PRO
@LERA_SMIR
20 лет филологиня Плету стишки и балуюсь прозой
Блог Все
СТАТЬЯ В АКАДЕМИИ
Новости
7
1
32
Более миллиона прочтений
Личное, Новости
27
11
382
Обновление книги "Омут"
Новости
12
137
Книги Все
Стихи Все
Кубок
Сиквел по балладе Ф. Шиллера "Кубок" ________ Близ скал у обрыва, где море рвалось, Ревело и пенило брег, Гуляли влюблённые. Так повелось: Не долго хранит человек И память о прошлом, и горечь утраты, И часто мы сами во всём виноваты. «Вы знаете, сударь, об этих волнах, Недобрая ходит молва, Что в давнее время при наших отцах Губительна стала вода. Погиб молодой и отважный красавец, Мне это рассказывал дядюшка старец. Он видел то сам, хоть и был очень мал, Но помнит всё, будто сейчас Пред ним наш король свою волю сказал И отдал злосчастный приказ: – Кто с кубком моим возвратится безвредно, Тому он и будет наградой победной. Сказав, бросил кубок. Тот скрылся в воде. Людей обняла тишина. Король обратился к безмолвной толпе: – Кто кубок поднимет со дна? Из всех вышел юноша, паж молодой, И без промедленья нырнул. Под водой Он кубок нашёл и вернулся к царю. Юнца все с восторгом встречали. Король же опять за забаву свою Принялся и кубок печали Закинул вновь в море. А паж вслед за ним. Не видели юношу больше живым». «Печален рассказ ваш, – ей друг отвечал, – Но, знаете, вот в чём беда: Юнца погубила не грозность тех скал, А воля того короля. Не паж, так другой кто-то с жизнью б простился И в пене морской навсегда растворился». «А кубок ведь всё ещё в море лежит, – Заметила девушка вновь. – Несметно богат и всю жизнь знаменит Тот будет, кто сердце и кровь Свои возбудит благородством, отвагой, Нырнёт в глубину и вернётся с наградой». «Вы правы, и всё же с тех пор ни один Не бросился кубок искать. Волна, как и прежде, средь этих махин Врезается в камни и вспять. Печальное место. Пойдёмте скорее, Вернёмся домой, мой камин вас согреет». «Постойте, минуту, любезный Орéль, – Красавица к краю пошла И, в воду глядя, заприметила цель, С себя ожерелье сняла. Рукою небрежно взмахнула над морем, И скрылась подвеска. Воскликнула: «Горе! Завистница буря схватила из рук, Подарок присвоила ваш. Коль вы меня любите, мой милый друг, Нырните в пучину как паж, Подвеску верните и кубок сыщите. Вы славиться будете как победитель!» Безмолвно глядя на подругу свою, Орéль постоял на краю. «Вы ровня по нраву тому королю, Я это сейчас узнаю». «Вы подвиги только прилюдно вершите, Известно, что рыцарь не ходит без свиты. Ведь если один он, то кто подтвердит, Что это – наш славный герой?». Красавица не завершила вердикт, Простился Орéль со скалой И камнем упал. Как стекло взмыли брызги, Но скоро опали. Красавица Си́гилд На воды взглянула и к дому пошла, Не веря, что друг будет жить. А в море ни света, ни капли тепла, Лишь буря, рыдая, шумит. Крушит всё и бьётся волна ледяная О скальный утёс, утешенья не зная. В том вспененном, мутном и сумрачном мире, Орéль за утёс ухватился. Потоки тянули на дно, и стихие Хотел, было, он подчиниться, Но что-то блеснуло во тьме безнадёжной. Рискнул всем Орéль и поплыл осторожно. Вблизи он увидел корабль купцов, Весь борт был раздроблен скалой. Из трещины свет вырывался ларцов, Набитых добычей златой. Так близко богатство, бери всё и властвуй, Скажи жизни сытой уверенно «Здравствуй». Орéль оттолкнулся от борта рукой, Его подхватило теченье. И стал очень ценен обычай простой: Прожить на земле хоть мгновенье. Не веря, что выжил, дышал очень жадно И к берегу плыл, не страшась воды хладной. Одевшись, он Си́гилд пошёл повидать. Она его встретила нежно: «Вы живы, рада вас в доме встречать. Нашли ожерелье, конечно?» «Увы, не нашёл, злая буря решила, Что вы его лучшей, чем вы, подарили». «Как можете вы бурю злую равнять Со мной – добродетельной Си́гилд? Вам не помогли ваши речи и стать Найти ожерелье в пучине. Смиритесь, признайте, что вы не сумели Себя побороть и добраться до цели». «Я цель видел ясно – огромный сундук, Камней драгоценных не счесть» «Его вы достали, любезнейший друг?» «Как радует вас эта весть … Я поднял со дна дорожайшее благо, То жизнь человека, мне больше не надо».
23
8
190
Мужская галерея
Я лежу третьи сутки, с постели Я почти не встаю. Метели Завывают. А я средь недели Захотела сойти с ума. Захотела не делать уроки, Наплевать на зачеты и сроки, И пусть будут последствия горьки, Я решила всё это сама. Я кручу ваши лики, мальчишки, В голове, словно вы все из книжки. Вы такие же злые врунишки, Как Кримхильдины братья, клянусь. Вспомню всех, никого не забуду, Не найдейся сбежать ты отсюда. Мой стишок - это мусора груда, Пусть увидит народ эту гнусть! Вспомним первого, самого главного: Капитан ты был плаванья дальнего, Лишь когда уставал от него, Был и милым, и умным таким, Что в тебя не влюбиться нельзя. Ты, под кожей моею живя, Мое сердце обвил, как змея, И душил. Но был мною любим. Вот второй дуралей на подходе, Он Китом назывался в народе, От печалей и дум был свободен, Был великий добряк, весельчак. Он был телом могуч и велик, А натурой - дитя, озорник. Слишком юный душой выпускник Мои чувства принял за пустяк. Третий - воин, жестокий убийца, Я в руках его была синица - Бестолковая робкая птица. Меня крошками сердца кормил. Твои руки, как острые спицы, Из меня мастерили вещицу, А когда надоела девица, Произнес: "я тебя не любил". Только раны зажили, и снова Я попалась в мужские оковы. То Охотник был. Двадцать второго Сентября меня он разорвал. С ритуалом охоты знакома: Не дразни его - будешь здорова, А сама коль в трофеи готова - Так Иди, но не плачь за финал. После стольких боёв глупо было Возвращаться на ту же могилу, Свой некрополь я крепко любила, Приносила к останкам цветы, И рыдала над гробом безмолвным. Отвечал ты мне голосом сонным: "Спать хочу. Буду вечно холодным, Виновата во всём этом ты". Я картины любви ненавижу. Галерея мне та сносит крышу. Но сейчас чей-то голос я слышу, Он зовет меня в следующий зал. Говорит:"Я тебя не обижу, Подойди ко мне только поближе" Я иду и не верю, что вижу За спиной твоей острый кинжал.
46
9
346
Реквием
Сколько раз говорил ты сердечно "люблю"? Сколько ночек не спал, мысль гоняя? Говорил: "Я такую как ты не найду, Без тебя мне не нужно и рая". А потом, через время, свой пыл остудив И наевшись любовною пищей, Покидал это кладбище свеж и красив Волочиться за новой девицей. Сколько было тех девок? Ты помнишь их всех И красивых, и умных, и дерзких? Было много прогулок вечерних, утех, Разговоров ни капли не детских. Всех не помнишь ты лиц, имена позабыл, И, увидев одну средь прохожих, Молча мимо пройдёшь, будешь цел, невредим, А у ней - смертна рана на коже. ~▪~ Будешь долго гулять, веселиться, пока Ты случайно не встретишь девчонку. Остановишься. Сердца коснётся рука, Ведь она - что-то вроде иголки, Что застряла давно в твоём теле. Она Подойдёт, улыбнётся, промолвит: "Ну и встреча! Привет! Расскажи, как дела?" А в сердечке всё колит и колит... Пробормочешь: "Ну, здравствуй. Дела ничего. Как сама? Вижу, похорошела". Засмеётся, как прежде, ответит: "Всего Я достигла сейчас, что хотела". И она молодая, красивая вновь Приобнимет тебя на прощанье. Разойдётесь опять. Твоя горькая кровь Вдруг вскипит. Вспомнишь то обещанье, Что давал ей давно. И ударится в мозг, Словно колокол, гул осознания: - Лишь её я любил, но приехать не смог, Обрекая двоих на страдания. Впрочем, нет, не двоих. Одному мне влачить Этот камень, что сердцем назвали. Жаль услышал я поздно, как ангел кричит, Что на райскую землю нас звали. Сколько раз говорил я сердечно "люблю"? Сколько ночек не спал, мысль гоняя? Говорил: "Я такую как ты не найду, Без тебя мне не нужно и рая". Я не то говорил, и не тем, и не так, Так беспуно растрачивал время! И остался со мною лишь сбитый кулак, Обречённый тащить это бремя. ~▪~ Закричу тебе: "Стой!". Побегу, задохнусь. Наглотаюсь дорожною пылью. Догонять уже некого. В дом ворочусь, Где пропахло всё сыростью, гнилью. Сяду на пол. Темно. А вокруг - тишина, Только стены замыслили что-то. У меня их углами избита спина. Я - деталька их злого расчёта. Моё зеркало в трауре месяца два, Не снимал чёрное покрывало. - Скоро встретимся, милая. Скоро весна, А весна - это наше начало.
131
18
29557