Предупреждение
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
21
22
23
24
25
Эпилог
20
Антошкин открыл глаза, выбрался из капсулы и выдохнул. Снова в нашем мире. Снова на земле. Сейчас он даже был рад этому. Филбулт уже немного надоел. А с Порок нужно выдержать паузу. Вдруг он влюбится в нее? Антошкин потряс головой, чтобы вытеснить из нее глупые мысли. А таких сейчас было много.
Когда девушка-консультант выдержала время реабилитации Антошкина, и он смог выйти в свет, первым делом Антошкин решил направится на большую площадь. Недалеко от этого места находилась древняя широкая река. Антошкину захотелось полюбоваться ею.
Серые краски города не манили Антошкина так как манил Филбулт, но они были какими-то своими, родными что ли. Антошкин стоял у изгороди и наблюдал за лодочками, проплывавшими по реке внизу. Мимо него вдруг пронеслась девушка. Она задела его чем-то по руке. Антошкин резко обернулся. Девушка спотыкаясь бежала по мосту, царапая руки тупым ножом и то и дело перевешиваясь через изгородь. Антошкин заметил ее лицо. Оно было все черное от грязи, заплаканное, но знакомое. Это была Если. Антошкин сразу ее узнал. Что с ней? Предугадывать не было времени. Антошкин бросился вдогонку. Он настиг Если внизу, у реки. Здесь изгороди не было. Если безутешно рыдала, припав на пандус. Кончики волос опустились в воду. Антошкин подбежал к ней и рывком поднял на ноги. Если запрокинула голову. Слезы ручьем катились по щекам.
  - Если. Если!- крикнул Антошкин и встряхнул ее хорошенько,- Успокойся! Что случилось?
  - Она умерла... Она умерла!- и она заплакала навзрыд,- Пусти меня!- она стала яростно вырываться,- Пусти, я не хочу жить! Не хочу жить без нее!
Она стала вырываться, пытаясь прыгнуть в реку, но Антошкин крепко держал ее.
  - Успокойся пожалуйста и расскажи что произошло.
Но Если не слышала его. Она  безудержно рыдала, прикрикивая от отчаяния. Антошкин не позволил себе растеряться.
  - Так, давай-ка пойдем..э..посидим где-нибудь. Я..
  Если вскинула голову, и Антошкин заметил в ее глазах ожесточение и ярость. Она пересилила Антошкина и вырвала одну свою руку из его крепкой хватки. Если нащепала свободной рукой нож и начала резать вторую руку чуть выше кисти. Нож был тупой, но все равно опасный. Антошкин моментально отреагировал.
  - Резать вены! Ты совсем что ли ума лишилась?
  Он отобрал у нее нож и бросил в реку. Если попробовала вырваться, но тщетно. Антошкин сжал ее еще сильнее, а потом еще раз встряхнул.
  - Отпусти меня! Ты не знаешь, что делаешь!
  - Замолчи, Если. Идем. Ты должна пойти.
  Он потянул ее за собой. Если сопротивлялась. Она злилась, вырывалась, пробовала кусать Антошкина. Но вдруг ослабела. Голова опустилась. Она прошептала "Моя сестра. Моя бедная сестренка" и снова заплакала. Так тихо, так удрученно. Антошкин ослабил хватку, приобнял Если одной рукой, другой крепко держал за плече. Они медленно пошли по дороге.
Антошкин помог Если забраться по лестнице, провел в свой дом, усадил в кресло. Если устало опустилась в него и огляделась. Антошкин поставил чайник и вернулся в комнату.
  - Извини, я был слишком груб. У меня часто такое случается.
  Если молчала. Они сидели так несколько минут.
  - Это конечно не дворец рыцаря, но жить можно.
Антошкин хотел еще что-то сказать, но в кухне засвистел чайник, и Антошкин сорвался с места. Он вернулся  в комнату и вручил Если большую чашку с чаем.
  - Я ненавижу тебя,- сказала Если.
  Антошкин не обратил на это внимания.
  - Я не осуждаю тебя. Ты можешь выброситься в реку в другой раз, когда меня не будет рядом. У нас свободная страна.
  Если не ответила.
  - Я слишком разбита чтобы говорить. Мне лучше уйти.
  Она встала и поставила чашку.
  - Наверное особа, ради которой ты готова расстаться с жизнью, была очень важным человеком в твоей жизни, да?
Если остановилась. На глазах снова выступили слезы. Губы задрожали. Если быстро опустилась в кресло и снова заплакала.
  - Она была моей сестрой. Я любила ее. Очень. Наверное, никто никогда так не любит сестру, особенно, если она младше на 14 лет.
  Антошкин слушал, только изредка делая глоток из чашки.
  - Мы были одним целым. Только я и она на всем свете. Наших родителей уже давно нет в живых. Она кашляла последние несколько месяцев. Говорила, что простудилась. Я заметила кровь только недавно. Она очень сильно заболела.
  Если всхлипнула.
  - Я не находила себе места. Все деньги уходили на лечение. Доктор говорил, что она идет на поправку. Помнишь, ты приходил к нам неделю назад. Она шла на поправку. Я...- она сделала паузу,- Я в ней души не чаяла. Несколько дней назад ей стало хуже. Я не отходила от нее ни на шаг. Только  бегала покупать лекарства. И вот сегодня она умерла,- Если всхлипнула еще раз, глубоко вздохнула и попыталась успокоиться,- Ее нет. И мне нет больше смысла жить.
  Антошкин подумал, что это ужасно. Ему стало неудобно перед Если: он так грубо с ней обращался сегодня. Но ведь по-другому никак. Он спас ее. Антошкин мысленно возненавидел себя за следующие слова.
  - Да, теперь одна суматоха: покупать гроб, заказывать священника, искать место на кладбище. Теперь мороки еще больше.
  - Ты…ты? Да как ты можешь так говорить? Я любила ее! Это моя родная сестра! Морока? Да я больше времени трачу на разговоры с такими как ты! Все вы одинаковые! Эгоистичные, жадные, злые! Сам-то каков? Ты думаешь только о выгоде. Может мне плохо сейчас, знаешь? Может меня стоило бы поддержать, отвлечь и...
  Она замолчала.
  - Ты хотел отвлечь меня, да?
  Антошкин осторожно кивнул. Это правда был его план.
  - Кричи. Пожалуйста, кричи! Наори на меня! Тебя нужно покричать,- с жаром произнес Антошкин, но Если отвернулась.
  - Ты не должен столько делать для меня. Я обязана тебе жизнью. Мне сложно говорить о таких вещах. Я глупая, тихая, неповоротливая. Я неблагодарная кстати. Просто мечтательная девчонка, которая читает книжки и придумывает свой собственный мир. У тебя бывает такое? Ты погружаешься в книгу, будто попадаешь в другой мир. Удивительно! Словно перемещение, путешествие в мир, которого как бы нет. Ты никогда такого не чувствовал? Такое бывает, да?
  - Ты не представляешь себе, насколько.
  Если улыбнулась уголками губ.
  - Ты очень хороший, Антошкин. Тебе не стоит связываться со мной,- она встала,- Спасибо за все.
Если подошла к двери. Антошкин встал.
  - Пообещай мне, что не умрешь сегодня. Ты слышишь? Обещай мне.
  - Откуда я знаю, что может случиться. Вдруг мне суждено умереть сегодня.
  - Тогда пообещай, что ты не будешь этому причиной. Обещай.
  Если помолчала несколько секунд, а потом осторожно сказала:
  - Обещаю.

© Irabellle,
книга «Три тура».
Комментарии