Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30 (Последняя)
Глава 27

Макс.

После душа я так и не пришёл к ней в постель, она не ощутила тепло моих объятий. Быстро скинув мокрые вещи, я переоделся и пошёл в кофейню. На улице большими хлопьями падал снег, город наряжался в праздничные огни, до нового года оставалось три с половиной недели. В кофейне было так же уютно и тепло, все занимались своими делами. Пожилая пара как обычно сидела за своим столиком, будто их счастье и идиллию ничто не способно разрушить. За барной стойкой стоял Джек, он не улыбнулся мне, а лишь нахмурил брови и придвинул мне эспрессо-корретто, на что я усмехнулся. Обычно для меня он готовил эспрессо или эспрессо-доппио (двойная порция эспрессо), сейчас видимо моя физиономия говорила ему о том, что мне бы не хватило пару бутылок коньяка, поэтому он налил мне именно это кофе с добавлением ликёра. Старый управляющий наклонился ко мне и пронзительно взглянул мне в глаза, я ненавидел, когда он так делал. Когда в твои тёмные, будто скрывающие содержимое ящика Пандоры, глаза смотрят в самые добрые и светлые, всегда кажется, что тебя видят насквозь. Этого я и боюсь. Люди должны знать о тебе только то, что ты позволяешь узнавать, а не то, о чём им рассказал твой взгляд, который к великому сожалению не может даже солгать.

- Ну...- произнёс мужчина, а затем, сделав небольшую паузу, продолжил.- Что случилось?

Я был потерян. Как объяснить человеку то, чего не понимаешь сам, не беда, если это какой-то непонятный предмет в учёбе, но что делать, когда это твоя жизнь?

- Я тот, кем являюсь, и я не могу ничего с этим поделать... Так что же мне делать, если я постоянно причиняю боль самому идеальному человеку? Я... Джек, я... Я просто не знаю, что мне делать...

- Может пора перестать? Я вижу, какой ты, и та девушка тоже это видит, пора начать и тебе. Ты возомнил себя тем, кем по сути не являешься, более того ты ненавидишь этого человека. Великую вещь сказал Уильям Шекспир: «Весь мир - театр. В нём женщины, мужчины - все актёры. У них свои есть выходы, уходы, И каждый не одну играет роль». Тот парень, который сидит в этой кофейне и пьёт свой любимый напиток, кардинально отличается от того парня, которым он становится, покинув это место. Этот парень сейчас сидит передо мной и просит какого-то совета?- Он горестно усмехнулся, а я молча слушал его слова.- Всё, что бы я ни сказал тебе здесь, будет забыто там...- Старик замолчал, а я смотрел в окно, на которое он указал. За этим тонким стеклом был невыносимый холод, снег уже не падал прекрасными хлопьями людям на голову, а валил так, будто хотел добить этих несчастных людей. Мы находимся в потерянном мире, где каждый из нас потерял самого себя.

- Ты прав. А впрочем... впрочем, как и всегда... ты всегда прав...- Постепенно выбираясь из своих мыслей, ответил я и накинул на себя свою тонкую осеннюю куртку. Джек молчал, но подойдя к двери, я услышал его тихое «Не натвори глупостей... не натвори»

Город казался пустым, тёмное небо наводило тоску, проходящие мимо люди старались зайти в тёплое помещение. Мой телефон разрывался от входящих звонков, я знал от кого они. Я знал, что где-то там в своей пустой квартире меня ждёт моя Она, знал, что меня уже долгое время нет с ней, знал, что возможно она сейчас плачет, знал, что она лежит в моей постели, знал, что на ней надета моя футболка, я знал это, но ничего не делал.

Снег хрустел от моих быстрых шагов, которые становились быстрее и быстрее, пока я вовсе не перешёл на бег. Лёгкие наполнялись ледяным воздухом, глаза слезились от холодного ветра. Или нет? Стоя на середине моста, я смотрел вперёд, на проходящих мимо людей. Мне хотелось бросаться к каждому прохожему, так же как это делал герой Достоевского Раскольников. Но я не сделал это. Мне стало душно, и я стал срывать с себя шарф, подаренный ею и куртку пропитанной её запахом. Я пах ею. Я не мог без неё. Упав на колени, я зарыдал, никто не обратил внимания на молодого человека, сидящего на коленях и держащегося за голову, с застывшими от холода слезами, которые замирали тонкими льдинками на его ресницах. Всем было плевать. Вот он, мир, в котором ты всегда никчёмен. Упал? Да, он пьян! Не можешь чего-то сделать? Ничтожество! Просишь о помощи? Тебя пошлют к чёрту, так же как и других. Ты такой же как все. Мелкая деталь огромного бесполезного механизма. Кто мы? Люди-пешки. Куклы. Актёры. Не-е-т... Я не хочу быть частью всего этого, я не хочу, чтобы эта девушка, не выходящая из моей головы, была частью этого. Люди перестают чувствовать. Фарфоровой куколке плевать, любят ли её, плевать причиняет ли она кому-то боль. Моя Она чувствует. Чувствует то, что я не в силах понять. Я хочу, чтобы она жила в прекрасном, но прекрасное возможно только без меня. Моя жизнь с отцом была сущим адом, но когда он исчез из неё, наступил рай. Я исчезну из жизни этих сияющих голубых глаз. Я не способен чувствовать, а она чувствует только боль. Пусть лучше она ненавидит меня, считает самым отвратительным человеком в мире, но не любит. Любить нужно только достойных, а я недостоин...

Через пару дней, я решил всё же вернуться в свою квартиру. Я почти не выходил из комнаты на чердаке, Алиса периодически приносила мне еду и молча уходила прочь.

- Эх, знаешь Макс, ты очень изменился...- с некой грустью произнесла Лис, сидя на тумбе в коридоре, пока я надевал кроссовки.

- Повзрослел.- Спокойно, но в то же время жёстко, ответил я.

- Нет. Ты теперь полностью на Кирилла похож. Я конечно ничего против него не имею, он оформил над нами опекунство, помог с домом и прочее, я благодарна ему за это, но всё же. Ты стал жестоким, он убил в тебе человека.

- Хватит! Я не похож на него!!!- Крикнул я, стоя почти вплотную к ней, на её глазах наворачивались слёзы.

- Ты сорвался. На мне. Ты сделал то, что никогда себе не позволял. Ты создал повод ненавидеть тебя. Тебе ведь это нравится? Нравится постоянно раздражать кого-то. Или ты просто забыл, что значит любить? Ответь мне... Макс... Прекрати, я прошу тебя... Пожалуйста хватит...

Девушка плакала, а я покинул дом, сделав ещё одного человека несчастным. Надпись на моём торсе слегка кольнула, будто напоминая мне кто я такой. Я стал тем, кого неистово ненавидел. Страх быть слабым превращает людей в монстров. 

© Kristina Matsuk,
книга «Fallen / Падший».
Комментарии