Предупреждение
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
21
22
23
24
25
Эпилог
11
Вдова оказалась довольно интересной собеседницей. Хотя, беседой это сложно назвать. Она умела хорошо рассказывать, а Антошкин умел слушать. Вдову звали Елена Тайсон, но она предпочитала другое имя. "Миноуг - так зовут меня друзья" сказала она Антошкину. Вдова очень скоро перестала плакать и стала вести обычный разговор. Ее покойный муж был деловым врачом, ученым и предпринимателем одновременно. Он владел большим богатством, которое полностью переписал на любимую жену. Проблема в том, что Миноуг не может самостоятельно управлять поместьем и недвижимостью, поэтому она пытается сейчас выгодно продать или хотя бы сдать его. Антошкин внимательно слушал и пытался дать совет, но его слова почти всегда пролетали мимо ушей. В какой-то момент Антошкину показалось, что он просто служит переносчиком зонта и невольным слушателем, к тому же. Но эту мысль он отбросил. Миноуг умела заинтересовать. Антошкин все время краем глаза поглядывал на нее. Конечно, она была старше его. Полненькая темноволосая вдова, снизу доверху разодетая в черное, сама не замечала, как постоянно светилась от мимолетных удач и небольших побед. "Ах, как это прекрасно" только и повторяла она каждый раз. Казалось, вдова находила хоть что-то хорошее во всем, даже в смерти своего любимого.
Когда они дошли до большой усадьбы, Миноуг поблагодарила Аношкина.
  - Дождь еще довольно сильный, а у вас нет зонта. К тому же вы такой благодарный слушатель. Не зайдете ли на чай?
  Антошкин был не из тех сопливых джентльменов, которых приходилось долго упрашивать. Они миновали ворота и вошли в дом.
  - Вы, конечно, человек необычный, Антошкин, я сразу это заметила. И знаете, мы с вами во многом похожи. Например, мы оба предпочитаем скрывать свои настоящие имена.
  - Вовсе нет. Я не скрываю. Мне просто нравится больше мое новое имя.
  - Хорошо. Вы выразились по-другому, но суть осталась той же.
Вдова поправила шляпку, и долила Антошкину еще чая.
  - Итак, вы, наверное, женаты?
  Теперь она больше не была светлой простушкой под осенним дождем. Миноуг выглядела пышной дородной важной дамой, как рыба в воде, плещущейся в лучах величия своего имения.
  - И да, и нет. Я разведен, но за свою жизнь был женат 7 раз.
  - 7 раз!- Миноуг плохо выразила наигранное удивление,- В таком случае, 8 брак будет для вас удачным. 8 - ваше счастливое число.
Антошкин усмехнулся.
  - Перевернутая восьмерка - знак бесконечности.
  - Вы нравитесь мне все больше, Антошкин. Но не переигрывайте. Когда-нибудь вы помяните мое слово.
  - Ну а вы? Собираетесь еще раз замуж?
  - Нет. Я слишком верна моей любви. И это мой большой минус.
  Они помолчали.
  - И все же мы с вами, Антошкин, очень похожи. Такие как мы - меняют наш хрупкий мир. Да, мы неуклюжи, угрюмы, мрачны. Но мы меняем здесь все, в лучшую или худшую сторону. Именно такие как мы, а остальные - молча проживают свой жалкий век за рутиной.
  Антошкин ничего не понял. Но попытался сделать очень важный и заинтересованный вид.
  - Ах, как это прекрасно. Звучит как тост! Нужно выпить,- Миноуг оскалилась и выпила еще немного чая так, будто в беленькой чашечке была летняя наливка. Антошкин тоже сделала глоток. Комок стоял в горле. Он чувствовал себя здесь неуютно, но ему хотелось остаться.
  - Значит, вы хотите продать поместье?- Антошкин осмотрел комнату. Здесь было больше мебели, чем в магазине. Все стояло как-то невпопад, будто мебель только завезли. Тут были и столы из дорогого дерева, и гардеробы на точеных ножках, и кожаные софы, и золоченые портьеры. Удивительное сочетание безвкусицы и роскоши.
Вдова заметила интерес Антошкина.
  - Думаю продать. Ну а вы - можете взять себе все, что вам нравится.
  Антошкин вздрогнул. Это было слишком. Жадность делала свое дело, но гордость не позволяла Антошкину просто так поступить.
  - Вы шутите?- откашлялся он.
  - Нет, правда. Я уезжаю через неделю к своей сестре. Мы будем помогать сиротам. Там есть большой приют, школа и еще много чего. Там мне будет спокойнее. Я хочу продать всю недвижимость здесь. Так почему  бы вам не взять у меня немного мебели? Ну что, поможем друг другу?
Антошкин с секунду молчал. Самолюбие взяло верх.
  - Простите, но что-то не позволяет мне просто так принять от вас столь дорогой подарок. Я чувствую, что должен или купить или сам заработать...
  - Отлично!- вдруг воскликнула вдова,- Просто прелестно! Я придумала: вы можете помочь мне найти арендаторов и за это возьмете себе любой понравившийся вам предмет мебели. Ну как?
Антошкин не подумал, что это может быть слишком дешево. Он загорелся  идеей. Миноуг увидела азарт в глазах Антошкина и улыбнулась.
  - Значит договорились?
  - Да, да. Я согласен!
  - Вы нравитесь мне, Антошкин. В вас сочетается такое количество упорства и лени одновременно! Необыкновенный человек!
  Но Антошкин уже не слышал ее. Он жадно поглощал глазами мебель, выбирая лучшую.

© Irabellle,
книга «Три тура».
Комментарии