерти страшной жало. Вот-вот и труд нелёгкий завершит, разрушив рай Ромео и Джульетты... Остался миг... Пока же город спит за пять минут до нового рассвета, пока же – ночь. Луны кровавой взгляд; река и город в дрёме безмятежной; в ножнах клинок, ещё не тронут яд, ещё... Но – тссс!.. Как молится прилежно Джульетта. Но напрасны все слова... Всё решено в печальнейшей на свете истории. Завершена глава любви Монтекки Р., Д. Капулетти. Остался миг – коснулся луч окна... Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
8
0
165
Монмартр
Речной простор зажат гранитом. Но разве видим мы гранит, когда в закате малахитном река закатный луч хранит? Иду и я, не замечая ни тусклых улиц, ни домов, ни лиц, ни черт не различая людских под листьями зонтов. Унылый дождь потом случится. Но не теперь. Теперь – она стоит, как солнышко лучится, у ресторанного окна. И франт холёный, и с пробором, забыв, болезненно смотрел, застывши над своим прибором, как я, по лужам к ней летел, какой была необычайной её, мне поданная кисть, как встала между нами тайна, когда устами мы слились. Мы уходили, он, забывшись, на силуэт глядел её. И проклинал, проговорившись, существование моё.
8
0
186
Цветочек аленький
По мотивам многих историй,в т.ч. из жизни подсмотренной на Северах ~ ... И стонет он – зверь безобразный, и в чащу лесную бредёт... «Напрасны надежды, напрасны, обратно она не придёт. Здесь нет ни угла, ни нарядов, и скудная, бедная снедь, и спутник – чудовище, рядом, страшнее, чем дикий медведь». Нигде не находит покоя, как раненый в душу ревёт. От рёва сгибаются вдвое деревья, и сыплется хвоя, и эхо гремит – не придёт!.. А дома ей сёстры пеняют: «Зачем это лихо тебе?!» И слёзы, как жемчуг, роняют о сгубленной плача судьбе. Настёна колечко лаская, в ответ им о том говорит, что видимо доля такая, что сердце по зверю тужит; Что коли всем сердцем полюбит – его расколдует она. А коль не вернётся – погубит. Ему я, сестрицы, нужна!.. Я верю – под шкурой ужасной в нём кроется кто-то иной. Меня не корите напрасно. И тронула перстень рукой... Сгибается чаща в ненастье, ветрище грохочет, ревёт. Во тьме пробирается Настя, чудовище нежно зовёт. Не слышит за громом стократным злорадного карка ворон... «Вернулась бы лучше обратно, пока беспробудно спит он. Его не изменишь любовью и алым цветочком души, не быть тебе боле собою в его окаянной глуши. Развязки иной не случится, одумайся лучше дитя. Ни в сердце к нему не пробиться, ни в душу. Погубит тебя»... На пальце кольцо потускнело, и холодно стало в душе, давно не ухоженно тело, не плачет Настёна уже. Звериная, злобная рожа ей кажется в мире милей – ведь стала на зверя похожа в любви безрассудной своей. ~~~~~~~~~~~~ ~~~~~~~~~~~~ Поправила космы гребёнкой, сложила бутылки в пакет. Взглянула, как мать, на ребёнка – на мужа... Услышит аль нет? И тихо молилась в сторонке, молитву сквозь слёзы верша, пред тёмною старой иконкой, чтоб в нём пробудилась душа. Он тихо рычал под стеною, лишь «водки» звучало сквозь бред. Настасья казалась больною, смертельно уставшей от бед. Оделась, во что потеплее и вышла, бутылки неся, к киоскам на дальней алее, снег, выпавший ночью, меся. А он по квартире метался: «Настёна, Настёна – огня!..» Ревел, что один он остался, её хуже дряни браня. Стонал он, как зверь безобразный, что в чащу лесную бредёт: «Напрасны надежды, напрасны, обратно она не придёт». Маршрут совершая привычный, она приходила в ларёк, просила бутылку «Столичной» и прятала в старый кулёк... А время, как в сказке катилось под горочку в санках – э-гей! Надежды её износились, как платья и космы на ней. Она надпивала, чтоб меньше ему доставалось питья, и жизнь ей казалась чуть лучше, и все забулдыги – друзья. Все горести в ней растворялись в той проклятой трижды воде. Иконка и перстень «терялись» – оплата за водку в ларьке. И мужа уже не ругает, и слёзы от горя не льёт, «Столичной» ему подливает и жадно из горлышка пьёт... Звериная, злобная рожа ей кажется в мире милей, ведь стала на зверя похожа в любви безрассудной своей. И только порою сияет души её аленький свет – когда птицам крошки роняет... И денег на выпивку нет. Леонид Жмурко сборник ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, 2016 г.
8
2
191
Пришествие
https://www.youtube.com/watch?v=ZKw4QAk8Zbk Лицо подставляю летящему снегу, а он, на подглазьях истаяв, течёт слезами и кожу нещадно сечёт, и падает звёздами в землю, как в Лету. Пустынно, прогоркло и воздух – как комья, как грудь придавившая сверху земля, ни вдоха, ни выдоха… насквозь в меня осиновый ветер проходит, как колья. Кто есть на Руси? Или я одиночка? Сгущается темь, как столетний кагор. Вой ветра, а в нём мой земной приговор, и в небе луна, как свинцовая точка. Но нет никого, кто б сказал: «Пощадите, он странник в миру, он такой же, как мы. Омойте ступни и впустите из тьмы, на кисти в стигматах его поглядите». Лишь падает снег и ложится на веки. Ах, сколько же снега в пределах Руси! Озябшие души людские спаси, Господь, как спасаешь заблудших, вовеки. Мотнув головой, прогоняю виденье. Как зеркало, взять бы его да разбить. Но судьбы дано ли нам перекроить?.. И вмёрзли, как в душу, в декабрь каменья. Заброшу котомку привычно за спину, вгляжусь в избяные России глаза. И кажется ль мне, иль скатилась слеза? Тогда не напрасно, быть может, я сгину. Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА, 2015 г.
9
2
215
Литургия
А сверчки заходятся в стаккато вразнобой, не в масть и не в лады, под разлив вишнёвого заката, под наплыв тумана от воды. Я сижу и внемлю литургии певчих птиц, лягушек и сверчков. Будут, вероятно, и другие... Может краше этих вечеров. Колдовское пью заката зелье, но с душой расстаться не готов. Жизнь люблю отчаянней и злее, присягая ей без всяких слов. Да и то, слова какие сыщешь передать, как плещется вокруг этот мир – в обличьях многих тысяч... И судьбой в твоё, сведённый – вдруг. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ,2015 г.
8
2
173
Берегите
https://www.youtube.com/watch?v=dXltyeA8JZk Берегите родных и любимых нам дарованных жизнью людей, нас хранящих и нами ранимых, берегите подруг и друзей. Приходите, звоните, пишите иногда, может быть, невпопад, без причины... Причин не ищите, тот, кому вы важны, будет рад. Приходите покуда на свете есть к кому приходить, краток век. Тратьте время в реале, в инете... Каждый важен в судьбе человек. Все обиды и ссоры прощайте, берегите здоровых, больных, беспокойтесь о них, навещайте... Берегите друзей и родных. Леонид Жмурко сборник ВДОХ-ВЫДОХ, 2019 г.
9
3
243
Скасуй
Всі наші зустрічі майбутні й минулі – наче сни у снах, всі наші мрії незабутні як присмак трунку на вустах; Волошок темно-сині очі і очі карії мої забудь, як забувають ночі зірки розгублені свої. Ні те, що було поміж нами, ні сліз, ні слів ти не жалкуй, і розставання, наче чари, солодко-гіркії смакуй. Всі пестощі – то дотик вітру. За вітром мила не сумуй. Усе, що сприйняла на вiру скасуй, коханая, скасуй. Леонид Жмурко сборники РОССТАНИ,2015 г. ЛIРИКА З ПРИСМАКОМ ПОРОХУ, 2016 г.
7
3
280
Эти дюны, бор, трава…
Пролетела, полыхнув звезда, осветив, и тьма сгустилась снова. Я пишу, что боле никогда не сменю свободу на зазнобу... Горечь чувств, сквозящую в письме, я сжигаю, спичками чиркнувши. Напишу... О море я тебе, все обиды, напрочь, зачеркнувши. Помнишь берег в дюнах, как в волна́х, бор сосновый в парусах из хвои?.. Снится море часто мне во снах, а ещё мне снится запах соли... Я пишу, и ветер входит в слог, проступая между строк курсивом. Я пишу, как тяжко занемог простоватым северным мотивом; – Эти дюны, бор, трава, вода, голос скал, ветров, песков зыбучих въелись в плоть навеки, навсегда, стали снами лучшими из лучших... Я пишу, а море, не спросив, в слог войдя, как затопляя сушу, затянуло о тебе мотив, разбередив брошенную душу. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ. 2015 г.
7
0
156
Слушаю
...ворон кружится над чащею. В сумраке свет утопающий… Лес, приютивший спешащего, жажду ручьём утоляющий... Сходятся тучи, и слышится рокот далёкий с разливами, замерли и не колышутся, бывшие нетерпеливыми: листья и травы в цветении, кроны деревьев могучие... Замерли в оцепенении, слушая песни гремучие. Гром осыпается гроздьями – перемежаются линии молний с цветными охвостьями. Тонут пугливые лилии. Взмах – небеса открываются, вдох, и округа уснувшая в дождь с головою бросается... За́мер я, мир этот слушая. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
7
2
154
Этот мир равнодушно стекает с небес
Этот мир равнодушно стекает с небес водопадом дождей… или звёздным потоком. Безразлично ему, что пропал под потопом человеческий род, как реликтовый лес. Сдвинув парус гардин я гляжу в черноту, из ковчега — плывущей над миром высотки — там, рождаясь в мученьях, из Сфинксовой глотки, месяц долькой лимонной летит в пустоту. Жизнь шагреневой кожей сжимается в миг. Что нам, вправду, до них… До дождя и созвездий? До чертей и богов, с их любовью возмездий, наша жизнь ведь для них — неприметная нить. Сигаретные всплески во тьме затухают… Сотни тысяч, поверивших в чудо миров, эти всплески, восприняв за знаки богов, мотыльками у ног — обгорев трепыхают. Равнодушные к ним, как Вселенная к нам, на ковчеге высотки мы в ночь уплываем. Ты сквозь сон говоришь: «Знаешь, мы умираем, чтобы вновь возродиться, доверившись снам». Я целую висок и шепчу: «Засыпай так, как в детстве легко засыпают беспечно. Помнишь... Мы загадали — в любви прожить вечно. Сон не смерть, а изгнавший когда-то нас рай». © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2017 Свидетельство о публикации №117120505752
19
4
3789
Прикасайтесь
Прикасайтесь к друг другу почаще. Просто так и умышленно тоже, для кого-то касания наши так важны взглядом, мыслями, кожей к коже губ или шеи, запястья... Прикасайтесь почаще словами к тем, кто рядом, кто дарит вам счастье, дорожит отношеньями с вами. Прикасания вовсе не слабость, а забота, поддержка, общенье... Прикасаясь, вы дарите радость, прикоснувшись всего на мгновенье. Интернет, телефоны, не скрою, а, ещё – смс-сообщенья их заменят, пока не накроет нас нехватка живого общенья, дефицит прикасаний тактильных, дефицит прикасаний душевных... Понимаем, касаясь, как сильно не хватало касаний волшебных. Леонид Жмурко сборник "Вдох -Выдох" 2019
7
2
132
Когда-нибудь, нас...
Когда-нибудь, нас остановят, окрикнув – как камнем подбив; Сказав, что не знают, не помнят. Да просто – навек разлюбив. Когда-нибудь, после, гордыне уплатим по счёту и сверх. Когда-нибудь после... Но ныне мы смотрим с наивностью вверх, на небо в лиловых разводах, на капель стремительный лёт. Мы тратим часы в разговорах. Мы ссоримся дни напролёт. И миримся снова, так просто – до смеха, улыбок, до слёз. Деревья огромного роста нам шепчут, что это – всерьёз. Мы в лете теряемся где-то, как тени, как дождь или дым. Но помнить мы будем не это, а то, о чём не говорим: – С изнанки листвы изумрудность. – Стояние в лужах воды. И нашу с тобой безрассудность, когда забирались в сады; – Торжественный голос, тревожный, как флейту, что плачет навзрыд, и взгляд, как птенец осторожный, и губ, прикоснувшихся, стыд. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
6
2
180
Будет снова дождливая осень
Будет снова дождливая осень, звездопады и в сердце тоска, ты приедешь, дела позабросив, из столичного даль-далека. И взбежишь по привычке на пятый, позвони́шь в тот же ветхий звонок, звук в квартиру рванётся, как пьяный, проломив тишине позвонок. Но никто – «Кто там» хрипло не спросит, и замок не встревожит ключом, и цепочку дверную не сбросит, не толкнёт дверь привычно плечом. Ты, звоно́к до отказа вжимая, будешь в двери с отчаем стучать, но в душе, в глубине, сознавая – просто некому больше встречать. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г
10
6
174
Одиночки
Говори до истины, до точки, не боясь, не чувствуя вины. Мы с тобой, по сути – одиночки, что судьбой случайно сведены. И от нас нисколько не убудет – порасскажем правду или нет. Разговор соседей не разбудит за стеной. И только звёздный свет втиснут жёлто в переплёт оконный, словно в книжный чёрный переплёт. Только дробь колёс, да дух вагонный, да случайной точкой самолёт... Все слова, как исповедь, не бойся, говори, тебя не перебьют... Свет окна́ летит стремглав с откоса, словно БИЧ, которого не ждут. От судьбы и памяти не деться – ими мы пожизненно больны, как дыханьем, как биеньем сердца, и предощущением – вины. Говори – с душою наизнанку, мне навряд ли ты сейчас соврёшь... Через час на тихом полустанке, задержав свой взгляд, кивнув, сойдёшь. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
7
2
128
Бритвочка
Она вошла, и ахнули мужчины все и женщины: в оттенках платья алого изгибы тела... Красная вуаль черты не скрывшая. И тишина как трещина прошла по залу с выдохом: «Шикарная. Прекрасная!». Отточены, изысканны все выгибы и линии, жемчужная улыбка в цвет жемчужинам на ниточке... Вся: грация и женственность, подобна белой лилии... А взгляд... То небо в звёздочках, то – ломаные бритвочки. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г. http://www.youtube.com/watch?v=g3-eTB1FwEA
9
2
279
Пьяница
Смакуешь жизнь, как древнее вино, но не до дна прозрачного бокала. Ты любишь женщин, как герой кино её любя, но так – чтоб не предала. Не доходя до крайностей – ни в чём – гурман, знаток, ты не пьянеешь – браво! Глядишь на мир, как будто не причём ты пред судьбой, но сам имеешь право на то, что я – умом-то не постиг, погрязши в суете мирской до рвоты. Ты говоришь, что многого достиг, не напрягая жилы, от работы, что никогда не пил ты из горла́ ни чувств, ни вин, не знал непостоянства других к себе. Маэстро ремесла – лишь чуть хмелеть, не доходя до пьянства. А я взапой – любить – так до конца, дарить – так мир, истративши до цента... Ты потираешь золото кольца. А у меня – кредиты и проценты... Завидую ль тебе, случайный друг? Ведь пред тобой я только голодранец... Но не покину тот порочный круг – влюблённых в жизнь и в женщин – горьких пьяниц. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
7
4
198
…большего не надо
Все стихи – нежнее первой цвети, эфемерней пара изо рта и ранимы, как цветы и дети... В них сквозит по-детски правота. В них вся соль и суть, и боль, и сущность, святость и продажность чувств и слов, выдумка, конечно, и насущность... Но не всяк принять её готов. Славы от стихов мне и не надо, ни к чему светиться на миру. Взгляд и голос твой – моя награда... Хочешь, к ним я рифму подберу? И к глазам с искринками, и влажным, к волосам, к травинке в них, к зрачкам... Передав хранить – листам бумажным, птицам, листьям, снегу и ветрам... Ничего мне большего не надо, знать бы только, что на свете есть ты – от пяток розовых до взгляда... До такого, что и не прочесть. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
7
2
130
Нахрапом
Душа и сердце вразнобой, так сбоит ритм стихотворенья, когда в разладе сам с собой, когда от боли на колени бросает жизнь, но ты встаёшь, назло смертям всем, упираясь, шепча сквозь зубы: «Не возьмёшь», кровь утерев и улыбаясь. В стихах неискренности нет (присочинил немного, каюсь), но без остатка весь в сонет, как всякий пишущий, вплетаюсь. Жизнь проживая не свою, всё ж, как свою я проживаю: кромсаю, штопаю, крою, и гибну в ней, и оживаю... Быть может выдумка – мой грех? Но коль стихи кому помогут, скостят грехи, пусть и не все (ведь нагрешил в стихах я много). Не богохульствуя пишу. Стихи слагать грешно? Кто знает?.. Дарую снова жизнь виршу, и свет несу всем, кто читает. Каков я есть – весь на виду. Сквозь день осенний весь в накрапах, я нараспашку к вам иду, вживаясь в эту жизнь нахрапом. Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ, 2019 г.
7
0
147
Изоврусь стихами…
Ну зачем же знать тебе, какая у меня по счёту ты? Зачем? Первая, последняя... Не знаю, я влюблялся в женщин не затем. Прошлое не трогай. Ну, не надо. Отцвело, опало всё – забудь. Как осенний дождь деревья сада, исцелую губы, веки, грудь... Зашепчу, занежу, заласкаю, изоврусь стихами... Как без них? И один – тихонько зачитаю, тот, что словно лезвие под дых. Ведь и ты, разнежась и оттаяв, правды всей не скажешь о себе. Разве важно – первая, вторая... коль случилась ты в моей судьбе?.. Проводя рукой по нежной шее и целуя веки карих глаз, не скажу, что помним всех сильнее тех, кого любили – первый раз. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
6
0
160
Ты – музыка Грига…
Ты – музыка света, тумана и Грига. Я – ветер, я – выдох смычково-скрипичный. Ты – полдень, ты – полночь, открытая книга, я – листик-закладка твоих межстраничий. Ты – снег, пролетающий первый, несмелый, я – листья, которых касаешься еле. Метель ты – черёмух, и танец ты – белый, а я... Потерявшийся путник в метели. Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
9
0
112
Ахматова и Модильяни
В синеватом парижском тумане, закрываясь от мира плащом, неизвестный совсем Модильяни бредил Анной, бродя под дождём. Одержимый улыбкой и взглядом, стихотворно воспетый, как Бог он, отравлен смертельнейшим ядом, от вина и любви изнемог. Неизвестен, без денег, не моден, доедая чужую еду, рисовал и подписывал «Моди*», проклиная свою нищету. Вспоминая в моменты – «на грани», как бродили всю ночь напролёт по трущобам Парижа, и Ани взгляд – как бабочек лёгкий полёт; Любование телом модели, плавность линий, румянца налёт. Вспоминая скупые недели проведённые вместе; и лёд тех же глаз, обожаемых, Анны, и стихов непонятных мотив, от которых кидался, как пьяный рисовать и бросал, очертив, на картоне фигуру штрихами, и бросался под ноги любви, а она осыпала стихами, засыпая потом на груди... В синеватом парижском тумане, (как с полотен Дега и Моне), Амедео, Ахматова Анна в день дождливый привиделись мне. Моди* (французский) – проклятый Леонид Жмурко сборник РОССТАНИ, 2015 г.
9
0
169
Ты, как флейта
Ты, как флейта – губами коснись – заиграешь, запоёшь, задрожишь, зазвучишь. …как свеча – без остатка, сияя, сгораешь. И, как бездна, когда ты молчишь. Леонид Жмурко сборник ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, 2016 г.
10
0
176
Лу, первый снег и ночь...
Летят вдоль чёрной трассы нам навстречь деревья и огней размытых пятна. На зеркальце пытаясь уберечь болтаются иконка и распятье. Летим сквозь ночь, и ночь летит сквозь нас – по встречной вперемешку снег и звёзды, нас накрывает из колонок джаз; а капли растекаются как слёзы на ветровом... Свернувши наугад и, заглушив движок и габариты, впадаем, как в столетия назад и, кажемся... Гвоздями звёзд прибиты к ночному небу, снегу, тишине, как будто вдруг одни остались в мире со всей вселенской тьмой наедине, но... Ожил Армстронг* в радиоэфире. Хотя, вписался джаз его вполне в мелькание за окнами и всплески и в то, как ты придвинулась ко мне, и в звук сидушки плывшей вниз нерезко. Луи Армстронг* – Американский джазовый трубач, вокалист… Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2019 г.
9
5
205
Слова твои легки
Слова твои легки, как платья складки, ты говоришь о чём-то, улыбаясь, и голос твой волнующий и сладкий ловлю я не дыша, чуть наклоняясь вперёд, к тебе, рассеянно и слепо звучанью их всецело доверяюсь, и думаю: «Ну, это же нелепо, слова лишь звук, в котором я теряюсь». Монетка в воду, водяные всплески все отраженья так преображают, как на рисунках неумелых детских, когда весь мир на них изображают. Алеют бус коралловые нити, и на запястье три витка браслета. Так манит взгляд неистовство соитий: от листьев тень на теле и луч света. Смеёшься ты, и в белый лоскут платья твоей фигуры чётче проступают все линии и просятся в объятья... Но разве так на людях поступают?.. Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
8
2
237
Иное измерение
"Горы – это свобода". Егор Комаров ~ Я в горы ухожу не покорять вершины, тропы... Созерцать и слушать; чтобы простые истины понять: что эта жизнь, как выпавший нам случай один на миллиард, её же мы транжирим, как разменные монеты: на клипы, клики, тщетность суеты, на не слагаемые, в сущности, моменты... Здесь пониманье сводится к тому, что иллюзорны все блага мирские... Чем оценить возможно тишину и гребни гор, как гребни волн морские?.. В них ощущаешь фибрами души не пустоту, но красоту природы, не страх перед величием глуши, но приступ очищающей свободы. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119112101097
20
2
3035
За окнами ноль
Да-да, позвоню и зайду. Обещаю. Целу́ю поспешно и еду к метро. Тебя оставляю, другую встречаю. Чёрт... В спешке оставил в прихожей пальто. В просвет на Кутузовке «бэху» втираю, сигналит Фольксваген и пятится джип. Наглею, конечно, и сам это знаю, к потоку к вокзалу, как листик прилип... Полгода на ноль. Купил новое Ostin*, «мобила» молчит, как Герасим в «Му-му». Погода на ноль, снова слякоть и осень, а я вспоминаю, не знаю к чему, слова: «Позвоню и зайду. Обещаю» и свой поцелуй, и в ответ тишину. Сижу и остывший напиток мешаю и пью по глотку, как вино. Как вину... За окнами – ноль, на душе дождь и стужа. Цветастый листок к ветровому прилип, «Ну вот, не один», хоть листочку, да нужен. Стою на развилке, а сзади охрип, сигналя, в оранжево-красной Тойоте, с девчонкой-красоткой, в бейсболке плейбой. Я думал – ты дома ли, или в полёте, и ключ подойдёт ли к двери твоей мой? «Зайду, как-нибудь», – произнёс я небрежно. Но, что с «как-нибудь» мне поделать теперь? Кручу на Кутузовку плавно и нежно, была-не была – позвоню в твою дверь. Ostin* – пальто Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
9
0
150
Рапаны
Полнеба индиго. Янтарная капля – зародыш грядущего дня над туманом. Луна, как печальная белая цапля, лодчонка с ловцами жемчужниц, рапанов, сокрытых от мира, от солнца, от ока меж острых камней в глубине океана, хранящих свой жемчуг в изгибах барокко; ловцам их добыча, как воздух желанна. Они, погружаясь в пучину индиго, вверяясь богам и верёвке с корзиной, теряются в мгле бесприютной и дикой, чтоб выплыть с находкой, быть может единой. А старый ловец шепчет в лодке молитвы, наверх поднимая корзины с уловом, и жадно вскрывает руками и бритвой ракушки привычным движением ловко. Проиграна схватка, на нет вся интрига, и писк утихает безмозглых рапанов. Их небо оплачет гортанно и дико ветрами индиго шести океанов. Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
10
0
133
Ночь в тропиках
В парео из нежных соцветий сирени, в сомбреро, заломленной к югу луны, ты входишь, садишься ко мне на колени, и смотришь, как смотрят, не зная вины. Губами касаешься губ, и овала сосуда тончайшего с тёмным вином, лаская округлое тело бокала... О, как ты прекрасна в парео одном!.. Ты медленно-медленно пальчиком нежным проводишь по прядям, по шее, груди, и узел тугой распускаешь небрежно, и шепчешь: «Смелее... Меня пригуби». Внезапно нахлынув, тропический ливень от мира укроет наш маленький рай... Лишь молнии доисторический бивень подденет накидки серебряный край. И ветер подхватит парео, и бросит в лицо океану... И тот заревёт... Но кто его боль утолит, и кто спросит: кого в забытьи безнадёжно зовёт?.. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
7
0
192
***
Когда ты мне снишься... Не часто. Но всё же приходишь, садишься, ведём разговор: я чувствую запах твоей нежной кожи (его не изжил, не забыл до сих пор), и жилочки тоненькой в доле височной биенье с сердечком твоим заодно... Как падает свет легковесно и сочно на платье, и как опадает оно; дыхание, пальцев касания к коже, и запах любимых тобою духов... Во сне я пытаюсь понять, а ты то же боишься таких вот – несбыточных снов?.. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
11
0
123
Нелюбимый ученик
По притче из инета ~~~~~~~~~~~ Он был неряшлив, нелюдим, и на уроках засыпал, и был «училкой» нелюбим За внешний вид... Он забывал уроки делать иногда, тетрадь, учебник и дневник... Не ученик – а сплошь беда... Вздыхала: «Горе-ученик». Идёт к концу учебный год и просит завуч срочно сдать характеристики... Но вот что о мальчишке написать, что ею напрочь нелюбим? Что может на уроках спать, ни с кем не дружит, нелюдим?.. Ей вдруг попалась на глаза его анкета прошлых лет, читала и текла слеза: «Он в классе лучший! Лучше нет!» …четвёртый, пятый класс... Но вот: «Мать умерла и мальчик сник, не справившись с утратой...» Стоп! «Теперь ты лучший ученик. Я помогу, чтоб искупить свою вину перед тобой. Я помогу, чтоб смог ты жить гордясь успехами, собой»... Зима. Каникулы! Звонок! Шестой «А» дарит самоделки... Предпраздничный идёт урок, а после утренник у ёлки. И мальчик дарит ей пакет краснея в сторону отходит, духи (неполные), браслет без камушков, он взгляд отводит под смех из класса, но она с флакона брызнув на запястье, благодарила. Тишина вдруг воцарилась. Сколько счастья в глазах мальчишечьих прочла. Он прошептал: «Так пахла мама»... Шло время, мальчик повзрослел, окончил универ отлично. Жизнь завертела, много дел, но отсылал ей письма лично: «Учитель – лучшая, из всех, и остаётесь самой-самой»... «Вам благодарен за успех»... «Женюсь. Не откажите мамой на свадьбе быть в конце июля»... День свадьбы. На руке браслет, без камушков и запах мамы. Он шепчет: «Лучше в мире нет. Вы остаётесь самой-самой». На что она в ответ ему: «Тебе я очень благодарна, ты научил меня всему, Ты знаешь, не высокопарна, но до тех пор, пока с тобой судьба нас не свела учить я едва ль умела, мальчик мой, но ты помог мне научиться». © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2018 Свидетельство о публикации №118042600611
7
0
190
Цепко
Засыпали вы в объятьях крепких? Не когда рукой приобнимают... В жадных, ненасытно- страстных, цепких. Да, в таких, когда переплетают руки, ноги, выдохи и губы, ритм сердец... Друг в друге растворяясь до отметин (жаль их время губит, как бы сохранить их не старались). В тех, когда макушки лишь наружу из объятий, и желанье – дольше чтобы длился миг, что вам не нужно ничего иного в мире больше. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА. 2019 г.
6
0
244
Гренландия
Внутри меня дрейфуют льды, плывут киты забвения и массы голубой воды, сплетённые в течения. Внутри меня метут снега, свечение полярное, безжизненные берега и солнце капиллярное. Белым-бело, черным-черно... Зима во мне покоится, душа, как камешек на дно, легла, не беспокоится о кораблях, затёртых в льдах, о птицах-буревестниках, цветах, проснувшихся в снегах, как таянья предвестниках. Гренландия во мне. Покой... Но нет, твоей мигрирует души там парус золотой. И сердце... Мимикрирует. Леонид Жмурко сборник ШЕСТОЕ ЧУВСТВО, 2016 г.
8
1
154
Брызги
Закат под стать Моне или Сарьяну – разбросы пятен красок, чирк луча вдоль улицы, деревьев, окон... Рьяно нанесены, как брызги: сургуча, вина, воды, осколков разноцветных: камней, стекла, смещения эпох, как крапины цветов еле приметных; из глотки пар, и чей-то жадный вдох... Осенний ветр угадываем тоже, как птичий грай летит наперерез листве, теням, скользит змеёй по коже, клянёт и воспевает дикий лес. Вороний карк бубенчиково слышен; контрастней краски. Прелью отдаёт... Закатный свет торжественно-возвышен – навылет весь, как рана. Напролёт болезненно сквозит, и затихает, свой завершив за горизонт побег... Осенний вечер. Под ноги слетает отчаянно-рисковый белый снег. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
8
0
155
Форточка
(Реинкарнация) ~ Ну вот, дождался: кофе и Мартини на кухоньке твоей вдыхаю жадно... Нирвана... Но, я форточка отныне (наука впредь, чтоб было неповадно просить реинкарни- роваться снова хоть как-нибудь). Но форточка в окошке?.. Немного чересчур. Я через слово могу теперь общаться только с кошкой... Не выносила на дух априори, в той – прошлой жизни, а теперь вот дружим. Конечно же, мы ссоримся и спорим, но я то знаю, как для кошки нужен. И кошка мне... Надеюсь, что расскажет она тебе, про тот петельный скрежет; что ты напрасно смазкой петли мажешь и жалуешься, что скрип слух твой режет... Сказала кошке: «Что не понимаешь, что с форточкой, пора менять на евро окно давно, хотя, мурлыка, знаешь... Мне кажется, что слышала я где-то такие нотки... Разве так бывает?» Ты к чашечке кофейной потянулась: «Мне кажется, что скрип напоминает его мне голос... Может я свихнулась?..» Возликовал всей тонкой перепонкой стекла и рамы. Вот же, догадалась! На миг преобразилась, став девчонкой. Но ты на кухне дольше не осталась… Я терпеливо жду, как откровенья, рассветный час, когда ты, просыпаясь, мне даришь краткий миг прикосновенья, и я со скрипом настежь открываюсь. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019 Свидетельство о публикации №119021104252
7
0
144
...и сказки выдуманной миг
Люблю, когда мне переводишь, в красивый стих, летящий снег и лунный свет, и грусти нотки, и в Млечный путь ведущий след. И звёздный трепет, ветра лепет, берёз под снегом нежный смех, и тайны рун старинных очень, и сокровенья древних вед... Чарует голос твой напевный и дивный слог волшебных строк, и я плыву среди видений тобой придуманных картин. И чувствую прикосновенье: снежинки, капель, лепестка, и солнца луч в руке зажатый, и лёт прозрачных паутин... И свитка кожаного тяжесть, и боль, как всполох у виска, и грусти светлую печальность, и по волнам бег бригантин, и караван, везущий сладость и строй рабынь через песок... Принцессы, стражников, прекрасной, несущих яркий паланкин, и нищих рой, у врат стоящих, прося монету иль кусок, чтобы продлить свой день презренный и унижений, на один... Люблю, когда мне переводишь в красивый стих поблёкший мир, даруя светлые минуты и сказки выдуманной миг. Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ, 2019 г.
8
0
150
Религии у Бога нет
По притче – Ирины Говорухи. ~ «У Бога нет религии» - Махатма Ганди. ~ Религии у Бога нет, канонов, десятин и правил, что кушать и в какой момент не Он догматов свод составил. Бросаться в прорубь в январе, не кушать яблоки до Спаса, сжигать еретиков в костре, поклоны бить иконостасам... Во имя веры убивать, не Он учил нас. В пост поститься, плоть обрезать/не обрезать; перстами сколькими креститься не Он придумал, – сами мы, вложив табу законов, правил под кожу книг, чтобы из тьмы над миром вознестись, оставив весь груз убийств, вранья, войны, греховности, мздоимства в прошлом... Никто не чувствует вины и никому как мне не тошно? Прошли века. Пар... Интернет, но мы как прежде убиваем за веру или горсть монет, и с матом Бога поминаем... До ненависти только шаг, всё те же: хамство, ложь, каноны, но жизнь не стоит ни гроша – дешевле корки и патронов... Торопимся достичь, урвать, набить утробу... Всё без меры, Мы стали напрочь забывать о милосердии. Без веры забыв, явились для чего мы в этот мир и Божью волю – исполнить заповедь Его: делиться с ближними любовью. . Леонид Жмурко сборник "ВДОХ-ВЫДОХ" 2019.
6
0
173
Интернет-открытки
Запутались мы между «вы» и «ты», но ведь, по сути, нам не важно это. Друг другу смайлы шлём или цветы и рады даже краткому привету; тому, что понимаем – всё окей у визави с той стороны экрана, и радуемся за чужих людей (становимся своими, как ни странно), открытка с кофе, с веточкой цветов... Безделица, казалось бы, но всё же, они порой ценней дежурных слов настолько нам... До «цыпочек» на коже. Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ, 2019 г.
7
1
175
Бозон
Бозон А глаза повлажнели от странного сна, снилось что-то знакомое... Очень и очень. Но сон – прочь, как блесна соскользнула луна, погружаясь в промозглую, мутную осень. Запотело окно, утро брезжит едва, беззаботно ты спишь, разметавшись в постели. В заоконье потоп и струится вода, а наш дом, как кораблик, засевший на мели. И пока выдыхаешь во сне СО2, я дышу им, как самым чистейшим озоном, и дневник твой листая, вникаю в слова, восхищаясь стихами, как физик бозоном*. А на кухне шумит обезвоженный кран. Ты ко мне придвигаешься сонно вплотную, и я вспомнил что снилось: как я по утрам, ото снов пробуждая, ресницы целую. бозон* – божественная частичка https://www.youtube.com/watch?v=g78tQ397vQA Леонид Жмурко сборник НАСТРОЕНИЕ ЖИТЬ,2019 г.
8
2
172
Собачье
Я слушал, как орал бухой поэт (слагать стихи красивые мастак, и покоривший этим интернет): «Не подбирайте брошенных собак!» ~~~*~~~ Мол, предали и так уже, без вас... Кафешный люд молчал, поэт задорней читал и демонстрировал анфас, окончив стих кровавой живодёрней. Не приручайте брошенных! Нельзя! Не отогреть озлобленные души!.. А как же мы?.. Ведь мы с тобой друзья... Я тронул поводок: «Уйдём-ка, лучше». Мы рядом шли. Мы шли к себе домой; октябрь листву ронял без чувства меры... Нас предали обоих, но с тобой вновь обрели друзей и чувство веры промозглым днём. В начале декабря, твой взгляд меня заметил из немногих... Ты отогрел щенка, а я тебя, хоть ты похож на бросивших двуногих. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
6
2
150
Не знай...
Ты знаешь, как всезрячи вечера, как беспощадны истина и совесть, как страшно жить безжалостным «вчера», и вспоминать любовь свою, как горесть? Как истерично бьётся тишина о стены комнатушечки-хрущёвки, в которой выход есть – проём окна и механизм разболтанной защёлки?.. Ты знаешь... Впрочем, нет – не знай, что «без» осточертело по земле скитаться, когда нет ни звонков, ни SМS... И беспризорно утром просыпаться. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2019 г.
6
1
148
ОТТИСК
Я вышел к камню с оттиском руки, для ока различимым еле-еле, и вспомнил всё: и поворот реки, и перекат, и золотые мели... Всё было так же... Так же, как тогда. Была весна и ликовали твари в чащобе, и живой была вода, клубились стаи птичьи и комарьи. Смолистый дух, плеснувший по стволам, и бормотанье селезней и утиц, и то, как лось, взяв небо на рога, вышагивал в сопровожденье спутниц... Сползались змеи к озеру линять (о, как прекрасны их тела в обновках!), цветы не разучились взор пленять, лес утопал в стрекозах и огнёвках... Всё памятно и... Незнакомо мне, как будто видел я давно лесную чащобу, падь, в полузабытом сне, и слышал утра песню ветряную... За ежевичный кустик зацепясь, и вскрикнув от уколов мимо воли, застыл, родства припоминая связь со всем вокруг, и слёзы не от боли ресниц коснулись, падая в цветы... Я вспомнил, как мы прежде говорили, когда ко мне из синей темноты животные без страха подходили. Я вспомнил то, что прежде здесь бродил давным-давно, в эпоху Сумеречья, как угольками камень исчертил, оставив оттиск кисти человечьей. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
7
0
119
Наброски (Нервы)
В предчувствии стужи наивен и прост набросок деревьев и серых кварталов, домов торопливо стремящихся в рост, как стайка спешащих подростков-нахалов, в потоке себе пробивающих путь... Сравненьям твоим, улыбаясь, целую: «Попробуй стихи сочинять, как-нибудь, не жаль тебе тратить сравненья впустую?..». Набросок графитный и лампочек-лэд как лужи когда-то, мы меряем. Помнишь?.. Кричали мальчишки задиристо вслед: «Держись за девчонку, иначе утонешь!», и то ощущение сомкнутых рук... И нервные губы, дарящие первый щеке поцелуй (словно пряча испуг), и нежность, навылет пронзившую нервы. Леонид Жмурко сборник СОВМЕСТИМЫЕ СЛОВА, 2019 г.
8
0
131
Мне не изжить из памяти тебя
Тебя и в снах не позову по имени. Прошло немало лет от наших встреч. Что из того, что помню абрис плеч и губ твоих две чувственные линии? Разлуке должно ль верность мне беречь? (...но рук твоих тревожные касания мне не изжить из памяти своей, о, как молил святых забыть скорей, но видно ты – навеки в наказание мне и любви несбывшейся моей.) Но если встретимся мы волею планид, на перекрёстке двух земных дорог, даруй мне сил, всемилостивый Бог, пройти, кивнув, не подавая даже вид, насколько я тобою изнемог. Леонид Жмурко сборник ГОРЛИНКА. 2015 г.
6
0
160
Про кота
Твой «новый» нагло в комнате курил, проигнорировав: «У нас не курят». Качок, штангист, горилла из горилл, такой в один момент любого скрутит. И я молчал. Металась ты: «Кис-кис» звала кота породистого дважды. Я ликовал, душа вопила: «Бис!» жизнь – бумеранг, накажет всех однажды. А «брит» сидел на шубке (вся из лис). Я произнёс: «Прости за прямоту, ты нравишься качку. Ну ну – не злись, а он тебе, но только не коту». Весь показав возможный «пилотаж», всё прихватив (и комнату в придачу), ты убралась и твой плечистый страж до вечера... А я съезжал на дачу, забыв в сердцах: а запирал ли дверь? «Да черти с ней», – подумал неприлично. Ну и не запер?.. Вешаться теперь? Или сигать из окон электрички?.. ~~~*~~~ «Кис-кис», зову... Ну, где ты обормот? Я знаю, что ты гуру маскировки. Припомнил, как ты спрятался в тот год... А впрочем в N-ый год, без маркировки. Не важно, да?.. А кошки то скребут, но сантименты в сторону. Где Рыжий? Ага, опять на вешалке... Ах, плут! А почему горячий носик, слышишь?.. ~~~*~~~ И понеслось: таблетки, доктора, укольчики «блохастику», иначе, он не дотянет даже до утра, ну а до марта брачного тем паче. И я лечил по графику кота, не то чтоб дорог мне. Но человечней он многих из... Тепло и доброта; к нему привык, в компании с ним легче. ~~~*~~~ ...Он отыскал меня за тридцать вёрст – по компасу, известному лишь Богу (не аист же его ко мне принёс, не спрашивал же в ГОМ-1 дорогу)... И ожил я. Он спас меня тогда, я завязал терзаться: «если б», «может»... Но если Бог прислал ко мне кота, тогда ему в болезни пусть поможет. ~~~*~~~ Он так стонал, когда вливал раствор таблеток с молоком: «Пей, будет легче...», – шептал ему. Он шёл на уговор, а как смотрел – почти по-человечьи!.. Кошачьих восемь жизней... (Все в зачёт), девятая на волосинке виснет... Нет, сорвалась... Вздохнув, покинул кот, меня, не потянув девятой жизни... ~~~*~~~ Стою – курю, февральский дождь обрыд, и как бродяга ветер завывает. Сквозняк лизнул, как кот... И я навзрыд: «Чёрт побери, но разве так бывает!?». ГОМ-1 – гор. отд. Милиции Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
8
1
158
КРЫШЕСНОС
«Такой взаимный тихий крышеснос...» Настасья Владимировна ~ Ты хочешь правду знать? Да не вопрос... Проходит день за днём и настигает такой себе тишайший крышеснос... Скажи, с тобой такое же бывает? Твердят друзья, что это – ерунда, «перерастёшь», привыкнешь и забудешь. Но знаешь, мне не хочется, да-да! Из чувства выпадать «когда так любишь...»; Код превращать в рутинные слова, который так понятен для влюблённых. Рассудочность теряю? Ах, молва! Не жаль терять за взгляды изумлённых сограждан: от серьёзных до зевак, когда лечу на встречу, как по встречной... Скажи, с тобой бывает то же так – до крышесноса частоты сердечной?.. Леонид Жмурко сборник ВИБРАЦИИ, 2018 г.
7
1
229
Ресницы
Симфония трамвайного звонка. Туман стоит над кронами у окон. «А утро в цвет парного молока», – шепчу тебе, чуть задевая локон. Шепчу тебе слова про дождь и свет, о нежности листвы ранимой очень, о том, что лучше ведь сезона нет в году, чем затянувшаяся осень. Ты слушаешь не размыкая век, щекой к руке прижавшись, тихо дышишь. Шепчу тебе:«Мой милый человек», ресницы дрогнув выдали, что слышишь... Леонид Жмурко сборник ПРОСТЫЕ СЛОВА, 2017 г.
10
0
179
Друг Иуды
У Иуды друзья были безупречны. Поль Валери ~ Как во сне недосмотренном бесконечно лечу, как листочек оторванный, мотыльком на свечу чьей-то радости сбывшейся, чьих-то сбывшихся грёз, чьих-то глаз недоснившихся до обиды и слёз. Я лечу, неприкаянный, мимо старых ракит... Кем-то трижды охаянный, кем-то трижды забыт. Тонко тянется трещина- горизонт по стеклу, где-то милая женщина тянет руки к теплу своего одиночества, своей памяти, лет... Ах, как жаль эту женщину, разве кто-то согрет может быть одиночеством в комнатушке пустой... Колоколенка плачется тихой песней простой... Сердце полнится тайною непорочных ночей; Свет над тайной вечерею и объятья друзей... Боль пронзает запястья мне и ступни бо́сых ног, Мне бы просто участия, но никто не помог... Я лечу над Вселенною, между звёзд, между строк, как искра за мгновения проживая весь срок всех живущих и будущих... Кто родится опять... Скатерть, свечи, одиннадцать... Где же я? Я – распят. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПРО ВОЗДУХУ, 2018 г.
8
0
132
Твари бессловесные
Татьяне Лаин ~~~~~~~~~~~~ Язык не повернётся их назвать безмозглой тварью, тварью бессловесной, они умеют преданейше ждать, им статус наш совсем не интересен. Для них мы всё – и Боги, и друзья не за подстилку, ни за миску с кашей, а потому, что им без нас нельзя поверив нам и полюбив однажды. Любовь их бескорыстна и проста, они не лгут, не льстят и не лукавят. От носа и до кончика хвоста нас ни за что не бросят, ни оставят... Я подбирала брошенных собак, наверное, кому-то надоевших... Они в меня смотрели больно так, как из людей – никто, в глаза глядевших. Кому-то находила новый дом, а кто-то доживал в моей прихожей, поверив мне, быть может и с трудом, что человек бывает и хорошим... В часы и дни, когда душа на дне и рядом никого, чтобы утешить, с небес во снах спускаются ко мне, чтоб ткнуться в грудь, без всяких слов, конечно. © Copyright: Леонид Валериевич Жмурко, 2019
8
1
435
Мотыльки
Дождь осенний и взгляды скользящие (что-то было в глазах твоих, славная), сердце ёкнуло: вот настоящая – не случайная... Самая-самая. Разве ты мне судьбою обещана?.. Не гадаю, ведь мы же бессильные перед промыслом свыше и женщиной... Пропадаю с тобою, красивая... Перепутаны накрепко, связаны души, мысли, звонки исходящие, всё, что сказано нами. Не сказано... Мотыльки мы на отблеск летящие наших душ, на тепло запоздалое; дарим нежность друг другу – не поровну. Но ведь это же в жизни не главное? Мы друг другом с тобой очарованы. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
9
3
132
Любимое - несовершенство
Не совершенна... Вспыльчива, горда. Одежда? Бутики и секонд-хенды; до чёртиков капризна иногда, дразнясь, зовёшь меня своим бой-фрэндом. А этот «дар» – звоночки невпопад, когда на верхотуре зависаю? – Перезвоню. А ты в ответ: «Не рад?» – Тогда любимый я тебя бросаю. И, проклиная выбор свой сто раз, работу на напарника оставив, я мчусь к тебе, твердя, что вот сейчас всё выложу! Все точечки расставив... Чем ближе дверь, тем тише шторм в душе... Какое это право же блаженство! Взгляд в стиле «ню». И я не злюсь уже... Моё любимое несовершенство. Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
8
3
120
Допустим - прав...
...на нет мечты, добавились болезни, бессонница бездонней и черней. Валокордин «трёх звёздочек» полезней, но наплевать мне на запрет врачей. ~~~*~~~ Так девственен сегодня мир потёмок, и первый снег... И, кажется, в порыве слова твердь обретают, как ребёнок, на ноги встав и сделав шаг впервые. Проточна ночь, луна – челнок вверх днищем, жизнь истекла в межзвёздные провалы... Я всё ищу (как бесконечно ищем) а был ли прав, и ты – во всём права ли?.. Слова летят, как искры звёзд, и гаснут. Допустим – прав, но ведь не безупречен. Что толку в правоте?.. Она напрасна, ведь удержать тебя мне было нечем... Леонид Жмурко сборник ШАГИ ПО ВОЗДУХУ, 2018 г.
9
0
114