Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Плейлист Шона
От автора
Спин-офф
Глава 6
Шон Видаль, наверное, одна из величайших загадок и тайн моего столетия. Это как сундук с сокровищами: ты долго мучаешься, чтобы открыть этот старый дубовый ящик, заранее даже не зная, что там внутри - сокровища или старые вещи всеми забытого моряка. Ты бьешься в истерике, бьешь этот сундук, не знаешь, стоит ли открывать его, стоит ли доставать то, чоо спрятано в нем. Ты идешь на риск и проваливаешься. Но случается так, что, открыв сундук и найдя старье, находишь дневники, письма, камушки, предметы украшения - маленькие незаметные детали, которые в итоге намного ценнее и уникальнее.
Шон включает маленький плеер, и экран загорается, показывая длинный список песен. Я удивлена, но не упускаю возможности съязвить. Шон действует на меня как-то странно. Срабатывает защитная реакция, что ли.
  - Плеер? С магнитолой ты уже не ходишь?
  - До подкола не дотянула,- качает головой Шон и указывает на экран плеера,- Названия песен тебе ни о чем не скажут, но может, хоть подсознательно запомнишь, что такое топ. Настоящая музыка.
  Шон ошибался. Названия мне очень о многом сказали. Я испуганно посмотрела на Шона, не веря, что это действительно его плейлист. Нет, конечно, когда он ходил по школе с маленькой магнитолой, везде и всюду включал музыку, я понимала, что многие песни мне нравятся, а некоторые - давно знакомы. Но я никогда не думала о Шоне Видале, как о ценителе настоящей музыки и, тем более, даже не допускала, что возможно именно он еще тогда привил мне любовь к некоторым исполнителям.
  - Может, ты шутишь?
  - Это не отстой, дорогая, это настоящее волшебство.
  - Я знаю,- восхищенно выдыхаю я, все еще не веря,- Этого не может быть! Черт, Шон, ты портишь все теории!
  Шон смотрит на меня, как на поехавшую (впрочем, ничего нового). Я же продолжаю:
  - Я встречала только двоих людей с таким музыкальным вкусом: себя и Скай. Не думала, что ты будешь третьим. Элисон Патрисс, Сьюзен Фэеннинг, Ditriss, 7Nights... Если ты еще и скажешь, что слушаешь Нила Айланда...
  - Слушаю,- с невозмутимым видом сказал Шон.
  Я готова была убиться о стенку.
  - Он же делает просто потрясающие обработки классической музыки. Эти ремиксы наверное лучшее, что создало человечество за последнее столетие.
  - К слову, он еще и сам играет. Он там главный...
  - Скрипач?- наконец понимаю я.
  - Да.
  - Ого. Я не знала.
  - А последний альбом 7Nights? - с каким-то особенным удовольствием говорит Шон. Я вижу, что ему правда нравится.
  - Ну, 7Nights это что-то среднее между роком и хаусом с элементами попсы.
  - Ты уже слышала? На прошлой неделе они выпустили два новых трека. В один день! "Tell me to destroy" просто огонь!
  - Не а. "Final crash" лучше,- утверждаю я с видом отличницы,- Но "Tell me to destroy" мне тоже понравилась.
  "А вот Скай не очень" пронеслось у меня в голове.
  - Вау,- наконец говорит Шон, смотрит на меня и  улыбается (Шон Видаль умеет улыбаться?).
  -Что?- спрашиваю я и тоже начинаю улыбаться как дура.
  - Оказывается...
  - Что?
Он как будто медлит. Как будто вынашивает свой злейший подкол. Да говори уже, давай!
  - Оказывается, ты еще не настолько потеряна.
Шон начинает смеяться как припадочный. Я кидаюсь на него, шутливо пиная (но пинки у меня сильные), он ржет как конь, выкрикивая, что у меня еще есть шанс и что с музыкальным вкусом дела обстоят куда лучше, чем со всем остальным. Когда мы заканчиваем это дурачество, я говорю Шону, чтобы он доставал наушники, потому что эту музыку нужно слушать.
  - С этим будут проблемы,- он смущенно потирает шею.
  - Ты носишь плеер, но не носишь наушники?- удивляюсь я. Хотя, чему тут удивляться.
  - Наушники носит Робби.
  - Для тебя все носит Робби? И что это вообще за дружба у вас такая, что все делает Робби?
  - Кто бы говорил,- напирает Шон,- Твоя подруга вообще какая-то странная.
  - Какая разница, какие у нас со Скай отношения? Это не твое дело!- возмущаюсь я.
  - Где твоя логика? Ты же сама первая спросила про Робби!
  Я осеклась.
  - Признаю, в этом есть смысл. Но я все равно не понимаю,- уже спокойнее выговариваю я,- Ваша дружба больше похожа на сомнительное сотрудничество.
  - Да, я толкаю ему товар, а он находит мне постоянных покупателей,- закатывает глаза Шон, а я не могу сдержать смех.
  - Сделаю вид, что не поверила.
  - Уж постарайся,- Шон участливо кивает.
  Я перевожу дыхание. Кажется, обстановка разряжается.
Следующие несколько часов проходят посредственно. Мы, можно сказать, ужинаем остатками моего ланча и крекерами Шона, запивая все это Pepci, разговариваем, иногда даже смеемся. Я не думаю ни о чем, я просто вовлечена в беседу, я просто сижу в этой лаборантской еще несколько часов. Нельзя сказать, что я резко удивилась, и что Шон оказался совсем не таким, каким всегда казался. Будто он скрывался за мрачной маской, а на самом деле был простым хорошим парнем. Нет, это не так. Шон любит смотреть ужастики, в списке его любимых сериалов - самые отвратительные и жестокие, из всех, что я когда-либо видела, он есть в основном фаст-фуд, не воспринимает молочные продукты, ложится спать примерно в три часа ночи каждый день и уже подрабатывает в сомнительных организациях. Шон не играет в компьютерные игры, а в социальные сети, если верить его словам, заходит только из-за музыки, его первый роман был в девять лет и длился два дня, а последние отношения, в прошлом году, как я помню, происходили с Миленой Винтер из параллельного класса, и это только потому, что она уж очень горячая. Шон не читает книги (да что ты!), а если и читает, то только особенные и только под особенное настроение. Он почти никогда не здоровается на улице, может напиться до беспамятства и действительно может в гневе ударить человека, в том числе и женского пола.
Я тоже не без греха, и я так же делилась с Шоном подробностями из своей жизни. О том, что скрипкой я занимаюсь серьезно, но только второй год. О том, что могу открыто высказать свое мнение о чем-то, если считаю это необходимым. О том, что еще хорошо помню времена, когда Шон был с кучеряшками, но уже дружил с ребятами из старшей школы, а я была в числе тех девчонок, которые писали дневники дружбы и рисовали единорогов. Скай, кстати, тогда еще не училась у нас. Временами Шону было скучно, и это хорошо, потому что любое мое слово потом может быть использовано против меня. Я старалась говорить открыто, потому что атмосфера была на удивление теплая, но говорила... общими фразами.
И вот мы говорили долго и обо всем, забывая о глупом положении, в котором находимся, все больше узнавая друг друга. И хотя Шон Видаль не идеален (он даже не "почти идеален"), мне все равно было интересно поговорить с таким человеком. И... и приятно, что он, кажется, был, ну... искренним?
© Irabellle,
книга «Ненавидеть снова».
Комментарии